RSS лента

Певчий

Посвящение ... брату

Оценить эту запись
Эта история произошла еще весной 2014 года. Но началась она немного раньше, еще в 2013 году. В "Одноклассниках" я нашел своего бывшего замполита пехотной роты. Он живет в РФ, майор в отставке. Я искренне рад был встрече. И он был рад. Мы много общались. Он поведал мне историю о печальной участи нашего полка, что после моего дембеля пришел новый комполка, который вскоре предал полк, сбежал вместе с командиром РМО в ФРГ, прихватив с собой на УРАЛЕ секретное на тот момент оружие, предназначенное тогда для новейших танков Т-80. Это было ЧП на всю советскую Армию. В срочном порядке наш полк вывели из Германии раньше на 2 года намеченного и расформировали в Союзе. Это самая печальная участь для любого военного подразделения... Замполит поведал мне многие подробности той истории... А потом начались события у нас в Украине. Конечно же, мы с ним также обсуждали эту тему. И когда появились "зеленые человечки" в Крыму и в воздухе уже запахло войной, хотя далеко было еще до бойни до Донбасса и десятка тысяч погибших украинцев, я спросил у него: "Скажи, если завтра война и нас с тобой призовут на фронт, ты сможешь выстрелить в меня? За себя же скажу честно, что я не смог бы выполнить такой приказ, выстрелить в тебя, если бы четко знал, что это ты. Ты ж мне как Брат!" Я, наивный, думал, что услышу от него нечто подобное, типа: "Да, конечно, и я не смогу в тебя выстрелить, ведь мы же братья!" Но ответ прозвучал другой, который реально "убил" меня, будто умерло у меня нечто внутри от его слов. Он хладнокровно ответил: "Будет приказ, я пристрелю и тебя..."
Этот диалог наш с ним перевернул мои представления о той "братской" дружбе, которую мы яко бы имели все эти годы. Я в-первые увидел, что мы действительно разные. Для меня нет такого понятия, как приказ, если тот приказ будет требовать от меня переступить через внутренние убеждения. Я готов сам попасть под уголовное преследование за невыполнение такого приказа. Но он, мой бывший командир, совсем с иным мировоззрением, совковским мышлением. Он и мать родную пристрелит, если дадут приказ. Это потомки Павликов Морозовых, стучавших на своих родителей. У нас разное отношение к Присяге. Он классический салдофон, как говорили у нас в армии, для которого приказы не обсуждаются, а выполняются.
Но я для себя увидел тут и духовный аспект. Замполит мой считает себя православным. И его понимание Православия - совсем не такое же, как у меня. И эта разница не в догматике. Символ Веры у нас с ним один и тот же. И Библия одна и та же. И внешне мы исповедуем на словах одного Бога. Но вот в духе мы совершенно разные и даже, я бы сказал, несовместимы как плюс и минус...
Эти рассуждения привели меня к написанию новой песни, которую я посвятил своему бывшему замполиту. И я долго колебался, как ее назвать. Хотел назвать "Посвящение бывшему другу". Но не нравилось мне это "бывшему". Ведь если я так назову ее, то тем уподоблюсь ему. Нет, несмотря на то, что враг посеял войну между нами, я должен продолжать видеть в нем в своего брата. Иначе я оскочусь и однажды уподоблюсь бессловесным животным. Нет, я должен видеть в нем ВСЕГДА своего брата, даже если однажды именно он наведет на меня ствол оружие и субъект. Он брат, пусть и больной, но брат. В итоге я назвал эту песню "Посвящение ... брату". Именно с многоточием. Они должны передать духовную борьбу, которая велась во мне тогда, когда я принимал решение, как назвать мне своего бывшего замполита. И все же за многоточием я ставлю "брату"...

Посвящение ... брату

В "Одноклассниках" мы повстречались
Командиром моим в роте был
Двадцать пять лет прошло - как расстались
Службы дни он и я не забыл
И по скайпу общались в ин-нете
И на "ты" перешли, как друзья...
Он в отставке майор. В паритете
С ним ефрейтор запаса был я.

Он офицер толковый был,
простым, открыт в общении,
Я уважал его всегда,
добром лишь вспоминал
И Боевой листок писал
про быт в подразделении
Снимал с занятий он меня,
в каптерке чтоб писал
Ведь он был замполит у нас,
и времени такой был час -
Политотдел, политзаказ.
Я выполнял приказ.

Наступило тревожное время
Майдан в Киеве. Шины горят
И конечно друзья из России
Через телек Кремля то глядят
И волнуются, искренне, верю,
За всех нас и желают спасать...
И идут уж на сотни потери..
Снайпера уже стали стрелять...

И в Интернете уж бои,
"бандеры" - те, те - "ватники"
И семьи рушатся порой
в словесной той войне.
И разжигают ненависть
кремлевские стервятники
Накручивают люд простой
и подводя к резне
Эмоции зашкалюют.
Потоки лжи уж мозг клюют
И разума не слышно уж.
Плюют лишь и плюют.

А потом пришли в Крым человечки.
"Вежливыми" назвали себя.
Захватили Парламент... "овечки"...
Все металлом оружья звеня.
Заблокировав Флот Украины,
Окружали войска все в частях
Бабами прикрывались "мужчины",
В грудь бия себе: "Мы ж вам друзья!"

Все ждали: кто же выстрелит?
Кто первым в рубку кинется?
И больно было так смотреть
как "опускали" нас...
Приказ отдали "не стрелять!"
Что, дескать, так все сдвинется.
Боялись провокации...
И слезы текли с глаз...
А русский "брат" как вепрь пер,
бурел и вел себя как вор,
И тот его шальной напор
воздвиг меж нас забор.

И спросил я тогда у майора:
"Скажи честно, вдруг завтра война,
Призовут нас с тобой на фронт скоро.
И прикажут. Ты стрельнешь в меня?
За себя скажу я тебе честно
Не смогу на курок я нажать.
Ты ж как Брат мне! И тут неуместно
Даже этот вопрос обсуждать."

Я был наивный. Да, дурак!
Я думал, мы похожие,
Я думал братство для него
превыше чем приказ.
Ведь вместе мы служили с ним,
и детство, юность схожие
Одно кино смотрели мы.
И вера роднит нас.
Я ждал ответа доброго
от замполита ротного
С полка того пехотного,
почти что Брата сводного...

Он не сразу, но честно ответил:
"Если будет приказ, застрелю!
Я - солдат! Если ты не заметил...
Верность своей Присяге храню..."
Он убил меня честным признаньем
И в-первые увидел вдруг я
Мы разнимся не кровью - ДЫХАНЬЕМ!
Мать пристрелит, себя не виня...

Тогда я только понял
тех наших ВэСэУшников
Как трудно было им
курок первым нажать
Мы мирно жили много лет,
в отличие от ГэРэУшников
Для тех уже давно
за норму стало убивать.
Мне замполит глаза открыл,
от сна как-будто пробудил
Конечно, я наивный был.
Урок тот не забыл.

И теперь я смотрю по-другому
На войну что сегодня идет.
У нас разная вера и БОГИ
Хотя внешне не каждый найдет
То отличие - оно ведь не в букве.
Символ Веры у нас ведь один.
Нас разнит расстояние в ДУХЕ
БОГ у нас - не один ГОСПОДИН...

Я был наивный. Да, дурак!
Я думал, мы похожие,
Я думал братство для него
превыше чем приказ.
Ведь вместе мы служили с ним,
и детство, юность схожие
Одно кино смотрели мы.
И вера роднит нас.
Я ждал ответа доброго
от замполита ротного
С полка того пехотного,
почти что Брата сводного...

В "Одноклассниках" мы повстречались
Командиром моим в роте был
Тридцать лет уж прошло - как расстались
Службы дни он и я не забыл
И по скайпу общались в ин-нете
И на "ты" перешли, как друзья...
Он в отставке майор. В паритете
С ним ефрейтор запаса был я.

2018.12.15

Обновлено 16.12.2018 в 06:54 Певчий

Категории
Поэзия

Комментарии