Страница 1 из 22 1234567891011 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 15 из 329

Тема: Сталинизм и Гитлеризм: Пара Сапог.

  1. #1 (4326308)
    учащийся Аватар для Andrij
    Регистрация
    14.10.2010
    Адрес
    Сообщений
    4,968
    Записей в дневнике
    7

    Сталинизм и Гитлеризм: Пара Сапог.

    Пройшовши війну, батько зрозумів: сталінізм і гітлеризм — "два чоботи пара"

    Людмила Таран _ Субота, 08 травня 2010, 12:04 Версія для друку Коментарі 39

    Людмила Таран, для УП



    Хочу поділитися спогадами мого батька Василя Тарана (1925 р. н., помер на початку цього року) про Другу світову війну, зокрема про перебування у полоні.


    Як на мене, вони цінні безпосередністю людини (колишнього вчителя англійської мови), котра у молоді роки зуміла сама, без підказок, збагнути: сталінізм і гітлеризм - "два чоботи пара".


    Отже, батька готували на фінську війну, але він обморозив ноги і таким чином уник її. Врешті 1942 року повернувся до рідного села на Київщині, де й потрапив у полон.


    Далі пропоную історію, викладену від імені мого батька, Василя Тарана.


    Тільки "підлива" різна...
    ...Привезли до Перемишля - це був пересильний пункт, там були триповерхові нари, списані, як і стіни, вигнанцями з України, Білорусі, Росії. Там нас тримали декілька днів, "обслуговували" переважно поляки, які ходили з батогами.
    Згодом посадили нас у німецький ешелон і повезли далі. Прибули до Дрездена. Прогнали по місту, що було зруйноване американськими бомбардувальниками. Проходили повз Дрезденську галерею, що була частково зруйнованою.
    Коли нашу чималу колону гнали, то вздовж дороги, по обидва боки, стояли німці і було видно, хто співчував нам, а хто - ні.
    Пригнали десь за місто, де вже були тисячі таких, як ми. Сюди, на цей "торг", приходили "покупці" і забирали партіями нас, як тих невільників. Нас привезли до Касселя, помістили до бараків, а на другий день погнали на вагоно-ремонтний завод.
    Мене чомусь відразу поставили учнем до німця-токаря, який працював на верстаті-напівавтоматі. Німець назвався Жорою, він був доброю людиною.
    Відразу навчив мене, як зробили так, щоб "вибило" електричний струм - тоді потрібно було шукати електрика, щоб увімкнувся верстат, а тим часом можна було трохи перепочити.
    Я спостережливий за натурою, і, перебуваючи в Німеччині, зрозумів: гітлеризм і сталінізм мало чим відрізнялися один від одного. Там і там - партійні збори, гасла, у СРСР - піонери, у Німеччині - гітлерюгенд. Усе дуже подібне, тільки "підлива" різна: німці - націонал-соціаліти, а в СРСР - начебто інтернаціонал-соціалісти.
    У заводських цехах Німеччини - майстер керує і відповідає, у СРСР - начальник цеху. Фашисти носили на лацканах піджаків невеличкий значок круглої форми, на якому кружкома було написано "Націонал-соціаліст", а посередині - фашистський знак. Вищі чини носили коричневу форму з пов'язкою, на якій був фашистський знак.
    Отож, як тепер розумію, і перебування у полоні використав як своєрідну школу життя, узагальнюючи факти, порівнюючи реалії фашистської Німеччини та передвоєнного Радянського Союзу.
    Годували нас тричі на день однією і тією самою "стравою" - суп із брукви та двісті грамів хліба із суржику. Ми хронічно були голодними, і це змушувало нас красти усе, що можна було вкрасти хоч на якусь поживу, часто ризикуючи при цьому життям.
    Мені й нині страшно, коли пригадаю: якось я обрізав натуральну шкуру на трьох кріслах у поштовому вагоні, а потім віддав її полоненому чехові. Він натомість віддав мені буханку хліба з тміном - наче досі пам'ятаю його смак. А якби мене піймали тоді у тих вагонах - була б петля.
    На чималій території заводу перебувало дуже багато составів, які мали пройти техогляд, поточний ремонт тощо. Часто ці вагони були чимось завантажені, і в обідню перерву ми шастали, винюхуючи, чи можна хоч чимось поживитися: шматочком хліба, недопалком або ще чимось.
    Недалеко від дороги до бараків стояли німецькі зенітки, а біля них - два кагати з картоплею. Ми з товаришем Дмитром Матвієнком вирішили набрати картоплі. Справа була дуже ризикована, бо недалеко від кагатів ходили німецькі вартові - звичайно, з автоматами. Світло було тільки синє, його зверху не видно було. Ми по-пластунськи підповзли до кагату, відгребли, як змогли, мерзлу землю й солому і набрали картоплі.
    Якби нас помітили вартові, то автоматна черга скосила б миттю. Але ж так хотілося їсти, що ми, не роздумуючи, ризикували своїм життям.
    Коли поверталися до бараку, нас помітив поліцай. Кричав "Хальт!" і стріляв. Ми швидко кинули торби з картоплею під вагони і миттю опинилися в бараці, лягли, скинувши з себе верхній одяг. Поліцаї ходили по бараках, але нас не впізнали. Тієї-таки ночі, хоча й знали, що там може бути засідка, ми забрали приховану картоплю.
    Таких випадків було немало. Навесні ми ходили попрацювати на городах, щоб нас погодували: здебільшого скопували невеличкі ділянки. Загалом, рядові німці ставилися до нас добре, співчували нам і потайки давали щось підкріпитися.


    "Наталка фон Полтавка"
    Якось був такий випадок. Коли я ще працював на верстаті і до цеху помістили санітарний состав, то його персонал вештався навколо. До мене підійшов офіцер - він стояв і дивився, як я виточую деталь. Запитав ламаною російською мовою: "Ну, как дела, советский металлист? Как вас кормят и платят?"
    Я подумав, що це якийсь провокатор, але за мить він продовжив: "Файрам (тобто кінець роботи), зайди в вагон номер семь". Я розповів про це колезі, який тут працював давно, і він сказав, щоб я не боявся: німець хоче мне погодувати, бо і йому не раз так пропонували офіцери.
    Отож, я зайшов до сьомого вагону, офіцер пригостив мене ерзац-кавою та бутербродом із маргарином - усе це я проковтнув за мить. Він запитує: "Нох?" (Ще?)- я кивнув головою.
    Офіцер повторив пригощення, а потім загорнув у папір буханку хліба і дав мені. Я боявся, щоб на прохідній у мене не відібрали, та обійшлося. Подібні випадки не раз траплялися.
    На тому вагоно-ремонтному завод працювали з уієї Європи. І поляки, і чехи, й бельгійці, голландці, французи, українці, білоруси, росіяни, були також італійці, які вийшли після знищення Муссоліні із союзу з Гітлером.
    Оскільки главою Італії був тоді Бадольйо, то всіх італійців називали його іменем.
    У найгіршому становищі перебували ми, робітники з Радянського Союзу, та ще ті італійці. Всім іншим, зокрема французам, та й полякам навіть, велося все-таки легше. До нас "друзі по нещастю" ставилися добре, допомагали хто чим міг.
    Неподалік від нашого заводу був табір, де жили полонені з Союзу, на ньому було написано: "Наталка фон Полтава" - німецькою.
    Табір наш було оточено колючим дротом, ми ж жили далеченько від заводу, в бараках, які вже не були огороджені. Між тими бараками був маленький будиночок, в якому був поліцай і котрий водив нас на роботу й з роботи.
    Поліцаї змінювалися, і кожен із них по-різному ставилися до нас, полонених. Були такі, що тільки кричали, інші - били й мовчали. Для кожного з них було своє прізвисько: "Лисиця", "Недодєланий", ще якісь.
    У другій половині 1944-го інтенсивно бомбили американці. Нас у надійні бомбосховища не пускали. Одного разу загнали до підвалу чотириповерхового складу - і якраз туди влетіла бомба, розірвалася буквально над підвалом, стеля лопнула, нас зовні привалило цеглою, а виходів було два. Ми почали розкидати цеглу і повилазили на світ Божий.
    На території заводу було бомбосховище, так званий Winkelturm - грибоподібна бетонна споруда з гострим верхом і півтораметровими стінами.
    Нам туди ходу не було. Ще, пригадую, нас загнали у річку, яка текла під заводом, а там був дощаний настил. Якось бомба вибухнула далеенько від нас, а нас, мов трубі, кидонуло так, що ми метрів десять-пятнадцять летіли по дошках.
    Коли розбомбили й завод, то дорогі верстати повивозили, а ауслендери працювали на різних роботах. Одна бригада, в якій перебував я, копала тунель у горі - як бомбосховище; інша копала трохи далі і ми мали зійтися; за планом цей тунель мав форму літери П. У нашій бригаді було шестеро українців, два італійці, один бельгієць і німець - начальник і спеціаліст.
    У 1944 та 1945 роках німці уже зрозуміли, що наступає крах гітлеризму. Дехто став ставитися до нас краще, особливо прості люди. Часом запитували: "А в Сибіру дуже холодно?" Гітлер лякав їх, що, коли прийдуть росіяни, то всіх виселять до Сибіру.
    Одного разу, напередодні нового 1945 року, пережили дуже сильне бомбардування. До тунелю набилося багато ауслендерів та остербайтерів.
    Сиділи там довгенько, аж поки вистачало повітря. А коли стало важко дихати, то почали звідти вибігати - могли задихнутися. Після того у мене декілька днів боліла голова. Американці накидали бомби сповільненої дії, які вибухали через тиждень, а листівок нарозкидали стільки, що німці вже не відбирали їх у нас.


    Коли відкрився другий фронт
    Прийшла весна, ми ходили на околиці міста, щоб десь попрацювати у німців за харчування.
    Був у нас із товаришем бауер, до якого ми приходили підпрацьовувати після роботи або в неділю. У цього німця постійно працювали поляк, молода полячка і молодий француз. Цей француз крав у хазяїна борошно, крупу і один раз навіть бекон - це для нас.
    Якось, коли ми йшли від бауера, вже на околиці міста нас зустріли два німчуки і почали казати: "Русіше швайне" (російські свині). Ми роззирнулися, а потім завдали їм такої прочуханки, після чого чкурнули самі.
    Незабаром навесні 1945 року відкрився другий фронт, наближалися американці та британці, і нас у супроводі поліцаїв почали евакуювати на схід. Ми боялися, щоб нас не повели до газових камер, і наперед домовилися: якщо таки поведуть, то будемо кидатися на зброю - хтось-таки залишиться живим.
    Нас провели кілометрів зо три десятки, поліцаї десь зникли і ми злишилися самі, але рухалися на схід. Та американці нас наздогнали - так прийшла до нас воля.
    Така швидка зміна ситуації: вчора - раби, а сьогодні - вільні, воля! Вчорашні військовополонені та остарбайтери їздять на велосипедах, мотоциклах, американці проганяють воза з конем через простелений фашистський прапор.
    Воля! Воля! Ми повернулися назад, але до Касселя не схотіли йти й оселилися в невеличкому місті Ганмюнден, в якому аж три річки Везер, і тут же впадають Фульда і Вера - дуже мальовнича місцина. Нас оселили в колишньому таборі німецьких військ.
    Тут опинилося чимало представників різних народів Європи, а найбільше - українців, росіян, білорусів. Готували більш-менш пристойно. Американці витягли з великого приміщення двигуни й різні військове оснащення, й ми облаштували щось подібне до театру чи клубу.
    Зробили сцену, завісу з брезенту, змайсрували лавки, і щодня тут вступали колишні полонені з різних країн. Мені здається, що найкраще виступали ми, українці: були прекрасні співачки та інші "артисти".
    Пізніше нам переказали, що в Касселі шукали тих, які пригнічували нас разом із німцями. Була лікарка, яка, коли до неї приходив хворий остарбайтер, говорила: "Иди работай, кто будет работать на великую Германию?" Її знищили, а Додоя, кухара-осетинця, який бив полонених ополоником по голові, не знайшли: кудись утік.
    У Ганмюндені перебували ми десь зо два місяці, потім нас американці перевезли до міста Гальберштадту. Та розмістили нас до Ліцеуму Шіле - колишньої школи.
    Це було непогане приміщення, обладнане на високому рівні - з обсерваторією, двома спортивними залами, кіноапаратною, прекрасними класами, величезним вестибюлем та актовою залою.
    До цього міста, за тодішньою домовленістю, мали зайти радянські війська, а американці та англійці повинні були вийти. Так і було. Нас, декілька чоловік, взяли працювати на склад м'ясокомбінату.
    Трохи пізніше нас узяли до армії, але без обмундирування - не було в що. Нас готували до війни з Японією, ми всі написали заяви як добровольці.
    Мещкали ми в колишніх німецьких казармах, які були гарно обладнані, часто нас перевозили з невідомих причин у різні місця. Якось привезли в колишній концтабір, де в'язні будували підземний завод, але нас поселили там, де жили есесівці.
    Наприкінці літа, у серпні, на студебекерах нас перевезли через Польшу до кордону з Україною. Ми потрапили до Володимира-Волинського. Тут, за містом, нас було таких тисячі й тисячі.



    Пройшовши війну, батько зрозумів: сталінізм і гітлеризм — ''два чоботи пара'' | Українська правда
    Почему мы - это мы, одна из наибольших загадок, подтверждающая бессмертие души.

  2. Выдающийся большевик Сталин и есть военный лидер всех времён и народов номер один!
    Никому другому в истории мира и близко не доводилось организовывать гигантские военные усилия громадной державы и её войск, взаимодействовать с союзниками, принимать стратегические решения в условиях постоянного дефицита времени, в быстро меняющейся обстановке и одновременно не упускать из рук политическое и хозяйственное руководство великой страной.
    И при этом думать не только о ее будущем, но даже не забыть о возврате в русскую литературу звонкой и одновременно очаровательно женственной буквы <-Ё»„.
    Даже у Ленина, повторяю, были задачи скромнее! Не говоря уже о, например, Наполеоне...
    Однако в рейтинг попал не только Наполеон, но даже его маршал Мармон. Хотя Мармон в масштабах современной войны болтался бы где-то между уровнями командира корпуса и командующего армией. А у Сталина одних фронтов было более десятка, а число армий переваливало за полсотни!
    Только один человек — его оппонент Гитлер — вынужден был решать задачи равного масштаба и характера, но он их, в конечном счете, не решил.
    Хрущеву, который в приступе откровенности как-то признался участникам пленума ЦК что все они вместе с ним сталинского г... не стоят, или тому, кого Хрущёв предал и оклеветал, приписав ему руководство войной по глобусу?

    Россия Николая Второго...
    1894 год: Начало царствования... Россию «дрейфуют» в сторону англо-французов в видах последующего стравливания её с Германией. Проникновение иностранного капитала в Россию принимает массовый характер, русские нефтеносные районы прибирают к рукам Нобели...
    К 1904 году: В ближней перспективе — позор Цусимы и поражения в Русско-японской войне; «столыпинские галстуки» — удавки виселиц; потеря половины Сахалина... Атмосфера во всём обществе накалена несправедливостью и бездарностью власти снизу доверху... Уровень экономического развития по-прежнему катастрофически отстаёт от уровня ведущих держав, хотя по валовым показателям Россия входит в их первую пятёрку. Половина населения страны неграмотна, система государственного народного образования фактически отсутствует.
    К 1914 году: Внешние долги приобрели характер кабалы, а влияние иностранного капитала носит уже почти колониальный характер... Россия Николая Второго — накануне ненужной ей войны, которая приведёт сё к тотальной катастрофе.
    Нет Бога кроме Аллаха и Иса Замысел Его.
    Град Китеж видим для принявших Дух Истины.

  3. Сталин не был самостоятельной фигурой, его советчиками были *мудрецы* сиона. И никто не давал им права ломать то, чего они не строили- православное тысячелетнее сообщество русского и других народов.
    Верующий в Сына- имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь.

    Деньги- труд людей воплощенный в золото. Давайте вкладывать в добрые дела-)))).....

  4. Ветеран Аватар для нота
    Регистрация
    05.10.2008
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    3,115
    Записей в дневнике
    2
    Сталинизм и Гитлеризм: Пара Сапог.

    интересное сравнение. Тем более если учитывать, что один левый, а другой, соотвественно, правый.
    Евреи считают, что движение в принципе возможно только при наличии противополжных сил.
    Так и тут. На небе столкнулись две противоположные духовные силы в борьбе, представителями которых и были эти два сапога. В следствии дух фашизма был сломлен. И не бывает так, что два зла сталкиваются между собой, и происходит некое реальное духовное движение

  5. Цитата Сообщение от Andrij Посмотреть сообщение
    Людмила Таран, для УП
    Хочу поделиться воспоминаниями моего отца Василия Тарана (1925 г. р. , умер в начале этого года) о Второй мировой войне, в частности о пребывании в плену. По-моему, они ценны непосредственностью человека (бывшего учителя английского языка), которая в молодости сумела сама, без подсказок, понять: сталинизм и гитлеризм - " два сапога пара ". Итак, отца готовили на финскую войну, но он отморозил ноги и таким образом избежал ее. В конце 1942 вернулся в родное село на Киевщине, где и попал в плен. Далее предлагаю историю, изложенную от имени моего отца, Василия Тарана. Только "соус" разный ... ... Привезли в Перемышль - это был пересыльный пункт, там три яруса нары, списанные, как и стены, изгнанниками из Украины, Беларуси, России. Там нас держали несколько дней, "обслуживали" преимущественно поляки, ходили с кнутами. Впоследствии посадили нас в немецкий эшелон и повезли дальше. Прибыли в Дрезден.Прогнали по городу, что было разрушено американскими бомбардировщиками. Проходили мимо Дрезденскую галерею, была частично разрушена. Когда нашу большую колонну гнали, то вдоль дороги, по обе стороны, стояли немцы и было видно, кто сочувствовал нам, а кто - нет. Пригнали где-то за город, где уже были тысячи таких, как мы. Сюда, на этот "торг", приходили "покупатели" и забирали партиями нас, как тех невольников. Нас привезли в Кассель, поместили в бараки, а на второй день погнали на вагоно-ремонтный завод. Меня почему-то сразу поставили учеником к немцу-токаря, который работал на станке-полуавтомате. Немец назвался Жорой, он был хорошим человеком. Сразу научил меня, как сделали, чтобы "выбило" электрический ток - тогда нужно было искать электричество, чтобы включился станок, а тем временем можно было немного отдохнуть. Я наблюдательный по натуре, и, находясь в Германии, понял гитлеризм и сталинизм мало чем отличались друг от друга. Там и там - партийные собрания, лозунги, в СССР - пионеры, в Германии - гитлерюгенд. Все очень похоже, только "соус" разная: немцы - национал-социалиты, а в СССР - вроде интернационал-социалисты. В заводских цехах Германии - мастер руководит и отвечает, в СССР - начальник цеха.Фашисты носили на лацканах пиджаков небольшой значок круглой формы, на котором кругами было написано "Национал-социалист", а посередине - фашистский знак. Высшие чины носили коричневую форму с повязкой, на которой фашистский знак. Итак, как теперь понимаю, и пребывание в плену использовал как своеобразную школу жизни, обобщая факты, сравнивая реалии фашистской Германии и предвоенного Советского Союза. Кормили нас три раза в день одной и той же "блюдом" - суп из брюквы и двести граммов хлеба из суржика. Мы хронически были голодными, и это заставляло нас воровать все, что можно было украсть хоть на какую-то пищу, часто рискуя при этом жизнью. Мне и сейчас страшно, когда вспомню: как-то я обрезал натуральную шкуру на трех креслах в почтовом вагоне, а затем отдал ее пленнику чеху. Он предавший мне буханку хлеба с тмином - как сейчас помню его вкус. А если бы меня поймали тогда в тех вагонах - была бы петля. На достаточно большой территории завода находилось большое количество составов, которые должны были пройти техосмотр, текущий ремонт и т.п.. Часто эти вагоны были чем-то загружены, и в обеденный перерыв мы шныряли, вынюхивая, можно хоть чем-то поживиться: кусочком хлеба, окурком или еще чем-то. Недалеко от дороги в бараки стояли немецкие зенитки, а у них - два кагат с картофелем. Мы с товарищем Дмитрием Матвиенко решили набрать картофеля. Дело было очень рискованное, потому что недалеко от кагатов ходили немецкие часовые - конечно, с автоматами. Свет был только синее, его сверху не видно. Мы по-пластунски подползли к кагата, отгребли, как смогли, мерзлую землю и солому и набрали картофеля. бы нас заметили часовые, то автоматная очередь скосила бы мгновенно.Но так хотелось есть, что мы, не раздумывая, рисковали своей жизнью. Когда возвращались в барак, нас заметил полицейский. Кричал "Хальт!" и стрелял.Мы быстро бросили сумки с картошкой под вагоны и мгновенно оказались в бараке, легли, сбросив с себя верхнюю одежду. Полицейские ходили по баракам, но нас не узнали. Той же ночью, хотя и знали, что там может быть засада, мы забрали скрытую картофель.Таких случаев было немало. Весной мы ходили поработать на огородах, чтобы нас покормили: в основном вскапывали небольшие участки. В общем, рядовые немцы относились к нам хорошо, сочувствовали нам и тайком давали что-то подкрепиться. "Наталья фон Полтавка" Однажды был такой случай. Когда я работал на станке и в цех поместили санитарный состав, то его персонал бродил вокруг. Ко мне подошел офицер - он стоял и смотрел, как я источает деталь. Спросил на ломаном русском языке: "Ну, как дела, советский металлист? Как вас кормят и платят?" Я подумал, что это какой-то провокатор, но тут он продолжил: "Файр (т.е. конец работы), зайди в вагон номер семь". Я рассказал об этом коллеге, который здесь работал давно, и он сказал, чтобы я не боялся немец хочет мне покормить, так и ему не раз так предлагали офицеры. Итак, я вошел в седьмой вагон, офицер угостил меня эрзац-кофе и бутербродом с маргарином - все это я проглотил за мгновение. Он спрашивает: "Нох?" (Еще?) - Я кивнул. Офицер повторил угощение, а потом завернул в бумагу буханку хлеба и дал мне. Я боялся, чтобы на проходной у меня не отобрали, но обошлось. Подобные случаи не раз случались. На том вагоно-ремонтном завод работали с уиеи Европы. И поляки, и чехи, и бельгийцы, голландцы, французы, Украинская, белорусы, россияне, были также итальянцы, вышедшие после уничтожения Муссолини из союза с Гитлером.Поскольку главой Италии был тогда Бадольйо, то всех итальянцев называли его именем. В худшем положении находились мы, рабочие из Советского Союза, и еще те итальянцы. Всем остальным, в частности французам, и полякам даже велось все-таки легче. К нам "друзья по несчастью" относились хорошо, помогали кто чем мог.Неподалеку от нашего завода был лагерь, где жили пленные из Союза, на нем было написано: "Наталья фон Полтава" - немецкой. Лагерь наш был окружен колючей проволокой, мы же жили далеко от завода, в бараках, которые уже не были ограждены. Между теми бараками был маленький домик, в котором был полицейский и который водил нас на работу и с работы. Полицейские менялись, и каждый из них по-разному относились к нам, пленных. Были такие, что только кричали, другие - били и молчали. Для каждого из них было свое прозвище: "Лиса", "Недоделаний", еще какие-то. Во второй половине 1944 года интенсивно бомбили американцы. Нас в надежные бомбоубежища не пускали. Однажды ездили в подвал четырехэтажного состава - и как раз туда влетела бомба разорвалась буквально над подвалом, потолок лопнул нас снаружи привалило кирпичом, а выходов было два. Мы начали разбрасывать кирпич и вылезли на свет Божий. На территории завода было бомбоубежище, так называемый Winkelturm - грибовидная бетонное сооружение с острым верхом и полутораметровыми стенами. Нам туда хода не было.Еще, помню, нас загнали в реку, которая текла под заводом, а там был дощатый настил. Однажды бомба взорвалась далеенько от нас, а нас, как трубе, кидонуло так, что мы метров десять-пятнадцать летели по доскам. Когда разбомбили и завод, то дорогие станки вывезли, а Ауслендер работали на разных работах. Одна бригада, в которой находился я, копала туннель в горе - как бомбоубежище, остальная копала немного дальше и мы должны были сойтись, за планом этот туннель имел форму буквы П. В нашей бригаде было шесть украинском, два итальянца, один бельгиец и немец - начальник и специалист. В 1944 и 1945 годах немцы уже поняли, что наступает крах гитлеризма. Некоторые стал относиться к нам лучше, особенно простые люди. Порой спрашивали: "А в Сибири очень холодно?" Гитлер пугал их, что, когда придут русские, то всех выселят в Сибирь. Однажды, накануне нового 1945 года, пережили очень сильное бомбардировки. К тоннеля набилось много Ауслендер и остербайтерив. Сидели там долго, пока хватало воздуха. А когда стало трудно дышать, то начали оттуда выбегать - могли задохнуться. После этого у меня несколько дней болела голова. Американцы набросали бомбы замедленного действия, которые взрывались через неделю, а открыток нарозкидалы столько, что немцы уже не отбирали у нас. Когда открылся второй фронт Пришла весна, мы ходили на окраине города, чтобы где-то поработать у немцев за питание. Был у нас с товарищем бауэр, к которому мы приходили подрабатывать после работы или в воскресенье. У этого немца постоянно работали поляк, молодая полячка и молодой француз. Этот француз воровал у хозяина муку, крупу и один раз даже бекон - это для нас. Однажды, когда мы шли от бауэра, уже на окраине города нас встретили два Нимчука и начали говорить: "Русиш швайне" (русские свиньи). Мы оглянулись, а затем нанесли им такой разнос, после чего бросились сами. Вскоре весной 1945 года открылся второй фронт, приближались американцы и британцы, и нам в сопровождении полицейских начали эвакуировать на восток. Мы боялись, чтобы нас не повели в газовые камеры, и заранее договорились: если же поведут, то будем бросаться на оружие - кто же останется живым. Нас провели километра три десятка, полицейские куда-то исчезли и мы злишилися сами, но двигались на восток . Но американцы нас догнали - так пришла к нам свобода. Такая быстрая смена ситуации: вчера - рабы, а сегодня - свободные, воля! Вчерашние военнопленные и остарбайтеры ездят на велосипедах, мотоциклах, американцы прогоняют телеги с лошадью через простелений фашистский флаг.
    Свобода! Свобода! Мы вернулись назад, но в Кассель не захотели идти и поселились в небольшом городе Ганмюнден, в котором сразу три реки Везер, и тут же впадают Фульда и Вера - очень живописное место. Нас поселили в бывшем лагере немецких войск. Здесь оказалось немало представителей разных народов Европы, а всего - украинского, русских, белорусов.
    Готовили более-менее прилично. Американцы извлекли большого помещения двигатели и различные военное оснащение, и мы устроили что-то вроде театра или клуба. Сделали сцену, занавес из брезента, скамейки, и каждый здесь вступали бывшие пленные из разных стран. Мне кажется, что лучше выступали мы, Украинская: были прекрасные певицы и другие "артисты". Позже нам объяснили, что у Касселе искали тех, которые подавляли нас вместе с немцами. Была врач, которая, когда к ней приходил больной остарбайтер, говорила: "Иди работай, кто будет работать на великую Германию?" Ее уничтожили, а домой, повара-осетины, который бил пленных половником по голове, не нашли: куда-то убежал. В Ганмюндени находились мы где-то два месяца, потом нас американцы перевезли в город Гальберштадт. Да разместили нас к Лицеуму Шиле - бывшей школы. Это было неплохое помещение, оборудованное на высоком уровне - с обсерваторией, двумя спортивными залами, киноаппаратной, прекрасными классами, огромным вестибюлем и актовым залом. В этот город, по тогдашней договоренности, должны были зайти советские войска , а американцы и англичане должны были выйти. Так и было. Нас, несколько человек, взяли на работу на склад мясокомбината. Чуть позже нас взяли в армию, но без обмундирования - не было во что. Нас готовили к войне с Японией, мы все написали заявления как добровольцы. Мещкалы мы в бывших немецких казармах, которые были хорошо оборудованы, часто нас перевозили по неизвестным причинам в разные места. Как-то привезли в бывший концлагерь, где заключенные строили подземный завод, но нас поселили там, где жили эсэсовцы. конце лета, в августе, на Студебекеры нас перевезли через Польшу до границы с Украиной. Мы попали во Владимир-Волынский. Здесь, за городом, нас было таких тысячи и тысячи. Пройдя войну, отец понял сталинизм и гитлеризм -'' два сапога пара'' | Украинская правда
    Всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искоренится. (Мт 15:13)

    Что мы и видим в истории, хотя у сталинизма ещё не высох корень, но ждёт своего часа для того, чтобы дать свой последний побег для огня не далеко от дня гнева Бога.

  6. Бухарин мог часами обсуждать со своей женой Лариной тонкости художественной манеры Кнута Гамсуна...
    А Сталин в это время осваивал учебник электротехники для монтеров. Хотя и в литературе разбирался — в той мере, в какой это требуется компетентному государственному лидеру.
    В итоге он удивлял конструкторов танков тем, что с ходу отсекал тупиковые варианты развития отечественных танков, а авиационных конструкторов восхищал тем, что поддерживал перспективные технические решения и — что еще более важно — тех, кто способен их выдвигать.
    36-летний Грабим познакомился со Сталиным 14 июня 1935 года — на артиллерийском полигоне в ходе показа новой артиллерийской техники. Тогдашний законодатель мод в подходах к вооружениям — Тухачевский, ствольную артиллерию жаловал не очень и носился с глупейшей (если не сказать больше) идеей перевода всей (!!!) артиллерии на динамореактивный принцип. Будущие «безвинные жертвы сталинизма» из военного ведомства ему не возражали, а даже поддакивали.
    Однако новые ствольные системы создавались, и с ними захотел познакомиться Сталин, приехавший на полигон вместе с Молотовым, Ворошиловым, Орджоникидзе и другими.
    Была выставлена и новая пушка Грабина Ф-22. Но вышло так, что Грабин не получил возможности доложить о ней подробно, и вот как описывает дальнейшее сам Грабин:
    «Не было никакой возможности исправить положение, хоть уходи. В общем, горькие мысли прямо роились в моей усталой голове. Вдруг вижу, Сталин отделился от всей группы и направился в мою сторону-Сталин подошел к дощечке, на которой были выписаны данные о нашей «желтенькой» (пушка была окрашена в желтый цвет. — С/С.), остановился и стал внимательно знакомиться с ними. Я все еще стоял в стороне, затем подошел. Сталин обратился ко мне и стал задавать вопросы. Его интересовала дальность стрельбы, действие всех типов снарядов по цели, бронепробивасмость, подвижность, вес пушки, численность орудийного расчета, справится ли расчет с пушкой на огневой позиции и многое другое. Я отвечал. Долго длилась наша беседа, иод конец Сталин сказал: — Красивая пушка, в нес можно влюбиться. Хорошо, что она и мощная и легкая...»
    Вскоре на совещании в Кремле судьба грабинской дивизионной пушки специального назначения была решена положительно. Сталин, вопреки мнению большинства военных, многие из которых были тогда «Тухачевского» образца, лично дал ей «добро». Но более того — Сталин отверг тогда же негодный принцип универсализма и, по сути, определил тот концептуальный подход к развитию отечественных артиллерийских систем, который блестяще оправдал себя в ходе войны.
    Вот лишь один из чисто военных результатов сталинского решения 1935 года... День артиллериста (ныне — День ракетных войск и артиллерии) страна празднует 19 ноября. И празднует потому, что именно в этот день в 1942 году мощной артиллерийской подготовкой с участием более 15 тысяч орудий и минометов началось контрнаступление советских войск под Сталинградом.
    Нет Бога кроме Аллаха и Иса Замысел Его.
    Град Китеж видим для принявших Дух Истины.

  7. учащийся Аватар для Andrij
    Регистрация
    14.10.2010
    Адрес
    Сообщений
    4,968
    Записей в дневнике
    7
    Цитата Сообщение от нота Посмотреть сообщение
    Сталинизм и Гитлеризм: Пара Сапог.

    интересное сравнение. Тем более если учитывать, что один левый, а другой, соотвественно, правый.
    Евреи считают, что движение в принципе возможно только при наличии противополжных сил.
    Так и тут. На небе столкнулись две противоположные духовные силы в борьбе, представителями которых и были эти два сапога. В следствии дух фашизма был сломлен. И не бывает так, что два зла сталкиваются между собой, и происходит некое реальное духовное движение
    Один левый - другой правый,
    Лапчатого гуся ...

    Интересно, какой "бабусе" ноги от тех сапог принадлежат?
    Почему мы - это мы, одна из наибольших загадок, подтверждающая бессмертие души.

  8. Цитата Сообщение от Луций Посмотреть сообщение
    Сталин не был самостоятельной фигурой, его советчиками были *мудрецы* сиона. И никто не давал им права ломать то, чего они не строили- православное тысячелетнее сообщество русского и других народов.
    Но достоверно можно говорить лишь о политической поддержке Израиля Советским Союзом — на первых, опять-таки, порах истории этого «государства». В целом же там с самого начала доминировали США. За 1920—1939 годы США инвестировали в Палестину 4 миллиона фунтов стерлингов, за 1939—1947 годы — уже 7 миллионов фунтов стерлингов, а с мая 1948 года до конца 1949 года — 54 миллиона фунтов стерлингов. Таким вот было американское «эмбарго». Лишь за первый квартал 1949 года США поставили в Израиль товаров на сумму в 3 577 767 фунтов, в то время как из СССР было получено товаров всего на 231 831 фунт.
    В 1948 году американский журналист Бенцион Гольд-берг, побывавший в 1946 году в СССР, писал из Нью-Йорка Ицику Феферу:
    «У сионистской публики (а в настоящее время все евреи почти всюду «сионистская публика») престиж Советского Союза чрезвычайно возрос. Этот престиж так высок, что сионистские руководители даже побаиваются признать этот факт ...потому что Америка может запретить сбор денег... А без американских долларов Государство Израиль — не государство, и страна не страна... Государство Израиль еще долгое (Гольдбсрг мог быть и точнее: «неопределенно долгое». — С.К.) время будет на хлебах у американского еврейства...»
    Одной этой откровенной цитаты достаточно для того, чтобы понять, кто создал «Государство Израиль» и в чьих интересах оно было создано. Вряд ли Сталин с самого начала питал на сей счет особые иллюзии, но некоторые иллюзии он, как можно предполагать, вначале питал. Но уже в октябре 1948 года по разведывательным каналам он мог получить сообщение (и наверняка его получил) о том, например, что побывавший в Израиле известный сионист, финансист, советник американских президентов и директор «Джойнта» Генри Моргентау-младший по возвращении заявил, что государство Израиль «будет единственным... в средиземноморском бассейне, на которое мы сможем рассчитывать как на прочный пункт обороны против коммунизма».
    Понимая это, Сталин быстро и окончательно пересмотрел свое отношение к проблеме Израиля. Хотя...
    Хотя стратегически он и ранее всё понимал верно. Старый товарищ Сталина по революционной и государственной работе, Александра Михайловна Коллонтай, в ноябре 1939 года была советским послом в Швеции и во время поездки в Москву два раза беседовала со Сталиным в его кабинете в Кремле. Она и оставила нам дневниковую запись (сейчас ее дневники хранятся в Архиве МИД РФ) о некоем прогнозе Сталина, который ошеломил ее тогда и который сегодня не может не ошеломлять нас.
    Полностью это ее свидетельство я приведу в конце этой книги, а в этой главе дам лишь часть записи Коллонтай — ту, где она приводит следующие слова Сталина:
    «Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет жестоко мстить нам за наши успехи и достижения. Он все еще рассматривает Россию как варварскую страну, как сырьевой придаток. И мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний... Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше никогда не могла подняться...»
    Нет Бога кроме Аллаха и Иса Замысел Его.
    Град Китеж видим для принявших Дух Истины.

  9. Кстати эта тема - это старая англосаксоеврейская байка -обосрать немцев и русских - они всегда плевали на англо-саксов с их еврейскими финансовыми центрами.
    Германия кстати почувствовала сегодня опасность от стравления её с Россией - англосаксоевреи опять, как в 1 и 2 МВ хотят стравить немцев и русских и воспользоваться драчкой для набития карманов.
    Но немчура в Сирию оружие не стала поставлять. Кажется умнеет.
    Если немцы с русскими в один экономический союз объединятся - вся остальная шушера пойдет лесом и будет делать что прикажут.
    Нет Бога кроме Аллаха и Иса Замысел Его.
    Град Китеж видим для принявших Дух Истины.

  10. Цитата Сообщение от Луций Посмотреть сообщение
    Сталин не был самостоятельной фигурой, его советчиками были *мудрецы* сиона. И никто не давал им права ломать то, чего они не строили- православное тысячелетнее сообщество русского и других народов.
    А разве, сие, "православное тысячелетие", не эти-же "мудрецы" построили?; что, они(мудрецы), не имели права сломать, что построили?; Первым "вселенским собором", сионские мудрецы, заявили, что берут власть, над "внешним" христианством, названным, ими-"церковью воюющей", в свои руки и на русскую землю, сия, "воюющая-православная", пришла, уже, полностью, подчиненная, внешне, с.мудрецам, хотя, однако и через, сию, "воюющую", под христианским флагом, во вражеских рядах, "церковь", Христос и ранее, и ныне, привлекает к Себе, Своих, овец

  11. ..несовершенен.. Аватар для greshnik
    Регистрация
    20.07.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    24,330
    Записей в дневнике
    1
    В этот день 75 лет назад ,23 февраля 1944 года началась депортация чеченцев и ингушей с Северного Кавказа в Казахстан. 21 февраля Лаврентий Берия под руководством Иосифа Сталина издал приказ о депортации, а через два дня началась операция "Чечевица".
    — Представь, что бы творили люди, не будь у них веры.
    — То же, что творят сейчас. Только без лицемерия.

  12. ..несовершенен.. Аватар для greshnik
    Регистрация
    20.07.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    24,330
    Записей в дневнике
    1
    — Представь, что бы творили люди, не будь у них веры.
    — То же, что творят сейчас. Только без лицемерия.

  13. Цитата Сообщение от Andrij Посмотреть сообщение
    Пройшовши війну, батько зрозумів: сталінізм і гітлеризм — "два чоботи пара"
    Очередной красивый лозунг или миф. Хотя воспоминания какие-то обрывочные. Очень похоже на цензуру.

    Казалось бы человек должен был бы быть благодарным за освобождение в первую очередь, а потом уже подмечать сходство двух систем.


  14. мирянин
    Регистрация
    19.03.2011
    Сообщений
    21,887
    Записей в дневнике
    41
    Мир нуждается в мировом правительстве. Но еще больше мир нуждается в
    мировой организации всеобщего обезвздоривания. Ибо если тот вздор, которым
    питалась и пропиталась Европа последней эпохи, не будет смыт, не поможет
    никакое мировое правительство. Есть один и только один способ ликвидации
    этого вздора: победа репортажа над философией, реальности над схоластикой,
    то есть фактов над вымыслами. Если мы отбросим в сторону всякую философию,
    то общая линия общественного развития Европы последних ста лет станет
    совершенно очевидной и совершенно бесспорной. Эта линия протягивается так.
    Из утопических мечтаний философов, начиная от Платона и кончая Беллами
    и Марксом, вырос "научный социализм" -- наука о том, чего в природе не
    существует. Или по крайней мере не существовало до 1917 года. Из научного
    социализма зарождались его практические деятели, заседавшие за столами
    международных социалистических конгрессов и обещавшие нам, маленьким людям
    мира сего, кучу всяких благ: мир, хлеб, свободу и всяческие остальные
    производные мира, хлеба и свободы. До первой мировой войны во всех странах
    Европы медленно, но верно шли к власти социалисты. После первой мировой
    войны, использовав европейскую катастрофу и прорвав последние проволочные
    заграждения капиталистических и прочих старых режимов, социалисты к власти
    пришли. В континентальной Европе не осталось ни одного НЕсоциалистического
    правительства. Перечислим по пальцам.
    В России к власти пришел Владимир Ленин -- член российской
    социал-демократической партии большевиков.
    В Польше -- Иосиф Пилсудский, член польской рабочей социалистической
    партии.
    В Венгрии -- Бела Кун, член венгерской рабочей социалистической партии.
    В Германии -- раньше Эбер, член германской социал-демократической
    рабочей партии, а потом Адольф Гитлер, член германской
    национал-социалистической рабочей партии.
    В Чехии -- Ян Масарик и Эдуард Бенеш, члены чешской рабочей
    социалистической партии.
    В Италии -- Бенито Муссолини, член итальянской социалистической партии.
    Во Франции -- Леон Блюм и прочие члены французских социалистических
    партий.
    В Бельгии -- Эмиль Вандервельде, член бельгийской рабочей
    социалистической партии.
    Романовы и прочие, сидя на своих престолах, не обещали, собственно,
    ровным счетом ничего и никакого рая нигде не проектировали.
    У них были и
    полиция,
    и тюрьмы,
    и армии.
    Они вели войны.
    Они занимались "империализмом" и национализмом". Ни на одном европейском престоле не сидело ни одного гения. В Европе не голодал никто. Никого без суда не расстреливали.
    Мы можем утверждать, что при Романовых и прочих в Европе все-таки было плохо. Но
    никогда невозможно отрицать, что при "пролетариях всех стран" в той же
    Европе стало безмерно хуже. Когда эти пролетарии к власти шли, они, в начале
    прочего, клялись и солидарностью всех народов. Придя к власти, каждый
    социалист заявил, что каждый другой социалист есть: предатель рабочего
    класса, социал-соглашатель, изменник социализму, кровавый фашист, кровавый
    тоталитарист и вообще сволочь, которую, по мере возможности, нужно зарезать.
    Настоящий же социалист -- это только "Я", единственный, неподражаемый,
    гениальный и гениальнейший. "Государство -- это я". "Социализм -- это тоже
    я".
    Нет Бога, кроме социализма,
    и Сталин
    (Муссолини,
    Гитлер,
    Бенеш,
    Блюм
    и
    пр.) единственный пророк его.
    В Европе началась эпоха всеобщей пролетарской резни.

    - - - Добавлено - - -

    Иван Солоневич. Диктатура импотентов. социализм, его пророчества и их реализация
    "Сколько же можно сделать всего, если не делать того, что нужно."
    ......чьё?

  15. Ветеран Аватар для Злобин Дмитрий
    Регистрация
    09.03.2004
    Адрес
     Москва
    Пол
    Сообщений
    9,914
    Записей в дневнике
    1
    Проблема не в свойствах личности ,а в культе личности,который явственно виден как в так и другом случае.И это при том,что оба неучи и невежды
    Но личности разные ,цели методы и режимы далеко не идентичны+много мы не знаем.
    Как-кто некорректно сравнивать .И непонятно с какой целью это делать,ведь все в прошлом.
    Последний раз редактировалось Злобин Дмитрий; 24.03.2019 в 21:49. Причина: Не успел закончить пост ибо уснул
    Спасайся кто может !

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •