RSS лента

Путешествие вглубь

Мальчик. И зло.

Оценить эту запись
«... была сестра красивая, по имени Фамарь» (2Ц.13:1)


Мальчик и Зло

… великое зло, которое внезапно обуревает мальчика, царского сына, хотя «мальчик» ли он был на тот момент? Не известно.

Принято считать, что насильник – это «гад и ….», и мы не будем обсуждать сейчас этого, ибо насильники, действительно, те, кто, сковывая слабейших, делают то, что могут и способны.

Я – о другом.

Вот, есть мальчик: царский сын.

И этот мальчик может многое

ибо, когда он заболеет, к нему придет не только «папа», но и «царь», царь, царствующий (!) всей страной.


А этот мальчик, о котором я, влюбился ))

Он долго рассматривал девочку, с которой, возможно, и рос где-то вместе
а, может, и нет…
но наступает момент, когда дитя (мальчик/девочка) начинает видеть в другом человеке не только объект для общения или игр, но и того, кого хочется «прижать к сердцу» (1 Ц.18:1)


Здесь же брат усмотрел вожделенное в сестре своей: мальчик явно влюбился и стал худеть, «скорбеть».


Мог ли сын Давида быть подонком?

Мог.


Но этот стал худеть (по словам друга), «скорбеть», и, в конце концов, довёл себя до какой-то болезни (13:2).

Библия утверждает, что болезнь произошла от того, что Амнон, влюбившись, не мог решить вопрос, как же ему быть с сестрой-девицей, которую очень хотелось.

В 3 гл. Бытия Адам не мечтал о запретном плоде, о котором его пред-упредил Господь.
Об этом плоде «задумалась» Ева.


так и в этой ситуации я усматриваю борьбу мальчика и будущего насильника со внутренним своим: он знает, что «Фамарь 1). сестра 2). девица» , и это, похоже, являлось «красной запретной чертой», через которую не мог решиться перейти Амнон.


И вот… очередное «вползание» того, кто очень часто присутствует при наших молитвах и вожделениях Богу.
Оно присутствует как некий «третейский судья», как было и с Иовом.

Т.е. то, что оно появится в наших мыслях, практически однозначно, но вот что решит Сам Господь (в любой ситуации)?
Какие мы, то и решит (моё мнение)


Итак, хитрый друг Амнона (Ионадав) произносит речь, и измождённое сердце просто «бросается» в лавину этих чувств и слов, ибо ответ наконец-то найден: «надо сделать то и это».



- Амнон! Фамарь разве перестала быть твоей сестрой?!

Она разве перестала быть девицей (от решения какого-то Ионадава)?!

Нет.

И ещё одно «нет!»


А что же случилось?! Почему так громко заголосило зло? (от победы)

Потому что человек не сдавался.
Он зашёл в тупик.
Он не ел, он (возможно) не спал.
Он не искал (будем верить в лучшее!) способов совершения подлости, он искал способы выхода из ситуации, и от этого худел.

Пока не вмешался тот, кто знает, как быть в «почти любой» ситуации.

- Как быть?

- Бери желаемое, потом разберёмся!


Итак, занавес открылся и действо началось.

- Что надо мне сделать?
- Ложись в постель и притворись больным.

Разве Амнон не болен на тот момент?!
Болен! (ст.2)

Но болен, скорее всего, душевно, и внимательный взгляд отгадал причину его болезни. Остальные (почему-то!) – нет.

- Больных всегда жалеют! Ложись в постель! Придёт отец твой, и ты попроси у него, чтобы пришла Фамарь, сестра твоя …»

Зло в полный голос само произносит: Фамарь, сестра твоя

Ой, какой «озорной», но и тревожный момент наступил пока что: оба мальчика (?) знают и понимают, что речь идёт о сестре.
Они явно знают, что она – царская дочь, т.е. почти что царское «имущество и наследство».
Они знают, что у неё есть брат, тоже рассчитывающий на сестру.
Т.е. в настоящий момент оба мальчика (?) собираются покуситься на царское (Есф.2:21)

«Внимание!» (зажигается табло в самолёте),
«Внимание! В настоящий момент вы, дети, готовите преступление, сговор, вы собираетесь посягнуть на царское».


Где Бог?

Молчание.



Где
брат? (Фамари)

- Ничего (пока что) не ведает.




Где отец?! (мальчика)

Занят какими-то делами. Явно. Ибо царь.




Так бывает и в наше время тоже, когда дети оказываются «сам на сам» с теми, кто им первый раз предложит сигарету или выпить: дитя само не знает о последствиях, а «сигнальный флажок» им пока ещё никто не показывал(((



Итак, зло проговорило и уползло, радуясь, в свою нору…


А мальчик?
Мальчик пошёл исполнять приказ: «ложись, притворись, скажи».



- Папа?

- Привет, сын! Ну, что у тебя случилось? Как дела в школе? (что ещё может спросить папа?))

- Да, пап, ничо… только вот: ….


- Хорошо! Она придёт и всё сделает, выздоравливай!))


- Привет, брат!
- Привет, сестра!

- Ну чо? Расхворался? Что надо делать, давай, командуй!



Дети! Ещё вполне есть время.
Игра, конечно, «набирает обороты», но время ещё есть.
Змея кольцом окружила сцену и «настроила глаза» прямо в её центр, там, где молодая красивая девушка, щебеча о чём-то со своим братом, жарит ему что-то на сковороде.

Ещё есть время! Ещё есть выход! Да и змея – она не кольцо! Там, между головой и кончиком хвоста ещё есть «отверстие»
где можно выскочить «из круга»… и есть ещё время!!! Ещё есть время! ибо есть ещё «отнеси мне это всё во внутренние комнаты», слышишь?

Амнон!!! Посмотри на часы! Секундная стрелка покрылась красным, даже ей стыдно за то, куда вы все (мы все) приближаемся… Амнон!!!!
Амнон!?

- Уйдите от меня все! (= оставьте нас двоих).

Надо было сказать и это. И это тоже потребовало сил и мужества, времени.

Может, у него уже было это с кем-нибудь?
Может.

Но это – сестра.


Сейчас мы все вместе будем переходить «Рубикон»: черту, которую у горы Синай переходить было не велено: спать с сестрой нельзя.

Стоп.

Точка.

Аут. Капут: что ещё закричать, чтобы этот «прид…рок» услышал нас через время?! ?! ?! (((

Ау, Амнон!!!



Секунды, мгновения…







Всё: «... ложись со мною, сестра моя!» (13:11)


- Что?! Что сказал ты?!


О, Господи! Он сам недавно пребывал в такой же ситуации: он не видел глаз говорящего.
Он так запутался в своих собственных сетях, что не увидел вовремя глаз того, кто говорил к нему. А глаза (как позже скажет классик) почти что «зеркало» души.

Если бы он видел (если бы он хотел видеть, или знал, что туда надо смотреть!) глаза советчика- Ионадава!
Если бы он видел того, с кем когда-то говорила Ева…

А теперь?!
Теперь он страшно зол на ту, которая точно такая же, как он: ходит, поёт, замешивает муку, печёт лепёшки…

«Курица, посмотри вверх! Или вниз!!! Курица!!! Посмотри вокруг: где ты?! Почему ты щебечешь, как птица?! Неужели совершенно ничего не «торкает» тебя от того, что брат (мужчина, елки палки!!!) зовёт тебя во «внутренние покои»?! Куда ты?! Посмотри, сколько вокруг уже «понавешено» чёрных, траурных платков: он выгнал всех! Вы уже вдвоём! Он злится, он нервничает… неужели ты ничего ещё не видишь, курица?!

Да никакая ты не «курица».
Она (хотя бы!) глупа.

А ты – человек. ТЫ – царская дочь… ТЫ – наследие царское.

У тебя нет никаких мыслей о том, что брат может сделать с тобой худое, ибо и росли-то вы вместе… всю жизнь вместе!

И вдруг: «Ложись со мной»?!

- Ты что, обалдел?! Тебе что, реально «крышу сорвало»?! Ты куда, о чём?!

Оооо, Господи?! Он реально болен!!! Помогииите, спасиииите!!!!

Он болен! Брат мой, брат мой! Остановись, подожди! Ну зачем ты рвёшь на мне платье?! Брат, брат!!!!

И стон… жуткий, звериный стон…

Кто это стонет? Он? Она?
Зверь… зверь добирается до тела…

Люди!!! Люди!!! Помогите, спасите!!! Брат! Брат? БРААААААААААТ…..






- С..ка… пошла вон, скотина!

- ЧТО?!

- Пошла вон.






Берегите детей, люди.
Очень берегите детей.


Аминь.

Обновлено 21.09.2019 в 16:09 Смирна

Категории
Без категории

Комментарии