• Relax. Проза

    Худлитра, любое совпадение цвета глаз и формы носа случайно и считается попыткой побега от действительности

    В город пришел проповедовать о любви раввин мессианских хасидов - Саймон. Братья на радостях накрыли стол, в центре которого стояли блюда с холодцом. Раввин задумчиво накручивал пейс на указательный палец и думал - мыть руки перед едой, или не мыть. Он хотел поступить по любви к своим необрезанным братьям и думал как они воспримут мытье рук перед едой, как гигиеническую необходимость после долгого пути, или как предание старцев.

    -1_1-jpg


    Напротив сидел местный участковый, ревнитель закона по должности. Фуражку снимать боялся - могли выпасть пейсы, к тому же законник без фуражки по его понятиям выглядел как птица без клюва. Однако оружие после дежурства уже сдал, руки помыть успел, его руки были чисты, голова под фуражкой холодна, сердце горело любовью к порядку.

    Одно смущало участкового - Саймон глядя на холодец иногда судорожно сглатывал слюну. Участковый пытался вспомнить можно ли глотать слюну сидя рядом с необрезанными, затем решил, что можно и стал улыбаться дорогому гостю.

    Саймон переводил взгляд с холодца на фуражку и обратно. Сначало он пытался понять подзаконен ли он участковому и какая ветвь власти перед ним - привитая или природная. Особенно смутила мессианского раввина улыбка служивого. От широкой улыбки фуражка съехала немного набок и с одной стороны выпали пейсы. Саймон обрадовался пейсам, но затем понял, что пейсы можно отпускать и без обрезания, и ему опять стало немного грустно, захотелось на Родину.

    -1_0-jpg


    Тем временем необрезанные начали вечерять и делить холодец поровну на всех присутствующих. Участковый вынул из кобуры кошерный огурец и начал потихоньку хрустеть им. Понимая, что вечеря будет длинной и непростой откусывал помаленьку, жевал тщательно. Однако запах свежего огурца ни в коей степени не мог перебить запах свежего холодца.

    Необрезанные понимали сложность ситуации и старались не хвалить холодец при обрезаных. Раввин тяжело вздыхал и ковырялся вилкой в салате. Салат был рыбный. В голове мелькали главы из Торы, почему-то появилась мысль о том, что рыба может быть покрыта перьями, а не чешуей.

    Вошел местный еврей Исаак, все присутствующие оживились и с надеждой смотрели на Исаака, потому как холодец между участковым и Саулом сильно подтаял, а кошерный огурец быстро сходил на нет. Иссак поприветствовал всех словами о любви и взаимопонимании. Общество немного погрустнело, если всеми уважаемый мессианский еврей не сказал ничего определенного, то вечеря явно заходила в тупик. Кроме того Иссак подлили масла в огонь тем, что вообще отказался от еды, сославшись на пост.

    Необрезанных особенно удручало то, что холодец был кошерным, приготовленным исключительно из говядины, в нем не было ни капли свинины. Но вслух сказать об этом обрезанным боялись, помня проповедь о корректности и любви к ближнему. Саймон махнул на все рукой и попросил добавку салата. Участковый строго посмотрел на Исаака и намекнул, что во время поста надо радоваться. Исаак все понял и затянул Хава нагилу.

    Небрезанные начали хлопать на слабую долю и сбивать ритм. Тогда Исаак пустился в пляс - танцевал он плохо, но радостно. Участковый устал улыбаться и просто радовался жизни - вечеря удалась, Сытые, хотя и необрезанные природные жители подхватили танец Исаака, и пошли вприсядку. Исааку стало жарко, пейсы явно грели и он позавидовал необрезанным.

    -1_2-jpg


    В разгар веселья пришел местный раввин мессинских хасидов - Шауль. Репутация его была неоднозначной, т.к. пейсы он обрезал вопреки мнению Родины. Радостно обняв Саймона и слегка подергав за пейсы сразу принялся за холодец, чем еще больше озадачил Саймона и участкового. Шауль уплетал холодец за обе щеки и одновременно рассказывал о неразумных галатийцах.

    Вдруг раздался звонок. Вошла делегация обрезанных с Родины. Все встали и стали радостно приветствовать братов. Саймон встал вместе со всеми, но когда природные жители и раввин Шауль вернулись к холодцу, как бы невзначай пошел в соседнюю комнату общаться с новоприбывшыми. Раввин Шауль глядя в дверной проем, отделявший комнаты, громко и внятно продолжил расказ о неразумных галатийцах. Холодца он уже наелся, что положительно сказалось на громкости.

    На кухне, забившись в углок тихо плакала хозяйка дома. Она поняла, что в мясном наборе, пошедшем на холодец была свинина. Участковый стоял рядом и внимательно изучал чек из супермаркета. Затем справедливо упрекнув хозяку в невнимательности и некошерности начал говорить ей слова утешения и милости. На душе у служивого потеплело, радость о соблюдении кошера и отказе от холодца, подтвердившиеся подозрения... вечер удался. К тому же в закромах хозяйства нашли огурцы, один из которых занял место в кобуре про запас.

    -1-jpg

    Эта статья изначально была опубликована в теме форума: Relax. Проза автор темы Николай Посмотреть оригинальное сообщение