Жадность Германии

  1. Hibiscus
    Hibiscus
    "И овном овен был вполне доволен".


    Нет, Гитлер, конечно, не 100%-ный Овен, но, тем не менее, с завидной сугубо бараньей упертостью или упрямостью осла, не наученный горьким опытом своего французского собрата (по принадлежности к масонскому ордену, очевидно), взялся за и доказывал исключительность нации, основанную (исключительность) на, якобы, древних знаниях и чуть ли не на священных манускриптах увековеченную жрецами далекой (во времени), но очень продвинутой (разумной) цивилизации. Если герой своего времени желает видеть и там и сям Золотое Сечение, как это случилось с несчастным Леонардо, то он увидит его одинаково легко и в куче у забора, и в облаке на небе. Если другой герой думает, что для достижения личного счастья нужно расстрелять миллион человеков, то он не успокоится, пока не расстреляет.


    Но началось все двумястами годами ранее, во времена распространения по Европе уже означенного масонства. Это такая игрушка для взрослых дяденек, а иногда и тетенек, играя которой, они чувствуют себя очень важными персонами, элитой, на которую равняются все остальные - смертные то бишь. Они были никем до вступления в масонство, а после этого стали вдруг абсолютно всем. Они вдруг приобщились ко великим тайнам мироздания, они вдруг стали со Христом на ты, все, что сказал Он - им ясно как день, и даже более Него они теперь имеют знаний, ведь за 17 веков столько открытий было сделано, о которых Христос даже понятия не имел! Они явно выше Него теперь, ведь их (масонов) больше, чем 12. И гораздо больше. А будет еще больше. Еще и еще!...


    Так качество перешло в количество. Так Германия превратилась из обычной любопытствующей, невинно интересующейся тайными знаниями страны в жадного до крови монстра. Он воплотился в Гитлере, и вся страна поклонилась ему официально. То, что не сумели французы, немцы решили осуществить, пока след не простыл. На таком адреналине они стали во главе Европы (нацистский блок), и это наблюдается до сей поры, отголоски, эхо войны: то, что канцлер Германии ныне во главе Евросоюза. Но это похмелье, и оно закончится в тот день, когда иная европейская страна заявит, что под ней весь мир должен лежать.


    Или американская? Несколько слов в защиту Америки, ведь ее столь многие не любят. Или боятся? Любят или боятся? К сожалению, в современном мире страх есть синоним любви. "Бьет - значит, любит" - из той же серии. И чтобы спровоцировать у мужа приступ любви, жена порой готова поставить на кон будущее собственных детей. Америка - такое же дите, брошенное матерью-диктаторшей. Но брошенное не просто так, а все с теми же пресловутыми игрушками, в которые игрались страны тысячелетиями: орудиями пыток, ружьями, пушками, снарядами, масонским бредом, в конце-концов. Да, Вашингтон масоном был, как мать Америки - Европа (Англия, если уж совсем конкретно). Но в чем же виноват младенец? Если ребенку спички дать - он дом сожжет, но не со зла ведь. А если пистолет? Америка пока не обрела свой путь, потому как не имеет своего самосознания, она лишь копирует поведение других стран. А все думают, будто бы она стремится к мировому господству. Стремился Гитлер. Чем и где он кончил - пусть спорят господа историки. Здесь же нам только суть важна, что жадность погубила фюрера.
  2. Hibiscus
    Hibiscus
    Не спится дьяволице,
    Голодной злой волчице,
    От холода не злится -
    Беснуется она.

    Вот если бы зарыться
    К медведю, поселиться
    В берлоге, что приснится
    В остатках декабря?

    Луга ли заливные?
    Овечки нехудые,
    Живые, но парные,
    Из жил сочится кровь...

    Бедовая отрада
    И хищнице награда,
    Так крови она рада
    Овец, телят, коров.

    Во сне бы улыбнулась,
    К медведю повернулась,
    Нечаянно уткнулась
    В храпящих складок хмель -

    И яркое сиянье,
    И челюсти дрожжанье,
    И рухнувшее зданье,
    И рухнувшая ель.

    Все мигом закружилось,
    Все в кашу превратилось,
    Не боль, но жизнь явилась
    Во всей своей красе.

    Не голод, но дороги
    К одной лесной берлоге
    Приводят, коли ноги
    Идут. Приходят все.
  3. Hibiscus
    Hibiscus
    Что, приуныла после поражения в войне? Гордиться нечем - тут с тобой согласны многие. Какой-то вождь безумный свел тебя с ума и жаждать власти над планетой и народами заставил. Как дурочка ты верила ему! Он видел в тебе женщину неудовлетворенную и радовать хотел тебя собой, своим мужским началом, вновь и вновь, а ты и согласилась вся, не понимая, что не вечен плоть имеющий, что вождь состарится и выдохнется, изойдет на нет! Или не вся?

    Забыла ты, что были адекватные германцы, когда иное большинство трубило вместе рейхом зов победный торопливый маленькой трубой своей? Смотри, ослепшая 100 лет назад - вот он один из них, из тех, кто крови не хотел и войн и вознамерился остановить веселье темное, фашистов беснование:



    Случайно ли, что плотник он? Могло б не быть войны второй, и взрыв его устройства фюрера прикончил бы во время речи пламенной, но ты, любовница безумного маньяка, уже вкусила крови и остановиться не могла. Хранила Гитлера уже сама судьба, твоя мечта о новом мировом порядке, диктуемом тобой. Не захотела ты понять Георга. Теперь и Тилля ты не понимаешь?



    Исполнится им завтра: первому - век и 15 лет; второму - 55. И оба протрезвить тебя стремились! Да почему стремились? Ты послушай песни, вникни в суть. Rammstein - не развлекаловка, а путь, Германия, твой в мир без войн. Раз уж история тебя войною заклеймила...
  4. Hibiscus
    Hibiscus
    "Как писала Каренина в письме к Мэрилин:
    Колёса Любви расплющат нас в блин".

    И несмотря на цены на бензин.
    А вот ещё одна цитата:

    "- Вы думаете, что диктатура в Германии больше невозможна?
    - Нет, конечно, мы для этого слишком образованы".

    Первая цитата - из песни, вторая - из фильма. Из фильма про вышедший из-под контроля эксперимент школьного учителя, который лучше один раз увидеть. Вот ссылка. Описание заканчивается фразой: познать самую темную сторону диктатуры. Но у диктатуры нет светлых сторон, т.к. рождается она из звериного рыка решившего уничтожить себя я через уничтожение других я. Вождь изначально безумен, с манией саморазрушения, а из безумия не может родиться ничего не-безумного. Какова предпосылка - таков и результат. Но почему же саморазрушения? Может это мания величия?

    Глядя на мир через призму своего тела, взаимодействуя с миром через органы чувств, прикасаясь плотью к другой плоти, где-то внутри человека возникает фиксация на этих ощущениях и рождается я. Причем оно не маленькое, не песчинка, которой является тело во вселенной, оно становится всей этой вселенной. Я становится не то, чтобы большим, оно становится единственным. Это единственный мир, который знает душа, познающая себя через физический контакт с миром. Душа ослеплена цветами, запахами, звуками, речами, словооборотами, поэзией и болью, что испытывает плоть. И радостью, которую испытывает тело. Всё это вертится вокруг неё. Она от этого не может отказаться, она боится это потерять. Она, она - везде только она! Так эго воспевает мир, становится великим и могучим.

    Но для единственной реальности и правильности этой реальности в своих глазах эго и впрямь должно быть единственным в мире. И тут возникает проблема: другие люди. Все они со своими особенностями, все они ставят под вопрос твою реальность. Они спокойно обойдутся и без тебя на этой планете. И ты об этом прекрасно знаешь, потому что они доказывают тебе это каждый день. Той войной, которую вы ведете друг с другом за место под солнцем.

    Да, конфликт неизбежен. Когда есть корпускулы - будет и корпускулярное движение, притяжение и отталкивание. Во имя поддержания системы, состоящей из корпускул, корпускулы должны то любить, то ненавидеть друг друга. Их должно притягивать друг к другу (и это любовь), но они же должны и воевать друг с другом (и это есть ненависть). Притягиваясь, они чувствуют любовь, их расширяет, раздувает, распирает изнутри - они становятся значимыми в своих глазах, и это есть мания величия, желание заполонить собою все доступное пространство, расшириться до бесконечности и потеряться в этом. Но потеряться - значит, умереть. Я умирает в соединении с другими я, а значит, это не мания величия, а мания саморазрушения.

    Во всякой диктатуре - зерно саморазрушения. И ни один из диктаторов не достиг своей цели, ибо цель его безумна, т.е. нереальна, как и я, привязанное к миру, родившее эту цель. Любое я обречено, сколько бы оно ни прожило. Так и война обречена, и видимым во внешнем мире признаком является самоубийство лидера, когда его движение... Но лучше один раз увидеть.
Показано с 1 по 4 из 4