RSS лента

Juliya 77

Сталинизация головного мозга

Оценить эту запись
Речь пойдёт об одном, довольно распространённом сегодня явлении в сети - пропаганде сталинизма, но не в среде атеистов, по обыкновению их очень советского мышления, а со стороны верующих людей ( по крайней мере так они себя сами позиционируют), и как бы это ни парадоксально звучало - называющих себя - христианами!
И вот этот, так называемый " православный сталинизм" - некое постмодернистское сектантское течение, сегодня набирает обороты.
Столкнувшись с этим явлением, невольно поражаешься самой абсурдности этой идеи и тому хаосу в мышлении, который возникает в суждении человека одержимого этой идеей..
это какая-то " альтернативная реальность", сродни безумию - пропагандировать то, что во всей своей основе, и во всем своём проявлении отрицает Бога и направлено на борьбу против Него!

Конечно, нельзя игнорировать здесь и личностный аспект, но изучая суть этого течения можно заметить общие тенденции свойственные всем его адептам;
прежде всего это двойственность и алогичность суждений: с одной стороны ими заимствованы неоспоримые истины из христианской теологии,
а с другой - это абсолютно противоречащие этим истинам взгляды и утверждения, чуждые христианскому мировоззрению.
И таким способом, опираясь на авторитет буквы Писаний, они действуют по алгоритму секты - выстраивая свою бесовскую теорию, и чтобы более наглядно продемонстрировать суть этого явления - приведу ниже статью ведущего научного сотрудника, доктора филологических наук, литературоведа и критика - Сараскиной Людмилы Ивановны.

Категории
Без категории

Комментарии

  1. Аватар для Juliya 77


    ЛЮДМИЛА САРАСКИНА. СТАЛИНИЗАЦИЯ ГОЛОВНОГО МОЗГА.

    Наша страна в отношении к Сталину расколота и продолжает раскалываться все глубже. Я бы назвала этот процесс «сталинизацией головного мозга». Воспринимаю его как опаснейший вирус, как эпидемическую инфекцию. Вижу в литературе, в прессе, в Интернете агрессивную пропаганду сталинизма, которая, мне кажется, будет пострашнее, чем любая другая пропаганда, которая запрещается у нас законом. И принимаются все новые законы по поводу других всяких нехороших вещей, которые тоже запрещаются.


    По сути дела, пропаганда сталинизма есть пропаганда государственного террора — я так к этому отношусь, и нахожу сторонников среди многих верующих людей, в том числе. Вот выходит недавно одна из центральный газет с огромным портретом Сталина на первой полосе, под девизом: «Другого Сталина у нас нет». Вот самый известный в стране сталинист приходит в программу «Познер» и грозит повесить антисталиниста-ведущего за галстук. Или угрожает своему оппоненту на популярной воскресной программе: «Трепещите, грядет новый Сталин!»

    Фокус в том, что сталинисты чувствуют себя очень комфортно и очень уютно в нынешней ситуации, зная, что им ничего не грозит, что их эскапады воспринимаются как оригинальность и незаурядность мышления. Они ведут себя как лихие шоумены, а наши телешоу все сплошь построены на скандалах. Но вот если они придут к власти и возьмут верх над нами, мы на своей шкуре прочувствуем все их импульсы и их привычки.

    Но что для меня самое непостижимое, самое непонятное и невероятное, так это явление, которое получило официальное наименование «православный сталинизм». Наши православные сталинисты не то что не стесняются такого названия, не только не чувствуют, насколько чудовищно это слово- и смыслосочетание, но даже гордятся своим новым направлением.

    Я процитирую фрагмент заявление Синода Русской православной зарубежной церкви на смерть Сталина в 1953 году. «Смерть Сталина — это смерть величайшего в истории гонителя веры Христовой. Преступления Нерона, Диоклетиана, Юлиана Отступника и других нечестивцев бледнеют перед лицом его страшных деяний. Никто не может сравниться с ним ни в количестве жертв, ни в жестокости к ним, ни в лукавстве при достижении своих целей. Вся сатанинская злоба, казалось, воплотилась в этом человеке, который в еще большей степени, чем фарисеи, заслуживает названия сына дьявола.

    Православного человека особенно потрясает его подлинно сатанинская жестокая и лукавая политика в отношении Церкви. Сначала попытка к уничтожению ее, как через убийство выдающихся пастырей и верующих, так и через внутреннее разложение с помощью искусственно созданных расколов. Потом вынуждение искусственно подобранных ее возглавителей».

    И самое главное, о чем говорит заявление Синода Русской православной зарубежной церкви, что это колоссальное унижение для Церкви, когда в Церкви читают молитвы за Сталина, когда его сравнивают с великими святыми. Это величайшее оскорбление Церкви! Когда этого злейшего гонителя Церкви восхваляют падшие под тяжестью гонений архипастыри и пастыри при его жизни — это было, говорит заявление, величайшим унижением Церкви и фактически ее падением.

    «Что же происходит у нас сегодня в этом смысле? История Церкви не знает другого примера создания целой церковной организации, — это я снова цитирую заявление, — во главе с Патриархом и Собором, которая была бы основана на преклонении колен перед явным врагом Божиим и прославлением как якобы благодетеля».

    Истинно верующих людей, мне кажется, должен глубоко оскорблять и унижать тот факт, что явление «православный сталинизм» вдруг получило такое распространение.
    друг появились церкви, приходы, где стоят иконы со Сталиным! Так что Сталин, изображенный на иконах, почитается так же, как почитается, например, Сергий Радонежский, как другие великие святые!

    Это поразительно.

    Сейчас наши две Церкви — и Русская Православная Московского Патриархата, и Русская зарубежная церковь Православная — объединились в своем служении. Но возникновение через полстолетия после смерти Сталина такого направления как православный сталинизм, повторяю, поражает. Это также сигнал сегодняшней Церкви — это ее унижает. Надо сказать, однако, что далеко не все, в Церкви придерживаются такой точки зрения. Сегодняшние священники, которые не принимают «православный сталинизм», говорят: «Православный сталинизм — это православный сатанизм».

    Для сталинистов православие — это тот же самый воздушный шар, за который можно уцепиться для того, чтобы свой сталинизм укрепить в головах верующих и неверующих граждан России, это инструмент политической технологии. Как когда-то Сталин хватался за любой инструмент, чтобы его использовать. Топором можно отрубить голову, можно рубить дрова. И вот, когда сталинизм уцепляется за православие, чтобы заслонить себя, защитить себя и как-то облагородить, — это, по-моему, огромное унижение для Православной Церкви.

    К счастью, в Русской Православной Церкви есть много здравомыслящих людей. «Нельзя из “пахана”, который начал свою деятельность с грабежей и налетов, а на посту главы государства уничтожил миллионы соотечественников, делать из такого “пахана” великого политического деятеля. Это преступная ложь», — пишет на одном из православных порталов протодиакон Николай Попович, клирик храма Спаса Нерукотворного на Сетуни.


    Я процитирую также мнение протодиакона Андрея Кураева: «Меня пугает, когда я слышу термин “православный сталинизм”, когда я вижу, что начинают складываться легенды о Сталине как о православном человеке… Сталин скорее сдерживал церковное возрождение, нежели его инициировал. Подчеркиваю, менее 10 процентов прошений общин об открытии храмов в Советском Союзе были удовлетворены за 1944–45 годы. 10 процентов! Чтобы националистическое движение не приняло религиозные черты, Сталину было важно взять под свой контроль возродившуюся религиозную жизнь в районах оккупации. А для этого необходима была структура, находящаяся в Москве, которая должна была быть лояльна власти и проверена… В Москве эта структура должна была стать таким православным Ватиканом».

    То есть отец Андрей Кураев вполне точно обозначает, как использовалась, и как хотел Сталин чтобы использовалась Церковь. То есть Сталин всегда относился к Церкви как к политическому инструменту, как к этому самому воздушному шару, и то только тогда, когда он был ему нужен. Был поворот 1943 года, когда в разгар войны он обратился к Церкви; и был поворот в 1948 году, когда уже не нужна была ему Церковь, когда война уже закончилась. Историки Церкви подсчитали, что после 1948 года возобновляются аресты духовенства, арестовываются архиепископы и простые священники, закрываются храмы и монастыри. С 1948 по 1953 год, в последние годы жизни Сталина, была закрыта половина православных монастырей в Советском Союзе, которые открылись в период с 1944 по 1948 годы. То есть вовсю торжествует политическая целесообразность. Нужно в этот момент возрождение Церкви, видимость этого — она появляется, эта видимость. Не нужна — храм закрывается, истребляется, уничтожается.
    Историки Церкви справедливо замечают: православные сталинисты упорно не

    принимают во внимание никаких фактов, которые противоречат их убеждению, как будто их не существует. Да и своих мифов о «православном Сталине» ничем подтвердить не могут и, тем не менее, свято верят в них, используя как церковное доказательство.
  2. Аватар для Juliya 77
    Продолжение статьи..


    Православный сталинизм — это некая идеология наподобие религиозной веры, которая состоит в оправданной нравственной потребности иметь идеал сильного правителя и в неоправданном стремлении выдать желаемое за действительное в такой идеализации фигуры Сталина. «Божья гроза» — так называют православные сталинисты своего кумира, действуя методом подмены и обмана. Псевдоиконы со Сталиным, псевдомолитвы, псевдопоклонения, все в этом движении «псевдо», все обман, все подлог, изнанка, извращение.

    Процитирую еще одно свидетельство: «Феномен православного сталинизма — “хоть имя дико” — это благословение палачества, умильное тюрьмославие. В наши дни оно перестало быть маргинальным курьезом, моральным вывертом, а стало едва ли не богословской проблемой. Православный сталинизм — это сталинизация человека изнутри, плен его души, ее затмение», — пишет священник Владимир Зелинский.

    «Нельзя молиться за царя Ирода, Богородица не велит», — знаем мы из Пушкина. Нельзя соединять два столь разных понятия в одного монстра. Если где-то ищут врагов Православия, врагов Церкви, пусть их ищут именно там. Ничто не наносит такого ущерба Церкви, как монстр православного сталинизма. Это тот самый темный двойник Церкви, о котором писал в начале 60-х годов Сергей Иосифович Фудель. Только тогда монстра с таким названием еще не было, а теперь он есть, и есть для него определение.
    Хотелось бы, чтобы официальная точка зрения Русской Православной Церкви на православный сталинизм была доведена до всех здравомыслящих умов. Что это такое? Это параллельное богословское течение, это особое устройство головного мозга или новая опасная ересь? Почему мода на православный сталинизм, восхваление православного сталинизма и сочувствие к нему наблюдается во многих газетах, на многих сайтах? Мне это совершенно непонятно и, мне кажется, это очень сильно подрывает авторитет действующей Церкви. Если она принимает это, если она это в себя вбирает, если она считается с этим направлением и считает его частью себя, то спрашивается, что же тогда целое, если есть такая часть?

    Церковь, призванная давать человеку свет, в случае православного сталинизма сеет смуту и злобу. Это как Иуда на Тайной вечере. «В церковной ограде всегда жило зло и на это надо иметь открытые глаза, всегда надо знать, где ты, и что ты, и с кем ты» — таково было мнение Сергея Иосифовича Фуделя, который при своей жизни еще не столкнулся с подобным монстром. Но я себе могу представить, какую бы оценку дал он ему. Он, который пробыл в ГУЛАГе тридцать с лишним лет, который познал на себе все нюансы сталинских лагерей, сталинских тюрем и был одним из самых светлых православных людей, наших ранних современников. Я с ним, к сожалению, не была знакома, но подробно изучала его жизнь по письмам и документам. Это поистине святой праведник, это человек такого глубокого сознания, такого красивого, честного Православия, свободного и открытого, что мне несложно вообразить реакцию Сергея Иосифовича Фуделя на православный сталинизм.

    Десять лет назад просто невозможно было себе представить, что подобный монстр будет активно расти и развиваться. Сейчас же он есть и громко заявляет о себе. И я не вижу, чтобы был какой-то интеллектуальный отпор чудовищу, отпор вероучительный. «Ну, пускай он себе живет, ничего страшного».
    Я повторю: для меня православный сталинизм — это агрессивная пропаганда государственного террора. И мне очень хотелось бы знать мнение других людей на эту тему — как они относятся к новому явлению, принимают они его или не принимают. Это очень важный разговор сегодня, ибо, по моему мнению, православный сталинизм — это засор в умах людей, зараза для молодежи, искушение, мелодия из Великого Инквизитора. Последователи православного сталинизма, которые свою идеологию так активно пропагандируют, конечно, не читали «Поэму о Великом Инквизиторе». А ведь их движение — осколок от нее, только примитивный и вульгарный.
    Повторяю, они могут провозглашать «православный сталинизм», беря какие-нибудь псевдоцитаты из Достоевского или Солженицына и прикрываться ими, а также цитаты, которые сами выдумают. Уже давно существуют электронные версии и всего Достоевского, и всего Солженицына, и очень легко все проверить. Но это никого не останавливает: новые идеологи цепляются за приглянувшиеся им «воздушные шары» и летят туда, куда им хочется, чтобы делать свою крутую политику… Вот горячая тема сегодняшнего дня.