RSS лента

Путешествие вглубь

Господь спасает! (поток моего со-знания).

Оценить эту запись
Господь спасает!


Он вернулся в дом Отца Своего совершенно другим человеком, и вернулся для того, чтоб мы, нынешние, через века и столетия восклицали: «Господь спасает!» и звали людей с собой.




Это было давно, когда я, терзаемая и гонимая, бродила почти что босиком по жизни.

Как странно: я, ещё недавно владевшая многим, оказалась на «задворках» общества, жила в «отбросах» и с ними же… я видела этот же мир, эту же самую жизнь, но с другой её стороны… такое впечатление, что я (до этого) ходила по парадной стороне улицы, а теперь заглянула «во дворы».

Меня обзывали и гнали прочь; все места возле «свалок и мусорок» были заняты, и меня упорно (отовсюду) гнали…
и я не знала, как мне быть, мне, ещё недавно владевшей многим…
не я отныне повелевала (как привыкла), а повелевали мне… так, как я не привыкла.

... но жажда, голод и холод делали своё дело, и я была вынуждена прижиматься к тем, о существовании которых ещё недавно и не догадывалась, или, если и догадывалась, то даже в мыслях вела себя «мыть руки» после мыслей о таковых…

Теперь я с ними. Среди них.

... и ем то, что они мне позволят взять со своего импровизированного «стола», когда наедятся сами… а мне? Мне объедки после объедков… (((((

«Ты хочешь иметь жизнь вечную?» - спросил Иисус у богатого юноши…

«Хочешь наследовать царствие Божье? Тогда пройди Мой путь, вернись туда откуда исшёл: родись опять!»

Ещё глубже?!

Подойди к краю бездны: стань БЕДНЫМ.
Таким бедным, чтоб повелевал не ты, а тебе. Тогда поймётся



Когда «блудный сын» вышел с грузом своего богатства из двери отцовского дома, он был господином, и, как у господ принято, повелевал тем, кто встречался и был «без денег», т.е. был беднее или слабее оного.

Но по времени продвижения по жизни, богатства истощались, а печальный опыт накапливался: там обобрали, там обманули, там обокрали или отлупили (как побитый разбойниками), короче, богатство постепенно таяло, а нарастало другое: копился жизненный опыт, тот, которого никогда не наберёшь, находясь в «палатах каменных», и сколько бы тебе не рассказывали историй про то, «как бывает», ты все равно знаешь о них «понаслышке», как из экрана телевизора, а запаха… запаха свободы в твоих ноздрях не ощущается.

Итак, вот оно, дно! Здравствуй, дно!! Я падал на тебя так, как падает Шарик в мультфильме про Простоквашино: медленно и плавно, с удивлением разглядывая тех, кто живёт, живёт на дне… но одно дело «упасть» туда, а другое дело остаться там жить, и дожить до такого дня, когда тебе не будет велено кушать даже человеческого. Почему?
Потому что ты… ДНО. Само дно. И питайся со свиньями, которых и пасёшь…

- Как?! Почему?! За что?! Я ещё недавно «едал» почти что «царские яблочки» с золотых тарелок…

- Ух, милок, чего вспомнил?! Так это было-то где?!

- Где?

- Это было у отца, помнишь?

….Который любил тебя,

который просил тебя… помнишь?

А ты ворчал и говорил: «Всё равно я с вами жить не буду! Я хочу сам, слышишь, сам!»

... и отец, качая головой, постепенно соглашался с тобой: мальчик вырос.
Мальчик хочет «сам»… Пришло его время «пробовать жизнь», и, как бы отец не стремился заслонить своё дитя от многого, время берёт своё, и отец уже «ищет ключ», чтоб отпереть калитку очередному, готовому из Рая… Куда?

Куда-нибудь.

Но «из».

- Итак, что вокруг?
- Вокруг свиньи, пятачки, хрюканье. Совсем иной «мир» (а мир ли это?! Да, да мир!)

- А хочется? …

- Даааа… что же хочется?

Мучительно хочется есть… так хочется есть, что сознание (иногда) пропадает, и на минуту попадаешь в какое-то «забытье»… потом возвращаешься, и опять с ужасом понимаешь, что единственная еда, которая есть перед тобой (и она пока тебе доступна), это «свиные рожки», т.е. то, что едят свиньи

- Как?! Опять? Опять ты, искуситель?!! Я не буду есть вот это!!! Не буду, не буду, не буду!!!

и (через секунду!) после прихода в сознание, ощущаешь, что рот твой полон этой «дресвы» (((


- Так больше жить нельзя!
Я встаю, собираюсь (если можно это назвать этим словом), и именно сей час начинаю свой обратный путь к Отцу.

- К Отцу?! ...Которого предал?! ....с Которым остался сын, который ничего не просил и не требовал… который, наверняка, всё это время и был настоящей опорой отца, которой и обязан (должен) быть любой сын, ибо отцы стареют…

- Да, я пойду туда. Всё равно идти мне больше некуда, а падать, кажется, уже тоже; чем я теперь отличаюсь от этих, которых пасу? Видом? обликом? Ах да, я пока ещё мыслю по-человечески, т.е. ещё не всё потеряно.

Когда-то очень-очень давно… я придумала, что мир (человечество) похоже на пластилиновых человечков. У Господа Бога есть огромнейшая «куча глины», и Он отделяет от неё «кусочек глины», долго-долго мнёт эту глину в руках, а потом – опа! - получился очередной человечек: Маня или Сидор, Франциск или Сабрина))
потом - лёгкий шлепок (пальцем) по попе, и человечек, ободрённый, начал взбираться по этой же огромной куче глины, чтобы выбраться «в мир», и уйти от Отца. На свободу.

- На свободу?!


«Да!» - думаем все мы, тихо закрывая дверь родительского дома: «Отстань от меня! Мне надоели твои нравоучения, которые никуда меня не приводят! В ваше время не было того, что есть сейчас, и вы упорно продолжаете учить меня жить!? Всё! Хорош! я ушёл!»

И уходят ведь… уходят. ((

Так вот и придуманные мной пластилиновые человечки уходили и уходили из родительской руки.

А вокруг… Вокруг набросано много обломков «колючей проволоки», какие-то «запчасти» от старых механических часов, битые стекляшки, кусочки газет, и много-много мишуры, которой обмотано, зачастую, почти всё, что окружает нас в жизни… мы «прилипаем» к этой «мишуре», и оказываемся, как Буратино в плену у злых котов Базилио и хитрейших лиссссс Алисссссс…

Потом пластилиновые человечки, полные всех этих «осколков, пружинок, газет», сгибаются почти что до земли, и дальше идти не могут: всё болит, всюду «колет», а пластилин – он же мягкий: вступил на «неровность», и то, что в тебе, отозвалось жуткой глухой болью… и человечек встал, остановился по жизни…

Так о чём это я?

О том, что сын (блудный) твёрдо решил идти к отцу. Домой.

Точно так же, как и я. Только я такого не решала.
Очевидно, блудного (всё же) «накрыло» волной разума и смирения, а меня так и не «накрыло»… Буйна я была… и рвала многие «цепи», если они меня держали… а здесь, попав в неизвестное, я призадумалась…


И если бы не ГосподьКоторого мы оба, наверное, и услышали… услышали так, как «слышит» ракета, находясь только на определённой орбите, иначе быть ей в погибели.

:
блудный сын возвращается домой, а меня просто таки «волоком» тащат тоже в дом родной (но обо мне потом, в иной раз))

И блудный возвращается.

Но как?

Я думаю, подобно тому, как возвращалась я: через все места, в которых побывала («возвращайся, сделав круг» (С; «Цветик-семицветик»), я рассмотрела со временем всех тех и всё то, где «была и ночевала», и поняла, что мир состоит отнюдь не из парадной стороны («мишуры»).

Блудный возвращается

и уже заранее знает, что быть ему в доме отца только слугой, ибо он так для себя сам решил: «Мне не нужно место, вернее, мне не нужно много места в родительском доме, ибо как бы меня «не теснили», для того, чем я хочу теперь заниматься, мне, в конце концов, совершенно не нужно место: я могу сесть хоть возле входа в дом, хоть на его задворках: мне главное сесть…» )


Ибо я хочу быть ВРАЧОМ!!!!

Врачом!
Я знаю (теперь) человеческие души и пороки. Я видел это.
Я знаю это.
Я понял (и принял) тех, кто это в себе носит.

Я упал «на дно» и ...

лежал там с теми, кто ждал «возмущения воды», чтоб «войти и окунуться», но, по причине своей немощи и одиночества, всё время кто-то иной входил в купальню первым, а мне всё это не удавалось.…
О, как же долго я лежал!!!
Как долго я рассматривал весь этот мир , лёжа в темноте между овцами… когда родился… я ведь уже всё понимал про этот МИР ) я ведь уже рождался в нём? )

О, Господи… как же долго Я уже жил на земле…
как много Ты подарил мне, Господи! Как Ты благ и милосерден, Господи… Да пребудет воля Твоя на этой Земле, как и на Небе…



...пластилиновые человечки зашевелились и стали поднимать головы к небу… но Небо пока ещё было тёмным: Сын ещё только возвращался.

Он возвращался, а всё вокруг уже приходило в движение: за тысячи км от места Его рождения, волхвы уже тоже стали чаще поднимать глаза к Небу, ибо вот-вот… вот-вот )))

Слышите, люди?! Вот – вот… вот уже в глубине сердца Отца что-то тревожно зашевелились, и пошёл Он к старшему сыну, чтоб посмотреть «Всё ли хорошо?» и не оттуда ли давно забытое чувство острой тревоги…


)) Смотрите, милые! Смотрите, любимые… на пригорок, поросший прекрасной молодой травкой, взбирается Тот, от Которого светлеет всё Небо


И внезапно, прямо по всей земле, люди начали вглядываться ввысь, и глаза их светлели: «Вот уже сей час!» Вот уже сей час состоится эта встреча и вход в дом!
И признание Сыном!

И возвращение всех «регалий и (даже!) перстень - на палец: СЫН!!! Сын родился и сын вернулся! Радость и счастье.


Голубые глаза, смотрящие прямо в голубое небо…


- Кем буду, пап? …чем буду хлеб свой зарабатывать? Обо мне не волнуйся, бать ) я стал взрослый ) такой взрослый, что не доставлю забот-хлопот ни тебе, ни брату… не смейся! Я уже не тот смешной ребёнок, вышедший отсюда почти что с мешками золота на плечах…) нет, бать, я не тот, и скоро Ты это увидишь…

Что делать хочу?

Учить людей.

Что? Ты не ослышался: лечить людей.

Помнишь, ты в детстве делал мне пластилиновых (глиняных) человечков, а они потом, наполненные мусором, разваливались у меня в руках и ты велел их выбрасывать?

Я побывал среди них, пап… они все живы. Но не здоровы, конечно!
Они живы! Но полны тем, что мешает им смотреть голубыми глазами в Небо и благодарить Тебя. Ибо жизнь без Тебя полна «всяких приключений», приключения делают их (людей) «больными»… Вот этим Я и хочу заниматься: освобождать людей от их проблем.

Как?

Пока не знаю, бать, но то, что я хочу помогать им, это однозначно. И Ты увидишь это! Несите сюда стул! Да, вот этого мне и хватит ) Ну, слуга, расскажи Мне, почему у тебя одна рука худее другой?

И Отец увидел, что слуга (с удивлением, что кто-то обратил на него внимание), стал рассказывать Сыну о своих проблемах и руке


Потом, через несколько дней, отец увидел, проходя, что у маленькой двери маленькой комнаты, куда поселился младший, образовалась небольшая очередь: слуги старшего привели к младшему своих детей. Детей плакали и сидели на корточках.


Жизнь началась!



Господь не будет ничего отнимать!

Ему нужен только Трон, откуда Он взглядом очей Своих видит мир. Он видит «кто к нему идёт», откуда и как. Он видит, что «человечек» несёт в себе, ибо ходил по этой земле Сам, и знает, как это «упасть на самое дно», и ещё и там «ухитриться» жить…

Господь спасает

Слава Ему во веки веков. Аминь.

Обновлено 30.09.2018 в 13:28 Смирна

Категории
Без категории

Комментарии