RSS лента

Анечка хорошая

Полковая церковь

Оценить эту запись
РАССКАЗ
Натка проснулась, как всегда, в 4 часа утра. Прославила Бога и встала. На душе было тихо-тихо и торжественно, словно в сентябре, когда улетают птицы. Вчера вечером, прочитав канон, она заметила странную вещь – канон с каждым днем стремительно уменьшался: если впервые она читала его всю ночь, то вчера прочла за один час. «Если так дело пойдет и дальше, то скоро нечего будет читать», - подумала она. «С другой стороны, страниц в книге «Молитвослов» не стало меньше». Эта загадка ее немного тревожила, но не на столько, чтобы к решению ее привлекать деда. К тому же было над чем подумать и без нее.
-Где они сегодня будут причащаться, если церкви еще не нашли – раз, и два: как окрестить Андрея.
Натка умылась, прочла утренние молитвы, написала на бумагу грехи, которых было очень много, целых два.
Во-первых, обиделась на танкистов, сильно обиделась. Они же встретили ее разными неприличными словами, думали, что она не услышит, если они будут ругаться мысленно. Надо бы простить, Господи. Но, как такое прощать, если я им ничего плохого не сделала, и бежала только на танках покататься, а они, чуть ли не хором.… Тьфу, друзья называются. Да таких друзей… Натка задумалась.
Господа тоже не раз ругали и били не за что, даже убили, но Он всех простил на кресте. Ему больней было, чем мне. Однако Он простил. Почему? Мог бы дать, как следует, чтобы не сильно превозносились.
Но у Бога был замысел: умереть за всех, а у меня такого странного замысла нет, и я не собиралась вчера страдать за всех невоспитанных танкистов и капитана Савченко. А, вот, пришлось нечаянно.
Значит, если я их прощу, то буду, как Бог, а, если не прощу, то буду, как девочка Натка. Выбор, конечно, не велик, но лучше быть богом, чем Наткой, поэтому, придется их простить.
Натка поставила точку и облегченно вздохнула.
Следующий грех был не менее сложный. Корову сосать она, конечно, не будет, но Алеша сказал, что всякая плоть извратила путь свой на земле. А, какой он, путь? Чтобы путь не извращать, его надо знать, но она не знает этого пути. До сих пор она жила без пути. Жила себе и жила, и вдруг, на тебе, извратила.
«Научи меня, Господи, пути Твоему и наставь меня на стезю правды, ради врагов моих;
(Псалтирь 26:11)», - мелькнуло у нее в голове и растаяло.
Натка подошла к спящему деду и толкнула его в плечо:
-Вставай, дед, пора.
-Может быть, еще часок поспим? – Дед открыл один глаз.
-Нет, нельзя. Ты, вот, мне скажи, какой у человека путь, и чем он отличается от пути животного или растения?
-Что это тебя на философию потянуло с раннего утра? – спросил дед, открывая второй глаз.
-Меня никуда и ничто не потянуло, - парировала она, - но я должна знать, какой у человека путь, а ты лежишь себе и улыбаешься.
-Но ты же сама говорила и не раз, что наше предназначение стать богом.
-Это цель, а я спрашиваю о пути, как идти к этой цели, чтобы не нарушать путь?
-Не знаю.
-Видишь ты какой? Чуть что, сразу «не знаю». Почему до сих пор не узнал? Вставай немедленно. А я тем временем пойду и узнаю, где здесь церковь. -
Натка быстро надела белое платье, повязала шарф и вышла из гостиницы.
Утренняя свежесть, словно в стакан с водой окунула ее. Солнца еще не было, и только огненные полукольца на облаках предвещали его появление.
Она поежилась и подошла к часовому:
-Скажите, пожалуйста, где здесь находится церковь?
-Не знаю, - ответил тот, не глядя на нее. Его ответ немного озадачил Натку, и она решила уточнить детали:
-Здесь есть церковь?
-Не знаю.
-А, что Вы знаете?
-Не знаю.
-Это заметно, вздохнула она и направилась дальше.

Час был ранний, улица пуста, а те, кто попадались на ее пути, о церкви понятия не имели. Наконец встретился один солдат с ведром, который объяснил ей, и довольно хорошо, как пройти к церкви. Натка сделала все, как он советовал, и оказалась возле большой палатки с крестом наверху. Она несколько раз обошла ее кругом. Всю осмотрела, но здания церкви так и не нашла. Мимо проходил капитан Зубарев. Девочка остановила его и спросила, о местонахождении церкви.
-Да вот же она, - проговорил тот, и указал на палатку.
-Спасибо, а где можно найти Батюшку?
-Наверно, он подойдет часов в восемь-девять, если службы нет, а, если есть, то раньше.
-Раньше, это во сколько?
-Ты знаешь, я как-то не интересовался этим вопросом, но в принципе, как и везде, часов в восемь.
-А в Троице-Сергиевой Лавре служба начинается пол пятого.
-Ясно. А зачем тебе священник? – спросил капитан Зубарев.
-Причаститься нам с дедом надо.
Услышав о генерале, капитан перестал посматривать на часы, и быстро объяснил, как найти священника.
-Я бы тебя проводил, но очень тороплюсь, у нас сегодня начинаются учения, и мне необходимо кое-что посмотреть. Короче, вернись в гостиницу, второй этаж, пятая дверь направо.
-Мерси, служба. – Натка улыбнулась в ответ и побежала.
Она тихонько постучала в дверь и немного подождала, затем еще постучала, чуть сильнее.
Дверь открылась как-то неожиданно, и заспанный, взъерошенный молодой человек в халате и мягких туфлях выглянул из нее. Он поискал предмет своего беспокойства, наконец опустил взгляд вниз и заметил Натку.
-Малыш, ты заблудилась. Здесь живу я.
-Мне Батюшка нужен, возразила Натка, позовите его, пожалуйста.
-Батюшка – это я, - сказал молодой человек, и распахнул дверь, - проходи.
Натка недоверчиво осмотрела его еще раз, погрызла палец, наконец, спросила задумчиво:
-А Вы умеете причащать?
-Умею. У тебя кто-то болен?
-Вот еще новости, мы с дедом не болеем, но причаститься нам очень надо.
-Здоровые причащаются в церкви в воскресенье. Ясно? Приходите вместе с дедушкой в воскресенье, а сейчас иди спать. – Молодой человек зевнул, перекрестил рот и направился к себе в комнату.
Натка подставила ногу, чтобы он не закрыл дверь, и продолжила разговор.
-У Вас есть запасные Дары?
-В том-то и дело, что нет.
-Тогда быстренько одевайтесь, и пойдем молиться, а то не успеем всю Литургию прочитать. У деда сегодня учения. Ему пораньше надо.
-А я и Всенощную не служил, - улыбнулся Батюшка, - Часы тоже.
-А как же Вы будете причащаться? – Натка открыла рот и замерла, глядя на такого нерадивого Батюшку.
-Малыш, в армии не причащаются ежедневно. В монастыре – да, а в армии – нет.
-Ой, а как же Вы спасаться будете? У Вас же благодати не хватит. И Господь говорил: молитесь непрестанно и Хлеб насущный ешьте каждый день, для того чтобы жить вечно.
Батюшке не понравилась такая перспектива, и он решил выпроводить назойливого бесцеремонного ребенка хитростью.
-Иди, малыш, я вас догоню. Только переоденусь.
Натка осмотрела его еще раз внимательно, - она эти хитрости наизусть знала, - и тихо возразила:
-Я подожду Вас здесь. Только Вы поторопитесь, а то дед не любит, когда опаздывают на службу. – Она прищурилась и добавила вполне серьезно: - он у меня, знаете, какой сердитый. Батюшка еще раз зевнул, и спросил девочку:
-Где твой дедушка живет? И кто такое чудо отпустил в такую рань из дому одну?
-Мы в гостинице живем, и дед мой генерал-лейтенант Петр Борн.
-Мама родная,- подумал Батюшка, и сон у него сразу пропал. Он вспомнил вчерашний разговор с танкистами, характеристику генерала, и потер виски. – Я сейчас.
Полковым священником он был совсем немного, полтора месяца, не более, но кое-что уже познал в армейской службе. А главное слово «есть». Попробуй, скажи «нет».
-Что же делать? Что же делать? – мысленно бормотал он, облачаясь. – Клира нет, Даров нет. Господи! да что же делать?
Натке надоели его мысленные вопли, и она строго спросила:
-Вы что службу забыли, или не выучили, что, за чем говорить?
-Да знаю я службу, но кто будет читать молитвы на клиросе, когда я займусь проскомидией?
-Позовите кого-нибудь.
-Хорошо сказать «позовите», а кто придет, если сегодня учение?
-Надо сказать деду, чтобы он Вас прогнал, Вы очень нерадиво относитесь к Богу. – Строго ответила Натка. – Сегодня люди идут в бой, и, может кого-либо ранят или убьют, нечаянно, и он умрет бес причастия. Кто будет виноват, если он попадет в ад?
-Кто-кто, сам и будет виноват, что я за ним гоняться буду перед каждым учением, и кричать: примите Тело Христово, а то, не дай Бог, что случится с Вами.
-Но можно же было Дары приготовить заранее, - Натка не сдавалась.
-Ты видела нашу церковь? Где их хранить? Это же святыня! Мне с нею по городу и то ходить нельзя. А ты: «заранее».
-Тогда не вопите, а берите книги, и пошли молиться.
-Да. Беру-беру!
-Наташа, что ты здесь делаешь? – дед появился неожиданно. Он был в новенькой камуфляжке и уже с портфелем.
-Да, вот, Батюшку жду.
-Вы идите вперед, а я вас догоню, - проговорил Батюшка быстро. И когда они пошли, вытащил телефон:
-Георгиевна, выручайте! – вместо приветствия закричал он, - срочно-срочно приезжайте.
-Я попытаюсь, только, кто поедет в пять утра в церковь.
-Если Вас не будет через десять минут, я пропал, - проговорил он, устало, и запер номер.
Когда Батюшка подошел к палатке, возле нее уже стояли генерал с внучкой, мальчик лет семи с дедом и Георгиевна с какой-то представительной дамой, которую Натка тормошила и визжала от радости: «Васильевна! Птичка моя! Я Вас три дня не видела! Вы такая красивая стали, и машина у Вас - блеск!».
Дама закусила нижнюю губу, чтобы не расхохотаться, уж кого-кого, но свое «счастье» она никак не ожидала увидеть в такую рань возле полковой церкви. Только теперь она поняла, о какой прекрасной девочке весь вечер ей трубил племянник.
После причастия дед умоляюще посмотрел на Васильевну:
-Я понимаю, что у Вас отпуск, я понимаю, что Вам необходим отдых, но так случилось, что чадо перехотело кататься на танках, и я не знаю, чем ее занять здесь. Выручайте!
-Выручит. – Натка посмотрела на деда затем на Васильевну, - выручит,- повторила она уверенно. – Ты вот что, когда пойдешь на войну, не стреляй, бери все танки и бросай на город ночью, утром все встанут, а ты уже победил.
-Ты думаешь так лучше воевать?
-Лучше. И начинай с главного города. Я так всегда побеждаю Васильевну и Алешу, если беру Столицу. И не забудь написать ДЕКЛАРАЦИЮ НАРОДОВ.
-Какую?
-О том, что ты не из корыстных побуждений победил, а с целью оказания помощи, для мира, благополучия и духовного развития, Я всегда такую от Васильевны требую, чтобы она не сказала маме и бабушке, что я мироед и захватчик.
- А были прецеденты?
- Были, сколько угодно.
-Да, - смутилась Васильевна, - ты не по правилам играешь. Необходимо все танки сначала перебить, а потом с триумфом входить в город, а ты цап-царап город ночью, когда я сплю, а утром требуешь декларацию, будто я тебя пригласила для сотрудничества и взаимопомощи.
- Правила диктует победитель, - возразила Натка.
Ну, все. – Дед коснулся ее пушистых волос. - Пора.
Категории
Без категории

Комментарии