По следам исчезнувшей книги.

Закончил сегодня читать книгу Understanding the Dead Sea Scrolls (Понимать Рукописи Мертвого моря), под редакцией д-ра Хершела Шанкса (Hershel Shanks).

Книга состоит из тематических статей ведущих специалистов по Кумрану.
Ну и, естественно, книга Еноха не обойдена молчанием.
Но вначале о некоторых особенностях работы с рукописями, чтобы ввести в тему.

Оказывается до девяностых годов был такой порядок, что к рукописям ВООБЩЕ не допускались ученые кроме тех (чаще один-два специалиста), которым выпало работать над той или иной рукописью.

И в результате большинство книг на десятилетия оказались недоступными. Но по тем темпам, которыми идут, должны пройти еще десятилетия, прежде чем будет что-то опубликовано.

Вообще, странная система. Католики, например, получили некоторые манускрипты еще в сороковых, и так о них никто и не слыхал пока. Исследователи, умирая, имеют право передавать работу как наследство – тому кого сами изберут. И над некоторыми манускриптами уже третье поколение работает, и никакой совершенно огласки.

А то, что опубликовано – это вообще-то жалкие крохи. По прогнозам Шанкса пройдет не менее 40 лет еще прежде чем хоть какая-та картина начнет складываться. Сотни тысяч разрозненных фрагментов.

Все библейские книги (кроме Есфири). И конечно же, апокалиптическая литература – та, что вошла в канон, и та, что не вошла.
И, конечно же, Енох.

Еноху повезло. Им занялся настоящий энтузиаст своего дела, и уже в 1976 году все фрагменты книги Еноха были собраны, изучены, результатом чего стала книга J. M. Milik, The Books of Enoch, Aramaic Fragments from Qumran Cave (Oxford: Claredon Press, 1976).

А вот полной рукопись Еноха повезло меньше. , были под шумок проданы на сторону. Остались фрагменты книги Еноха, которые изучаются.

Собор в Ямне, состоявшийся между 80 и 100 годами по Р.Х., который известен составлением Канона ветхозаветней литературы, который с тех пор сделается стандартным для иудеев и христиан, предпринял ряд решительных шагов в сторону сохранения иудаизма, переживавшего в ту эпоху период самый печальный.

Иерусалим был разрушен, мессианство перерастало и трансформировалось в христианство. Известно, что на этом соборе в Канон были включены Екклесиаст и Песня Песней.

Йохан бен Заккай, ученик Гиллеля, действовал в традициях своего учителя, Гиллеля Вавилонского, который видел в пророческой и мессианской литературе большой вред, особенно в период кризиса.

И совершилась «зачистка» авторитетных книг. Вообще, интересно, что фактически все авторы, которых я читал, соглашаются, что в более ранние времена четко определенного «канона» не существовало. Были более или менее авторитетные богодухновенные книги.

Наверное, самый авторитетный исследователь Кумранских рукопесей, д-р Frank Moore Cross пишет о том, как традиция Гиллеля на этом соборе победила, результатом чего стало отвержение книги Еноха.
Произошел своего рода пророческий «рестарт» - ранее пророческая традиция начиналась с Енохом и носила мессианский и апокалиптический характер, отголосками которого являются большие фрагменты апокалиптических текстов и «больших пророков».

С собора в Ямне пророческая традиция начинается с Моисея, как основателя нации. Это был своего рода сплачивающий фактор и защита от христианства, которое аппелировала к иудейской апокалиптике.

Ее надо было срочно устранить.
Енох был объявлен сектантской иудейской литературой, которую традиция Гиллеля отвергала.

Еще интересную в книге информацию нашел о судьбе полного манускрипта Еноха, который во время Шестидневной войны в Палестине (1967) попал в распоряжение израильского археолога Йигаела Йадина, который продал его за 250, 000 долларов.

А уже через неделю ему предлагали больше миллиона.
Значительная часть рукописей Мертвого моря так и разошлась по рукам по частным коллекциям.

Были созданы и закуплены десятки комплектов оборудования для создания оптимального окружения для частных коллекционеров.
Имена не разглашаются.

Оказалось, что рукописи Мертвого моря являются более ценным и быстро растущим в стоимости инвестировании, чем любое другое.
Сегодня полный манускрипт Еноха стоил бы астрономические суммы.
А ведь он в чьей-то частной коллекции!