RSS лента

Ибрагим Аббас

Правильное чтение

Оценить эту запись
Глава 22 Евангелия от Луки.
Составлена путем «ориентировочной иносказательности» с целью уместить контекстом многоформатный смысл, и таким способом, который помогает проникать в глубину текста, и раскрывать суть изложенного, кое иным путем заняло бы гораздо больше текстового места.




1 Приближался праздник опресноков, называемый Пасхою,
2 и искали первосвященники и книжники, как бы погубить Его, потому что боялись народа.
3 Вошел же сатана в Иуду, прозванного Искариотом, одного из числа двенадцати,
4 и он пошел, и говорил с первосвященниками и начальниками, как Его предать им.


Первосвященники и книжники хотели бы убить не таясь, но боялись народа, и посему искали повода, который обелил бы их действие в глазах народа.
Далее «вошел сатана» в Иуду; предательство сие одного из близких учеников и есть таковой повод, на что дан намек в строке стиха 2: Христу надобно было, чтобы распяли, данная мысль проходит по всем Евангелиям от начала их, но понимается так, что будто бы это предательство самого Иуды, по его собственному почину (в него «вошел сатана»). Однако, не станем ли рассматривать здесь «сатану» как [отчаяние]? И предал Иуда в конечном итоге себя самого, потому что не довел порученное до самого конца: нужно было как можно дольше не снимать маску и выказывать сие отчаяние. И кому? Первосвященникам, распинающим... И хоть все сие было угодно Самому Богу (в Сыне), но тем не менее, Иуда предал себя, в себе — суть веры. Потому что показал Христа первосвященникам целованием (не в силах выносить тяготу сего поручения), на что был предупрежден Иисусом: «целованием ли предаешь?», мол, не наделай еще глупостей, что откроют план, вызовут подозрение каким-либо образом, что предал ты не по своей инициативе. Для чего было «показывать»? Христа не видели ранее в лицо? Это просто: для свидетельства: перед народом, что «такой-то его предал», и он посему не Сын Божий, потому что предающийся отвращается от образа Бога, которым был, или казался.
Потом идет и возвращает деньги полученные за свое поручение, а для них, первосвященников, низкое предательство, которое им весьма на руку. И далее... в нем окончательно предается вера. Но что значит «вера» здесь и что значит «предается вера»? Вера в единую суть коя незыблема Божиим присутствием. Христос не мог им пояснить всё, важные детали Его Миссии оставались не высказаны ученикам, потому что всего не скажешь, и мало ли, сболтнут где, среди других учеников, и пойдет далее. И весь план будет под угрозой. Потому что Христу весьма было нужно чтобы — распяли. Ибо руками толпы, взяв уже грех мира будто ладонями и прижав к груди (осталось вжать в себя чтобы проникло внутрь: это случится на кресте) — взяв от крещения Иоаннова, потому что для человеков оно к очищению, для Бога к принятию греха от мира, — он надломил в Себе стержень живой сути, основу души своей. Если правильно вообще говорить, в привязке к человеческому образу, о душе: Логос не тварен; но, будем говорить «душа», потому что иначе не умеем выразить сие — относительно Сына Божия, Логоса.
Так предал Иуда Христа или это было поручение от Самого, а значит — нет?
Предал. Своими поспешными и неразумными действиями уже сразу после того, как Его взяли. Но Иуда не мог понимать всего, а предавать Сына Божия, даже по Его собственному наказу... невыносимо душе. Ведь у человека — душа. Разумеется.
И страдающее сердце.
Итак, «вошел в него сатана»...


5 Они обрадовались и согласились дать ему денег;
6 и он обещал, и искал удобного времени, чтобы предать Его им не при народе.


Первосвященникам важно взять Его без помех. Народ может помешать. Уже потом первосвященники приложат сие предательство как доказательство того, что сей не есть Сын Божий, как Сам Бог; а шарлатанствующий.
Ему приходится играть эту непосильную душе роль. Но потому он и был избран для сего — как самый в духе стойкий (иной причины нет, судя по тому насколько важен итог, т.е. Распятие; кое имело крест из дерева как декорацию, разумеется, подлинное РАСПЯТИЕ произошло «в сердце земли», в ядре сущих пульсаций [начала времен], /куда/ Логос, Сын Божий и погрузил себя в Своей Смерти).
Отчего Иисус просил Отца «пронести чашу сию мимо»?
Что нам представляется? Будто стоят люди, и перед ними проносят чашу с неким варевом, выбирая кому из них пить. Не зря так написано: «пронести». Для образа одного стоящего и ждущего чаши не подходит: такому в любом случае могут лишь поднести, вариант с проносом тут никак не подходит. Хотя в источнике можно понять и как «унеси», «отнеси» — чашу сию «от» Меня». Но дело в том, что самой чаши еще рядом со Христом нет, она только сближается с Ним: чаша бездны вечной, второй смерти. Можно тогда и так понять, что «вынеси чашу сию из Меня». Тогда речь конкретно о Воскресении, изъятии сути Христа из тисков бездны, из смерти той — Богом. Но Христос и есть Бог!? Дорога сцеплена с колесом автомобиля на скорости, или колесо с дорогой? Вот /когда/ найдем универсальный ответ на такой вопрос, или схожий, тогда и тут «разберемся». А по тексту, скорее лучше переводить «пронеси мимо», нечто среднее по смыслам, и лучше для понимания.
И что же это значит? Он же взял на Себя грех мира? И вот, в образе неисчислимого количества людей будто стоит в ряд, и мимо несут «чашу сию», в которой плавает блик бездны, образом вечной смерти — Его (и всех душ, которые не спасутся, и ради чего Он и идет на Распятие); то есть, Он стоит в ожидании чаши рядом или цепью людей, тех душ, кои близки из-за греха своего к геенне и второй смерти (что есть «отрождение души» или ее вечное омертвение). И этот ряд людей — будто Он Сам. Он их глазами смотрит в эту чашу, несомую от Отца, ибо в руках Отца сия самая бездна бездн. Но варево ее — содержит секрет жизни и смерти. Это Бог отдал творению. Секрет жизни и смерти, что есть свобода проявления души...
Что же значит «пронеси мимо»? Он смотрит глазами грешников уготовивших себя во грехе на вечную (вторую) смерть; смотрит (будет смотреть на кресте) в эту чашу, варево вечности... что в самом истоке всех проявлений, и Ему важно увидеть именно их глазами где начало (их) греха. В этом секрете жизни и смерти, наиглавнейшем секрете сущего.
И чтобы чаша не остановилась на «ком-то» из сиих прообразов грешных, чтобы, значит, не встала на Нем, потому что тогда Он войдет в бездну бездн смертью Своей, и возврата не будет. Логос возвратится в Отца, в недро Отче, но теперь уже умрет — как и любая съеденная грехом душа, умрет в Отце, потому что Бог начнет «сворачивание вечности», и разрушение Себя: «прежде Меня не было Бога, и после Меня не будет» (Исаия 43:10).
И сие — конец мироздания, потому что конец и Бога; который прежде мироздания; потому не «и», а... иначе; но — не нужно нам это понимать во всей полноте, потому что сказано так в Исаии для сакраментальной сути, но не для «каждодневного употребления».
Бог Свят. Создав души, дав им свободу проявления, Он рискует, хотя Ему это не важно, ибо Абсолют... Бог, таким образом, если «проект творение» не удается, и души всем вселенским составом выбирают путь греха... Бог тогда... уничтожит Себя и, соответственно, исчезнет все. Останется только «вечная пустота» (мы не представим что это... «может быть»).
Для того и нужно было Искупление, чтобы подъять истину Истока, укрепить в вечности порядок святого преобладания наивысшей сути.
Душа каждая остается свободной как и была в своем выборе и проявлении, но теперь, ибо Искупление совершилось, есть гарантия Воскресения [в вечную жизнь]. Для нас. Не в том дело, чтобы воскреснуть телесно и продолжать жить. Не об этом на самом деле говорит Бог. А о святом причастии души к существованию в Боге, в исходе Царствия Небесного внутренним побуждением, в котором благодатью измеряется суть праведного пути. Нужно быть готовыми внутренне принять Царствие. А значит, принять Спасение.
Во Христе. То есть незыблемой истине всякого начала, истине Истока.
Тогда — вечная жизнь.


14 И когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним,
15 и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания,
16 ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием.


Отсюда видно, что слава Его и Царствие Его на тот момент — крест Голгофы. Посему, когда сыновья Зеведеевы просили «сесть» рядом с Ним по правую и левую сторону, во славе Его или в Царствии Его, имелось в виду... принять распятие с Ним, ибо и слава и Царствие Его на то время и есть смерть вторая, от которой Должен Воскреснуть, совершив Искупление.
А слово «сесть» на самом деле следует понять как «расположиться».


17 И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите ее и разделите между собою,
18 ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие.


Имеется в виду чаша Искупления, а плод виноградный, это достаток святой души. А Царствие Божие — для Них — придет когда совершится Воскресение Его, с которым Он привнесет во вселенную покой и благодать вечности.
Для остальных (в мироздании) душ Царствие придет с их покаянием и смертью во Христе всякой праведной души, которая в Нем же, для каждого из них, и воскреснет, новой и радующейся в Боге.
Ощущающей единство в Боге — со всеми такими же душами (в мире; во вселенной).
Душа умрет для греха; оживет для жизни вечной.
Это есть рождение свыше.


19 И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть Тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание.
20 Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша [есть] Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается.


«Сие творите в Мое воспоминание»: Он дает понять ученикам насколько зыбок Его путь во второй смерти, что, посему, Его надежда на Воскресение сильнее Его сути, потому что «чаша бездны» может оказаться невероятно глубока даже для Него, ибо идет Он в нее — со грехом мира, напитанный им, как будто с гирями на ногах.
Идет в изначальную бездну, чтобы закупорить на секрете жизни и смерти явление греховного исхода для всего мироздания, будто поставить пробку-затычку, что перекроет душам напитанным до корня грехом путь в ничто. Это лишь образы, мы не поймем сие. Но как-то умом коснуться сподоблены.
Хлеб крошится, потому и хлеб... как «Тело Мое, которое за вас предается». Он дает понять как будет крошиться Его душа над той бездной, умершая второй смертью, но ищущая оживления; одновременно «двумя мечами», кои образовались (Им) из груза греховного мира, тормозя Свое заглубление в [смертном сне] туда, откуда и начался когда-то исход творения. Но там же и кладбище Его вечное... (А значит, и мироздания, если не воскреснет).


21 И вот, рука предающего Меня со Мною за столом;
22 впрочем, Сын Человеческий идет по предназначению, но горе тому человеку, которым Он предается.

Как же Иисус тут говорит, что «идет по предназначению» и Ему нужно, соответственно, крайне нужно, чтобы кто-то из двенадцати сыграл роль предателя, отдав Его первосвященникам (боящимся народа, дабы развязать оным руки), и тут же «горе тому человеку, которым Он предается»? Этот текст иносказателен. Здесь показан частью или полностью Его внутренний диалог с учениками. Он (каким-то образом) наставляет избранного для сего Иуду, чтобы тот бдил себя, и сделал все как следует; чтобы «не впал в горе». От Иуды требовался чистый разум, незамутненный переживаниями, сомнениями, безысходным противоречием, относительно того, что Учитель потребовал от него ранее, и остальные одиннадцать узнали каким-то образом от Иуды о сем. И сопереживали, не понимая подлинного значения наказа, указания. Но и не могли бы понять. А Христос не удосужился им прояснить, ибо было нельзя.


Но почему изложено так, что можно подумать, будто Иуда самолично вознамерился предать? Так... дело в том, что Евангелиями передана суть происходящего, и не только происходящего, но всей причинности всех событий. Так емко и компактно доступно начертать только по наитию Духа. В написанном Апостолами нет текстового подвоха, дано ощущение их собственное, дан образ Христа, понимание надлежащего, все это свито тесным клубком «не роняющей себя сути».
Но сию суть, читая, следует открывать.
В этом и благо Слова Божия: оно научает духовной прозорливости.


23 И они начали спрашивать друг друга, кто бы из них был, который это сделает.
24 Был же и спор между ними, кто из них должен почитаться большим.


Давайте посмотрим на это. Какая тут прежде логическая связь? О моральной и нравственной пока повременим. Только что, после слов Его о предательстве, выясняют между собой кто бы это мог из них быть. Как сие воспринимается читающим? Как должное? Некто сказал (не Сын Божий, не Христос, просто кто-то) присутствующим, что один из них предаст его... Так ведь... пока не прояснят тут, что он ошибается, что они верны, или не собираются такого делать, не успокоятся ведь! Они же люди! У них есть сердце, чувство достоинства: их скопом, ибо не сказано точно про кого, обвинили в намерении предать!
Но оставив выяснение, как бы поговорив об этом, между другими разговорами, переходят к спору о том, кто бы из них был большим в их среде. Это насколько согласуется с реалиями бытия? Такое вообще возможно? Поэтому, еще раз, видно, что данный текст иносказателен. И передает, показывает, прежде их внутренний диалог с Христом, с сутью сутей.


А с другой стороны текст прямолинеен: ибо их выяснение «кто больше» как раз и касалось аспекта поручения Христа данного Иуде, и они вопрошали тут меж собою, адресуя как бы Ему свои мысли, каждый: «отчего не я»... Хоть и тяжело им это, но раз Учителю так нужно... Они ведь в равности все — перед Истиной, то есть, перед Ним.


25 Он же сказал им: цари господствуют над народами, и владеющие ими благодетелями называются,
26 а вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий -- как служащий.
27 Ибо кто больше: возлежащий, или служащий? не возлежащий ли? А Я посреди вас, как служащий.


Здесь Он поясняет им что напрасны их потуги выяснить сие, ибо выбор пал на Иуду не по прихоти Его, но потому что так определено «обстоятельством высшей сути», которому ныне Он Сам прислужник, в их лицах, хоть и Господь.
Ибо заклан от сотворения мира.


28 Но вы пребыли со Мною в напастях Моих,
29 и Я завещаваю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство,
30 да ядите и пиете за трапезою Моею в Царстве Моем, и сядете на престолах судить двенадцать колен Израилевых.


«Об ином вам надобно думать».


...«как завещал Мне Отец Мой, Царство», — в этом завещании требование устроения Бытия в святом достатке наивысшей благости. Это требование к Самому Себе — от Отца; ибо «Я и Отец — одно», и это значит, что Христос и есть Отец, и Дух Святой, ибо без сына не бывает и отца: а есть сын, тогда есть и отец. Но «то, что» предвечно пребывало в недре Отчем, и есть Сам Бог — как Он есть.


Но «что» тогда Отец? Это основа. А Сын? «Самобытие» основы. Ради творения явлен и Дух (Святой). Без всего этого, Бог это «сила в самой себе», без явления Сына, и без творения.


Но как же тогда Сын разговаривает с Отцом? Разговаривает, значит, с Самим Собой?
Между Ним и Отцом (основой основ) — мы, творение.
Ибо сказано: первый и последний.
Бог сделал так, чтобы охранить творение. Для этого поставил Себя и в начале и на конце всякой живой сути. Потому и Искупление.
Но что значит «ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Единородного»? Мир, как состояние гармонии, возлюбил Бог, ибо Сам есть наивысшая гармония. А Отец отдал в Самом Себе Сына на искупление. На смерть вторую. Но нет Сына, тогда нет и Отца, тогда нет и Бога, тогда нет и мироздания, творения.
И так говорится лишь для ясности, потому что Бог совершил обещанное (прежде всего обещанное, клятвенное, Себе) и предстоит вечность благодатного бытия.
Без Искупления поток душ уносился [бы] грехом в бездну; этим потоком в самом корневище сущего навеивалась зыбкость. Потому что грех не в самих душах, он лишь фактор «просадки сути», ее дробления, отмирания. Держава смерти.


31 И сказал Господь: Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу,
32 но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих.


Куда сеять? Разве сатана печется о благодатном?
Симон! Симон! вот сатана вытребовал вас чтобы просеять как пшеницу. «Просеять» звучит как «небрежно сеять». В источнике.
Здесь о том сказано, что сатана на них всех наложил печать отчаяния при Его восхождении на Крест, в преддверии сего.
«Чтобы не оскудела вера»... И это отсыл к строкам про почву в которую упало семя. Сатана просил сеять их как пшеницу в мертвую почву. Именно сеять: раскидывая рукой жмень за жменью. Такова «правда» сатаны. Ищущего смерти и в себе и во всем творении, выдавая это за правду Божию. Погибает сам и влечет за собой. Но сатана лишь фактор. Он мертв от начала. Но оживляется силой Божией, ибо нашел в душах приют.


33 Он отвечал Ему: Господи! с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти.
34 Но Он сказал: говорю тебе, Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня.


Это не предсказание у Христа; здесь Он увещевает и даже приказывает... (наставляет)... Петра, и в его лице остальных, чтобы отреклись от Него. Они не понимают, до конца, во всяком случае, зачем нужно именно так; они поняли сие гораздо позже. Уже ведомые Духом по текстам Евангелий.
Отречься нужно три раза до рассвета. Это задача, цель, чтобы утвердить в народе видение того, что они отреклись. Чтобы не схватили их, и не судили с Ним. Потому что некому тогда будет нести истину Нового Завета миру. И не будет Евангелий Христовых.
Потому Петр шел туда где людно. Чтобы его увидели и спросили «а ты тоже с Ним был». И чтобы ответить: «нет».


35 И сказал им: когда Я посылал вас без мешка и без сумы и без обуви, имели ли вы в чем недостаток? Они отвечали: ни в чем.
36 Тогда Он сказал им: но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч;
37 ибо сказываю вам, что должно исполниться на Мне и сему написанному: и к злодеям причтен. Ибо то, что о Мне, приходит к концу.


Что Он здесь говорит им? Готовиться к тяжким временам проповеди — уже без Него.
Это все к вышесказанному.


«Продай одежду и купи меч», имеется в виду «одежду самости», ибо нагим человек кажется себе жалким и незащищенным, а под мечом следует понять меч уст. Но почему купи? А потому что слово имеет цену.
Как понять, что если нет сумы, то продать одежду? В суму (а еще и мешок в придачу, для уверенности; хотя в оригинале «кошель», «кошелек», возможно имеется в виду мешочек для денег) кладется снедь, на дальнюю дорогу; эта снедь относится к сказанному «не то оскверняет человека что входит в уста». То есть: изрекайте истину из сумы дальнего ума, зная цену слову, в коем путь Мой для вас. Бережливо, расчетливо с запасом, не оскверненное устами из сумы, давайте людям: потому что не то оскверняет что входит в уста. То есть, прежде чем сказать, дать людям слово, жуйте, испробуйте сами.
Говорил ли Он это так как написано, дословно? Мы не узнаем. Возможно и это иносказание, выражающее суть того Учения, что было дано только Апостолам. А они уже перенесли, в иносказании удобоваримом, в Евангелия.
А у кого нет ни мешка, ни сумы? Значит, нет еще умения [пережевывать сказанное] или прежде чем сказать; тогда стань наг, но не просто так, за цену, и купи за эту цену наготы своей, извнутренней незащищенности, меч для уст.
Уста это слово, это смысл прежде слова, это суть прежде смысла.
И без сути не говорите, не являйте из себя, собой, ничего: вот что дал в понимании им Христос.


38 Они сказали: Господи! вот, здесь два меча. Он сказал им: довольно.


Это те самые два меча Его опоры внутренней для второй смерти на Кресте Бездны.
Собственно, эти же два меча, и есть крест. Образ меча понятен: он сам как перекрестие, имеет перекладину над рукоятью, для защиты руки от удара. И вот этот «крест» двух мечей, будто падает в колодец (бездонный) второй смерти, вечной смерти. И где-то там, на кромешной глубине уже будучи [мертвым], Ему надлежит затормозить [падение] или соскальзывание — к самому началу начал, откуда происходит первая секунда сущего.
Метки: библия, чтение
Категории
Без категории

Комментарии

  1. Аватар для Ибрагим Аббас
    38 Они сказали: Господи! вот, здесь два меча. Он сказал им: довольно.
    39 И, выйдя, пошел по обыкновению на гору Елеонскую, за Ним последовали и ученики Его.
    40 Придя же на место, сказал им: молитесь, чтобы не впасть в искушение.
    41 И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился,
    42 говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет.
    43 Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его.
    44 И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю.
    45 Встав от молитвы, Он пришел к ученикам, и нашел их спящими от печали
    46 и сказал им: что вы спите? встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение.


    Судя по «здесь два меча», которые как бы взял от них, Он закрепляет в Себе принятие греха мира, потому что именно этим [инструментом] смертным и собирается убиться в Духе, то есть, самой Своей основе, что от Отца.


    Почему учеников клонит в сон? Они, на самом деле, как видно, ощутили небывалую слабость (это был не сон как таковой): Он забирал от них сии «мечи», то есть, некие духовные отпечатки брал от них, чтобы скрепить этим тот греховный узел, что навязал на Себя, на суть Свою, от мира ранее, посредством Иоанна Крестителя: тогда сошел Дух на Него как голубь. Это было известие от Отца, что первый этап выполнен, грех взят.


    47 Когда Он еще говорил это, появился народ, а впереди его шел один из двенадцати, называемый Иуда, и он подошел к Иисусу, чтобы поцеловать Его. Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть.
    48 Иисус же сказал ему: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?


    Здесь Он предупреждает воскликом Иуду, чтобы не наделал еще глупостей, раскрывая таким образом план. Потому что тот в полном «отключении разума», уже действует как автомат, лишенный обычных чувств, обмороженный изнутри ужасом от того, что совершает. И то что такова воля Самого Христа мало помогает ему.


    49 Бывшие же с Ним, видя, к чему идет дело, сказали Ему: Господи! не ударить ли нам мечом?
    50 И один из них ударил раба первосвященникова, и отсек ему правое ухо.
    51 Тогда Иисус сказал: оставьте, довольно. И, коснувшись уха его, исцелил его.


    Иносказание, аллегоричность...
    От двух мечей Его смерти, которая вот-вот состоится, ученик берет один, и ударяет раба первосвященникова: это образ остаточного влияния прежних воззрений в грядущей церкви, что от старого Завета, которая толком не вняла и Завету Новому. Но «толком» не означает, что совсем не поняла Завета. Не о том речь. Ухо раба тогда, это слышание Слова по Новому Завету — в грядущих поколениях христиан. И Иисус залечивает то ухо. Но как? Восстановилось ли оно целиком? Или было остановлено кровотечение? Ничего подробно не сказано. И как понимать тогда? Слышим ли мы, церковью, через церковь, ухом церкви... будто то ухо того раба первосвященникова, что перестало кровоточить? Или отросло заново? Или как слышим — Слово Завета Нового, и Ветхого, в обновленном его восприятии благодатном.
    Что такое, в образе, раб сей первосвященников? Это попытка сделать Слово Бога рабом своих прихотей. И лучше ли нам, чтобы ухо такое было отрублено, но исцеленное Христом, могло все-таки что-то слышать? Есть еще одно ухо? А у Христа (учениками) есть еще один меч! Его Крестной Смерти. И второе ухо в траву и пыль полетит, отсеченное верной рукой. Этот образ (нам) для «сильно задуматься» что и как мы слышим в Слове Божием. Читаем? Потому и сказано про ухо: от церкви, от канона идет знание. А читает каждый во что горазд. Когда и так с пониманием... «что вы спите? встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение».


    52 Первосвященникам же и начальникам храма и старейшинам, собравшимся против Него, сказал Иисус: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня?
    53 Каждый день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук, но теперь ваше время и власть тьмы.


    В этом показано как Он будет убивать Себя на Кресте — мечами и копьями греха. Но два меча уже есть при Нем, в Нем, чтобы сложить Крест над бездной: и начать просадку вечно живущей сути Своей; для того чтобы испытать смерть души, которая вероятна для любого творения от греха избытного.


    Мечами и копьями потому, что грех лукав и путается собой: то ли мечом рубать, то ли копьем ткнуть. И в этом видно святое [духовное] нетерпение Христа, ЛОГОСА: давай уже, пора.
    Он будто разговаривает со грехом в самом Себе, как разговаривал с сатаной в пустыне, извлекши того из сумрака и теней «того мира», который нам неведом. Но который случается в наших мыслях. И когда спим. Это мир надежд и чаяний, но среди него ходит сатана, обольщающий похотью дух.
    Лишая разума.


    54 Взяв Его, повели и привели в дом первосвященника. Петр же следовал издали.
    55 Когда они развели огонь среди двора и сели вместе, сел и Петр между ними.
    56 Одна служанка, увидев его сидящего у огня и всмотревшись в него, сказала: и этот был с Ним.
    57 Но он отрекся от Него, сказав женщине: я не знаю Его.


    Итак, Петр выполнил указание Христа. Пошел в людное место, и на вопрос которого ждал, ответил как нужно.


    58 Вскоре потом другой, увидев его, сказал: и ты из них. Но Петр сказал этому человеку: нет!
    59 Прошло с час времени, еще некто настоятельно говорил: точно и этот был с Ним, ибо он Галилеянин.
    60 Но Петр сказал тому человеку: не знаю, что ты говоришь. И тотчас, когда еще говорил он, запел петух.
    61 Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды.
    62 И, выйдя вон, горько заплакал.


    Этот взгляд, что будто привиделся Петру, означал «ты все исполнил». Взгляд одобрения.
    Но от тяжести моральной ноши сей, он не выдерживает, сердце его разрывается.
    Почему «будто привиделся»? Потому что Господу не обязательно смотреть непосредственно, от плоти, чтобы взглянуть.


    63 Люди, державшие Иисуса, ругались над Ним и били Его;
    64 и, закрыв Его, ударяли Его по лицу и спрашивали Его: прореки, кто ударил Тебя?
    65 И много иных хулений произносили против Него.


    «И закрыв Его»: это к «Господь, обратившись, взглянул». Здесь надо понять лишь то, как следует читать, воспринимать, понимать, а далее трактовать изложенное в Евангелиях.