RSS лента

shield

Космополитизм как оружие против личности.

Оценить эту запись
Выразить свои мысли на эту тему меня сагитировала прочитанная совсем недавно статья в одном научно-популярном журнале аж за 2006 год и некоторые мысли Н.А. Бердяева, а также Ф.М. Достоевского.

Ключевая мысль статьи в журнале заключалась в том, что в России, к сожалению, сейчас происходит уничтожение русской национальной культуры, славянской культуры. Предельно прозрачно это можно наблюдать на примере исчезновения народной музыки из теле- и радио- эфиров, снижение или прекращение финансирования хоров, фольклорных ансамблей, детских кружков народного творчества, солистов, исполняющих славянскую русскую этническую музыку и, как следствие, прекращение их существования.

Исчезновение с экранов центральных общедоступных каналов экранизаций русских сказок, которые мы любили смотреть в детстве, сказок-мультиков для детей. Вместо хоть какого-то процента национальной музыки, (а по всем законам приоритета интересов титульной нации и сохранения национальной культуры, национального самосознания, а главное языка - которым в совершенстве владеют не более 1 % населения, я думаю, а молодёжь некоторое время назад общалась исключительно на каком-то арго, и полагаю, что сейчас дела обстоят не лучше - в эфире её должно быть не менее 50 % - 70 %) со всех сторон в уши льётся ничего не выражающее бумканье, либо скрежет металла, бессмысленные тексты в стиле «пырышки – пупырышки» и «ай лайк ту мув ит мув ит», либо отсутствие оных совсем.

Где неповторимый русский классический романс? Куда его спрятали? В каких дебрях, покрытых 20-ти метровым слоем пыли, его искать? Как молодёжь его там увидит?

«Русский романс можно считать явлением социальным, так как он никогда не был ограничен областью субъективной лирики: сохраняя обычно форму лирического музыкального высказывания, он откликается на все значительные события современной ему действительности.

Романс практически не поддаётся «коренной перестройке». То, что сделал современный шоу-бизнес с эстрадной песней, сделать с романсом невозможно. Малейшая попытка заменить истинное искусство ярким антуражем переводит новодел в совершенно другой жанр. Романс не мыслим без хорошей поэзии, выразительной мелодии и безукоризненного исполнения.

Предназначение романса - проникновение во внутренний мир человека, формирование ассоциаций с его собственными переживаниями, обращение к памяти и мечтам. Не только исполнение романса, но его прослушивание подразумевают глубоко личностное действие, ощущение неповторимости индивидуального мира каждого отдельного человека. Наверное, это объясняет попытки борьбы с этим жанром в годы, требующие сплочения и единомыслия. »

Про всякие эмтиви и прочие зомбофермы по выращиванию людей с клиповым мышлением я даже не заикаюсь. Детям усиленно прививают телепузиков, лунтиков, смешариков, анимэшечки и прочих монстриков неизвестного происхождения, а главное, лишённых национального характера и вообще какой-либо ориентации.

Как следствие, мы имеем молодёжь, которая уже не воспринимает народную музыку, народные инструменты совсем, более того, она её или стыдится, или считает чем-то недостойным для своего «изысканного» слуха и «утончённого» вкуса. И не только народную, но и классическую в том числе. Молодёжь, не знакомую с культурой предков и не стремящуюся к обладанию этим знанием, молодёжь, духовно оторванную от своих корней, у которой от национального самоопределения и самосознания осталось только прилагательное, выражающее нечто им совершенно чуждое, совершенно незнакомое или даже постыдное. Хотя, конечно, не смотря на всё это, и независимо, каждый русский является носителем национального характера, национальной души, унаследованной от предков, даже если он об этом не догадывается.

Душу эту сейчас насилуют, вырвав с корнем из матушки-земли и погрузив в некую чуждую, размытую, абстрактную, желеобразную субстанцию. Молодёжь втыкает в уши плеера, где стонет очередной эмо-бой из абсолютно чуждой для нас среды обитания, с чуждым менталитетом, если таковой вообще имеется, и непонятной ориентацией.
Эту последовательную политику уничтожения национальной культуры титульной нации России можно наблюдать с начала распада СССР.

Конечно, надо учитывать, что за время существования СССР, в культурной среде образовался некоторый вакуум, голод на образы, на формы самовыражения, голод на разнообразие. Поэтому музыка, пробивавшаяся сквозь железный занавес, была столь притягательна, необычна, нова. Людям были интересны эти музыкальные наркотики - завораживающая психоделика, космическая электроника, рвущий динамики протестный рок и металл. Но при этом, на фоне, хлынувшего на нас, потока этого разнообразия была аккуратно извлечена и спрятана подальше от глаз наша богатая народная культура.

Я понимаю, что Россия в данный момент плотно сидит на миграционной игле, с которой нам уже не соскочить, и, к сожалению, в долгосрочной перспективе кривая миграционной зависимости будет только расти. Война будущего – это война за человеческие ресурсы. За дешёвые человеческие ресурсы. Для будущего развития страны необходимо взрастить нового человека, с новым типом мышления, человека – батарейку, человека, лишённого самоотождествления с каким - либо народом, лишённого национальной души, человека, незнающего откуда он, знающего только здесь и сейчас, человека обезличенного, такого же, как все, легко принимающего любого соседа, любые правила, любые условия, если это приносит прибыль.

Ведь, только подумайте, сколько мы потеряем в этой борьбе за будущую утопию, потеряем не только мы (русские), потеряют все страны, где сейчас происходит смешение этносов и культур. Культура каждого народа неповторима, уникальна, по своему прекрасна, она несёт в себе столько информации о судьбе этого народа, о его эволюции, о его душе, самобытном характере. Всего этого разнообразия мы лишимся. На это потребуется не так уж много времени, как некоторые думают.

Всё это вызвало у меня стойкую ассоциацию с фаренгейтом Брэдбери, где прекрасно изображена картина всеобщего угождения всеобщим интересам и незатрагивания ничьих чувств. Для этого будут уничтожаться шедевры литературы, музыки, живописи. Культурное наследие будет замещаться абстрактными уродливыми формами, мигающими огоньками и ледями гагами, скачущими на их фоне в такой же абстрактной одежде в стиле «унисекс», бессмысленными словесными потоками, мыльными сериалами с бесконечными, отупляющими до состояния амёбы, диалогами и сверх - агрессивной рекламой (последнее мы уже имеем удовольствие наблюдать).

Ведь, посмотрите, как мало уже сейчас выходит действительно стоящих фильмов, серьёзных фильмов, думающих фильмов, созданных во имя и для духовно-культурного развития человека. И посмотрите, что сутками крутят кинотеатры, телевизоры. Это какие-то, лишённые всякого смысла, комедии, пошлые, вульгарные, пустые и бездарные киноленты. Определённо наблюдается движение к скорейшему воплощению в реальность нового мирового порядка, где всё одно для всех и все есть одно, однообразная субстанция-студень, вибрирующая под бум-бум-бум.

У Бердяева по этому поводу я прочла следующее:

«Космополитизм есть уродливое и неосуществимое выражение мечты об едином, братском и совершенном человечестве, подмена конкретно живого человечества отвлеченной утопией. Кто не любит своего народа и кому не мил конкретный образ его, тот не может любить и человечества, тому не мил и конкретный образ человечества. Абстракции плодят абстракции. Отвлеченные чувства завладевают человеком, и все живое, в плоти и крови, исчезает из поля зрения человека.

Космополитизм есть также отрицание и угашение ценности индивидуального, всякого образа и обличия, проповедь отвлеченного человека и отвлеченного человечества.
Человек входит в человечество через национальную индивидуальность, как национальный человек, а не отвлеченный человек, как русский, француз, немец или англичанин. Человек не может перескочить через целую ступень бытия, от этого он обеднел бы и опустел бы.

Национальный человек - больше, а не меньше, чем просто человек, в нем есть родовые черты человека вообще и еще есть черты индивидуально-национальные. Можно желать братства и единения русских, французов, англичан, немцев и всех народов земли, но нельзя желать, чтобы с лица земли исчезли выражения национальных ликов, национальных духовных типов и культур.
Такая мечта о человеке и человечестве, отвлеченных от всего национального, есть жажда угашения целого мира ценностей и богатств.

Культура никогда не была и никогда не будет отвлеченно-человеческой, она всегда конкретно-человеческая, т. е. национальная, индивидуально-народная и лишь в таком своем качестве восходящая до общечеловечности. Совершенно не национальной, отвлеченно-человеческой, легко транспортируемой от народа к народу является наименее творческая, внешне техническая сторона культуры. Все творческое в культуре носит на себе печать национального мнения. Даже великие технические изобретения национальны, и не национальны лишь технические применения великих изобретений, которые легко усваиваются всеми народами. »

И не могу не согласиться с каждым словом. Ведь, вполне возможно, что дойдёт до того, что человек не сможет самовыражаться свободно. Или ему будет это не нужно. Просто будет нечего выражать.

У Достоевского в дневниках есть, в некоторой степени, пророческие мысли, которые он излагает в форме саркастического негодования , не подозревая, должно быть, о том, что слова эти настолько приблизятся к реальности и будут уже звучать, как вот-вот должное свершиться и свершающееся предсказание:

«Деликатничать же с татарами до такой степени, что бояться сметь обнаружить перед ними самые великодушные и невольные чувства, вовсе никому не обидные, — чувства сострадания к измученному славянину, хотя бы как и к единоверцу, — кроме того, всячески прятать от татарина всё то, что составляет назначение, будущность и, главное, задачу русского, — ведь это есть требование смешное и унизительное для русского...

Чем я оскорбляю татарина, что сочувствую моей вере и единоверцам, чем гоню его веру? И чем я виноват, что, в его понятиях, всякая наша война с турками принимает непременно характер вероисповедный? Не может же русский изменить основные понятия всего мусульманства. Вы говорите: «ну, так деликатничай, секретничай, старайся не оскорбить»...

Но, позвольте, если уж он так чувствителен, то ведь он, пожалуй, может вдруг оскорбиться и тем, что на той - же улице, где стоит его мечеть, стоит и наша православная церковь, — так уж не снести ли ее с места, чтобы он не оскорбился? Ведь не бежать же русскому из своей земли? Не залезть же куда-нибудь под стол, чтоб было не слышно и не видно, из-за того, что в русской земле младший брат-татарин живет!..»

Только под «татарином» надо читать любого мигранта, в котором мы сейчас нуждаемся. А так получится, что придётся лезть под стол и лезем, лезем уже, и залезли, и будем делать вид, что и не заметили, как залезли, а то и вправду не заметили. И воспринимать, и помнить, и знать только то, что нам под этот стол любезно подадут, и что будет выгодно и замечательно для приближения к «прекрасному, бесформенно-студенистому, вибрирующему в экстазе внутренней пустоты, но сытому далёко».

К сожалению, уже в который раз, я не вижу людей у нас в стране, которые могли бы повлиять на ситуацию, не впадая при этом в крайности. Нет людей, готовых стать каркасом национального движения, людей при этом разумных и учитывающих не только свои интересы, интересы не только титульной нации, но и озабоченных дальнейшей жизнеспособностью государства в целом. Может быть они и есть, но их не видно.

Возникает вопрос: почему же так происходит? Почему у нас существует такая перманентная проблема с лидерами? Казалось бы: страна огромная, население немаленькое, есть из кого вырастать достойным лидерам. Но где же они?

Опять же у Бердяева читаю про национальный наш характер, нашу психологию и многое проясняется:

«Русский же думает, что не он спасет Россию, а Россия его спасет. Русский никогда не чувствует себя организатором. Он привык быть организуемым. И даже в эту страшную войну, когда русское государство в опасности, не легко русского человека довести до
сознания этой опасности, пробудить в нем чувство ответственности за судьбу
родины, вызвать напряжение энергии.

Русский человек утешает себя тем, что за

ним еще стоят необъятные пространства и спасут его, ему не очень страшно, и
он не очень склонен слишком напрягать свои силы. И с трудом доходит русский
человек до сознания необходимости мобилизовать всю свою энергию. Вопрос об
интенсивной культуре, предполагающей напряженную активность, еще не делался
для него вопросом жизни и судьбы. Он тонул в своих недрах и в своих
пространствах.

И нужно сказать, что всякой самодеятельности и активности

русского человека ставились непреодолимые препятствия. Огромная,
превратившаяся в самодовлеющую силу русская государственность боялась
самодеятельности и активности русского человека, она слагала с русского
человека бремя ответственности за судьбу России и возлагала на него службу,
требовала от него смирения. Через исторический склад русской
государственности сами русские пространства ограничивали всякую
ответственную самодеятельность и творческую активность русского человека. И
это порабощение сил русского человека и всего русского народа оправдывалось
охранением и упорядочением русских пространств.»


« У русского человека недостаточно сильно
сознание того, что честность обязательна для каждого человека, что она
связана с честью человека, что она формирует личность. Нравственная
самодисциплина личности никогда у нас не рассматривалась как самостоятельная
и высшая задача.

В нашей истории отсутствовало рыцарское начало, и это было

неблагоприятно для развития и для выработки личности. Русский человек не
ставил себе задачей выработать и дисциплинировать личность, он слишком
склонен был полагаться на то, что органический коллектив, к которому он
принадлежит, за него все сделает для его нравственного здоровья.»

И понимая это всё, приходишь к мысли, что что-либо изменить представляется задачей практически непосильной. Непосильной для самого народа. Потому что для этого необходимо совершить невозможное: побороть природные национальные предрасположенности моего горячо любимого народа и психологические установки, которые закладывались в него веками, а также насаждаемую со всех сторон идеологию нмп.

Тут уже возникают два извечных вопроса : «кто виноват?» и «что делать?». Ответ на первый вопрос не несёт практической пользы, потому что не даёт решения проблемы. Ответ на второй вопрос лежит в плоскости , я бы сказала, воспитания и пропаганды знаний и желания пользоваться собственным мозгом среди подрастающего поколения. Что я имею ввиду? Я имею ввиду родителей, которые прививают своим детям любовь, интерес и уважение к своим историческим корням, ходят с ними в театры и музеи, читают с ними хорошие книги, следят за качеством, употребляемой ими, информации и жидкости, а не только до дивана с «доброго здоровьица», «давай поженимся» и прочими кошмарами нынешнего шоу-теле бизнеса. И тогда , может быть, у нас появятся личности, способные стать достойными лидерами национального движения и что-то изменить в начавшихся процессах.
Категории
Без категории

Комментарии