RSS лента

Певчий

Греческий оригинал Томоса о передаче Киева

Оценить эту запись
Взято со странички Андрея Кураева в Фейсбуке. Комментарии Андрея Кураева.

АНДРЕЙ КУРАЕВ·ВТОРНИК, 11 СЕНТЯБРЯ 2018 Г.
оказывается, найден и опубликован:
http://www.drevnyaya.ru/vyp/2017_2/part_9.pdf
В. Г. Ченцова СИНОДАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ 1686 г. О КИЕВСКОЙ МИТРОПОЛИИ
самое интересное:
а) По икономии
В соответствии с присланными грамотами, поставление (хиротония) киевских митрополитов отныне должно было осуществляться московским патриархом: «δοθῆναι ἄδειαν... χειροτονεῖν» – «давати волю... хиротонисати» митрополита в Москве; «ἵνα ἡ ἁγιωτάτη ἐπαρχία Κιόβου εἴη ὑποκειμένη ὑπὸ τοῦ ἁγιωτάτου π(ατ)ριαρχικοῦ θρόνου τῆς μεγάλης κ(αὶ) θεοσώστ(ου) πόλεως Μοσχοβί(ας)» – «да святейшая епархиа Киевская будет подлежащая святейшему патриаршескому престолу великого и богоспасаемого града Москвы»; «κ(αὶ) γινώσκειν ἐκεῖνον γέροντα κ(αὶ) προεστῶτα αὐτοῦ» – «и познавати онаго (московского патриарха. – В. Ч.) старейшаго и предстателя своего»; «ἡ ὑποταγὴ τῆς μ(ητ)ροπόλ(εως) ταύτης Κιόβου ἀνετέθη...» – «покорнства сей митрополии Киевской подложися...» московскому патриарху; «κ(αὶ) διὰ γραμμάτ(ων) συστατικῶν πέμπειν τὸν ἐκλεχθέντα εἰς τὸν κατὰ καιροὺς π(ατ)ριάρχην Μοσχοβί(ας) κ(αὶ) λαμβάνειν παρ'ἐκείνου τὴν χειροτονίαν ἢ μετάθεσιν...» – «и чрез грамоты утвердительныя посылати избраннаго по времени сущу прислучившемуся патриарху Московскому и восприяти от него хиротонию или преложение...».
В синодальной грамоте о Киевской митрополии и в решении, определяющем порядок избрания киевских митрополитов, подчеркивается, что право поставления на киевскую кафедру передавалось предстоятелю московского престола «τρόπῳ συγκαταβατικῷ» или «κατ’οἰκονομίαν», «по икономии» (в русском переводе «образом снисходительным» или по «сьнисхождению») во имя устроения церковных дел: «...κ(αὶ) διδόντος οἰκονομικῶς ἐκείνῳ τὴν τοιαύτην ἄδειαν» («подающу со смотрением ему сицевую волю»).
б) Поминовение константинопольского патриарха «впервых»
рукополагаемые московскими патриархами киевские митрополиты должны были поминать первым константинопольского патриарха и лишь после него – московского: «...доспоминает впервых пречестное имя вселенского патриарха, яко сущу источнику и началу и предвосходящу всех, иже повсюду при селении и епархии, потом патриарха Московского, якоже старейшаго своего...» («...μνημονεύσῃ ἐν πρώτοις τοῦ σεβασμίου ὀνόματος τοῦ οἰκουμενικοῦ π(ατ)ριάρχου, ὡς ὄντος πηγὴ κ(αὶ) ἀρχὴ κ(αὶ) ὑπερκειμένου πάντων τῶν πανταχοῦ παροικιῶν τε κ(αὶ) ἐπαρχιῶν, ἔπειτα τοῦ π(ατ)ριάρχου Μοσχοβί(ας) ὡς γέροντος αὐτοῦ...»).
Формулировки имевшихся прав и «привилий» Константинополя в сопровождающих синодальное решение документах даются весьма неопределенные. Именно в таких неопределенных и расплывчатых выражениях передает их и переводчик Посольского приказа: от константинопольского патриарха «вся благая в концы вселенныя подаваются, и источник всем суще»; «токмо во еже хранитися чести окрест вселенского престола, и да не будет пренебрегание и лишение весьма в своих привилиях»; «долженствует по правилом воспоминати ево (константинопольского патриарха. – В. Ч.), овое же памяти ради древних привилий вселенского престола»; «(константинопольскому патриарху. – В. Ч.) сущу источнику и началу и предвосходящу всех...».
Именно константинопольский патриарх Иеремия II (Транос) как первый по достоинству среди других патриархов и глава некогда, до признания автокефалии восточно-русских епархий, единой Киевской митрополии, от своего имени и от имени собора восточного духовенства утвердил грамотой учреждение в России патриаршества [Regel, № 5, p. XCVIII–CIV, 85–91; Фонкич, 2003, с. 377–399]. В этой грамоте в близких выражениях указывалось, что константинопольский патриарх является «предстоящим» и «началом» для московских, которые должны поминать его имя и имена остальных восточных патриархов2 Русский перевод грамоты об учреждении патриаршества в России был издан московским патриархом Никоном в «Кормчей» в 1653 г. В нем достаточно точно передана суть греческого текста, присланного от патриарха Иеремии: «...яко да новоставленый московский господин Иов патриарх и именуется патриарх, и сочитается с прочими патриархи, и имат чин ипамять по патриарсе иеросалимском, должен сый поминати имя наше и прочих, и начало свое, и первый имети и непщевати апостольский престол константинопольский, якоже и прочии имеют патриарси».
Однако в данном случае речь шла о поминовении патриархом, а не митрополитом, и поминовение константинопольских патриархов перед московскими в Киевской митрополии, на которое указывают документы 1686 г., является отсылкой не только к идее церковного первенства чести Константинопольской кафедры, на котором издавна настаивали греческие власти, но и к традиции рассматривать московскую церковную кафедру как «младшую» по отношению к константинопольскому престолу, которому она ранее была подчинена.
Более того, обнаруженный греческий текст синодального решения в отличие от присланных с ним писем еще отчетливее подчеркивает сохранение власти константинопольского патриарха, оговаривая это при указании на то, как проходит поминовение в то время, когда в Киевской епархии («ἐν τῇ παροικίᾳ ταύτῃ») митрополитом приносится «безкровная жертва», то есть совершается таинство Евхаристии: имя вселенского патриарха поминается «впервых», поскольку он является «источником и началом», и ему «подлежат всюду все приходы и епархии» («καὶ ὑπερκειμένου πάντων τῶν πανταχοῦ παροικιῶν τε καὶ ἐπαρχιῶν»). В русском переводе этот пассаж превратился в довольно неопределенное «и предвосходящу всех иже повсюду при селении и епархии...», что не вполне, как представляется, отвечает смыслу греческого подлинника, указывающего на сохранение на всей территории митрополии духовной власти того, кто является «началом».
В документах, впрочем, ничего не говорится о временном характере переподчинения киевской кафедры: в них (в частности, в постановлении о порядке избрания митрополита) подчеркивается, что речь идет об обычае митрополичьего «избрания сего будущему», «егда нужда будет и прилучится», то есть в случае, если Киевская митрополия будет лишена архиерея («...ἠνίκα χρεία γένη(ται)... ὁπηνίκα ἂν συμβῆ μ(ητ)ροπολίτου Κιόβου παρὰ τῶν ὑποκειμ(ένων) αὐτῇ ἀναφαίρετον ποιοῦσα κ(αὶ) ἐπιβεβαιοῦσα, ἵνα ἡνίκα ἂν ἡ ἐπαρχία Κιόβου ἀμοιρῆ ἀρχιερέως...»; в синодальном решении: «ἡνίκα παραμπέση χρεία...»).
В то же время содержащееся в письме Дионисия царям указание на то, что право поставления на Киевскую кафедру дано московскому патриарху «и впредь по нем будучим святейшим патриархом» («καὶ οἱ μετὰ τοῦτον πατριάρχαι ὁμοίως»), не было включено в текст самого синодального решения. Таким образом, разосланные патриархом «дополнительные» письма могли отличаться от принятого синодального постановления, куда некоторые положения, видимо, намеренно не были внесены. К. И. Ветошников в своих терминологических комментариях указывает, что право хиротонии киевского владыки «не было утверждено как прерогатива патриарха Московского», а «продолжительность этой концессии не упоминается вообще, только отмечено, что “и патриархи после него” будут иметь это разрешение, без добавления “все” и указания, что это положение является постоянным и окончательным, как это систематически указывается в патриарших актах» [Vetochnikov, 2016, p. 39, 41]. Отсутствие какого-либо указания на преемственность права хиротонии киевских митрополитов в самих синодальных решениях, как представляется, подкрепляет это наблюдение К. И. Ветошникова, который, как и ранее В. М. Лурье, подчеркивал, что поминовение митрополитом вселенского патриарха на первом месте свидетельствовало о том, что именно он оставался каноническим патриархом для киевских владык.
По мнению К. И. Ветошникова, принятые формулировки позволяли в будущем, когда нужда в поставлении православных архиереев на киевскую кафедру вдали от Константинополя из-за военных действий отпадет, вернуть епархию в лоно Константинопольской церкви подобно тому, как это было сделано в 1792 г., когда Антиохийскому патриархату была возвращена Алеппская митрополия [Vetochnikov, 2016, p. 39–41].
Изложение подобного порядка поставления приведено и в письме патриарха Досифея царям: «...καὶ ἢ πρὸ τῆς χειροτονίας τοῦ μ(ητ)ροπολίτου πεμφθῇ γράμμα εἰς τὴν Κωνσταντινούπολιν διὰ ἔκδοσιν, ἢ μετὰ τὴν χειροτονίαν πεμφθῇ γράμμα πρὸς εἴδησιν, οὐδὲν διαφέρει, μόνον νὰ μνημονεύῃ τὸν Κωνσταντινουπόλεως καὶ νὰ εἶναι ἐπαρχία μὲν τοῦ Κωνσταντινουπόλεως ἐπιτροπευομένη δὲ παρὰ τοῦ ἁγιωτάτου πατριάρχου Μοσχοβίας...» (РГАДА. Ф. 52. Оп. 2. № 668. Л. 2 об.). Русск. пер.: «...и аще прежде хиротонисания митрополита послана будет грамота в Царьград ради отпустителные грамоты, или по хиротонисании послана будет грамота к ведомости, ни в чем не рознится, токмо да воспоминает костянтинополского, и да будет епархия убо костянтинополского намесничествующая же от святейшаго патриарха московского» (РГАДА. Ф. 52. Оп. 1. 1687 г. Д. 3. Л. 57; АрхЮЗР. Ч. 1. Т. 5. С. 156–157)
(д.А. Кураев: тут добавлю от себя: греческий оригинал патриаршего послания именует московского патриарха епитропом (русский перевод ἐπιτροπευομένηм передает как намесничествующая). Епитроп (греч. επίτροπος - "представитель"; в официальных русскоязычных материалах Иерусалимской Православной Церкви переводится как местоблюститель) - полномочный представитель. В Греческих Церквах так называются специальные предстоятельские представители: церковно-дипломатические посланцы, настоятели или викарии, главы комитетов.ЕПИТРОП - Древо).)
Обыкновенно, образование которым заведуют такие представители именуется соответственно епитропией - "представительством" (в зависимости от контекста может также переводиться как "настоятельство", "комитет"/"комиссия", "подворье", "викариатство", "попечительство", "управление"). Однако бывает и иначе - например, Иерусалимские представители при патриархе Московском и всея Руси по-гречески называются "епитропами", а само подворье - "экзархией". В мирском употреблении среди греков XIX-XXI века епитропия является учреждением общинного самоуправления - выборной комиссией депутатов.
в) Сохранение «древнего обычая»
Вселенский патриарх согласился на осуществление поставления киевских митрополитов московскими патриархами на определенных условиях, предполагающих соблюдение привилегий, закрепленных за Киевской митрополичьей кафедрой, и обозначенных в соборном деянии как «добрый» и «древний обычай», «обычай... обыклый» («...καλὴ κ(αὶ) κατὰ κανόνας ἐπικρατήσασα συνήθεια»; «κατὰ τὴν αὐτοῦ προπάλειον συνήθειαν»)34. Однако в чем собственно состоит этот «обычай», в грамотах не было сказано. А ведь за соблюдение «древних обычаев», в том числе права митрополита Киевского и всея Руси на почетный титул экзарха вселенского патриарха боролось и киевское духовенство, и окружение гетмана Ивана Самойловича35. Именно этот «обычай» вызвал серьезные споры на предварительных переговорах киевского духовенства и гетмана с московскими властями относительно поставления митрополита в Москве. В документах, относящихся к переговорам, не указано конкретное время появления этого «обычая», хотя известно, что впервые киевский митрополит назван экзархом еще в XIV в. [Vetochnikov, 2014].
Перевод грамоты константинопольского патриарха Дионисия и синода о передаче московскому патриарху права рукоположения киевского митрополита, сделанный в Посольском приказе с подлинника
Того ж патриарха грамота отпустительная о Киевской митрополии. Дионисий, милостию божиею архиепискуп Констянтинополский Новаго Рима и вселенский патриарх.
Вся, глаголет апостольское слово, к созданию да бывают, аще делающим нам или и глаголющим, мысли нашей подобает действоватися ко устроению ближняго и управлятися к пользе братии; всех бо божественный апостол и братию звати не престает, и исправления их радети не отлагает, научая, яже ко спасению способъствуют, и возбуждает коегождо не нерадети о своем обещании неусыпными очесы и внимательными ума устремлении, вложити коемуждо приличествующему утешение. И сице даже доныне обещания сего наследники апостолски пребываху, их же наследничество и нашему умерению восприявшу предсмотрением вся, якоже ему показася, правящу всесилному Богу и соборно председательствующу соседательствующим с нами и преосвященным братиям архиереом грамоты пречестныя объявишася тишайших православнейших и Богом венчанных царей и великих князей московских, государей государей и братий Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича и самодержцев всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и многих государств и земель восточных и западных с северных отчичей и дедичей и наследников и государей и облаадателей, возлюбленных по Господе и из утробы возжелаемых сынов наших, и блаженнейшаго патриарха Московского и всеа Росии кир Иоакима, во святем Дусе возлюбленного брата и сослужителя нашего, и благочестиваго и сиятельного вкупе с вышереченными державнейших великих царей Запорожского войска обоих стран [Днепра] гетмана господина Ивана Самойловича, о Господе сына нашего возлюбленного, извещающия, яко епархия иже в Киеве, воеже быти подлежащей под высочайшим и святейшим вселенским Костянтинополским престолом, архиерея ея хиротонию или издание хиротонии всегда от него восприяша по священных законов повелению. Пред немалыми ж леты митрополии сей вдовствующей, и прошедшу времени, и нехеротонисану бывшу в ней искреннему архиерею, яко посреди дву величайших царствий войны некия припадши, время восхитив и благовремение получив, враг правдивыя и истинныя и святыя непорочныя веры православных христиан куколь и терние всея посреди пшеницы, се есть православия, и едва не бедствует56 сию подручную имать чюждими и странными мудръствованиями.
И сего ради просяху с великим благоговением и множайшим молением давати волю блаженнейшему патриарху Московскому хиротонисати митрополита Киевского, егда пребывает лишенна искрнаго архиерея митрополия сия, или ради благословныя вины отложен будет архиерательствующий, его же убо изберут иже во епархии сей подлежащии епископи, архимандриты, игумени священных монастырей и прочии, яко же обыкло, воеже не пребыти впредь епархии сей без предстателя, якоже трудно и зело люто оттуду совершающуся делу сему, якоже и всем явну сущу, и возсеет паки куколь, се есть ересь и схисматическая мнения, враг истинный диавол, еже и величайшее и державнейшее царствие, владеющее нами, повелева, понеже умолена от тишайшаго и христианнейшаго сего царствия, се есть никакия препоны сотворити к сему делу. Тем же умерение наше, понеже превысокости вселенского престола получивше еликая сила пещися попечения требующих, познавая, якоже отповедь дати о всех, иже от Бога ей вверившихся, прошение сие зело радостно восприя, и благословную сущу и праведну утвержати писменно разсуди достойно.
Тем же убо пиша вкупе иже с нами архиерейским собором и пречестным иже во святом Дусе возлюбленных наших братий и сослужителей, повелеваем, да святейшая епархиа Киевская будет подлежащая святейшему патриаршескому престолу великого и богоспасаемого града Москвы, се есть хиротонисатися митрополиту Киевскому в ней, егда приключится нужда, от блаженнейшаго патриарха Московского, его же изберут иже во епархии сей подлежащии боголюбезнии епископи, пречестнии архимандриты, преподобнейшии игумены священных и пречестных монастырей, преподобные иеромонахи, благоговейные иереи, преподобнии монахи и бояре и прочии, увещеванием и позволением тамошняго великого преславного гетмана, якоже обычай в том месте обыклый, и восприяти от него еже в мемвранах глаголемое деяние, и познавати онаго старейшаго и предстателя своего, якоже от него хиротонисающуся и не от вселенскаго, якоже выше реченно, ради места паче мернаго отстояния и ради часто приключающихся посреди двух царствий брани, и образом снисходительным употребляяйся по своему предревнему обычаю, и подающу со смотрением ему сицевую волю.
Когда же совершает митрополит сей Киевский в сей епархии божественную и священную безкровную жертву, доспоминает впервых пречестное имя вселенского патриарха, яко сущу источнику и началу и предвосходящу всех, иже повсюду при селении и епархии, потом патриарха Московского, якоже старейшаго своего, никому в том противящуся или прекословящу ни в чесом, якоже благословно и праведно бывшу. А иже паче писанных помысливший или иначе что восхотевший непослушенство или противность показати, Господню повелению противен будет и от онаго мздовоздательства приимет, яко пренебрегатель патриархов, сущих образов Бога одушевленных и живых.
же и явления ради дела сего и утвержения сия написася соборная издателная грамота и во священном кодике написася же нашей Христовой Великия церкви и списавшися.
И вручися блаженнейшему патриарху Московскому кир Иоакиму в лете спасительном 1686-м.
***
Категории
Статьи

Комментарии