• Я спокоен за будущее своих детей

    Как воспитать своих детей достойными членами общества? Как практически вложить в их сердца непреложные христианские истины? Как научить их думать и самостоятельно принимать единственно верные в жизни решения? Сегодня на эту тему я решила поговорить с пастором Евгением Сергиееней.


    – Евгений Александрович! Вы отец двух взрослых дочерей. Не могли бы Вы рассказать читателям нашего журнала, как Вы с женой воспитывали и продолжаете воспитывать теперь уже студенток?

    ¬
    – Когда мы с Людмилой поженились, у нас была мечта иметь пятерых детей. Но Богу было угодно, чтобы родились только две дочери. Оба раза, когда забирал жену из роддома, прямо с порога, становились мы с ней на колени и в молитве согласия просили благословения для своих девочек на всю данную им Богом жизнь: «Господи, мы не знаем, кем наши дети будут по профессии, но мы посвящаем их Тебе на служение и очень хотим, чтобы они были среди спасенных Тобою людей. Чтобы сами были благословением для окружающих». С самого раннего детства мои дочурки отчетливо сознавали, что для нас с женой они желанны, и мы воспринимаем их как драгоценный подарок от Бога.

    Изначально мною было принято решение, что работать буду я один, жена будет присматривать за детьми (разница в возрасте между дочерьми год и месяц). Я понимал, что заработанные женой деньги не смогут компенсировать детям недостаток материнского внимания и ласки. А если она будет постоянно с ними рядом, то где бы я не находился, – всегда буду уверен, что в семье порядок, и мне можно спокойно и усердно работать. Я много работал, чтобы устроить наш быт. В итоге очень скоро мы получили собственную квартиру.


    – Судя по тому, что работали Вы много, да плюс к тому постоянно несли служение в церкви, с семьей Вы проводили не так уж и много времени?


    Вы правы. Жене первое время было совсем не просто. Она иногда плакала: «Я у тебя как вдовушка»… Но сегодня все мы в семье понимаем, что мое решение было правильным. Где бы я не находился, знал, что дети под надежной материнской опекой. Ну а дети, в свою очередь, понимали, что их папа служитель. Никогда они не предъявляли ко мне претензий по поводу моего частого отсутствия в кругу семьи и с раннего детства учились доверять Богу.

    Однажды, возвращаясь из длительной поездки, накупил своим детям много подарков и угощений. Один из служителей, умудренный жизнью человек, который ездил со мной, спросил: «А что ты купил для своей жены?» Затем он сказал мне то, что запомнилось на всю жизнь: «Женя! Жену свою береги! Пройдет лет пятнадцать, дети уедут, а тебе жить с ней до старости». Поэтому всегда, когда впоследствии возвращался домой из поездок, покупал отдельный подарок жене. Например, если дочерям покупал обычные шоколадки, то жене – коробку конфет. Этим я подчеркивал авторитет матери в семье. Жена радовалась такому вниманию, ну а конфеты потом мы съедали все вместе (смеется).


    – Ну а как с наказанием? Как Вы поступали с детьми, когда они вели себя плохо?


    До пяти лет наказывал «ремнем». По моему мнению, этот отрезок времени самый ответственный в формировании характера ребенка. Жена, бывало, сердилась: почему ты так строг с девочками? Они ведь маленькие! Но я был непреклонен. Когда одной было три, а второй – четыре годика, когда дети оказывались в различных новых и непонятных для них ситуациях, сажал перед собою и, глядя им в глаза, объяснял, что можно и что нельзя делать. И почему. Дочери внимательно слушали, но через некоторое время, конечно же, забывали все, чему я их учил. Видя, что они делают не то, что надо, наказывал – легонько, по «мягкому месту». Думаю, что лучше в таком возрасте легонько шлепнуть, чем впоследствии по-настоящему наказывать ремнем. Через пару минут брал на руки и спрашивал: понимают ли, за что наказаны. Если нет, объяснял снова. Еще говорил, что они самое дорогое, что есть у нас с мамой, даже иногда плакали вместе с ними. Когда все сложные вопросы решались, обычно начинались игры. Иногда, изображая «коня», на четвереньках возил их на спине по квартире. Или играл «на балалайке». Это наша особая, семейная игра. Садился на стул, брал левой рукой одну из дочек за обе ножки, как гриф балалайки, а в правую руку брал ее ручку и водил по животику. Это было самое забавное занятие для моих девчонок. Столько было смеха и восторга!

    В нашем доме всегда было достаточно хороших игрушек и видеофильмов, с помощью которых мы учили детей любить и уважать своих родителей, прислушиваться к их советам, признавать их власть и авторитет в доме, заботиться друг о дружке, делиться угощениями со всеми членами семьи…

    – Ну дома понятно… А как на служениях? Ведь Вы – пастор церкви…
    Перед началом каждого собрания всегда напоминал девочкам, что они пришли на богослужение не «играться», а прославлять Бога. Во время проповеди, когда замечал, что дети ведут себя нехорошо, делал паузу и смотрел в их сторону некоторое время. Дочери, как правило, сразу все понимали и дальше вели себя тихо. Так приходилось поступать некоторое время, пока мы не организовали в церкви воскресную школу. Считаю, что с малолетства надо прививать детям правильное, благоговейное отношение к церкви, чтобы они понимали, что церковь – это не клуб, и не детский сад…


    – Дети подрастали. Как менялись методы воспитания?


    Когда дети пошли в школу, мы с женой стали разговаривать с ними, как со взрослыми. Разъясняли, что самая плохая оценка – тройка (по пятибалльной системе). Дело в том, что в то время я тоже учился: вначале на бакалавра, а потом и на магистра богословия. Троек я не получал. Говорил детям, что если у меня, несмотря на мою занятость (пастор церкви, старший служитель) хорошие оценки, то у них, только школьниц, оценки должны быть намного выше. Не знаю, что на них повлияло больше: дисциплина или мой личный пример, но дети окончили школу хорошо.

    Учась в старших классах, девочки иногда ссорились. Наблюдая за развитием конфликта, часто ставил в угол и одну, и другую, чтобы имели возможность хорошо подумать над своим поведением. Через некоторое время неизменно следовало покаяние. В эти минуты мы спокойно обсуждали с девочками, почему они были наказаны. Я всегда старался быть объективным и спокойным, не повышал голос, показывая тем самым, что я уважаю своих дочерей. Считаю, что девочек физически наказывать недопустимо и кричать на них тоже не следует.


    –Как в вашей семье решался вопрос о гардеробе подростков?


    Раньше в школе для всех учеников была предусмотрена одинаковая форма одежды. Теперь же школьники одеваются «кто во что горазд». Возникают разного рода соблазны. Более обеспеченные дети одеваются ультрамодно, менее обеспеченные, стараясь не отставать, придумывают такое… Мы с женой всегда терпеливо объясняли детям, что важно научится одеваться хорошо, исходя из материальных возможностей. Мода меняется очень быстро. Но если девушка, имея определенный набор вещей в своем гардеробе, научится одеваться со вкусом, – это станет великим благословением и для ее будущей семейной жизни. Со временем этот урок моими девочками был усвоен на «отлично», и сегодня иногда я сам спрашиваю у них совета, как мне одеваться (улыбается).


    – Расскажите, пожалуйста, еще о переходном возрасте ваших детей


    В возрасте «максимализма» (12-15 лет), когда приходит осознание взрослости, дочки иногда вступали в конфликты с матерью. Несколько раз по этому поводу я имел с детьми строгий разговор: «Не дай Бог, услышу, что вы будете препираться с мамой или повышать на нее голос, будете иметь дело со мной. Она не только ваша мать, но и моя жена, не позволю относиться неуважительно к самому близкому мне человеку!»
    В этот период девчонки часто приходили из школы в слезах, потому что некоторые сверстники надсмехались над ними, называя монашками. И хотя в церкви подружек у девочек было много, все же они ощущали определенный дискомфорт. Тогда жена сказала им, что сама будет их лучшей подругой. И у нее это отлично получилось! Людмила по сей день ведет себя с ними как подруга, вникает во все насущные вопросы, всегда поддерживает дочерей. Девочки хорошо понимают, что всегда и во всем могут рассчитывать на нее.


    – А как насчет «трудотерапии»?


    В этом отношении особых вопросов лично у меня никогда не возникало. Моя жена – профессиональный повар. И поскольку она постоянно находилась с девочками – с раннего возраста учила их хорошо готовить. Дети очень старались. Ну а я, как правило, выступал в роли дегустатора (улыбается). И когда хвалил их стряпню – девчонки были просто счастливы. Наш дом был всегда полон гостей, следовательно, необходимо было постоянно поддерживать порядок в доме. Когда мои уже взрослые дочери приезжают на выходные домой, вопросов о том, кто из них будет мыть посуду, а кто полы – не возникает. Они с детства приучены к труду. Спасибо их маме.


    Теперь, когда на моих «малышек» стали обращать внимание парни, я объясняю им, что это закономерное явление. Однако они должны знать как вести себя с представителями противоположного пола. Никогда нельзя смеяться над их чувствами, унижать, даже если кто-то и не нравится. Нужно всегда вести себя достойно и молиться, чтобы сердце подсказало, где твоя половинка. Хочу сказать, что мы с женой спокойны за будущее наших дочерей, потому что с младенчества молились и по сей день постоянно молимся за исполнение воли Божьей в их жизни.


    Аня и Лиля частенько заходят в нашу редакцию. Учатся они в Минске, в теологическом колледже. Каждый раз забирают для гомельской церкви очередной номер журнала. Аккуратные, общительные, но вместе с тем и очень скромные – девушки вполне убеждают меня в том, что их родители применили правильные методы воспитания.
    Эта статья изначально была опубликована в теме форума: Я спокоен за будущее своих детей автор темы Евлампия Посмотреть оригинальное сообщение