Страница 11 из 11 ПерваяПервая ... 234567891011
Показано с 151 по 160 из 160

Тема: Современные псевдохристианские секты, культы, языческие религии и их учения

  1. "Вы поклонник Брэннема?"---- я поклонник Всевышнего, а не небиблейских надуманных человеческих догм!

  2. Цитата Сообщение от baptist2016 Посмотреть сообщение
    "Вы поклонник Брэннема?"---- я поклонник Всевышнего, а не небиблейских надуманных человеческих догм!
    Здесь пишутся не человеческие догмы, а их разоблачение.
    Не надо пышных слов, за которыми стоит банальное желание противоречить

    - - - Добавлено - - -

    >>>

    Постскриптум

    Уильям Брэнем был искренен и считал, что любит Господа, однако не придерживался библейских истин. Как мы увидели, он плохо знал учения Библии и заблуждался в некоторых аспектах. Его учение заключало в себе гораздо больше неточностей, чем мы можем рассмотреть в этой короткой статье. Тем, кто считает исцеления Брэнема свидетельством его правоты, мы напоминаем, что цель божественного исцеления — приводить людей к Богу, Целителю, а не к Его служителю-человеку.


    ССЫЛКИ

    1 Биография Брэнема была взята из следующих книг: Пэрри Грин “Acts of the Prophet” (“Деяния пророка”) (Туксон: Tucson Tabernacle Books); Давид И. Харрелл-мл. “All Things are Possible: the Healing and Charismatic Revivals in Modern America” (“Все возможно: исцеления и харизматическое движение в современной Америке”) (Блумингтон, Индиана: Indiana University Press, 1975); Гордон Линдсей “William Branham: A Man Sent From God” (“Уильям Брэнем: человек, посланный Богом”) (Джефферсонвилл, Индиана: William Branham, 1950); Джулиус Стадсклев “William Branham, A Prophet, Visits South Africa” (“Уильям Брэнем, пророк, посещает Южную Африку”) (Миниаполис: Author, 1952); Ли Вэйль “Twentieth Century Prophet” (“Пророк двадцатого века”) (Джефферсонвилл: Branham Campaings, [1963?]) и “Footprints on the Sands of Time” (“Следы на песке времени”) (Джефферсонвилл: Spoken Word Publications, 1975), собрание учений Брэнема, содержащее его автобиографию, видения, жизненные испытания и пророческие высказывания. Рассказ о свете над колыбелью Брэнема взят из книг Грина, с. 39; Стадсклева, с. 1; Вэйля, с. 35 и из “Следов на песке времени”, с. 21, 93.

    2 О посещении ангела говорится в “Следах”, с. 73-75, 79-80, а также в книгах Грина, Хэррелла, Линдсея, Спролла, Стадсклева и Вэйля. О тайной пещере упоминает Грин, с. 67-68.

    3 См. Кэти Адлер “William Brnaham: His Life and Teachings” (“Уильям Брэнем: Его жизнь и учения”) (Холбрук, Нью Йорк: Narrow Way Ministries, 1986), с. 3-4; Пэрри Грин, с. 115; Курт Кох “Occult Boundage and Deliverance” (“Узы оккультизма и освобождение”) (Гроэнд Рэпидз: Kregel Publications, 1970), с. 49-50 и Дик Лигат “New Wine Interviews Ern Bahter” (“Новое вино” берет интервью у Эрн Бахтер”), “New Wine”, декабрь 1978, с. 5.

    4 Хэрелл, с. 162.

    5 Гордон Линдсей “William Branham As I Knew Him” (“Уильям Брэнем, каким я его знаю”), “Voice of Healing” (“Глас исцеления”), февраль 1966, с. 11.

    6 “Footprints on the Sand”, с. 74.

    7 Проповедь: “Revelation Chapter Four (Who Is William Branham?)” (“Четвертая глава откровения. Кто такой Уильям Брэнем?”), Июнь 11, 1961; Грин, с. 199.

    8 “Footprints on the Sand”, с. 606.

    9 Уильям Брэнем “Adoption” (“Усыновление”) (Джефферсонвилл: Spoken Word Publications), с. 21, 31, 62, 69.

    10 О семени змея см. “Serpent’s Seed” (“Семя змея”), “Spoken Word”, том 2, №4; “An Exposition of the Seven Church Ages” (“Описание семи эпох Церкви”) (Джефферсонвилл: Spoken Word Publications, [1965]), с. 95-107 и “Conduct, Order, Doctrine of the Church” (“Руководство, порядок, доктрина Церкви”) (Таксон: Tucson Tabernacle Books), т.2, с. 821-823, 1131-1136.

    11 “Seven Church Ages”, с. 98-99.

    12 Об этой промежуточной категории людей см. “Seven Church Ages”, с. 275-286. О том, что вознесенa будет только Невеста, см. “Revelation of the Seven Seals” (Туксон: Spoken Word Publications, 1976), с. 57-58; “Conduct, Order, Doctrine of the Church”, т.2, с. 1040.

    13 “Conduct, Order, Doctrine of the Church”, т.2, с. 1121.

    14 “This Day This Scripture is Fulfilled” (“В этот день исполнилось это писание”), “Spoken Word”, т. 19, №5, с. 7. Об этом же учении говорится и в другом контексте, в проповеди с тем же названием; см. “Spoken Word”, т.2, №8, с. 26.

    15 “Seven Church Ages”, с. 165; см. также с. 155, 169.

    16 Кеннет И. Хэйгин “Ministry of a Prophet” (“Служение пророка”) (Тулса: Faith Library Publications, 1979), с. 8.

    17 Уильям Брэнем “Easter Massage” (“Пасхальная проповедь”) (Джефферсонвилл: Spoken Word Publications, с. 100. Дополнительные сведения о “третьей тяге” см. с. 98-105; “Seven Seals”, с. 558-564; “Footprints on the Sand”, с. 480-494 и Грин, с. 75-86.

    18 “Footprints on the Sand”, с. 656.

    Ист. - ЦАИ
    Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так.
    Деяния Апостолов, 17:11

  3. Цитата Сообщение от Михаил Беншалом Посмотреть сообщение
    Ложь - это ваши слова; потому что не все - религия Библии есть истина.
    Религии - это широкие врата, через которые идут многие прельщенные люди.

    А вам с такими высказываниями следует быть в тех разделах форума, которые для неверующих - по правилам форума.
    Вы верите, что огонь обжигает или знаете? До какого-то момента вы верили, но когда познали лично, стали знающим.
    Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать.Но кто любит Бога, тому дано знание от Него.
    (1Кор.8:2,3)
    Будь как ничего не знающий, тогда ты на своем опыте познаешь, что огонь обжигает. Тогда ты сам начнешь созерцать, наблюдать этот мир и искренне удивляться делам Божиим.
    Здесь раздел для верующих
    Верующих во что? Сами не знают во что верят, поэтому и существует множество религий на любой вкус.
    Сегодня человек - адвентист, завтра - православный... Его умом играют, из него можно слепить кого угодно, потому что он не знает себя, мечеться между теми, кто льстит его слуху.
    Но если человек вечеряет со Христом, ему не нужны религии, наставники, учителя. Он им не верит, потому что познал Истину от Первоисточника.
    Я знаю, что ничего не знаю - Сократ
    Кто знает, тот не говорит, кто говорит, не знает." - Лао Цзы
    Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать. - Ап.Павел


    Что бы что-то познать - будь как ничего незнающий.
    К сожалению на этом форуме все наоборот:
    Каждый думает, что имеет ответ на любой вопрос - хотя на самом деле, не знает абсолютно ничего. (4еловек)

  4. Цитата Сообщение от Natanata Посмотреть сообщение
    Йога и медитации действительно от сатаны
    А Вы знакомы с философией и практикой йоги? ( Йог много, это целый мир) может часть этих практик вполне похожа не некоторые Христианские практики? Или молитвы?

  5. Евангелические христиане и отрицание ада (часть I)
    Алан У. Гомес
    ЦАИ

    И кто же несет ответственность за это порочащее Бога учение? Его проповедником является сам сатана; развивая это учение, он стремится отпугнуть людей от изучения Библии и вызвать в них ненависть к Богу.
    Джозеф Франклин Ратерфорд,
    2-й президент Общества Сторожевой Башни1

    Как только могут христиане представлять Бога таким жестоким и мстительным, приписывая Ему способность обрекать Свои творения на вечные муки независимо от степени их греховности? Бог, Который поступает так, несомненно, больше походил бы на сатану, чем на Бога, — по крайней мере, с точки зрения обычной нравственности и самого Евангелия.
    Кларк Пиннок,
    профессор и известный в евангелических кругах писатель2

    Вот уже сотни лет христиане утверждают, что люди, не принявшие спасения, данного им Богом во Христе, обречены на вечные и сознательные муки. Отрицание этого учения до последнего времени почти всегда было исключительной особенностью культов и близких к культам групп. Например, Свидетели Иеговы во всеуслышание отвергают историческое христианское учение об аде, называя его заблуждением отступившего от Бога христианского мира. Они проповедуют, что грешники будут “уничтожены” и не понесут вечного наказания.

    Таким же образом историческое учение отвергают: Всемирная Церковь Бога Герберта Армстронга, Христианская Наука, Мормонизм и Движение Новой Эры.

    Помимо этих бесспорно культистских движений, учение о вечном воздаянии отрицают и Адвентисты Седьмого Дня, также заменившие его на учение об “уничтожении” грешников3. Хотя Адвентистов Седьмого Дня можно и не считать культом в богословском понимании этого слова, которым я пользуюсь в данной статье4, библейские христиане все же относят их к числу “неортодоксальных” групп5.

    Альтернативные, неортодоксальные взгляды на окончательную судьбу нечестивых более не причисляются к ересям. И сегодня некоторые известные люди, ранее считавшиеся убежденными сторонниками евангелического богословия, отказываются от учения о вечном и сознательном наказании в пользу различных версий “уничтожения”. Наиболее видное место среди этих людей занимает, наверное, Джон Р. У. Стотт, ректор Церкви Всех Душ в Лондоне. Перемена во взглядах Стотта стала достоянием гласности после того, как в издательстве InterVarsity Press вышла книга Evangelical Essentials: A Liberal-Evangelical Dialogue.

    В этой книге Стотт отвечает на ряд богословских сентенций либерального англиканина Дэвида Эдвардса. Именно в таком контексте, рассматривая позицию Эдвардса в отношении учения о суде и аде, Стотт излагает свои вновь сформулированные взгляды6. Стотт, по всей видимости, является самым известным евангелическим богословом, принявшим позицию аннигиляционистов, однако к этому движению примкнули и другие. Кларк Пиннок, Джон Уэнхэм, Филип Хьюз, Эдвард Фадж и Стивен Трэвис — все они занимают аннигиляционистские позиции в лагере евангелических христиан7. Кроме того, аннигиляционистские взгляды активно проповедуют и богословы-адвентисты, причисляющие себя к евангелическим христианам, например, Дэвид А. Дин8.

    Есть все основания полагать, что к этим богословам не замедлят присоединиться и другие евангелические христиане. Как заметил Кларк Пиннок, аннигиляционистские взгляды, “похоже, находят поддержку среди евангелических христиан. Тот факт, что теперь с ними согласился сам Дж. Р. У. Стотт, конечно положительно скажется на будущем этого течения”9. Более того, это движение прочь от традиционного понимания ада является только частью существующей в среде евангелического христианства тенденции к отступлению от других ортодоксальных учений — таких как заместительное искупление, грех и суд — в пользу так называемой “новой модели” богословия10. Другими словами, отказ от учения о вечном наказании — это лишь один шаг на пути к созданию нового, “более мягкого” богословия.

    Похоже, что именно стремление к “более мягкому” богословию является движущей силой всего процесса. Размышления Стотта над учением об аде привели его к следующей мысли: “Говоря об эмоциях, я нахожу это понятие невыносимым и не понимаю, как люди могут жить с ним, не черствея душой и не ломаясь под непосильным грузом11. Слова Пиннока носят еще более эмоциональный характер: “Учение о вечных муках непереносимо с точки зрения морали, поскольку оно превращает Бога в кровожадного монстра, сооружающего вечный Освенцим для жертв, которым не позволено даже умереть12.

    Проще всего было бы списать это движение на счет чрезмерной сентиментальности некоторых богословов. Однако такое поверхностное заключение будет ошибочным, как показывает случай Стотта. Каким бы эмоционально травмирующим Стотт не находил это учение, он признает, что наши эмоции — “переменчивый и ненадежный советчик в поисках истины, и считать их высшим авторитетом в таких вопросах нельзя13. Ведь, в конце концов, Стотт — евангелический богослов. И как богослов он объявляет, что главным вопросом для него является “не что подсказывает мне сердце, а что говорит Божье Слово?”14

    Работы “евангелических аннигиляционистов” явно свидетельствуют о том, что их авторы считают, что Библия — на их стороне. Мы имеем дело не с критиками-либералами типа Сэмюэля Дэвидсона (известный критик-рационалист XIX века)15, которые признают, что Библия говорит о вечных муках, уготованных для погибших, но в следующем же предложении отрицают это учение.

    В каком-то смысле евангелические аннигиляционисты представляют собой большую угрозу для ортодоксального учения, чем культисты и либералы. В прошлом, защитники традиционного учения могли с большей готовностью отнести аннигиляционистские высказывания людей за счет их культистского образа мышления или полного отрицания ими авторитета Библии16. Защитники учения о вечном воздаянии должны теперь сплотиться, чтобы встретить возражения, исходящие из их собственного лагеря17.

    Евангелические христиане должны согласиться со словами Эдварда Фаджа, последовательного сторонника аннигиляционизма, что в конечном итоге то или иное учение должно определяться Писанием и только Писанием. Мы должны “смиренно принимать” то, что Писание говорит “по этому или любому другому вопросу”18.

    Хотя Церковь действительно столетиями признавала правильным учение о бесконечном наказании нечестивых, отсюда еще не следует, что это учение справедливо19. Конечно, тот факт, что Церковь исторически видела в Библии учение о вечном наказании, должен заставить нас трижды подумать, прежде чем отказаться от этого учения. Однако в конечном итоге решающим фактором остается все же Писание.

    Альтернативы историческому учению о бесконечном наказании

    До сих пор мы упомянули два основных альтернативных учения о судьбе нечестивых: вечные сознательные муки (традиционный взгляд) и аннигиляционизм. Но при этом важно понять, что помимо аннигиляционизма существуют и другие нетрадиционные точки зрения, и что даже среди самих аннигиляционистов существуют разногласия.

    Универсализм

    Попросту говоря, учение универсализма сводится к тому, что спасутся все. Хотя это учение никогда не играло заметной роли в Церкви, у него были свои видные защитники. Объем этой статьи не позволяет нам рассмотреть историю универсализма20. Достаточно будет сказать, что это учение не получило широкого распространения среди евангелических христиан. Так, например, конференция, прошедшая в мае 1989 года в Семинарии Троицы (Деерфилд, Иллинойс), официально осудила универсализм, хотя традиционалисты и не смогли найти достаточной поддержки, чтобы добиться осуждения аннигиляционизма21.

    Как отмечает Миллард Эриксон, “трудно найти евангелического христианина”, который придерживался бы универсалистских взглядов22. Поскольку универсализм не достиг сколько-нибудь заметных успехов среди евангелических христиан (до сих пор, по крайней мере), в этой статье мы не будем уделять ему большого внимания23.

    Аннигиляционизм

    Как уже отмечалось выше, “аннигиляционизм” — это учение о том, что Бог “осудит их [нечестивых] на уничтожение, которое и есть смерть вторая”24. Те, кто не раскается, просто перестанут существовать, их больше не будет.

    В рамках этой базовой модели существуют несколько сценариев. Свидетели Иеговы, например, учат, что некоторые люди (Иуда Искариот в частности) по смерти перестают существовать и уже никогда не воскреснут. Прочие же будут воскрешены из небытия во время Тысячелетия и получат шанс принять Царство Иеговы. Те, кто откажется это сделать, будут уничтожены25.

    Учение Адвентистов Седьмого Дня кое в чем отличается от только что изложенного. Подобно Свидетелям, Адвентисты отрицают существование “души”, способной существовать вне тела. Таким образом, разумная, мыслящая часть человеческого существа умирает (перестает существовать) вместе с телом. Хотя это учение часто называют “сном души”, название “небытие души” гораздо больше ему подходит26.

    Эдвард Фадж в своих работах предполагает, что в день суда, когда нечестивые будут воскрешены (а точнее “вновь сотворены”), Бог обрушит на нечестивых “сознательную боль такой силы и продолжительности, какую Бог определит в Своей справедливости”27. Это действие Божие будет носить характер наказания, однако страдание не будет вечным. “Но, в конце концов… нечестивые будут полностью уничтожены и их уже не будет28.

    Возможны и другие варианты. Во-первых, не все аннигиляционисты придерживаются учение о “сне души”. Многие согласятся с тем, что нечестивые сознательно существуют (и даже переносят страдания) в промежутке между смертью и воскресением. Таким образом, нечестивые будут уничтожены уже после того, как какое-то время сознательно просуществуют.

    Но, какими бы ни были эти внутренние разногласия, все аннигиляционисты согласны со следующими положениями: (1) Окончательной судьбой нечестивых является уничтожение или небытие, независимо от того, как именно они будут существовать до момента своего окончательного уничтожения. (2) Уничтожение будет вечным; приговор будет необратимым. Эти учения и составляют неизменную суть учения аннигиляционизма.

    Условное бессмертие и аннигиляционизм

    Многие авторы считают, что аннигиляционизм и “условное бессмертие” — это два названия, за которыми стоит одно и то же учение29. Тем не менее, эти понятия, хотя и родственны, но отнюдь не идентичны.

    Тех, кто исповедует учение об “условном бессмертии” называют “кондиционалистами”. Они отрицают, что душа человека изначально бессмертна. Кондиционалисты полагают, что “наше бессмертие — это не естественное свойство человеческого рода, но Божий дар”30. Дэвид А. Дин говорит, что бессмертие “условно” в том смысле, что “прежде чем грешник обретет вечное и личное существование, должны быть соблюдены некоторые условия”31. Кондиционалисты противопоставляют свои взгляды тому, что они ошибочно принимают за традиционное учение, а именно, что душа по природе абсолютно неуничтожима.

    С другой стороны, аннигиляционизм строится на Божьем окончательном намерении уничтожить нечестивых, т.е. навсегда прекратить их существование. Как мы увидим чуть дальше, теоретически человек может верить в природное бессмертие души в его ортодоксальном смысле (правильно понимаемом) и при этом утверждать, что Бог уничтожит нечестивых. Но, хотя такой подход и может быть оправдан логически, в реальной жизни сторонники аннигиляционизма верят и в условное бессмертие и наоборот. Именно по этой причине аннигиляционизм и учение об условном бессмертии часто путают друг с другом.

    Здесь нам следует немного остановиться на том, где кондиционалисты ошибаются в своем определении традиционного учения. Кондиционалисты любят говорить, что ортодоксальное учение о бессмертной и неуничтожимой душе было позаимствовано у Платона32. Они утверждают, что платоническое учение о неуничтожимости души “в действительности обусловливает традиционное учение об аде больше, чем экзегетика”33.

    Традиционная логика, как нам объясняют кондиционалисты, сводится к тому, что неуничтожимые души где-то должны вечно существовать. Таким образом, ад становится подходящим местом для бессмертных душ грешников34.

    Кондиционалисты не понимают ортодоксальное учение о бессмертии души. Это становится очевидным даже при беглом знакомстве с историей учения об аде. Сторонники ортодоксального подхода указывают, что бессмертие души не абсолютно, а условно. Душа, будучи творением Божиим, всегда и во всем зависит от Его провидения — точно так же, как и прочие творения. Говоря словами реформатского богослова XVII века Йоханнеса Воллебия:

    Человеческая душа бессмертна не сама по себе и не потому, что Бог не может обратить ее в ничто; но по действию Божиему и постольку, поскольку она неуязвима для вторичных причин”35. Другими словами душа, хотя она и неуязвима для внешних вторичных причин (напр., людей) и внутренних вторичных причин (напр., болезней, поражающих тело), может быть уничтожена первопричиной, Богом36.

    Таким образом, ортодоксальное учение о бессмертии души, вопреки мнению Пиннока, едва ли может быть учением, которое “обусловливает традиционное учение об аде”. Пиннок был бы прав, если бы сторонники ортодоксального учения проповедовали абсолютную неуничтожимость души. Тем не менее, как мы с вами только что убедились, ортодоксальные христиане отрицают такую возможность.

    Немного раньше мы уже установили, что аннигиляцинизм и кондиционализм — не синонимы. Вполне возможно (по крайней мере, теоретически) верить в природное бессмертие души, как его понимают ортодоксальные христиане (т.е. неуязвимость души для вторичных причин), и в то же время говорить о Божием намерении уничтожить души нечестивых. Таким образом, вопрос состоит не в том, может ли Бог уничтожить грешников, но в том, есть ли какие-то основания полагать, что Бог действительно собирается это сделать. И найти ответ на этот вопрос можно только в Библии.
    >>>
    Последний раз редактировалось Михаил Беншалом; 13.01.2018 в 13:04.
    Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так.
    Деяния Апостолов, 17:11

  6. Библейские стихи, говорящие о природе и продолжительности наказания

    Прежде, чем рассмотреть доводы аннигиляционистов против учения о вечном и сознательном наказании, ожидающем нечестивых (о чем речь пойдет во второй части этой статьи), мы исследуем, что же говорит по этому поводу Писание. Потом мы выведем некоторые принципы, с точки зрения которых следует оценивать взгляды аннигиляционистов.

    В подробном разборе учения об аде надобности нет, поскольку все разногласия вертятся вокруг двух основных положений: (1) Ожидает ли грешников сознательное наказание? и (2) Будет ли это наказание вечным? Таким образом, в наших поисках подтверждений исторического учения мы будем останавливаться лишь на тех стихах, в которых речь идет об упомянутых двух положениях.

    Но, даже сузив рамки нашего исследования до этих двух пунктов, мы все равно оказываемся перед лицом слишком большого количества стихов, чтобы мы смогли провести их детальную экзегезу. Однако я верю, что в Писании есть две группы стихов, которые дают ясный ответ на поставленные вопросы. Одна такая группа находится в 25-й главе Евангелия от Матфея, а другая — в книге Откровения. В защиту ортодоксальной точки зрения можно привести и другие стихи, но эти представляются мне наиболее ясными. Исходя из таких соображений, я подробно рассмотрю упомянутые две группы стихов.

    Матфея 25:41, 46

    [Ст. 41] Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: “идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его…” [Ст. 46] И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную.

    Во-первых, давайте посмотрим, что эти стихи говорят о природе участи, ожидающей грешников. Затем мы изучим, что в них говорится о продолжительности наказания.

    Природа ада в Мф. 25:41, 46. Прежде всего, нам бросается в глаза, что грешников ожидает та же участь, что и сатану, и его бесовское воинство. По сути, эти стихи сообщают нам, что ад был сотворен именно для сатаны и его ангелов. Как рабы сатаны, непокорные Богу люди разделят судьбу своего господина. Это очень важно, поскольку, при изучении других стихов из книги Откровения, говорящих об участи диавола (см. далее), мы имеем полное право сказать, что непокорные люди разделят ту же самую участь.

    Обратите внимание, что эти стихи описывают ад как место “вечного огня”. Следует ли нам понимать под этим словом буквальный, реальный, физический огонь? Или нам стоит истолковать это выражение как метафору, призванную отобразить при помощи материального образа ужасающую духовную действительность?

    Большинство консервативно настроенных богословов (признающих учение о вечном и сознательном воздаянии) видит здесь метафору37. С одной стороны, в Ев. от Луки 16:24 говорится, что богач мучается в пламени. Кроме того, из текста следует, что у него есть язык, а у Лазаря — палец. Однако описываемая сцена происходит в Гадесе, во время бестелесного существования, разделяющего смерть и воскресение. Трудно предположить, что у нематериального существа есть материальный язык, и тем более, что оно может быть мучимо настоящим реальным огнем38. То же самое можно сказать и о других материальных образах, используемых для описания ада: неумирающем черве (Мк. 9:48) и узах мрака (Иуда 6).

    Некоторые могут возразить на это, что ссылка на фигуральные выражения — это слегка прикрытая попытка по-своему истолковать слова Иисуса. Но все обстоит как раз наоборот. По сути дела, ужасы ада так велики, что никакой земной язык не в силах достойно их описать. Говоря о неумирающем черве, неугасимом огне и т.п., Иисус выбрал самые жуткие сравнения, какие только есть в земном языке.

    Как замечает Роберт Реймонд: “Действительность, которую они [метафоры] призваны отразить, нам следует расценивать как более, — но не менее — страшную, чем образы, создаваемые в нашем воображении этими словами39. Ральф Пауэлл разделяет его точку зрения: “Если описания ада носят образный или символический характер, то стоящая за ними действительность еще более сурова и реальна, чем метафоры, в которых она изображена40.

    В рассматриваемых нами отрывках из Евангелия от Матфея окончательная участь грешников описывается, как вечное наказание 41. Отсюда следует, что грешники не будут уничтожены. Уильям Шедд убедительно доказывает, что “уничтожение сознания не носит характера воздаяния”42. Где нет страданий, там нет и наказания; наказание неразделимо связано со страданиями.

    Но страдание невозможно без сознания. “Если Бог действием Своей воли избавляет ожесточившегося преступника, после его смерти, от мук раскаяния тем, что уничтожает его сознание, было бы очень странной игрой слов назвать это наказанием43.

    Кроме того, подумайте над следующими различиями между небытием (уничтожением) и наказанием: (1) Не может быть разных степеней уничтожения. Либо человек уничтожен, либо нет. Однако Писание говорит о том, что в день суда люди получат наказание в разной степени (Мф. 10:15; 11:21-24; 16:27; Лк. 12:47-48; Ин. 15:22; Евр. 10:29; Отк. 20:11-15; 22:12 и т.д.). (2) Для тех, кто подвергся суровой каре, уничтожение — благо. В Лк. 23:30-31 и Отк. 9:6 говорится о грешниках, на которых обрушился Божий гнев, и которые тщетно ищут избавления в смерти. Они явно предпочли бы уничтожение бесконечным мукам.

    Как замечает Шедд: “Виновные и страдающие от мук совести во все века считали небытие после смерти благословением, однако защитники учения об условном бессмертии говорят о нем, как о проклятии…44 (3) Наказание требует, чтобы наказуемый существовал. Как указывает Герстнер: “Можно существовать и не быть наказуемым; но никто не может быть наказан, не существуя. Уничтожение подразумевает прекращение существования и всего, что с ним связано, — в том числе и наказания. Уничтожение не является наказанием, оно, скорее, позволяет наказания избежать45. (4)

    Можно возразить, что уничтожение является результатом наказания. Но Писание говорит, что вечно само наказание, а не его результат.

    Наказание грешников подразумевает, прежде всего, отделение от Бога. Заметьте, что Христос навеки изгоняет нечестивых из Своего присутствия. Как отмечает Гатри: “Когда мы проникаем вглубь того, что говорится об аде, у нас создается, прежде всего, ощущение отделения…”46 В этой жизни даже на тех, кто не следует за Христом, все же распространяется Его благость (Мф. 5:45), даже если они этого не осознают. После смерти все будет иначе.

    Продолжительность наказания в Мф. 25:41, 46. Греческое прилагательное “айонион”, использованное в этих стихах, не всегда подразумевает вечность. В некоторых случаях оно обозначает какой-то конечный промежуток времени. В Ев. от Луки 1:70, например, говорится, что Бог “возвестил устами бывших от века их святых пророков”. Здесь речь явно не может идти о прошлой вечности.

    Похожая конструкция есть и в Деяниях 3:2147. С другой стороны, это прилагательное часто используется применительно к Богу (напр., “вечный Бог”) в 1Тимофею 1:7; Римлянам 16:26; Евреям 9:14 и 13:8. В этих стихах, как следует из контекста и из того факта, что речь идет о Боге, слово “айонион” обозначает “вечный”.

    Учитывая, что это слово может означать “вечный”, а может и нет, как можем мы быть уверены в том, что именно оно означает в 25-й главе Ев. от Матфея? Решающую роль здесь играет то, что продолжительность наказания грешников образует параллель с продолжительностью жизни праведников: прилагательное “айонион” используется для обозначения, как длительности наказания грешников, так и длительности жизни праведников. Нельзя ограничить срок наказания грешников, одновременно не ограничивая срок вечной жизни праведников. Было бы нарушением всякой логики придавать одному и тому же слову два разных значения в одном контексте.

    Джон Броудус пишет в своем классическом толковании на Евангелие от Матфея:

    Непредубежденный и способный к обучению ум сразу поймет, что наказание грешников будет таким же долгим, как и жизнь праведников; невозможно допустить, что Великий Учитель воспользовался бы выражением, столь явно предполагающим то, чему Он вовсе не собирался учить…”48

    Откровение 14:9-11; 20:10

    [14:9] …кто поклоняется зверю и образу его… [14:10] будет мучим в огне и сере пред святыми Ангелами и пред Агнцем; [14:11] и дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем ни ночью поклоняющиеся зверю и обрaзу его… [20:10] А диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков

    Природа наказания в Откровении 14:9-11; 20:10. Эти стихи описывают природу наказания как “мучение”. Греческие слова, использованные здесь, происходят от слова “басанизо”. По словам Тэйера, “басанизо” означает “изводить сильной болью (душевной или физической), мучить”49. Арндт и Джингрих также утверждают, что “басанизо” означает “пытать, мучить” и может использоваться в значении телесных или душевных мук50.

    Изучив, как глагол “басанизо” и его формы употребляются в Новом Завете, мы увидим, что речь идет о сильной боли и осознанных страданиях, а не об уничтожении или небытии. Например, слуга римского сотника (Мф. 8:6) жестоко страдал от расслабления.

    В Откровении 12:2 этот же глагол употребляется для описания родовых мук. Во 2 Петра 2:8 говорится о душевных мучениях, причиненных праведному Лоту развратом содомлян. В Ев. от Луки 16:23 и 28 существительное множественного числа “мучения” употребляется для описания сознательного страдания богача в Гадесе. В 28 стихе Гадес даже называется “местом мучения”.

    Можно было бы возразить, что эти стихи не указывают конкретно, были ли мучения сознательными. Имеем ли мы право “вставить” сюда слово сознательные? Но какими же еще могут быть мучения, если не сознательными? Сама природа мучений требует, чтобы человек их осознавал. Камень или дерево не могут мучиться. А мучения несуществующих личностей (таких как уничтоженные диавол, зверь, лжепророк и грешники) еще менее реальны.

    С другой стороны, можно возразить, что в этих стихах из Откровения не говорится о мучениях людей, подобных мучениям диавола, зверя и лжепророка. Имеем ли мы право “перескакивать” с мучений диавола на мучения людей? Как мы уже видели из 25-й главы Ев. от Матфея, грешников и диавола ожидает одна и та же участь. Это же подтверждают и другие стихи (напр., Отк. 20:15).

    Продолжительность наказания в Откровении 14:9-11; 20:10. В самых ярких выражениях, какие только можно себе представить, Библия говорит, что у мучений нет конца. Выше, изучая Мф. 25:46, мы упоминали, что слово “айонос” может, в некоторых случаях, обозначать конечные промежутки времени. [Хотя, как мы при этом убедились, контекст 25-й главы Ев. от Матфея придает слову “айонос” в 46 стихе смысл “вечный”].

    Однако в данных стихах мы находим выражение “эйс айонас айонон” (“во веки веков”), которое использовалось исключительно для указания на бесконечную продолжительность действия. Как отмечает Сассе, “двукратное использование слова” должно было “подчеркивать понятие вечности”51.

    Тот факт, что существительные стоят во множественном числе, еще больше подчеркивает идею бесконечности. Великий толкователь Библии Р.Ч.Х. Ленски так отозвался о конструкции греческого текста этих стихов: “Самое сильное выражение аналогичное нашему “навсегда” — это “эйс тус айонан тон айонон”, “в эоны эонов”; множество эонов, каждый из которых огромен, взятое много раз, и мы переводим это нашим “во веки веков”.

    Для выражения того, что находится за пределами времени, человеческий язык может пользоваться лишь временными терминами. Из греческого языка выбирается слово, обозначающее самый огромный отрезок времени, эон, умножается во много раз, а затем еще раз умножается, и при этом используются определенные артикли, что делает эоны совершенно определенными”52.

    Та же самая конструкция употребляется в Откровении 1:6; 4:9 и 5:3, где речь идет о бесконечном прославлении Бога. В Откровении 4:10 и 10:6 она используется применительно к вечности существования Самого Бога. А в Откровении 22:5 эта конструкция описывает бесконечное царство святых53.

    Заметьте также, что о бесконечной продолжительности мучений свидетельствует и употребленная для ее описания фраза “день и ночь”. Выражение “день и ночь” указывает на непрерывность действия. Эта же самая фраза употребляется в Откровении 4:8 и 7:15 применительно к нескончаемому прославлению Бога. Рассматривая фразы “день и ночь” и “вовеки и веки” из Откровения 20:10 вместе, мы получаем ярчайшее выражение бесконечного и непрекращающегося действия, какое только есть в греческом языке.
    Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так.
    Деяния Апостолов, 17:11

  7. Евангелические христиане и отрицание ада (часть II)
    Алан У. Гомес
    apologetika.ru/

    В первой части этого исследования я писал о том, как некоторые видные представители евангелического движения в последние годы отказались от учения о вечном и сознательном страдании, ожидающем нечестивых, в пользу разного рода теорий об уничтожении грешников. Я также рассмотрел библейское учение об аде, уделив особое внимание ключевым отрывкам из Евангелия от Матфея и книги Откровения. На основании этого исследования мы с Вами убедились, что библейское учение о судьбе, уготованной неспасенным, очень ясно: их ожидают сознательные и нескончаемые муки.

    Из того, что мы увидели в первой части, возникает вопрос: как может человек, исповедующий веру в авторитет Священного Писания, — как это делают евангелические аннигиляционисты — верить во что-либо кроме традиционного учения. Евангелические аннигиляционисты возражают, что у них есть разумные и библейские основания для уверенности в своей правоте. Во второй части своей статьи я рассмотрю некоторые из основных аргументов, которые аннигиляционисты приводят в поддержку своих теорий.

    В узких рамках журнальной статьи невозможно упомянуть каждое доказательство, которое аннигиляционисты могут призвать в защиту своих убеждений — точно так же, как в первой части мне не хватило места, чтобы развить многие аргументы, подтверждающие правоту исторического подхода.

    Для первой части статьи я отобрал те аргументы в пользу традиционного учения, которые я считаю наиболее действенными. В данном исследовании я поступлю точно так же, излагая позицию аннигиляционистов. При отборе аргументов я старался определить, какие из них сами аннигиляционисты считают наиболее весомыми. Приведенные в статье аргументы можно найти практически в каждой работе, написанной в защиту аннигиляционизма.

    Доводы, к которым прибегают аннигиляционисты, распадаются, в своей основе, на три основных типа. Во-первых, мы сталкиваемся с нравственными доводами, согласно которым традиционное учение об аде — если оно верно — подразумевает безнравственные поступки со стороны Бога.

    Во-вторых, существуют лингвистические аргументы, основанные на анализе ключевых библейских терминов, которые описывают окончательную участь нечестивых.

    Третий тип доводов — экзегетические, они призваны умалить значение тех стихов, которые сторонники традиционного учения, как правило, приводят в подтверждение своих взглядов (например, рассмотренные в первой части моей статьи). Мы рассмотрим доводы всех трех типов. (Чевертая категория доводов, — что традиционный взгляд был позаимствован из учения Платона о бессмертии души,— была в достаточной мере рассмотрена в первой части).

    Нравственные доводы

    Аннигиляционисты часто утверждают, что Бог поступил бы безнравственно, если бы Он обрек Свои творения на бесконечные муки. Кларк Пиннок считает учение о бесконечных муках “нравственно ущербным” и “нравственным уродством1.

    Если бы “беспримерное учение” традиционалистов было справедливo, наш Бог был бы “жестоким” и “мстительным” божеством. По сути дела, Он был бы “больше похож на сатану, чем на Бога, по крайней мере, согласно любым обычным стандартам нравственности…” И действительно, Бог традиционалистов — это “кровожадный монстр, который устраивает вечный Освенцим для жертв, которым Он даже не позволяет умереть2.

    Аннигиляционисты обычно утверждают, что бесконечные мучения являются слишком сильным наказанием за совершенное преступление. Джон Стотт говорит, что, если бы традиционное учение было правильным, существовала бы “серьезная диспропорция между грехами, сознательно совершенными во времени, и мучениями, сознательно переживаемыми вечно3.

    Пиннок разделяет эту точку зрения: “Это означало бы приговорить к бесконечному страданию тех, кто совершил конечный грех. Это больше чем око за око и зуб за зуб. Между грехами, совершенными во времени, и страданиями, испытываемыми вечно, существовала бы серьезная диспропорция”4. Подобная мстительность, говорят нам, абсолютно несовместима с характером Бога и совершенно неприемлема для “чувствительных христиан”5. Подобное наказание “не отвечало бы никакой цели” и было бы актом “чистой мести”, что “не соответствует любви Божией, явленной в Евангелиях6.

    Aргумент Стотта и Пиннока, что “грехи совершенные во времени не могут быть достойны вечного страдания”, ошибочен. Он предполагает, что тяжесть преступления прямо пропорциональна времени, которое требуется, чтобы это преступление совершить. Но такой пропорции не существует. Некоторые преступления, такие как убийство, могут совершиться в один миг, в то время как вору могут понадобиться часы, чтобы загрузить машину краденым имуществом. Но убийство — гораздо более тяжелое преступление, чем кража7.

    Во-вторых, при определении тяжести содеянного следует учитывать не только природу греха, но и то, против кого этот грех совершен. Как отмечает У.Дж.Т. Шедд, кража уже сама по себе является преступлением, но воровать у своей матери еще более отвратительно, поскольку мы обязаны особо почитать своих родителей. Издеваться над животным — преступление, но мучить человека — преступление в еще большей мере, достойное гораздо большего наказания.

    Состав преступления в обоих случаяx одинаков (кража или издевательства), и совершает его в обоих случаях один и тот же человек. Но “различная ценность и достоинство того, к кому обращено действие, определяет разницу в тяжести преступления”8.

    Насколько же более серьезно, в таком случае, даже малейшее преступление против совершенно святого Бога, Который достоин нашей вечной и бесконечной преданности?9 Да, грех, совершенный против абсолютно святого Бога, абсолютно серьезен. По этой причине, неискупленные подвергаются абсолютному, бесконечному отделению от Бога; и это отделение является сутью ада. Нравственно ущербна как раз теория аннигиляционистов. Их Бог не свят в полной мере, раз Он не требует, чтобы грех пoлучил надлежащее воздаяние.

    Причина, по которой эти “чувствительные христиане” испытывают такие эмоциональные проблемы при мысли об аде, состоит в том, что они, говоря словами Ансельма, “все еще не постигли огромную тяжесть греха”10. Если бы они поистине взглянули на грех глазами Бога (даже притом, что ни один грешник не может в полной мере это сделать), у них не возникло бы ни малейшей проблемы с учением об аде. Более того, они были бы потрясены, если бы Бог не воздавал за грех вечным наказанием.

    Лингвистические доводы

    Аннигиляционисты верят, что они могут обосновать свою теорию, опираясь нa значение ключевых библейских терминов, используемых для описания окончательной судьбы нечестивых. ЛеРой Эдвин Фрум в своей книге The Conditionalist Faith of Our Fathers, приводит список из семидесяти слов, которые, по его словам, свидетельствуют в пользу окончательного уничтожения неспасенных11 .

    Ссылаясь на эти слова, Фрум с торжеством заявляет, что “никаких лазеек не осталось”12 . Эдвард У.Фадж также ссылается на этот список и говорит: “Все они без исключения изображают разрушение, исчезновение или уничтожение13.

    Размеры статьи не позволяют нам изучить все или хотя бы большую часть тех слов, на которые Фрум, Фадж, Стотт и другие ссылаются в защиту своих взглядов. Следует, однако, отметить, что многие слова из числа собранных Фрумом семидесяти терминов, даже не заслуживают отдельного рассмотрения14. Поэтому здесь мы рассмотрим лишь несколько терминов, которые, по крайней мере, могли бы подтвердить учение аннигиляционистов. Изучив эти термины, мы увидим, в чем ошибочен подход аннигиляционистов как таковой15.

    “Погибель” и “истребление”

    Аннигиляционисты полагают, что такие слова как “погибель” или “истребление” указывают на полное уничтожение. Фадж утверждает, что эти слова, “похоже, ясно говорят о том, что хочет сказать кондиционалист… и кондиционалист уверен, что первый попавшийся на улице человек объяснит нам, что для него обычно значат эти слова”16.

    Чаще всего словом “погибель” в Ветхом Завете переводится еврейское слово абад. Это слово употребляется для описания участи нечестивых, например, в Притчах 11:10. Но правда ли, что погибель в данном случае означает полное уничтожение?

    Из других ветхозаветных стихов, в которых используется то же слово, следует, что слово абад не обязательно означает исчезновение с лица земли17. У этого слова есть целый спектр значений. Например, в Числах 21:29 говорится, что народ Хамоса “погиб” (абад). Но речь здесь идет о порабощении народа, а не о его полном исчезновении. В 1Царств 9:3 и 20 это слово употреблено применительно к “потерянным ослицам” Саула (атонот абадот).

    В данном контексте слово означает “потерянный”, а не “прекративший существование”. В Псалме 30:13 сосуд “разбит” (абад), а не “уничтожен”. В этом случае речь идет о том, что сосуд более не пригоден для использования, а не о том, что сосуда больше не существует. Утверждения о том, что слово абад должно во всех случаях, “без исключения”, означать полное уничтожение, попросту неверны18.

    Писание также говорит об “истреблении” нечестивых. Как Фадж, так и Пиннок, оба они приводят в пример Псалом 36, стихи 28 и 3419. По их мнению, эти стихи доказывают, что нечестивые будут полностью уничтожены.

    В этих стихах употреблено еврейское слово карат. Но заметьте, что это же самое слово употребляется применительно к Мессии (“и не будет”, Дан. 2:26), однако Мессия, конечно же, не прекратил существовать. Даже если допустить, что нечестивых ожидает “уничтожение” в смысле прекращения существования на земле (что справедливо в отношении Иисуса), это не доказывает, что нечестивые прекращают всякое существование.

    Обращаясь к Новому Завету, аннигиляционисты утверждают, что греческое слово аполлюми означает полное уничтожение. Стотт полагает, что глагол аполлюми означает “уничтожить”, а существительное аполейя — “уничтожение”. Он ссылается на Матфея 2:13, 12:14 и 27:4, где говорится о замысле Ирода уничтожить младенца Иисуса, а позже — о заговоре иудеев против Него. Затем Стотт цитирует Матфея 10:28 (ср. Иак. 4:12): “И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить [аполезай] в геенне20.

    Он считает, что в данном стихе говорится о полном уничтожении души в аду. В качестве явного доказательства Стотт также приводит контраст между верующими и неверующими: “Если верующие — хой созоменой (спасаемые), то неверующие — хой аполлюменой (погибающие). Эта фраза встречается в 1-м Коринфянам 2:15, 4:3 и во 2-м Фессалоникийцам 2:10”21.

    Стотт уверен, что эти особенности языка указывают на полное уничтожение нечестивых.

    Вывод, к которому приходит Стотт, таков: “Было бы странно, таким образом, если бы люди, которые, согласно Библии, подлежат погибели, на самом деле не погибали;… трудно себе представить вечный и бесконечный процесс погибания22.

    Тем не менее, тщательный анализ стихов, в которых употребляются указанные греческие слова, показывает, что они не свидетельствуют в пользу полного уничтожения. Давайте рассмотрим 1 Коринфянам 1:18, один из стихов, на которые ссылается Стотт. Здесь говорится: “Ибо слово о кресте для погибающих [тойс аполлюменос] юродство есть…”

    Это причастие стоит в совершенной форме и, как справедливо отмечает Роберт Реймонд, “относится к ныне живущим людям, которые погибают сейчас. Глагол не предполагает, что в будущем этих людей ждет небытие”23.

    Как отмечает Реймонд, в Ев. от Луки 15:8-9 это слово употреблено для описания потерянной, но все еще существующей монеты. В Ев. от Луки 15:4, 6 речь идет о потерянной, но все еще живой овце. В Луки 15:17 и 24 этим словом описывается блудный, (но существующий) сын24.

    Мюррей Харрис ссылается и на другие отрывки, например Иоанна 11:50, Деяния 5:37, 1 Коринфянам 10:9-10 и Иуды 11, в которых “погибель” (аполейя или аполюстай) не обязательно подразумевает уничтожение25. Албрехт Оупке пишет в своем Theological Dictionary of the New Testament: “Здесь [в стихах, где говорится о Божием суде] имеется в виду не просто прекращение существования, но вечное состояние мучений и смерти”26.

    Слово аполейя действительно часто переводится как “разрушение” или “погибель”. Однако Чарльз Ходж поясняет, чем “погибель” отличается от уничтожения: “Погубить значит разрушить. Природа этого разрушения зависит от природы субъекта, которому оно предсказано. Вещь считается разрушенной, когда она непригодна к использованию; когда она приходит в такое состояние, что не может более соответствовать цели, ради которой была создана… Душа окончательно и навсегда гибнет, когда она подвергается осуждению и отчуждению от Бога, объявляется достойной соседствовать лишь с диаволом и его ангелами27.

    Роджер Николь предлагает иллюстрацию, которая очень доступно выражает суть объяснения Ходжа. Мы говорим, что автомобиль сломан, разрушен или уничтожен, “не только если его детали исчезли или испарились, но и если они получили настолько серьезные повреждения, что машина пришла в совершенно нерабочее состояние28.

    >>>
    Последний раз редактировалось Михаил Беншалом; 17.01.2018 в 10:39.
    Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так.
    Деяния Апостолов, 17:11

  8. “Сожжение”

    Ища оправдания своим взглядам, аннигиляционисты также ссылаются на ветхо- и новозаветные слова, которые переводятся как “сжечь” или “спалить”. Пиннок, например, утверждает, что Библия снова и снова “прибегает к образу огня, который сжигает (а не мучает) то, что в него брошено. Образы огня и разрушения, взятые воедино, отчетливо указывают не на бесконечные муки, а на полное уничтожение”29. Затем Пиннок приводит в качестве примера Малахию 4:1.

    Подобным же образом и Стотт утверждает, что образ огня не указывает на сознательные мучения, несмотря на то, что всякий, кто хоть однажды обжигался об огонь, испытал при этом сильную боль. Стотт говорит, что главная задача огня — не причинять боль, а обеспечить уничтожение, как это происходит в печи для сжигания мусора.

    Библия говорит о “сожжении соломы неугасимым огнем” (Мф. 3:12, тж. Лк. 3:17). Отсюда Стотт делает следующий вывод: “Сам огонь называется “вечным” и “неугасимым”, но было бы очень странно, если бы брошенное в этот огонь оказалось неуничтожимым.
    Следовало бы ожидать прямо противоположного: брошенное в огонь будет навсегда уничтожено, а не вечно мучимо. Отсюда и дым (свидетельство того, что огонь сделал свое дело), который “будет восходить во веки веков
    ” (Отк. 14:11, тж. 19:3)30.

    В ответ, Роберт Мори и другие исследователи убедительно продемонстрировали, что еврейские слова, переведенные как “сжечь” или “спалить”, употребляются во многих отрывках, контекст которых не позволяет вложить в эти слова смысл “уничтожение” (см. Пс. 77:45; Плач 3:4; Иез. 13:13 и т.д.)31. (Поскольку размеры статьи не позволяют рассмотреть эти отрывки, я советую заинтересовавшемуся читателю обратиться к прекрасному анализу, сделанному Мори.)

    Таким образом, мы не должны предполагать, что простое наличие в Библии глагола “сжечь” автоматически подтверждает теорию об уничтожении нечестивых. Решающее значение всегда имеет контекст.

    Теперь, давайте допустим, что “огонь”, как правило, представляет собой то, что сжигает или уничтожает топливо, пока, наконец, не остается ничего кроме пепла. Обычный огонь гаснет, как только топливо выгорает.

    Но пламя суда — не обычный огонь: Библия описывает его как вечный (Иуды 7) и неугасимый огонь (Мк. 9:48). Тот факт, что дым, как сказано в Писании, “будет восходить во веки веков”, свидетельствует не о том, что “огонь сделал свое дело”, как ошибочно полагает Стотт, но что огонь продолжает свое дело вечно. Стотт подменяет “неугасимый” огонь Иисуса “угасающим” огнем аннигиляционистов.

    Та же самая логика применима и к образу неумирающего червя (Мк. 9:48). Черви живут до тех пор, пока для них есть пища. Когда запас пищи исчерпан, черви постепенно умирают. Но муки ада сравниваются с неумирающим, бессмертным червем. Причина этого в том, что пища червей — нечестивые — никогда не кончается.

    Как аннигиляционисты объясняют стихи, подтверждающиетрадиционное учение

    Сторонники аннигиляционистского учения убеждены, что Библия на их стороне, и что они способны ответить на доводы, выдвигаемые традиционалистами в защиту вечного, сознательного наказания.

    Но так ли это?
    В первой части статьи я привел несколько избранных стихов, объясняющих учение о вечном наказании. Я выразил уверенность в том, что эти стихи уже сами по себе окончательно решают все проблемы. Давайте посмотрим на то, как аннигиляционисты пытаются обойти трудности, созданные этими стихами, и каких успехов они при этом добились.

    Ев. от Матфея 25:46

    Посмотрите, как объясняет этот стих Джон Стотт:

    В конце так называемой Притчи об овцах и козлах, Иисус противопоставляет “вечную жизнь” и “вечное наказание” (Мф. 25:46). Разве это не указывает на то, что в аду люди претерпевают вечное и сознательное наказание? Нет, это значило бы “вчитывать” в текст то, что он может и не подразумевать. Иисус действительно сказал, что и жизнь, и наказание будут вечными, однако Он не уточнил природу ни того, ни другого. Хотя Он всегда говорит о вечной жизни, как о сознательном пребывании с Богом (Ин. 17:3), отсюда еще не следует, что вечное наказание должно быть сознательным ощущением боли в руках Бога. Напротив, даже называя и жизнь, и наказание вечными, Иисус противопоставляет эти две участи: чем менее они схожи, тем лучше32.

    Стотт заблуждается в своем предположении, что в Притче об овцах и козлах Иисус “не уточнил природу ни того, ни другого [ни вечной жизни, ни вечного наказания]”. Как мы уже видели в первой части, уже из одного того факта, что нечестивых ожидает наказание (по-гречески коласин), следуют два неизбежных вывода: существование грешника не прекращается, и наказание он воспринимает сознательно. Если один из этих компонентов отсутствует, то наказания не происходит, — по крайней мере, согласно любому разумному пониманию наказания.

    Нельзя вечно наказывать человека, если он не будет вечно доступен для этого наказания. Можно существовать и не подвергаться наказанию, но нельзя подвергаться наказанию, и при этом не существовать. Несуществующий объект не может быть наказан.

    Конечно, человек может подвергнуться наказанию на какое-то время, а затем быть уничтоженным. Но в этом случае имеет место конечное время наказания, за которым следует опять-таки конечное время уничтожения (т.е. реальное время, которое требуется для уничтожения), а затем бесконечный результат уничтожения. Но Библия использует прилагательное “вечный” применительно к самому наказанию, а не к его результату.

    Однако простого факта существования также недостаточно. Нельзя “наказать” камень или дерево, даже если они существуют. Аннигиляционисты (напр. Пиннок 33) иногда сетуют на то, что сторонники традиционного взгляда переделывают определение “осознанного” под свое понимание наказания.

    Но в действительности традиционалистам нет нужды переделывать что-либо под свои убеждения. Сказав “наказание”, мы, тем самым, уже, хотя бы по определению, сказали “осознанное”. Наказание как таковое должно быть осознанным, или оно не будет наказанием.

    Наказание, которое не ощутить, — это не наказание. Наказание для бесчувственных или неживых предметов может существовать только как цветистый оборот речи. Сказав: “Я наказал свою машину за то, что она не заводилась, медленно и по одному выдирая из нее провода зажигания”, — вы вызовете у слушателей смех, но никак не серьезное отношение.

    Предложенная Стоттом аксиома: “Чем менее они [т.е. небеса и ад] схожи, тем лучше”, — в действительности оборачивается против него самого. Если небеса — образ невыразимой радости, то ад должен быть образом невыразимой скорби. Но подлинная цель теории анниглияционистов — не преувеличить, а преуменьшить ужас вечных мук, которые ожидают погибших.

    Откровение 20:10

    Поскольку сказанного в Ев. от Матфея 25:46 более чем достаточно, чтобы опровергнуть доводы аннигиляционистов, мы можем на этом остановиться. Но в первой части статьи мы пришли к выводу, что Откровение 20:10 также в высшей степени отчетливо говорит о вечных мучениях погибших. Даже если бы мы признали правоту аннигиляционистов в отношении Матфея 25:46, что сказали бы они в ответ на слова Иоанна: “А диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков?”.

    Кларк Пиннок по поводу Откровения 20:10

    Пиннок утверждает, что в Откровении 20:10 “присутствуют только диавол, зверь и лжепророк, и их нельзя приравнивать к обыкновенным человеческим существам, что бы мы ни думали об их природе. Похоже, Иоанн имеет в виду, что все, восставшее против Бога, придет к абсолютному концу34.

    Ну, прежде всего, даже если Пиннок имеет в виду, что “все, восставшее против Бога, придет к абсолютному концу”, сам Иоанн имеет в виду, что диавол, зверь и лжепророк будут мучиться день и ночь во веки веков. Для того, чтобы опровергнуть Пиннока, достаточно лишь прочесть текст.

    Во-вторых, утверждение Пиннока о том, что диавола, зверя и лжепророка “нельзя приравнивать к обыкновенным человеческим существам, что бы мы ни думали об их природе”, весьма двусмысленно и ничего не доказывает, каким бы образом вы его ни истолковали.

    Конечно, природа ангела отлична от природы человеческого существа. Но суть “равенства” заключается не в природе существ, о которых идет речь, а в их окончательной участи. В первой части настоящей статьи я ясно продемонстрировал, что судьба нечестивых людей “сравнима” с участью диавола и ангелов его (Мф. 25:41; Отк. 14:11; 19:20; 20:15).

    Кроме того, даже по своему естеству диавол (и другие ангельские существа) могут быть сравнимы с людьми в следующем отношении: и те и другие являются личностями, обладают чувствами и могут испытывать осознанные мучения. Возьмите, для примера, Матфея 8:29, где бес говорит Иисусу: “Пришел Ты сюда прежде времени мучить нас”. Эти слова ясно показывают, что бесы способны мучиться.

    Если Пиннок допускает, что Откровение 20:10 позволяет говорить о бесконечных мучениях диавола (как можно судить по его аргументации), он тем самым подрывает один из ключевых устоев своей теории: веру в то, что конечные существа не способны совершить бесконечный грех (“какими бы грешными они ни были35), а, следовательно, не могут по справедливости быть наказаны бесконечными муками.

    Джон Стотт по поводу Откровения 20:10

    Давайте посмотрим, как объясняет этот же отрывок Джон Стотт. Он говорит: “Зверь, лжепророк и блудница, однако, — это не конкретные люди, а символы мира и его многоликой ненависти к Богу. В таком случае, они не могут испытывать боль. Равно не могут испытывать боль “смерть и ад”, которые последуют за ними в озеро огненное (20:13)”36.

    Если зверь, лжепророк и блудница — лишь абстрактные символы, не имеющие отношения к реальным людям, то Стотт несомненно прав, полагая, что они не могут испытывать боль. Символы, будучи абстракциями, не могут мучиться.

    Однако в тексте Библии сказано, что они будут мучиться. Отрицать, что абстракции могут мучиться — это хорошо и правильно. Но в таком случае Стотт должен объяснить нам, как следует понимать фразу “будут мучиться во веки веков”. Однако никакого объяснения не следует. Мы оказываемся перед лицом двух возможностей: (1) что зверь, лжепророк и блудница — это не просто абстракции (это противоречит толкованию Стотта); либо (2) что Откровение 20:10 — сплошная тарабарщина (это противоречит характеру Бога, Который вдохновил Иоанна на написание Откровения).

    Если нам приходится выбирать между экзегезой Стотта и характером Божиим, выбор очевиден: зверь, лжепророк и блудница — это не просто абстракции, за этими именами стоят реальные люди.

    Но даже если мы допустим, что эта “троица” — лишь “символы мира и его многоликой враждебности к Богу”, мы не можем не признать, что мир, который они символизируют, состоит из конкретных людей, которые и проявляют ненависть. Если абстракции не могут мучиться, то они не способны и ненавидеть.

    Таким образом, эти символы в какой-то мере должны представлять реальных людей. То же самое можно сказать и по поводу слов “смерть и ад”. Другими словами, в озеро огненно будут брошены люди, находящиеся во власти смерти и заключенные в аду. Это совершенно очевидно следует из 13-15 стихов той же главы.

    Но, в интересах нашего исследования, давайте предположим невозможное: зверь, лжепророк и блудница — это абстрактные символы, никак не связанные с конкретными личностями. Готов ли Стотт сказать то же относительно диавола? Несомненно, Стотт по-прежнему считает диавола личностью.

    Но в тексте Откровения говорится: “А диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков”. Как мы уже убедились, разбирая аргументацию Пиннока, аннигиляционисты падают в ими самими же вырытую яму: ограниченные существа, говорят они нам, не могут подвергнуться безграничному наказанию. Поскольку ни один из аннигиляционистов не готов приписать сатане “безграничность” (а значит и божественность), им придется отказаться от своих “нравственных” аргументов.

    Эдвард Фадж по поводу Откровения 20:10

    Многие в лагере аннигиляционистов считают Эдварда Фаджа “знаменосцем” этого направления в богословии. Что же по поводу данного стиха говорит апостол аннигиляционизма?

    Это единственный текст во всей Библии, говорящий об уничтожении зла, который труднее всего объяснить — даже притом, что в нем конкретно не упоминаются человеческие существа. Тем не менее, учитывая подавляющее большинство материала, присутствующего во всем тексте Писания, следует помнить общее правило герменевтики, которое требует понимать необычное в свете обычного и непонятное в свете того, что явлено более ясно37.

    Я могу перефразировать смысл предложенного Фаджем объяснения так: “Из контекста Библии мы знаем, что аннигиляционизм — истина. Следовательно, этот стих, скорее всего, не может означать то, что в нем написано”.

    Так как же насчет герменевтического принципа, о котором упоминает Фадж: “Непонятные места следует толковать с помощью понятных?”. Пракрасно. Давайте последуем этому принципу. Мы уже убедились, что те стихи, которые часто приводятся в защиту аннигиляционизма, можно и нужно понимать в традиционном ключе. Но что же неясного в Откровении 20:10, если речь идет об учении о вечных, осознанных мучениях, которые ожидают погибших?38

    Может быть неясен смысл слова “диавол”? Как следует из писаний м-ра Фаджа, он верит в личное и злобное духовное существо, именуемое диаволом. Никаких неясностей здесь нет.

    А как насчет выражения “озеро огненное и серное”? Что непонятного в этой фразе? Когда Бог угрожает грешникам озером из огня и серы, они явно не чешут в затылке и не просят пояснений. Фадж настаивает на том, что понятие “озеро огненное” — это всего лишь “символ уничтожения”39. Однако, ссылаясь на слова самого Фаджа, “кондиционалист уверен, что первый попавшийся на улице человек объяснит нам, что для него обычно значат эти слова”.

    Притом, что описываемое в Откровении 20:10 место — это место беспрестанных мучений, мысль о полном уничтожении сама по себе не приходит (и не может придти) в голову!
    >>>
    Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так.
    Деяния Апостолов, 17:11

  9. В первой части этой статьи я отметил, что многие сторонники традиционного учения считают “огонь” геенны не физическим, материальным огнем, а символом чего-то гораздо худшего. Но, какую бы позицию Вы не занимали по этому вопросу, данная “неясность” не влияет на окончательный вывод. “Огонь” геенны, по меньшей мере, так же страшен, как и материальный огонь, знакомый нам по земной жизни.

    А как быть с выражением “зверь и лжепророк”? Подобно Стотту, Фадж считает, что это “символическое” выражение, указывающее на “политическую власть и обман отступнических религий”. Он приходит к выводу, что эти персонажи “не являются личностями, которые могли бы мучиться в огне40.

    Мы уже убедились в тщетности подобного подхода на примере Стотта41.

    Но даже если допустить, что зверь и лжепророк не являются ни людьми, ни символами людей, то нельзя избежать того факта, что диавол — личность, а он мучается день и ночь во веки веков.

    Здесь Фадж чувствует под собой зыбкую почву и нехотя признает: “Простого объяснения нет”. Но затем он добавляет: “И все же до сих пор в связи с огненным озером не упоминаются никакие люди, и в этом стихе нигде не говорится, что кто-либо из рода Адама будет мучиться во веки веков42

    Конечно, в 10-м стихе не говорится о людях, однако стоит лишь посмотреть в 15 стих той же главы — не говоря уже о Матфея 25:41; Откровении 14:11 и Откровении 19:20 — чтобы убедиться, что последовавшие за сатаной люди разделят с ним его участь.

    Если в Откровении 20:10 речь идет о вечных и сознательных муках диавола (а это именно так), то уже один этот факт ломает всю систему аргументации аннигиляционистов, потому что:

    (1) вечная кара для диавола не оставляет камня на камне от их положения о невозможности “бесконечного наказания за конечный грех”.
    (2) Это доказывает, что вечное и сознательное наказание обладающего чувствами, конечного, грешного существа нравственно — а если оно нравственно в одном случае, значит оно может быть нравственным и в других.
    (3) Это дает стороннику традиционного учения возможность полностью доказать правильность своих взглядов, просто указав, что невозрожденные грешники разделят судьбу диавола и ангелов его, а сделать это не составит никакого труда.

    А как насчет слова “мучиться” (басанизо) ? Что здесь неясно? В первой части статьи мы с вами проследили, как это слово используется в Библии. Мы уже отмечали, что Фадж знаком с очевидным смыслом этого слова, — по крайней мере, когда речь идет о диаволе. Однако, когда дело касается его “абстракций” (т.е. зверя, лжепророка и блудницы), Фадж, как и Стотт, сообщает нам, что абстракции не могут мучиться, после чего оставляет нас в мучительных раздумьях о том, что же Иоанн намеревался сказать столь бессмысленной фразой.

    Наконец, есть ли что неясное во фразе “день и ночь во веки веков”? Здесь мы видим грамматическую конструкцию эйс тос айонас тон айонон. Эта форма употреблялась лишь для описания событий бесконечной продолжительности. В первой части статьи мы уже видели, что эта форма — наилучший способ выразить мысль о бесконечной продолжительности, какой только существует в греческом языке.

    Чрезмерная чувствительность или мирская сентиментальность?

    Пиннок говорит о “чувствительных христанах”, которые не могут не отказаться от учения об аде в пользу более доброго и мягкого наказания для грешников43. Но, как замечает Дж.И. Пакер, “чувства, которые заставляют людей желать, чтобы кондиционализм оказался истиной, как мне кажется, отражают не высокую духовную чувствительность, но мирскую сентиментальность, которая предполагает, что в небесах наши чувства по отношению другим будут такими же, как на земле, а наша радость при виде Божией справедливости будет не больше, чем сейчас”44.

    Нам никогда не следует забывать, что именно Господь Иисус Христос, более чем кто-либо другой, причастен к возникновению учения о вечных мучениях погибающих. Христос не нуждался в занятиях по воспитанию чувствительности, Он был “воплощенной чувствительностью”. Но Он также явил собой совершенный баланс любви и справедливости.

    Тот же самый Святой Бог, Который явится “с неба, с Ангелами силы Его” (2 Фесс. 1:17), однажды унизил Себя, став одним из нас, и Своим телом вознес на крест ярость Божьего огня. Если бы Бог открыл нам глаза, чтобы понять чудовищность той цены, которую Он заплатил, мы в мгновение ока осознали бы чудовищность нашей вины за то, что мы с презрением отвергали Его искупление.

    Если тех, кто пренебрегал Ветхим заветом, пожирал земной огонь, “то сколь тягчайшему, думаете, наказанию повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь Завета” (Евр. 10:29)?

    ССЫЛКИ

    1 Кларк Пиннок, “Fire, Then Nothing,” Christianity Today, 20 марта 1987 г.; “The Destruction of the Finally Impenitent”, Criswell Theological Review 4, №2 (весна 1990 г.): 246-247, 253.
    2 Пиннок, “Destruction of the Finally Impenitent”, 246-247, 253
    3 Дэвид Л.Эдвардс и Джон Р.У.Стотт, Evangelical Essentials: A Liberal-Evangelical Dialogue (Downers Grove: InterVarsity, 1988), 318.
    4 Пиннок, “Destruction of the Finally Impenitent”, 255.
    5 Пиннок, “Fire, then Nothing”, 40.
    6 Пиннок, “Destruction of the Finally Impenitent”, 254-255. См. тж. Стивен Трэвис, I Believe In the Second Coming of Jesus (Grand Rapids: William B. Eerdmans Publishing Co., 1982), 199.
    7 См. У.Дж.Т.Шедд, Doctrine of Endless Punishment (New York: Charles Scribner’s Sons, 1886; reprint, Minneapolis: Klock and Klock, 1980), 152-153.
    8 Там же, 152.
    9 Св.Ансельм в 11 веке, в своем эпохальном труде Cur Deus Homo? (“Почему Богочеловек?”) убедительно обосновал учение о бесконечной вине за грех против Бога. См. книгу І, главы 20-24, 239-251.
    10 Там же, 242.
    11 ЛеРой Эдвин Фрум, The Conditionalist Faith of Our Fathers, в 2х тт. (Washington, DC: The Review and Herald Publishing Association, 1965), 1:106-111.
    12 Tам же, 1:107.
    13 Эдвард У.Фадж, “The Final End of the Wicked”, Journal of the Evangelical Theological Society 27 (сентябрь 1984): 326.
    14 Фрум, 1:108.
    15 Роберт А.Мори рассматривает гораздо больше этих слов в своей книге Death and the Afterlife (Minneapolis: Bethany House Publishers, 1984).
    16 Эдвард У.Фадж, “‘The Plain Meaning’: A Review Essay”, Henceforth 14 (1985), 125 и далее.
    17 См. Мори, 109.
    18 В еврейском языке есть еще несколько слов, которые часто переводятся как “разрушить”. Рассмотрение этих слов Вы найдете у Мори, стр. 108 и далее. Этот вопрос также рассматривается Гарри Бюи в его работе The Doctrine of Eternal Punishment (Philadelphia: Presbyterian and Reformed, 1957), 125 и далее.
    19 Эдвард У.Фадж, The Fire That Consumes (Fallbrook, CA: Verdict Publications, 1982), 92-93; Пиннок, “Destruction of the Finally Impenitent”, 250-251.
    20 Эдвардс и Стотт, 315
    21 Там же.
    22 Там же, 316.
    23 Роберт Реймонд, “Dr. John Stott on Hell”, Presbyterion 16 (весна 190): 53.
    24 См. Реймонд, 53; Альбрехт Оупке, статья “apoleia” в Theological Dictionary of the New Testament 1 (1964), 397.
    25 Мюррей Дж.Харрис, Raised Immortal: Resurrection and Immortality in the New Testament (Grand Rapids: Eerdmans, 1985), 184. См. тж. Р.К.Х.Ленски, The Interpretation of St. Mathew’s Gospel (Columbus, OH: Wartburg, 1943), 297.
    26 Оупке, 397.
    27 Чарльз Ходж, Systematic Theology (Grand Rapids: Eerdmans, репринтное издание 1979 г.), 3:284.
    28 Роджер Николь, “Universalism: Will Everyone Be Saved?” Christianity Today 20 марта 1987 г., 34.
    29 Пиннок, “Destruction of the Finally Impenitent”, 250.
    30 Эдвардс и Стотт, 316.
    31 Мори, 110 и далее.
    32 Эдвардс и Стотт, 317.
    33 Пиннок, “Destruction of the Finally Impenitent”, 256.
    34 Там же, 257.
    35 Там же, 247.
    36 Эдвардс и Стотт, 318.
    37 Фадж, Final End of the Wicked, 332.
    38 Некоторые возразят на это, что вся книга Откровения, будучи символической и пророческой, является “двусмысленной”. Но даже символический язык (как и любой другой) имеет свой спектр значений, язык очевидно не может быть бессмысленным или означать все, что только человеку придет в голову. Даже допуская, что у слов в рассматриваемом отрывке есть широкий спектр значений, он все рано подтверждает традиционное учение об аде. Как бы то ни было, нет необходимости отстаивать возможность понимание книги Откровения как таковой, поскольку и сами аннигляционисты верят в возможность этого. Даже Фадж, который называет Откровение 20:10 “неясным”, строит на основании этого стиха все возможные умозаключения в пользу своих взглядов. В дальнейшем Вы это ясно увидите.
    39 Фадж, Fire That Consumes, 304.
    40 Taм же.
    41 В этом случае я следую очень четкой логике, которую можно выразить с помощью простого силлогизма: (1) простые абстракции не могут испытывать мук. (2) Текст Библии говорит, что зверь и лжепророк мучаются. (3) Таким образом, зверь и лжепророк не могут быть просто абстракциями. Я говорю “простые” абстракции, поскольку я легко соглашусь с тем, что зверь и лжепророк — это абстрактные символы, которые, в конечном итоге, относятся к реальным личностям.В таком случае, прибегая к метафоре, можно говорить о “мучениях” символа, подразумевая, что на самом деле мучения испытывают люди, которых этот символ отображает.
    42 Фадж, Fire That Consumes, 304.
    43 Пиннок, “Fire, Then Nothing”, 40.
    44 Дж.И.Пакер, “Evangelicals and the Way of Salvation: New Challenges to the Gospel — Universalism, and Justification”, в сборнике Evangelical Affirmations, под ред. Кеннета Кантцера и Карла Ф.Х.Генри (Grand Rapids: Zondervan, 1990), 126. В первой части своей статьи я выразил свое убеждение, что аннигиляционисты придерживаются своих взглядов не только из сентиментальности.
    Цитируя слова Пакера, я не хочу отказаться от того, что сказал ранее. Тем не менее, хотя я и верю евангелическим аннигиляционистам на слово, когда они говорят о своей вере в авторитет Писания, мне все же кажется, что именно эмоциональные факторы заставляют их не совсем объективно рассматривать библейские стихи, в которых говорится о вечном воздаянии.
    Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так.
    Деяния Апостолов, 17:11

  10. Вера без дел мертва Аватар для Savonarola
    Регистрация
    01.06.2016
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    751
    Записей в дневнике
    86
    То, в каком контексте рассматривается точка зрения на вечные адские муки, как на не соответствующее Библии представление, меня очень удручает. Этот вопрос поднят в теме о псевдохристианских культах, сектах и языческих учениях. Из одного этого для меня очевидно, что многие верующие еще не вышли из представления о настоящем христианине, как о человеке, голова которого набита всякими религиозными шаблонами, отказавшись хоть от одного из которых он тут же станет нехристианином или псевдохристианином. Получается христиане обязаны быть упакованы по лучшим, строго выверенным догматическим стандартам. Как же христиане любят навешивать ярлыки друг на друга! От этого и печально и грустно. Судят друг друга, не обращая внимания на высшего Судью, который один может решать, кто подлинный христианин. А тут получается, что все лучшее в человеке ничего не значит, если он не верит в вечные муки в аду!?


    [QUOTE=Михаил Беншалом;5483270]Библейские стихи, говорящие о природе и продолжительности наказания


    Но, даже сузив рамки нашего исследования до этих двух пунктов, мы все равно оказываемся перед лицом слишком большого количества стихов, чтобы мы смогли провести их детальную экзегезу. Однако я верю, что в Писании есть две группы стихов, которые дают ясный ответ на поставленные вопросы. Одна такая группа находится в 25-й главе Евангелия от Матфея, а другая — в книге Откровения. В защиту ортодоксальной точки зрения можно привести и другие стихи, но эти представляются мне наиболее ясными. Исходя из таких соображений, я подробно рассмотрю упомянутые две группы стихов.

    Природа наказания в Откровении 14:9-11; 20:10. Эти стихи описывают природу наказания как “мучение”. Греческие слова, использованные здесь, происходят от слова “басанизо”. По словам Тэйера, “басанизо” означает “изводить сильной болью (душевной или физической), мучить”49. Арндт и Джингрих также утверждают, что “басанизо” означает “пытать, мучить” и может использоваться в значении телесных или душевных мук50.
    Все, кто хоть немного знаком с работой переводчика и толкователя, знают, что результат его деятельности в огромной степени зависит от его личного мировоззрения. Возьмем, например, упомянутое слово "басанизо". Неужели оно применяется лишь к пыткам и мукам? У этого слова есть еще и другие интересные значения: "испытывать", "подвергать испытанию". А также в переносном значении оно может означать подвергать что-либо или кого-либо воздействию внешней силы. Почему-то сторонники буквальных адских мук в буквальном аду не упоминают, что это слово, как я отметил, может применяться и к воздействию на предметы НЕОДУШЕВЛЕННЫЕ. Так оно используется в 1 Царств 5:3, где речь идет о статуе Дагона, а также в Матфея 14:24, где сказано, что лодку било волнами. Кроме того оно используется для описания душевных мук Лота во 2 Петра 2:8. Также мукам подвергнут нечестивых 2 пророка, описанные в Откровении 11:10. Они что, будут пытать людей? И так они будут побуждать людей к покаянию? Может, они восстановят суды инквизиции с ее орудиями пыток? Почему фундаменталисты так избирательны в выборе контекста и значений греческих слов? Может, просто потому, что учение о буквальных вечных физических муках, буквальном огне и червяке гораздо ужаснее влияет на умы верующих?

    Пиннок говорит о “чувствительных христанах”, которые не могут не отказаться от учения об аде в пользу более доброго и мягкого наказания для грешников43. Но, как замечает Дж.И. Пакер, “чувства, которые заставляют людей желать, чтобы кондиционализм оказался истиной, как мне кажется, отражают не высокую духовную чувствительность, но мирскую сентиментальность, которая предполагает, что в небесах наши чувства по отношению другим будут такими же, как на земле, а наша радость при виде Божией справедливости будет не больше, чем сейчас”44.
    Вот эта идея меня поразила и оскорбила до глубины души. Получается, что неверующие люди, совсем не знающие Бога, гораздо лучше, милосерднее, справедливее, добрее и нежнее, чем праведники, которые станут совершенными в раю? Что же это за рай такой, посреди которого можно смело ставить вечный Освенцим и пытать в нем людей и при этом ни у одного из так называемых праведников не дрогнет ни один нерв? Неужели праведники станут похожи на роботов?

    Если следовать логике таких защитников ада, Иисус тоже был сентиментален, как мирской человек. Ведь он сострадал нуждающимся, больным и заботился даже о тех, кто этого не заслуживал. И мы, идя по стопам Христа, развиваем те же чувства, что имел он. И именно такой эмоциональный духовный рост приводит нас к глубоко личному познанию Бога, как нежного, глубоко сострадательного Отца, который неспособен на жестокость создателей концлагерей. Так получается, мы идем не в том направлении? Может, нам нужно аннигилировать собственные христианские чувства и совесть? Задумайтесь, пожалуйста, об этом, все защитники вечного адского пламени в следующий раз, когда будете о нем проповедовать.

    Источник:

    КАК РАДОВАТЬСЯ ЖИЗНИ В РАЮ, ЕСЛИ В АДУ БУДУТ ВЕЧНО МУЧИМЫ ГРЕШНИКИ? - ЗОВ МУДРОСТИ

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •