Понравилось Понравилось:  0
Благодарности Благодарности:  0
Страница 1 из 16 1234567891011 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 15 из 227

Тема: Миф об инквизиции, или братьям-католикам посвящается.

  1. #1 (263981)
    Ветеран Аватар для Anabaptist
    Регистрация
    07.07.2004
    Адрес
    Киев
    Пол
    Сообщений
    1,456

    Миф об инквизиции, или братьям-католикам посвящается.

    Большие исторические черные мифы создаются авторитетными интеллектуалами и художниками и поддерживаются усилиями правящих кругов для того, чтобы сохранять культурную гегемонию этих правящих кругов. Эти мифы оправдывают тот разрыв с прошлым, который и привел к установлению существующего порядка. Если они поддерживаются и авторитетными зарубежными умами, такие мифы приобретают зловещий и долгосрочный характер и порождают дочерние или обобщающие мифы. Структура мифа и характер его восприятия общественным сознанием хорошо изучены, что позволило создать в демократических государствах целую индустрию, фабрикующую и внедряющую мифы с целью манипуляции сознанием и поведением. Такие мифы, конечно, редко становятся частью долговременной традиции, входящей в ядро культуры

    Похожим образом соединились усилия испанских либералов, ведущих борьбу против союза монархии и церкви, и протестантов, ведущих борьбу против католичества, в создании черного мифа об Инквизиции . Впоследствии этот миф стал важным средством давления на общественное мнение в геополитическом противостоянии Англии и США против испаноязычного мира. Сегодня в Испании признание этого мифа является для интеллигента обязательным признаком лояльности по отношению к демократии и его полного разрыва с «реакционным традиционализмом» (франкизмом, клерикализмом и т.д.). * Миф об Инквизиции тесно связан с главным мифом современного Запада - о том, что протестантская Реформация породила неразрывно связанные между собой капитализм и науку . Таким образом, возникновение нового типа эксплуатации (во многих отношениях более жестокого, нежели феодализм) как бы компенсировалось прекрасным даром рационального мышления и освобождающего знания. Концепция «протестантской науки» интенсивно разрабатывалась начиная с 30-х годов нашего века влиятельным американским социологом Р.Мертоном .

    * В дальнейшем в историю науки вошел, как почти очевидный, тезис о том, что наука расцвела на севере Европы потому, что там не было Инквизиции. И, напротив, Контрреформация и Инквизиция на юге Европы были несовместимы с духом науки . Здесь, согласно официальной англо-саксонской истории, господствовало не рациональное сознание, а консервативная религия, суеверия и чувство.

    * Понятно, как важно было бы для верного понимания самого хода становления современного общества с рациональным светским мышлением знать, где, когда и как произошел переход от мышления эпохи Возрождения, которое представляло мир полным ведьм, демонов и магии. Где берет начало век Просвещения, век Декарта?

    * Удар по идеологическому мифу об Инквизиции нанес перед самой своей смертью американский историк-протестант Генри Чарльз Ли (1825-1909), который сам же так много потрудился для создания этого мифа. Его книга «История Инквизиции в Средние века» (1877) сделала его главным авторитетом в этом вопросе. В 1906-1907 гг. он опубликовал в четырех томах «Историю Инквизиции в Испании», в предисловии к которой писал, что стремился показать не страшную церемонию ауто да фе с сожжением известных персон, а «неслышное воздействие, которое оказывала ежедневная непрерывная и секретная работа этого трибунала на всю массу народа, показать те рамки, в которые он загнал ум испанцев, тупой консерватизм, с которым он удерживал нацию в средневековой рутине и не дал ей воспользоваться свободами рационального мышления».

    * И вот, уже после выхода в свет главного труда Г.Ч.Ли, в руки ему попали документы, которые перевернули все его взгляды. Это были протоколы процесса 1610 г. в г. Логроньо, на котором молодой инквизитор иезуит Алонсо де Салазар, получивший юридическое образование в университете Саламанки, убедительно доказал, что ведьм и демонов не существует. И сделал он это согласно строгим нормам позитивного научного метода, намного опередив в этом свое время. Салазара поддержал архиепископ Толедо Великий инквизитор Бернардо де Сандоваль, а затем и Высший совет Инквизиции [115] .

    * Это решение кардинально изменило весь интеллектуальный климат в католических странах, а затем и состояние общества в целом - ведь «колдуны и ведьмы» составляли подавляющее большинство жертв Инквизиции. В результате именно в католических странах по решению Инквизиции прекратилась «охота на ведьм» - на целое столетие раньше, чем в тех частях Европы, где победила Реформация.

    * Новыми глазами взглянул после этого Г.Ч.Ли на исторические данные. И оказалось, что известные борцы за рациональное мышление (как, например, Декарт) были на севере Европы редкими диссидентами, а большинство видных интеллектуалов даже и в XVIII веке верили в демонов и ведьм. И сотни тысяч «ведьм» пошли на костер в век Научной революции (и сжигали их в США вплоть до XVIII века, причем судьями были профессора Гарвардского университета).

    * Г.Ч.Ли, честный ученый, нашел в себе силы и мужество заявить буквально накануне смерти: «Нет в европейской истории более ужасных страниц, чем сумасшествие охоты на ведьм в течение трех веков, с XV по XVIII. В течение целого столетия Испании угрожал взрыв этого заразного помешательства. Тот факт, что оно было остановлено и сокращено до относительно безобидных размеров, объясняется осторожностью и твердостью Инквизиции... Я хотел бы подчеркнуть контраст между тем ужасом, который царил в Германии, Франции и Англии, и сравнительной терпимостью Инквизиции».

    * Г.Ч.Ли начал большую работу по документальному описанию охоты на ведьм, обратясь в архивы всех христианских стран. Эту работу закончили уже его ученики. Ф.Донован, современный историк, пишет:

    * «Если мы отметим на карте точкой каждый установленный случай сожжения ведьмы, то наибольшая концентрация точек окажется в зоне, где граничат Франция, Германия и Швейцария. Базель, Лион, Женева, Нюрнберг и ближние города скрылись бы под множеством этих точек. Сплошные пятна из точек образовались бы в Швейцарии и от Рейна до Амстердама, а также на юге Франции, забрызгали бы Англию, Шотландию и Скандинавские страны. Надо отметить, что, по крайней мере в течение последнего столетия охоты на ведьм, зоны наибольшего скопления точек были центрами протестантизма. В полностью католических странах - Италии, Испании и Ирландии - было бы очень мало точек; в Испании практически ни одной».

    * Историки, которые осмелились отойти от установок черного мифа об Инквизиции, сразу смогли преодолеть кажущееся ранее необъяснимым противоречие: утверждение о том, что Реформация освободила мышление, никак не вязалось с тем фактом, что именно виднейшие деятели протестантизма (Лютер, Кальвин, Бакстер) были фанатичными преследователями ведьм. Лютер непрестанно требовал выявлять ведьм и сжигать их живыми. Как пишет друг Г.Ч.Ли, историк и философ В.Лекки, «Вера Лютера в дьявольские козни была поразительна даже для его времени... В Шотландии, где влияние Реформации было сильно, как нигде более, пропорционально более жестокими были преследования [ведьм]». Ричард Бакстер («самый великий из пуритан»), один из главных авторов, которых цитирует М.Вебер в своем труде «Протестантская этика и дух капитализма», представлен Р.Мертоном как выразитель духа новой науки. Но именно он в 1691 г. опубликовал книгу «Доказательство существования мира духов», в которой призывал к крестовому походу против «секты Сатаны».

    * Работы Г.Ч.Ли и его учеников не смогли поколебать господствующую на Западе идеологию, которая исходит из мифов англо-саксонской историографии. Даже в самой Испании публично поставить под сомнение миф об Инквизиции значит навлечь на себя подозрение в симпатии к франкизму, клерикализму, сталинизму и прочим грехам. Сегодня в Испании даже знающий истинное положение дел историк осмеливается говорить об этом лишь шепотом и лишь наедине. Однако в среде историков и философов история становления науки и капитализма видится, конечно, уже иначе. От М.Вебера, который начал поворот, до М.Фуко, который в книге «Слова и вещи» дал более беспристрастную («археологическую») трактовку, проделана большая работа по демифологизации.



    Данный текст принадлежит перу Сергея Георгиевича Кара-Мурзы www.kara-murza.ru

  2. #2 (312543) | Ответ на # 263981
    Отрывки из книги "Невидимая битва"

    ...Каждый принимал к действию ту часть христианского учения, которая была ближе по духу. Но невозможно было открыть перед людьми свою святость или просто ученость и не принадлежать к общей церковной пастве, не участвовать во всех традиционных церковных ритуалах, не причащаться, не исповедоваться. Какой бы невинной ни была жизнь человека, если он не оказывал почитания государственной религии, его ждал костер. Будь это даже ребенок из семьи "еретиков".
    Списки сожжений инквизиции выглядели так ("чужими" в списке названы протестанты):

    В первом сожжении - четыре человека.

    Вдова старого Анкера.
    Жена Либлера.
    Жена Гутбродта.
    Жена Хекера.

    Во втором сожжении - четыре человека.

    Две чужие женщины (имена неизвестны).
    Старая жена Бевтлера.

    В третьем сожжении - пять человек.

    Тунгерслебер, менестрель.
    Четыре жены горожан.
    ...

    В десятом сожжении - четыре человека.

    Двое мужчин и две женщины.

    В двенадцатом сожжении - два человека.

    Две чужие женщины.

    В тринадцатом сожжении - четыре человека.

    Маленькая девочка лет девяти или десяти.
    Девочка моложе ее - ее маленькая сестра.

    В четырнадцатом сожжении - два человека.

    Мать вышеупомянутых двух маленьких девочек.
    Девушка двадцати четырех лет.

    В пятнадцатом сожжении - два человека.

    Мальчик двенадцати лет, в первом классе.
    Женщина.
    ...

    В восемнадцатом сожжении - шесть человек.

    Два мальчика в двенадцатилетнем возрасте.
    Дочь д-ра Юнге.
    Девушка лет пятнадцати.
    Чужая женщина.
    ...

    В двадцатом сожжении - шесть человек.

    Дитя Гебела, самая красивая девушка в Вюрцбурге.
    Два мальчика, каждому по двенадцать лет.
    Маленькая дочь Степпера.

    В двадцать первом сожжении - шесть человек.

    Мальчик четырнадцати лет.
    Маленький сын сенатора Штолценбергера.
    Два питомца школы...

    И так далее - "Чужой мальчик... Два мальчика в больнице. Богатый бондарь... Маленькая дочь Валкенбергера. Маленький сын пристава городского совета... Чужой мальчик. Чужая женщина... Еще мальчик... Младенец, дочь д-ра Шютца ..."
    Вообще, интересно понять, что происходило в душе взрослых людей, одетых в облачения священнослужителей, с серьезным видом приказывавших привязывать к столбу костра маленьких школьников.
    Вот этот дядя сурово смотрит, как плачущего мальчика, не понимающего, в чем он согрешил перед всемилосердным, подводят к столбу, крепко привязывают веревками. Где-то на соседней улице слышен истошный крик его матери, запертой за крепкими замками и тоже приговоренной к костру. Ей уже все равно, что будет с ней. Сейчас привязывают к столбу костра ее единственного маленького, дорогого... Она ничего не может сделать, только биться об камни и проклинать божество, которое создало этот проклятый мир.
    Дядя в облачении святого служителя церкви сурово смотрит на маленького еретика. Как его руки прижимают к столбу и крепко затягивают на нем большие узлы толстой веревки. Как обкладывают дровами, хворостом. Остается только зачитать приговор и дать знак палачам. Маленький будет корчиться в языках пламени и кашлять от дыма. Еретик будет страдать так, как того заслужил, или так, как того заслужила его мать, которую скоро притащат к такому же столбу. Бог их там разберет сам, кто из них в чем виноват...
    Может быть, списки сотен и тысяч не пробуждают в нас человечность и сострадание, а наоборот - притупляют наши чувства, и мы с трудом воспринимаем то, что происходило тогда?
    Как привязывали к столбу младенца, дочь доктора Шютца? Или ее держала на руках женщина из того же сожжения? Прижимала она ее к себе крепче и крепче, когда горели уже ее ноги, или выпустила из рук, сжавшись от боли и повиснув на веревках?
    Неужели все-таки император Юлиан был прав?
    А может быть, пример Симона де Турнэ показал в миниатюре то, что происходит с обществом, когда духовная власть отдается в руки тех, кто считают рассуждение об истине игрой слов, упражнением красноречия и всего лишь средством к завладению умами и душами?
    Теологические интеллектуальные эксперименты привели Европу к странному духовному состоянию, когда цивилизация спокойно смотрела на конвейер оптового человекоубийства и постепенно привыкала ко все большим и большим жертвам, приносимым божеству....

    ...В книге профессора Дрэпера "Конфликт между Религией и Наукой" мы читаем, как семьи осужденных и сожженных еретиков подвергались полному разорению. Историк Инквизиции Ллоренте подсчитал, что один только инквизитор Торквемада со своими подручными в течение восемнадцати лет сжег на костре 10220 человек. А дальше в рассказе Дрэпера следует странная деталь:
    "Изображений человеческих сожжено 6810, наказано иными способами 97321 человек..."
    - Сожжено шесть тысяч восемьсот десять человеческих изображений в качестве наказания.
    Изображения людей сжигались в качестве их наказания. Что это, опечатка?
    Эта цитата напоминает об обрядах колдунов Вуду, калечащих восковые фигурки своих врагов для наслания на них смерти.
    В исследовании Генри Чарльза Ли есть сообщения о священнослужителях, использовавших церковные ритуалы для такой магии:
    "...Бывали такие священники, которые служили литургию в целях ... колдовства; совершая священные обряды, они все время проклинали своих врагов и верили, что это проклятие, так или иначе, вызовет гибель помянутого ими человека. Бывали даже случаи, что служили обедню для того, чтобы сделать более действительным древний способ насылать порчу; верили, что, если отслужат десять обеден над восковым изображением своего врага, то он непременно умрет в течение десяти дней..."
    Если заглянуть в труды таких привилегированных католических авторов, как маркиз де Мирвилль и шевалье де Мюссе, то становится очевидным, что Церковь идет по жизни рука об руку не только с созданным ею Дьяволом, но и с магией, дьявольской наукой, как называют ее католики. Де Мюссе пишет: "Церковь верит в магию... А те, кто не верят в магию, могут ли они еще надеяться разделить веру своей собственной Церкви? А кто может их научить лучше?.." И здесь мы переходим от истории церкви богословия и теологического красноречия к другой ее истории, в большинстве случаев сокрытой от глаз верующих.
    Есть своя особая внутренняя жизнь церкви, которая никогда не выносится на всеобщее обозрение. В ней все вместе - от библиотек древней оккультной литературы, не доступных для простых смертных и даже для большинства священнослужителей, до дипломатических связей с королями, президентами, канцлерами, дуче и фюрерами - составляет один захватывающий исторический роман. В этой внутренней истории церкви, до сих пор не оцененной писателями, детективный сюжет неразрывно переплетен с мистикой и тайнами магии.
    А где еще это может быть собрано в таком количестве и в таком напряженном ритме, как не в жизни могущественной, стройной, дисциплинированной организации, членам которой на исповедях доверяют тайны мировой политики министры, дипломаты и монархи, и которая с первых дней своего создания заявляла о своей мистической посреднической роли между Богом и людьми?...





    ...Суккубами в средневековье называли интимных духов женского пола, а инкубами - мужского. В архивах инквизиции огромная часть документов о колдовстве была посвящена именно связям людей с инкубами и суккубами. Некоторые исследователи рассматривали эти связи как одно из проявлений скотоложства, поскольку считали интимных духов разрядом низших существ. Так, теолог Фома Аквинский (1226-1274) понимал под скотоложством "любой тип плотской связи с представителем другого вида". Общим определением сочетания человека с интимным духом в церковной практике стало "демонические связи". Осужденных за такие связи приговаривали к смерти. Жак Валле приводит случай с человеком по имени Бенуа де Берн, который в семидесятилетнем возрасте признался на исповеди, что сорок лет находился в связи с суккубом по имени Мермелин. Откровенность на исповеди перед священнослужителем стоила ему жизни. Он был осужден и сожжен заживо.
    Августин в книге "О граде Божием" говорит:
    "Широко распространено мнение, подтверждаемое прямыми и косвенными свидетельствами надежных людей, что сильфы и фавны, обычно называемые инкубами, часто досаждали женщинам, домогались их и в конце концов вступали с ними в связь. Есть даже демоны, которых галлы зовут дузами, которые довольно часто совершают такие непристойные поступки: это подтверждают столь многочисленные и высокие авторитеты, что было бы слишком нагло отрицать их".
    На основании преданий и авторитета Библии считали, что от таких связей рождаются великаны, сильные и жестокие. Католические писатели причисляли к ним многих великих язычников. А некоторые даже и своего современника Мартина Лютера. Это было одним из способов объявить кого-то исчадием ада.
    То, что Антихрист родится от связи смертной женщины с инкубом, было логическим заключением теологов из этих наблюдений. Этого взгляда придерживался и кардинал иезуитов Беллармино, самый жестокий из всех инквизиторов.
    Сжигая на кострах людей, обвиненных в интимных связях с демонами, церковь проводила политику очищения человеческой расы от "дьявольского семени". Таким образом, искусственный отбор, селекция, улучшение породы существовали уже в средние века, за сотни лет до открытий Дарвина и генетиков. За века до Третьего рейха....
    Если ты смотришь в Бездну, Бездна смотрит в тебя.

  3. #3 (312545) | Ответ на # 312543
    ..."Я верю ... в существование бесконечной вселенной, как в результат беспредельной божественной мощи, ибо я счел бы недостойным божественной добродетели и силы, чтобы она, будучи в состоянии создать, кроме этого мира, другой и бесконечные другие миры, - стала бы создавать конечное мироздание. Таким образом, я заявляю, что существуют бесчисленные отдельные миры, подобные нашей Земле, которые, как учил Пифагор и как я понимаю, являются звездами, подобными по своему естеству Луне, другим планетам и другим звездам, которые бесчисленны; все эти небесные тела являются мирами, и числа им нет, и все они образуют бесконечную Вселенную в беспредельном пространстве; и это называется беспредельной вселенной с бесчисленными мирами; и в этом - двойное величие: величие вселенной и заключенного в ней множества миров..."
    - Это цитата из речи Джордано Бруно, произнесенной на суде перед его обвинителями, которых возглавлял кардинал иезуитов Роберто Беллармино. Беллармино прославился как самый жестокий инквизитор и навсегда вошел в историю своим требованием сжечь всех юных еретиков, объясняя его тем, что чем дольше они живут, тем большему проклятию подвергнуты.
    Беллармино жаждал смерти еретика Джордано Бруно, бросившего вызов абсолютности церковной истины и авторитета. Разве имел кто-то право, не служа церкви, дерзать на запрещенное ей знание? Оно сокровенно и не для всех, а тем более не для таких независимых и свободолюбивых умов, как Джордано Бруно.
    Но Бруно продолжал выдавать то, что не должен был знать никто:
    "В этой вселенной я нахожу вселенское Провидение, благодаря которому все живет, растет и двигается в своем совершенствовании; и я понимаю это двояко: одно - в том виде, в котором целая душа присутствует в целом и в каждой частице целого, и это я называю природою и отпечатком божественной стопы, другое - в несказуемом виде, в котором Бог, как сущность, присутствие и сила находится везде, во всем и над всем не как часть, не как душа, но как несказуемое..."
    Наблюдая за тем, с какой поспешностью и волнением ему выносят обвинительное заключение, Бруно произнес: "Вы, похоже, с большим страхом объявляете мне приговор, чем я его выслушиваю". После восьми лет тюремного заключения и пыток этот хрупкий человек не сдался и, как истинный философ, последователь Пифагора и Платона, не отказался от Истины в угоду власти людей. Приговор был вынесен 17 февраля 1600 года. Философа-вольнодумца ждали позорный колпак еретика и костер на Цветочной площади.
    Но не является ли клеймо позора и презрения от власти этого мира свидетельством величия презираемого? Надземного величия, для которого сама земная смерть - верный способ низвести на землю свет высшей Истины....
    ...Бруно приковали железной цепью к столбу в середине костра и обвязали мокрой веревкой, которая должна была в огне скручиваться и впиваться в тело...
    Палачи из "Братства обезглавленного святого Иоанна Крестителя" потом будут говорить всем о позорном поведении еретика перед смертью: "Он упорствовал в своих заблуждениях до самого конца, пока его вели на Цветочную площадь, снимали с него одежды, привязывали к столбу и предали сожжению" . При этом они будут умалчивать о том, что Бруно вели к месту казни с кляпом во рту. Слишком опасные истины он выдавал миру. Опасные для могущества Церкви.
    Такова была борьба воинов Церкви. Борьба не на жизнь, а на смерть. Борьба одних адептов, посвященных в тайное знание, против других Посвященных.
    Но Бруно не был одиноким мучеником Истины, задолго до него целое братство таких же как он философов-адептов было безжалостно уничтожено братством священнослужителей.
    Это был Орден Тамплиеров....
    Если ты смотришь в Бездну, Бездна смотрит в тебя.

  4. #4 (312547) | Ответ на # 312545
    ......Орден был основан в Палестине в 1118 году двумя французами - рыцарями Хьюго де Пейеном и Жофруа де Сент Адемаром. Они были посвящены в учение братства назареев, философов и аскетов, сохранивших память о жизни и учении Иисуса Христа и о подлинной истории раннего христианства. Это были последователи Иоанна Крестителя. Их духовным идеалом было сохранение и возрождение единой древней Религии.
    В соответствии с традициями Посвящения такое возрождение истинной религии среди человечества символически называлось построением Храма Истины, а его строители - Каменщиками, свободными Каменщиками. Отсюда название братства назареев - Орден Храма. Хьюго де Пейен и Жофруа да Сент Адемар считали создаваемый ими орден его духовным детищем, ответвлением, и поэтому назвали свое рыцарское братство Орденом Иоанновских Тамплиеров, Храмовников (от латинского templum, как и от французского temple - храм).
    Эмблемой ордена был выбран красный крест на белом плаще, символ вселенной. Орден должен был объединить в своих рядах самых лучших людей эпохи и создавать, строить царство Истины в христианской Европе. Служить защитой и помощью лучшим стремлениям человечества, развивая идею благородного, истинно христианского рыцарства. Чтобы церковь не могла препятствовать этому, тамплиеры по прообразу Мистерий и по методу преподавания самого Христа разделили свое учение на две части - внутреннюю и внешнюю, и на несколько степеней посвящения. Внешнее учение было самим общепринятым христианством в его лучших проявлениях, без поклонения мертвой букве иеговического Ветхого Завета. Внутреннее учение, за которое тамплиеров сразу же ждал бы костер, если бы они объявили о нем открыто, составляло тайну ордена. За это учение на заре христианской эры преследовали неоплатоников и уничтожали их библиотеки, за него убили Ипатию, и теперь оно могло быть только тайным.
    Для открытых богослужений тамплиеры имели свои храмы и часовни, для тайных собраний и мистерий они уединялись в тайных пещерах и отдаленных лесных хуторах.
    Официальной задачей, возложенной церковью на Орден Тамплиеров, было обеспечение безопасности христианских паломников на их пути в Иерусалим. Устав ордена был чрезвычайно суров. Его члены при вступлении давали три монашеских обета - послушания, бедности и целомудрия. Ни одна монета в руках тамплиера не была его собственностью, кем бы он ни был - простым послушником или Магистром ордена. Всем владел орден, большая коммуна со строгим иерархическим укладом. И это не было новостью в истории. За полторы тысячи лет до этого общины основывали Будда и Пифагор. Такой же общинный уклад жизни был у ессеев, ближневосточных последователей Будды, и у апостолов Христа. По таким же принципам жил существовавший в то время Цистерцианский монашеский орден, окрепший и развившийся усилиями святого Бернара Клервоского (1090-1153 гг.), христианского подвижника, обличавшего "Вавилон" церковной теологии и проповедовавшего жизнь "не для себя, но для всех", подобную жизни Христа.
    В своем сочинении "Во славу нового воинства" Бернар сравнивал тамплиеров с самим Христом, изгонявшим торговцев из Храма. Все приходящие в орден вступали в него добровольно, служение в нем было испытанием, в котором рыцарь в течение многих лет мог показать себя наставникам и получить допуск к более высоким степеням посвящения. Их ритуалы и учения были абсолютной тайной, а в народе ходили несколько историй про то, как тамплиеры принимали в свое братство новичков. Эти признания отверженных кандидатов потом стали одним из главных пунктов обвинения церкви против храмовников.
    Несколько таких случаев описаны в "Истории инквизиции" Генри Чарльза Ли.
    Жан д'Омон добивался принятия в прославленный рыцарский орден, испытания которого были окутаны тайной. Жан очень хотел быть принятым, но не знал, что предстоит ему сделать, чтобы попасть в него. Во время торжественного приема наставник удалил из часовни всех других братьев "и после некоторых затруднений заставил его плюнуть на крест; а после всего наставник сказал ему: "Пойди, дурак, исповедуйся!"
    Кандидат показал, что для него "Цель оправдывает средства", и был отвержен. Поскольку орден иезуитов в то время еще не был создан, то Жан остался не у дел и затаил обиду на рыцарей.
    "Другой брат, служитель Пьер де Шеррю, показал, что, когда его заставили отречься от Бога, то его наставник посмотрел на него с пренебрежительной улыбкой, как бы желая выразить свое презрение к низкому ренегату"
    Ордену не нужны были карьеристы, готовые ради собственной выгоды менять убеждения. И рыцари ордена своей жизнью доказывали верность возвышенным идеалам христианства. Во время бедствий и голода монастыри тамплиеров были прибежищем обездоленных и голодных. На тамплиеров, как на могущественную справедливую силу, возлагали обязанность блюсти сохранность животных, инструментов и семян, важных в сельском хозяйстве, во время междоусобных войн дворян и церковных феодалов.
    Рыцари-тамплиеры годами томились в тюрьмах мусульман, с которыми в то время христианский мир вел войну, и могли получить свободу, поменяв веру, но ни один из них не сделал этого. Генри Ли описывает, как султан Египта, узнав о преследованиях, начатых церковью против ордена, велел привести к себе сорок рыцарей, взятых им в плен за десять лет до этого. Он предложил им богатство и свободу в обмен на отречение от веры. "Пораженный и рассерженный их отказом, он снова запер их в тюрьму и лишил их пищи и питья; и все они, таким образом, предпочли мученическую смерть вероотступничеству".
    И это не фантазии из баллад о рыцарстве, а подлинная история самого загадочного из всех рыцарских братств. Современные энциклопедии, объясняя эту загадочность, пишут об ордене так: "Сфабрикованные французскими юристами обвинения стали источником позднейшей мифологизации тамплиеров, чему немало способствовали закрытость ордена и обычай хранить в строжайшей тайне его внутреннее устройство" . Очевидно, у рыцарей была причина соблюдать эту строжайшую тайну. Иначе, зачем справедливым и благородным воинам делать секрет из своей внутренней жизни? Скрывать какие-то тайные грехи?
    Именно это и утверждали церковные "юристы", вынося тамплиерам свои странные обвинения:
    "Не признают Христа, Пречистой Девы и Святых"; "плюют на крест, топчут его ногами и поливают мочой"; "поклоняются в темной пещере Бафомету, обтянутому человеческой кожей, мажут его жиром изжаренных младенцев, рожденных от соблазненных ими девиц"; "поклоняются своему дьяволу в виде кошки, которую они целуют под хвостом"; "целуют друг друга во все восемь отверстий"; "содомничают" ... - И так далее.
    Могли эти обвинения мастеров богословия способствовать "позднейшей мифологизации тамплиеров"?
    "Мифы" связывают орден с возникшими позднее тайными обществами Розенкрейцеров и Франк-Масонов, но не с сатанинскими ритуалами. Если, конечно, не брать во внимание традиционно церковный взгляд на общую традицию этих тайных братств как на организованных коварных последователей Сатаны. С этой точки зрения они действительно антихристианские, потому что своим существованием подрывали авторитет на земле церкви. Только почему-то ни одно из этих братств никогда никого не замучило в камерах пыток и не сожгло на костре.
    Невероятная духовная высота и нравственная чистота рыцарей ордена заставляла века спустя историков ломать голову над тайной его происхождения и трагической судьбой. Генри Ли назвал уничтожение Ордена Тамплиеров самым крупным преступлением, запятнавшим средние века.
    Как только от Ватикана и короля Франции Филиппа Красивого прозвучала команда "Фас!", на тамплиеров началась самая настоящая охота по всей Европе. Слишком долго и слишком откровенно они оттеняли своей праведностью разудалую жизнь епископов-феодалов и пап, обиравших до нитки собственную паству. Разве можно претендовать на большую святость, чем та, которой обладает сама Церковь?
    Конвейер инквизиции был к тому времени уже отлажен, и вся ее машина теперь была направлена на то, чтобы перемалывать кости рыцарей, выдавливая из них под пытками признания во всех смертных грехах.
    "Брат-служитель Роберт Вижье ... отрицал обвинения после того, как признал их справедливыми в Париже перед епископом Невера под влиянием жестокой пытки, от которой ... умерло трое его товарищей... Священник Бернар де Вадо подвергся пытке огнем; ему так сильно прижигали подошвы ног, что через несколько дней у него выпали пяточные кости..."
    Кто-то не выдерживал пыток, кто-то терпел немыслимые страдания и унижения.
    "Палачи не довольствовались тем, что пытали обвиняемых, еще не подвергавшихся пыткам; в своем слепом рвении увеличить число показаний они вытаскивали из темниц тех, кто уже подвергался пытке, и снова пытали их с удвоенной жестокостью, чтобы получить от них новые, еще более нелепые сознания" .
    Папа Климент V сам руководил "расследованием", давал указания инквизиторам, кого и сколько раз еще стоит пытать, чтобы добыть достаточное количество признаний.
    Английский король Эдуард II, арестовав по указанию Ватикана английских тамплиеров, поначалу запретил применять к ним пытки. Но Климент потребовал от него отменить этот запрет, обещая ему взамен отпущение грехов. Филиппа Красивого папа упрекал за его слишком активное участие в процессе над рыцарями Храма, объясняя, что это - исключительно удел церкви.
    Те рыцари, которые отказывались от своих признаний, сделанных под пытками, сжигались как "рецидивисты", то есть повторно вставшие на путь ереси.
    Формально, в рамках закона, церковь не смогла доказать виновность тамплиеров, но, тем не менее, орден был уничтожен, не столько в результате следствия, сколько в ходе него.
    Вышедшая 2 мая 1310 года папская булла гласила, что, хоть делопроизводство и не позволило законным образом расправиться с орденом, но он все равно упраздняется указом папы и предается вечному запрещению. Любой, кто захочет вступить в него или примет его одежды, сразу же будет отлучен от Церкви.
    Когда в 1310 году происходило сожжение тамплиеров, выдержавших все пытки и отвергших все обвинения, люди, собравшиеся на место казни, видели, что огонь не коснулся крестов на их плащах. Простой народ сочувствовал рыцарям и видел в них скорее мучеников, чем еретиков. На небе появлялись всевозможные знамения и их относили к грозным знакам божьего гнева за замученных храмовников. "Затмения солнца и луны, ложные солнца, ложные луны, огненные языки, подымавшиеся от земли к небу, удары грома при ясном небе. Близ Падуи одна кобыла ожеребилась жеребенком о девяти ногах; в Ломбарды прилетали неведомые птицы; во всей падуанской области за дождливой зимой наступило сухое лето с градовыми бурями, так что все хлеба погибли. ... Ни один римский авгур не мог бы пожелать более ясных предзнаменований; казалось, что читаешь страницу из Тита Ливия..."
    Карающую руку провидения видели и за смертью короля Филиппа и папы Климента, которая пришла за ними вскоре после казни главы тамплиеров - Великого Магистра ордена Жака де Молэ.
    Когда орден прекратил свое официальное существование, большинство его рыцарей продолжало вести такую же чистую, благородную жизнь, как и раньше. Многие из них стали святыми отшельниками, удалившись в горы. Даже тела их после смерти не поддавались тлению.
    Только некому было их канонизировать. Церковь, которая обычно берет на себя эту обязанность, принялась за раздел имущества уничтоженного ей рыцарского братства. Картина напоминала евангельскую казнь Христа, когда палачи бросали жребий, деля между собой его одежды....
    Если ты смотришь в Бездну, Бездна смотрит в тебя.

  5. #5 (312548) | Ответ на # 312547
    Добавить ещё про Инквизицию или хватит?
    Если ты смотришь в Бездну, Бездна смотрит в тебя.

  6. #6 (312835) | Ответ на # 312548
    Цитата Сообщение от Sara
    Добавить ещё про Инквизицию или хватит?
    Sara. Даже Бруно попытались отмазать. Да уж ...
    Смысл надергивания цитат из "популистской" книжки?
    А контекст исходного сообщения?
    Дополнительное свидетельство в пользу выработанного безусловного рефлекса на слово "инквизиция".

  7. #7 (312895) | Ответ на # 263981
    Д-р Джеймс Хичкок

    Инквизиция

    Доктор Джеймс Хичкок (James Hitchcock) - популярный автор, пишущий на многие темы, профессор истории в Университете Сент-Луиса и член Консультативного совета Центра ресурсов для католического образования.



    Вопрос об Инквизиции хорошо иллюстрирует один из парадоксов "информационного века": доступность верной информации о каком-либо предмете ни в коей мере не гарантирует ее влияния на общественное восприятие.

    Одно только слово - "Инквизиция" - и образ уже стоит перед глазами. Принято считать, что это была пародия на следствие и суд, что инквизиторы были фанатиками, причем скорее всего - сумасшедшими, пристрастившимися ко вкусу крови, и что они пытками выбивали из ни в чем не повинных людей ложные признания, а потом отправляли их на костер.

    Даже в этом стереотипе присутствует неразрешимое противоречие: были ли обвиняемые ни в чем не виноватыми и, следовательно, жертвами кровавой истерии, или же героями свободомыслия, а значит - формально, с точки зрения закона, виновными в его нарушении? В зависимости от целей, которые ставят перед собой пишущие об Инквизиции, они подчеркивают либо один, либо другой вариант, либо даже оба вместе, хотя согласовать их друг с другом едва ли возможно.

    Современная историография Инквизиции, созданная по большей части некатолическими авторами, создала внимательный, относительно точный и, в общем, довольно умеренный ее образ. Среди важных трудов в этой области можно назвать "Инквизицию" Эдварда Петерса, "Римскую Инквизицию и Венецию" Пола Ф. Грендлера, "Преследование ереси" Джона Теденчи и "Испанскую Инквизицию" Генри Кэмена.

    Вот выводы, к которым они приходят:

    * Инквизиторы обычно были профессиональными легистами и бюрократами, строго руководствовавшимися установленными процедурными правилами, а не какими-либо личными чувствами.
    * Правила эти сами по себе не были несправедливы. Они требовали наличия доказательств, позволяли обвиняемому защищаться и изымали из употребления сомнительные свидетельства.
    * Таким образом, в большинстве случаев вердикт трибунала был справедлив, то есть соответствовал доказательствам.
    * Многие дела прекращались на той или иной стадии, поскольку инквизиторы убеждались в несостоятельности доказательств.
    * Пытки использовались лишь в незначительном числе случаев и дозволялись лишь в случаях, когда наличествовали убедительные доказательства того, что обвиняемый лжет. В ряде случаев (например, в исследованиях, проведенных Карло Гинзбургом в итальянской местности Флиулия) свидетельств о применении пыток нет вовсе.
    * Лишь небольшой процент осужденных подвергался смертной казни (в каждом конкретном регионе он колебался в пределах не более двух или трех на сотню). Гораздо чаще приговор состоял в пожизненном заключении, нередко смягчавшемся по прошествии нескольких лет. Наиболее распространенным наказанием было публичное покаяние в той или иной форме.
    * Особенно преувеличивается число жертв "кошмарной" испанской Инквизиции. Она преследовала не миллионы людей, как часто приходится слышать, а примерно 44 тысячи (с 1540 по 1700 гг.), из которых казнено было менее двух процентов.
    * Знаменитый случай Жанны д'Арк связан с многочисленными нарушениями процедуры, а сам процесс был подстроен ее политическими врагами, англичанами. Когда несколько лет спустя был проведен повторный, без нарушений, процесс, инквизиторы посмертно оправдали ее.
    * Хотя Инквизиция действительно преследовала ведьм, точно так же поступало и практически любое светское правительство. К концу XVI в. римские инквизиторы начали выражать серьезные сомнения в большинстве случаев обвинения в ведовстве.

    Инквизиция давно уже стала bête noir (предметом ненависти) практически для всех врагов Церкви, например, для европейских антиклерикалов. Но особенно сильны мифы о ней в англоязычных странах, в том числе в Америке.

    Во многом "благодарить" за это надо Джона Фокса с его "Деяниями и памятниками" (Acts and Monuments), которые часто называют еще "Книгой мучеников". Вот уже сотни лет это стандартный учебник для преданных протестантов, наряду с Библией и книгами Джона Буньяна. Фокс, живший в елизаветинскую эпоху, в подробностях рассказывает бесчисленные истории о протестантских мучениках, особенно - во времена королевы Марии. Забавно, учитывая то, для каких целей это произведение обычно используется, что преследование Марией протестантов не имело никакого отношения к Инквизиции, поскольку последняя в Англии попросту не существовала.

    Но ненависть англоязычного мира к Инквизиции проистекает еще и из того, что юридическая система, которая в ней применялась, незнакома ему. Слово "Инквизиция" означает "исследование", что само по себе едва ли звучит зловеще. Но большинство юридических систем континентальной Европы, в отличие от английской, были основаны на Римском праве: они не состязательны, и функции суда в них сводятся не к нейтральному взиранию на борьбу обвинения и защиты, а к выяснению истины.

    В книге Фокса, как и в других протестантских писаниях об Инквизиции, игнорируется тот факт, что не одни только католики занимались преследованием по религиозным мотивам. Еретиков сжигала и Елизавета I, и ее наследник Иаков I, и власти практически любого протестантского государства в Европе вплоть до середины XVII столетия. Инквизиция отличалась лишь тем, что благодаря ей этот процесс был хорошо организован и, по меньшей мере теоретически, поставлен на единую основу во всей Церкви, тогда как у протестантов преследование ереси происходило обычно хаотически и зависело в первую очередь от местных условий.

    Просвещение, как все хорошо знают, осудило религиозные гонения, и в XVIII веке в Западной Европе они, в своей традиционной форме, прекратились. Но Просвещение же породило в ходе Французской революции Комитеты общественной безопасности, и ирония истории состоит в том, что вот как раз они-то вполне соответствовали тем стереотипам, которые люди часто имеют об Инквизиции - это были судилища, управляемые нередко психически неуравновешенными фанатиками, и там людей действительно приговаривали скопом, не разбирая, кто прав, кто виноват. Если бы Комитеты общественной безопасности функционировали так же долго, как Инквизиция, их жертвам буквально не было бы числа.

    Причина же, по которой правда об Инквизиции никак не может проникнуть в общественное сознание, не составляет большой загадки. В сохранении традиционного ее образа заинтересовано множество людей, и некоторые из них, к сожалению, католики. Те, кто отрицает притязания Церкви на моральную власть, используют в качестве своего главного оружия обвинение в лицемерии: как, мол, может Церковь, на чьих руках кровь миллионов людей, осуждать аборты? Для кое-кого из католиков благие вести о том, что Инквизиция была не так дурна, как им казалось, это на самом деле вести дурные, и слушать они их не хотят. Во многих послесоборный католицизм породил постоянное низкопоклонство перед секулярным миром, и они не знают другой позиции, кроме непрестанных извинений. Их взгляд на нынешнюю Церковь требует от них верить, будто Церковь прошлых столетий была сущим кошмаром, от которого мы, дескать, только начинаем, наконец, просыпаться.

    Понять Инквизицию можно лишь в контексте веков, когда она существовала; веков, когда религиозная однородность и ортодоксия, как и подчинение властям, считались необходимыми для выживания общества и утверждались силой, в чем принимали участие практически все политические и религиозные институты. Декларация II Ватиканского Собора "Dignitatis Humanae" раз и навсегда положила конец образу мыслей, способному возродить Инквизицию или рассматривать ее как имеющую вечное значение. Однако должна Инквизиция и перестать быть тем мифом и лозунгом, которым была так долго. Почему бы нам теперь не назвать жестокий и неправедный суд, скажем, комитетским?
    Экуменическое сообщество св.Франциска http://francis.baznica.info
    Международный портал: http://www.baznica.info

  8. #8 (312897) | Ответ на # 312895
    Эдвард О'Брайен

    Новый взгляд на испанскую Инквизицию

    Все мы знакомы с популярным представлением об испанской Инквизиции, которую веками изображали как инструмент чудовищной тирании, навязанной Испании злобными церковниками и чиновниками. Стремясь к искоренению ереси, Инквизиция - так нам говорили - по своему собственному усмотрению хватала ни в чем не повинных испанцев, обвиненных в еретических взглядах, мучила их бесконечными жестокими допросами, а часто - и пытала, чтобы добиться бессмысленных признаний. А потом осужденных кидали в мрачные темницы, где они ждали смерти на костре. Говорят, так погибли миллионы людей.

    Заправляли всем этим - так нам говорили - монахи-доминиканцы, предвзятые, невежественные фанатики. Это, мол, была темная страница испанской истории. Какому ребенку - будь он из протестантской или из католической семьи - не рассказывали о жутких, мрачных ужасах подземелий Инквизиции? На страницах книг, чьим авторам присущ подлинный гений воображения - взять хотя бы Эдгара По - жестокости Инквизиции выглядят не уступающими гестаповским. Помню, читая По, я дрожал от каждого его слова.

    Правда, историки давно уже знают, что популярное мнение об испанской Инквизиции - всего лишь часть "черной легенды", создававшегося с XVI века корпуса текстов, поносящих Испанию и ее католическую веру. Тогда, в 1500-х годах, католическая Испания была величайшей континентальной державой. Ее враги-протестанты завидовали Испании и нередко, стремясь свергнуть испанское могущество, прибегали ко лжи. Жители севера Европы изображали испанцев темным, жестоким, алчным, подлым, невежественным и узколобым народцем. Больше же всего доставалось инквизиторам. В основе искаженного образа Инквизиции лежит политическое соперничество, презрение к католической вере и расовая ненависть к испанцам.

    Но сегодня становятся известны новые, удивительные факты, и темная паутина лжи и мифов - расистское искажение образа испанского национального характера, испанской культуры - спадает. 9 июня 1995 г. в эфир вышел документальный фильм, снятый Би-Би-Си. Телеканалы часто несут всякий вздор о Церкви, но на сей раз было иначе. Испанские ученые, исследовавшие при помощи компьютеров оригинальные записи, принадлежащие перу служителей Инквизиции, показали, что у Инквизиции не было ни возможности, ни желания властвовать над Испанией.

    Историки, давшие интервью создателям фильма, говорят, что в XVI веке четверо из каждых пяти испанцев жили в сельской местности, вдали от городов, где действовала Инквизиция. Средства передвижения были тогда, по нашем меркам, примитивны. Для проведения допросов по делам, связанным с обвинениями в ереси, инквизиторам приходилось путешествовать по всей стране. Однако зимой дороги приходили в негодность, а летом стояла удушающая жара. Инквизиторы - университетские легисты, привыкшие к городскому комфорту - покидали города с большой неохотой. Кроме того, средний испанский крестьянин не задавался тонкими вопросами богословия: он больше заботился о том, чтобы не умереть от голода. Ереси возникали нечасто. А настоятель деревенского прихода, когда ему сообщали, что инквизиторы наконец собрались нанести визит в его края, наставлял свою паству - никого не обвинять, говорить как можно меньше, чтобы они поскорей убрались восвояси. Да, на мрачные легенды непохоже, - но это правда. Весь тон фильма, снятого Би-Би-Си, был хладнокровен, прям, небросок. Факты излагались в убедительно-современной манере.

    Важнейшее обстоятельство, замеченное испанскими учеными, это то, что церковные инквизиционные трибуналы были одновременно и справедливее, и гуманнее, нежели гражданские и религиозные суды где-либо еще в Европе того времени. Зная это, заключенные светских тюрем Испании порой начинали богохульствовать, чтобы их передали в руки Инквизиции - там условия содержания были мягче.

    Современные испанские ученые указывают на то, что в других странах с еретиками обходились хуже, чем в Испании. Под властью протестантского режима страшно страдали католики Англии. Американский историк Уильям Т. Уолш (Walsh) пишет: "В Британии было сожжено за ведовство 30 000 человек; в протестантской Германии - 100 000". Жестокой смерти предавали обвиненных в ведовстве и в Шотландии. Карл Китинг (Keating) приводит такую цитату: "Общеизвестно, что вера в справедливость наказания ереси смертью была столь широко распространена среди реформаторов XVI столетия - Лютера, Цвингли, Кальвина и их последователей - что можно сказать, что они пришли к терпимости лишь тогда, когда лишились власти". Любители "черной легенды", слыша об этом, зажимают уши.

    Католикам, желающим узнать, какова на самом деле была историческая Инквизиция, полезно было бы почитать и Уошла, и Китинга. Оба автора принадлежат к Католической Церкви, но ни тот, ни другой не пытается обелить испанскую Инквизицию. Злоупотребления существовали. Случаи жестокости, травли, личной мести - были. И странно было бы, если бы в человеческом учреждении, проработавшем столько лет, их не нашлось. В фильме, снятом Би-Би-Си, рассказывается и о применении пыток; но пытка не могла длиться дольше 15 минут, не могла дважды применяться к одному и тому же человеку. А Уолш добавляет, что для применения пытки необходимо было присутствие врача, по приказу которого она немедленно прекращалась. Имелись и другие меры предосторожности.

    Как бы то ни было, обелять Инквизицию ни один католик не должен. Необходимо честно признать, что трое Пап - Сикст IV, Иннокентий VIII и Александр VI - пытались умерить чрезмерную суровость ранней испанской Инквизиции. Надо задать и такой вопрос: правомерно ли, чтобы человека бросали в тюрьму или приговаривали к смерти за то, что его верования еретичны? Евангельский ли это путь, путь ли это разума? Уолш пишет, что сегодня ни один католик не желает возвращения той Инквизиции. Но не желаем мы и скрывать свое прошлое. Ведь, как сказал Лев XIII, "Церкви не нужно, чтобы хоть кто-нибудь лгал".

    Мы служим Богу в истине и посему должны знать всю правду об Инквизиции и опровергать нелепые мифы, которые сочиняют враги Церкви.

    Например, фра Томас де Торквемада, Великий Инквизитор, само имя которого стало теперь символом беспощадной жестокости, на самом деле... сдержал непомерное рвение ранних инквизиторов во множестве областей, в том числе - смягчил пытки и ограничил их применение. Уолш полагает, что при Торквемаде пытки были никак не страшней, чем в американском полицейскому участке 1930-х годов. Кроме того, за все пребывание Торквемады в должности Великого Инквизитора (1483-1498 гг.) по всей Испании перед различными трибуналами прошло 100 000 заключенных. Из этого числа казнено было менее двух процентов. В Барселоне с 1488 по 1498 гг. "казнен был один заключенный из 20" (всего - 23 человека). Нет, хотя на его счету все же от тысячи до полутора тысяч казненных, причем - обычным методом того времени, через сожжение, Торквемада - не то чудовище, которое рисует нам "черная легенда".

    Для тех, кто хочет иметь возможность защищать Церковь против этих обвинений, у нас есть и другая информация. Например, Китинг указывает, что под названием Инквизиции существовало три института: средневековая Инквизиция была основана в 1184 г. и сошла на нет с исчезновением ереси катаров, Римская Инквизиция возникла в 1542 и была "наименее активной и самой мягкосердечной", а у испанской - "самая дурная репутация" из всех. Римский трибунал судил Галилея - тот не был подвергнут пыткам, а находился под домашним арестом, и в конце концов умер в своей постели, получая... папскую пенсию!

    Инквизиции никогда не было в Англии, в Скандинавии, в северных и восточных частях Европы. О ее существовании в Ирландии и Шотландии нам также ничего не известно. И это очень много значит: хотя в средневековье Католическая Церковь в этих краях процветала, Инквизиция ей там не требовалась. Средневековое католичество - не синоним церковных трибуналов.

    Сегодня, после публикации Би-Би-Си новых данных, нас особенно беспокоит то, как Инквизицию изображают в произведениях искусства. Например, вымышленный персонаж знаменитого романа Достоевского - Великий Инквизитор, ходячий кошмар, повелевающий всей страной и собирающийся предать смерти Христа, вернувшегося в Испанию XVI века. Великий Инквизитор Достоевского - призрак, плод заблуждения, проросший на почве неведения. Можно ли верить в то, о чем пишет литератор? Может ли искусство строиться на лжи? Торквемада не правил Испанией и ни за что не убил бы Христа. А Эдгар По с его рассказом? Его фабула ложна, обстановка фантастична, - что же остается? Но сила искусства велика, и все эти писания не перестанут будоражить воображение и противиться правде. Они останутся литературными бельмами на глазу Церкви. И вряд ли в ближайшем будущем те, кто хочет вредить Церкви, откажутся от столь удобного оружия, как "черная легенда".
    Экуменическое сообщество св.Франциска http://francis.baznica.info
    Международный портал: http://www.baznica.info

  9. #9 (312898) | Ответ на # 312897
    Ну и вдогонку

    Джеймс Экин

    Мифы об индульгенциях

    Миф 1. Приобретая индульгенции, можно выкупить себя из ада.

    Это распространенное заблуждение, которым часто пользуются антикатолические комментаторы, полагаясь на невежественность как самих католиков, так и некатоликов. Но обвинение это необоснованно. Поскольку индульгенция освобождает лишь от временных наказаний, они не могут избавить человека от вечного наказания - ада. Оказавшись в аду, никаким количеством индульгенций уже не спасешься. Единственный способ избежать ада - взывать к Божьему милосердию еще при жизни. После смерти человека решается его вечная судьба (Евр. 9:27).



    Миф 2. Можно приобретать индульгенции за еще не совершенные грехи.

    Церковь всегда учила, что индульгенции не относятся к еще не совершенным грехам. Американская "Католическая энциклопедия" замечает: "[Индульгенция] это не разрешение на грех и не прощение будущего греха; ни то, ни другое не может быть дано никакой властью".



    Миф 3. Приобретая индульгенцию, можно "купить прощение".

    Определение индульгенции предполагает, что прощение уже получено: "Индульгенция - искупление перед Богом временного наказания за грехи, вина за которые уже прощена" (Indulgentarium Doctrina, п. 1). Индульгенции не имеют никакого отношения к прощению грехов. Они касаются лишь наказаний, которые сохраняются после прощения.



    Миф 4. Индульгенции выдумали, чтобы поправить финансовое положение Церкви.

    Индульгенции появились в результате размышлений над таинством примирения. Это способ сократить покаяние, предписанное дисциплиной таинства, и использовались за сотни лет до того, как появились проблемы, связанные с деньгами.



    Миф 5. Индульгенция сокращает пребывание в чистилище на определенное количество дней.

    Количество дней, которое одно время приписывалось к индульгенции, подразумевало длительность покаянного периода, который человек должен пройти на земле. Католическая Церковь не утверждает, будто знает что-либо о длительности пребывания в чистилище, тем более - в случае каждого отдельно взятого человека.



    Миф 6. Индульгенцию можно купить.

    Тридентский Собор провел заметную реформу практики предоставления индульгенций, и, в связи с имевшими прежде место злоупотреблениями, "в 1567 г. Папа Пий V запретил любое предоставление индульгенций, включающее уплату какой-либо цены или иные финансовые трансакции" (американская "Католическая энциклопедия"). Этот акт доказал серьезность отношения Церкви к устранению злоупотреблений индульгенциями.



    Миф 7. Раньше индульгенцию можно было купить.

    "Купить" индульгенцию нельзя было никогда. Денежный скандал вокруг индульгенций, давший Мартину Лютеру оправдание его учения, касался индульгенций благотворительных, при приобретении которых надлежало по случаю их получения внести милостыню в какой-либо благотворительный фонд или организацию. Прямой продажи индульгенций никогда не было. Американская "Католическая энциклопедия" говорит: "Несложно понять, как именно появились злоупотребления. Естественно, что среди добрых дел, являющихся условием приобретения индульгенции, милостыня не могла не занимать видного места... Очевидно, что ничего дурного в этих целях не было. Давать деньги Богу или бедным - деяние, достойное похвалы, и если оно совершается с правильными намерениями, то, конечно же, не останется без награды".

    SpyLOG
    Экуменическое сообщество св.Франциска http://francis.baznica.info
    Международный портал: http://www.baznica.info

  10. #10 (312956) | Ответ на # 312835
    Цитата Сообщение от ILIA2
    Sara. Даже Бруно попытались отмазать. Да уж ...
    Смысл надергивания цитат из "популистской" книжки?
    А контекст исходного сообщения?
    Дополнительное свидетельство в пользу выработанного безусловного рефлекса на слово "инквизиция".
    Если я еще надергаю цитат из этой книжки, вам плохо станет и меня забанят на этом форуме.
    ЗЫ: Я уже не животное, и условных и безусловных рефлексов у меня нет. Чего и Вам желаю.
    Если ты смотришь в Бездну, Бездна смотрит в тебя.

  11. #11 (312962) | Ответ на # 312898
    Цитата Сообщение от Pavels
    Ну и вдогонку
    Поскольку индульгенция освобождает лишь от временных наказаний, они не могут избавить человека от вечного наказания - ада....Определение индульгенции предполагает, что прощение уже получено: "Индульгенция - искупление перед Богом временного наказания за грехи, вина за которые уже прощена" (Indulgentarium Doctrina, п. 1). ...Они касаются лишь наказаний, которые сохраняются после прощения.....Давать деньги Богу или бедным - деяние, достойное похвалы, и если оно совершается с правильными намерениями, то, конечно же, не останется без награды".
    Да ни от каких грехов не спасет оплата деньгами!!! Ни на время ни на совсем не спасет! Сами своей головой подумайте. Ни от наказаний за грехи не спасет оплата деньгами.Заработал карму - отработай.Никто за тебя ее отработать не сможет. Допускаю возможность, что может быть очень приближенный к Богу человек и очень очистившийся, который сможет взять на себя человеческий грех(карму), пропустить ее через себя и отработать. Но, это ТАКАЯ редкость, если оно вообще возможно.

    Особенно мне понравилось: "Давать деньги Богу"
    Если ты смотришь в Бездну, Бездна смотрит в тебя.

  12. #12 (313043) | Ответ на # 312962
    про карму это вы оккультистам и бесопоклонникам говорите. А христиане верят немного в другие вещи. И выдумки бесов нас мало интересуют
    Экуменическое сообщество св.Франциска http://francis.baznica.info
    Международный портал: http://www.baznica.info

  13. #13 (313420) | Ответ на # 312956

    default

    Цитата Сообщение от Sara
    Если я еще надергаю цитат из этой книжки, вам плохо станет и меня забанят на этом форуме.
    ЗЫ: Я уже не животное, и условных и безусловных рефлексов у меня нет. Чего и Вам желаю.
    Sara Это эмоции. По делу есть что-нибудь?
    Тему про рефлексы оставим.

  14. #14 (313617) | Ответ на # 313420
    Ветеран Аватар для Anabaptist
    Регистрация
    07.07.2004
    Адрес
    Киев
    Пол
    Сообщений
    1,456
    Сколько лет, сколько зим! Вот уж не думал, что данная тема окажется востребованной.

    Ещё одно. Просьба отделять преследование еретиков и "охоту на ведьм".
    В средневековье ереси являлись типично революционными движениями, очччень похожими на большевиков. (или это большевики были похожи? По крайней мере в этом контексте виден ответ на вопрос почему они так нелюбили православную церковь...) И методы их деятельности были теми же - сначала подпольная работа по созданию сети законспирированных организаций, а потом - вооружённое восстание с разграблением храмов, убийством священников, введением новой, прогрессивной и передовой, (то есть еретической) религии, и , наконец, с последовательным искоренением инакомыслящих, оствшихся верным христианской церкви. Не ошибусь, если назову основной целью этих движений БОРЬБУ С ХРИСТИАНСТВОМ, опиравшуюся на желание независимости отдельных княжеств от всемогущей длани Римского наместника. Так сказать "Незаленій державі - незалежна церква". (васпомните формулировку Вестфальского мира:"Чья земля - того и вера". Истиной здесь и не пахнет.) Правда, уже не совсем христианская, с фактическим главой в лице местного князька, но всё же... Зато не подклнтрольная папе. Есть ещё один аспект - как правило еретические движения были агрессивны, в своем миссионерском рвении обратить "грешников" (т.е. добропорядочных католиков) в "истинное христианство" (ничего не напоминает?) они не останавливались даже перед применением силы. Благо, тогдашние "СМИ" - толпы бродячих проповедников - были "под их контролем".
    Вобщем, когда после нескольких крестовых походов, поражений, интриг, еретические княжества бывали приведены к покорности, храмы отстроены и рукоположены новые священники - внезапно оказывалось, что ничего-то ещё не закончено. Потому как подпольная законспирированная организация ОСТАЛАСЬ. И священикам по ночам режут горло"истинные праведники". Храмы горят, а "покаявшиеся" князья тайком посещают ночные сходки еретиков, лелея старые мечты. И через пару лет всё начиналось сначала.

    Вот тогда католическая церковь и встала перед вопросом - что делать с подпольем, против которого нельзя обьявить крестовый поход, которое в миру выглядит как добропорядочные католики, а по ночам совершает террористические акты. И когда пару областей, недавно освобождённых от еретиков, вновь обьявили о своём отрицании католической церкви и её догматов (что равнозначно отрицанию христианства) , папа крепко призадумался.
    Результатом раздумий явилось создание Священного трибунала - по своим функциям напоминавшего современные спецслужбы и обеспечивавшего раннее выявление и ликвидацию подпольные организации средневековых большевиков. Основным признаком ереси и еретика было не несоответствие их убеждений официальнолым доктринам католической церкви - а именно принадлежность к подпольным революционным организациям. Собственно говоря, именно по этому основным "инквизиторским" вопросом был не "во что ты веришь?" , а "кто твои сообщники?"
    И целью инквизиции было не "сожжение еретика" , а разгром подпольной организации, куда зачастую входили и даже возглавляли лица очччень высокопоставленные.

    В отношении отдельно взятого еретика цель инквизиции была вполне определённой - заставить его покаяться. И если еретик каялся - его выпускали, что называется, "под подписку" - с обязательством регулярно посещать католический храм и "отмечаться" у священника. Состоятельным людям могли назначать штраф, особо упорствовашим - розги, в те времена использовавшиеся как стандартное средство поддержания дисципилны и наказания провинившихся в учебных заведениях.
    Вобще - количество ОПРАВДАТЕЛЬНЫХ приговоров в судах инквизиции достигало 80%. Цифра, посрамляющая любой "самый гуманный" суд современного государства.

    К нежелающим каятся подход был иной. Его НИКОГДА НЕ ПЫТАЛИ, заставляя отречься от ереси. Поскольку инквизиторы люди были не глупые, и священники неплохие, они понимали, чего стоит такое покаяние. Ясное дело, под угрозой сожжения на костре, оставаться верным своим убеждениям мог далеко не последний в еретической иерархии человек. Естественно, таких было не много. Существовала определённая процедура - человека УБЕЖДАЛИ отречься. К нему приводили лучших богословов и знатоков Писания, которые УБЕЖДАЛИ человека в том, что он заблуждается. Если не помогало - приводили жену и детей, или других близких родственников. Которые УМОЛЯЛИ его оречься. Если и это не помогало - казнь откладывалась на год. если год сидения в сыром подвале не убеждал строптивца - на площади складывался костёр, назначался день казни и ...
    И казнь откладывали ещё на один день. Если и это не помогало еретика выводили на помост, и уже там, перед лицом неминуемой гибели, предлагали подписать отречение. (Именно это и произошло с Жанной ДАрк) И если человек не хотел умирать - он в любой момент мог избежать этой участи. А если он был достаточно ненормальным, что бы желать себе смерти - то его желание удовлетворяли.

    Мало кто знает, что существовала коллегия инквизиторов, которая проверяла правильность вынесенных приговоров. И если, не дай Бог, приговор был вынесен НЕВИНОВНОМУ - несправедливого инквизитора ждало ТО ЖЕ НАКАЗАНИЕ, КОТОРОЕ ОН НАЗНАЧИЛД НЕВИНОВНОМУ. (было бы полезно ввести подобную норму и в наше судопроизводство.)

    Что касается пыток. Достаточно много было сказано о том, что пытки были вполне допустимой мерой в тогдашнем судопроизводстве. Но вот о том, что существовал определённый регламент их применения, сказано немного. Допустим, пытка при судопроизводстве применялась один раз на протяжении не более часа. И на следующий день человек был обязан ПОДТВЕРДИТЬ свои показания . Реглламентировался также и способ пытки. Орудия особым разнообразим не отличались. Дыба, и всё тут. Остальное - современная мифология. Целью использования пыточных орудий было как раз ПРЕДОХРАНЕНИЕ подследственого от нанесения ему тяжких телесных повреждений. Ведь больно человеку можно сделать и резиновой дубинкой. Только если вывих можно вправить, то отбитые почки делают человека калекой на всю жизнь.
    Самое шокирующее обстоятельство отакрывавется при сравнении с положением в наших, современых органах охраны правопорядка. Где выбивание показаний из задержанных - самое обычное дело. Если быть честными - то это называется ПЫТКИ. При чём ничем и никем не ограниченные. Каждый из нас наверняка может припомнить знакомого, с отбитыми почками попавшего прямиком из отделения в больницу. Прсто средневековое общество в отличие от нашего было достаточно честным, что бы официально признать необходимость и наличие подобного метода ведения допроса. И, соответственно, ограничивать и контролировать его.
    И не надо думать, что только у нашей доблестной милиции такие проблемы, а в "цивилизованных странах" этого нет. Недавно в газетах прошла информация, о том, что в Израиле официально разрешили пытки по отношению к задержанным арабам. Надо понимать, чтоь ранее они применялись неофициально, "по факту", так сказать. Практически во всех западных фильмах полицейские выбивают показания из задержаных. Будь то полисмен супердержавы США или французкий инспектор. И зрителями (нами) это воспринимается на ура. Как он этого наглого гада по морде! Ии правильно сделал. Надо понимать, что и там эта проблема актуальна.
    И в этом плане средневековое "отсталое" общество на голову высше нашего, "прогрессивного".

    Ещё одно. Охота на ведьм действительно имела место. Но уже не в средневековье. Последнюю ведьму помниться, сожгли в 1826 году. Охота на ведьм - это 16,17,18 -й века. "Охотой на ведьм" занимались СВЕТСКИЕ суды (не инквизиция!). Охота на ведьм проходила на территориях ПРОТЕСТАНТСКИХ государств. Где католической церковью и не пахло. Именно там происходили все те ужасы, описания которых мы можем найти в исторической литературе.
    Когда я впервые познакомился с разоблачением мифа об инквизиции, я тут же полез в литературу по этому вопросу, благо её хватало. Обнаружил несколько интересных деталей. Во-первых, там где идут обвинения в адрес инквизиции - нет подтверждающих это фактов. Во-вторых - там где есть описания реальных эпизодов "охоты на ведьм" - как-то скромно умалчивается о причастности инквизиции. Она попросту отсутствует в этих эпизодах. Как-то странно видеть фотографии протоколов допросов инквизиции, их циркуляры, изображения орудий пыток, гравюры казней ведьм, и полное отсутствие эпизодов, где все эти вещи встречались бы вместе. Но зато по времени и названию местности можно смело утверждать, что инквизиции там не было и быть не могло. Потому что данная местность не находилась под властью католической церкви. 95% эпизодов происходят на территории Северной Европы, протестантской части Германии и с трудом я могу сейчас припомнить - встречалось ли мне вообще описание процесса над ведьмой в Испании?

    Так что поздраляю вас, братья протестанты, в полку охотников на ведьм прибыло.
    И вас Сара, тоже.
    А если кто сумлевается - вспомните Салемский просесс в Америке, и попробуйте найти там хотя бы одного инквизитора.

    И по завершении хотелось бы сказать ещё одно. Помните, что аргумет о инквизиции всегда был первым аргументом в нападках на христианство ВЦЕЛОМ. Без разницы, католичество это, или протестантизм. Соглашаясь с ним помните, что вы соглашаетесь с атеистами и сатанистами, очерняющими христианство . И читая книги про инквизицию помните, что чаще. всего они написаны с целью опорочить Церковь и поколебать нашу веру. Аминь.
    Последний раз редактировалось Anabaptist; 16.12.2004 в 12:35.

  15. #15 (314091) | Ответ на # 313043
    Цитата Сообщение от Pavels
    про карму это вы оккультистам и бесопоклонникам говорите. А христиане верят немного в другие вещи. И выдумки бесов нас мало интересуют
    Карма обозначает - грех. А отрабатывать карму - искуплять грехи.
    Если ты смотришь в Бездну, Бездна смотрит в тебя.

Похожие темы

  1. Ответов: 2
    Последнее сообщение: 28.06.2004, 01:42

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •