Понравилось Понравилось:  0
Благодарности Благодарности:  0
Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 15 из 16

Тема: Балканский урок

  1. #1 (366420)

    Балканский урок

    Балканский урок

    Шесть лет назад история человечества пополнилась печальной и позорной датой. 24 марта 1999 года в центре цивилизованной Европы под предлогом борьбы за права человека началась агрессия 19 самых развитых государств мира против одной небольшой страны -- Югославии. За 78 дней 1200 самолетов совершили более 25 тыс. боевых вылетов. По территории независимого государства ударили более тысячи крылатых ракет, около трех тысяч бомб. Погибли две тысячи гражданских лиц, около семи тыс. получили ранения. Югославии был нанесен огромный материальный ущерб.


    Цели той военной операции не вызывают сомнений -- сменить руководство страны, изменить политическую и идеологическую ориентацию общества, ликвидировать Югославию (Сербию) как политический фактор в Европе и на Балканах. Заодно агрессоры хотели узаконить самостоятельную роль НАТО в урегулировании межнациональных конфликтов, опробовать новое оружие и израсходовать запасы старого, потренироваться в использовании механизма международных организаций для смены неугодных политических лидеров и изменения политического строя чужой страны.

    США и НАТО не были заинтересованы в мирном исходе конфликта. Решение об агрессии НАТО приняли в Вашингтоне еще в 1998 году. Оно не зависело от ситуации в крае Косово. Нужен был лишь повод. И его нашли в феврале 1999 года, состряпав историю о "злодейском убийстве" якобы мирных граждан в селе Рачак. Альянс позаботился о том, чтобы оставить Югославию без международной поддержки, вбить клин между Сербией и Черногорией, Сербией и Россией.

    В Европе и мире была нарушена система равновесия сил, построенная в послевоенные годы. В международных отношениях закрепилось возрастание права силы. Ни одно государство не смогло или не захотело сыграть роль противовеса такой политике. На Балканах под эгидой НАТО хорошо сработало ультимативное навязывание суверенному федеративному государству формы взаимоотношений субъектов федерации. Повторение этого сценария особенно опасно для многонациональной России.

    Трагедия на Балканах показала, в чем состоит натовский рецепт урегулирования кризисных ситуаций. Суть его -- ограничение территориального и политического суверенитета в виде протекторатов разной формы жесткости.

    Протекторат с неограниченными полномочиями высоких представителей международного сообщества возник в Боснии и Герцеговине. "Условный протекторат" при ограничении формально независимого государства в принятии самостоятельных решений появился в Македонии. Полное лишение суверенитета в вопросе государственности произошло в Сербии и Черногории. Протекторат в Косово как "временный контроль" над частью территории суверенной Сербии прекратил в крае действие законов центральной власти. Это приближает Косово к самостоятельности с полным пренебрежением к мнению об этом самой Сербии.

    Деятельность НАТО в Боснии и Герцеговине, а также в Косово убеждает -- иностранное военное присутствие не может решить межнациональные конфликты. Более того, оно не способствует политическому и экономическому выздоровлению. Реального прогресса там нет. Иностранные силы так и не смогли решить главные вопросы: возвращение беженцев, налаживание демократических процессов, оздоровление хозяйственной жизни, примирение конфликтовавших сторон. Самостоятельный же выбор пути развития страны ныне на Балканах исключается почти полностью.

    В этом году решается судьба Косово -- формально автономного края Сербии. В 90-е годы албанцы смогли достичь практически полной независимости от Сербии. Сегодня они имеют самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, свою валюту, свою структуру политической и экономической власти. Кровавая бойня 17 марта 2004 года помогла выгнать из Косово многих из оставшихся сербов.

    Чтобы придать формально-правовую видимость независимости Косово, международные организации разработали программу «Стандарты до статуса». Однако сегодня никто не говорит о введении в крае европейских стандартов прав человека и демократии. Разговоры идут лишь об определении статуса Косово.

    Дробление Балкан продолжается. И это создает условия для сохранения внешнего управления этим некогда вполне благополучным регионом.
    Елена Гуськова
    Горе побежденным...

  2. #2 (366441) | Ответ на # 366420
    Я слышал такое, что когда бомбили Югославию, а это было как раз в канун Пасхи, то на авиабомбах американские лётчики писали: "Счастливой Пасхи".

  3. #3 (367051) | Ответ на # 366441
    Отключен Аватар для Доцент
    Регистрация
    21.02.2005
    Адрес
    Союз Советских Социалистических Республик
    Пол
    Сообщений
    1,805
    Это запад. Это его методы. Раскулачивание и геноцид для западного человека стали настолько естественными, что когда например, США указывают на то, что так делать ваащето нельзя, они искренне не понимают, в чём собсно дело? Сначала под эгидой приобщения езыческих народов к святой церкви грабили и давили людей, теперь вот к общечеловеческим ценностям приобщают. Его препохабие капитал, тут уж ничего не поделаешь...
    Кстати, замечу, что будь у нас сталинский или хотя бы брежневский СССР, а не драная ельцинская россияния, никто бы не посмел на Югославию не то чтобы бомбу бумажную сбросить, но даже и гденить бзднуть о том, что Слобо чьи-то там права где-то нарушил...

  4. #4 (383926) | Ответ на # 367051
    Косово и Метохия: можно ли защитить права человека посредством насилия?

    О к о н ч а н и е. Начало в № 8, 2001 г.

    Глава III. Балканская война 1999 г.

    Не потомки, а современники -

    Лучшие судьи и наблюдатели истории.

    П. А. Сорокин

    Мы позволили себе столь длинное отступление от темы, чтобы доказать: балканская война 1999 г. стала продолжением агрессии НАТО против Югославии, начавшейся еще в 1991 г. У нее были те же самые причины, те же самые движущие силы и такой же сценарий, поэтому рассматривать ее следует по тому же плану, что и первую войну. Безусловно, США рассчитывали сломить Югославию и ее государствообразующий сербский народ за более короткое время, но в результате героической борьбы Республики Сербской война затянулась. Вся война в бывшей Югославии стала первым решительным шагом США и НАТО по установлению нового мирового порядка.

    1. Что такое новый мировой порядок?

    Новый мировой порядок пришел на смену старому, установившемуся после Второй мировой войны (28). За его соблюдением следила ООН, созданная ради поддержки мира во всем мире. Эта организация, по крайней мере на словах, гарантировала равноправие всех государств и принимала решение на основании голосов большинства стран. Но после развала Советского Союза и всей социалистической системы США стали единственной страной, которая благодаря своей экономической и военной мощи могла оказывать влияние на весь мир. Опираясь на подконтрольный блок НАТО США за 10 лет навязали всему мировому сообществу однополярную модель мира, в которой деятельность любого государства должна служить американским интересам, т. е. интересам их ведущих финансово-промышленных групп. Юридически новый мировой порядок был зафиксирован 23-25 апреля 1999 г. в Вашингтоне, на слете глав государств НАТО, посвященном 50-летию этой организации. На нем были внесены изменения в Устав альянса, позволяющие защищать его интересы в любой стране. Этим перечеркивалось одно из программных соглашений прошлого мирового порядка - Хельсинские соглашения СБСЕ, гарантирующие неприкосновенность границ независимых государств.

    Идею нового мирового порядка можно выразить так: абсолютное доминирование США во всех сферах жизни и во всех регионах мира. Для этого внутренняя жизнь каждого государства должна быть перестроена на американский лад. Основные черты подобной американизации таковы:

    1. Демократия, т. е. всенародное избрание политического руководства, выгодного США.

    2. Рыночная экономика, т. е. такой хозяйственный уклад страны, который не будет противоречить интересам деловых кругов США.

    3. Либерализм, т. е. защита только тех прав и свобод граждан и наций, которые не будут противоречить американским интересам. Например, право народа на свободный выбор государственного строя, право народа защищать национальные святыни будет всеми силами ограничиваться.

    4. Информационное общество, т. е. абсолютное доминирование на рынке информации только тех компаний, которые пропагандируют новый мировой порядок.

    5. Культурный плюрализм (“открытое общество”), т. е. замена национальных святынь ценностями американской цивилизации под видом “общечеловеческих ценностей”. Широкая экспансия коммерческой “массовой культуры”.

    6. Космополитизм, т. е. замена национального духа сознанием “гражданина мира”.

    7. Интеграция в единое экономическое пространство, т. е. абсолютная власть американского капитала.

    Окончательно новый мировой порядок еще не наступил, поэтому всех его черт мы не знаем. Одной из них будет, безусловно, деградация символа старого порядка - ООН, которая либо так и останется марионеточной американской организацией, либо распадется, когда страны НАТО перестанут ее финансировать. Что касается всего остального, то на сей счет существует масса прогнозов, из которых выстраивается довольно впечатляющая картина. Вот мнение Жака Аттали, бывшего президента Европейского банка реконструкции и развития, т. е. одного из главных финансистов нового порядка: “В следующем тысячелетии судьбу человечества будет определять новое поколение победителей и побежденных... Новый мировой порядок не будет безмятежной, гармоничной утопией... Богатые процветающие зоны будут беспечно соседствовать с обширными нищими зонами... В мучительном отчаянии, лишенные всякой надежды, живущие на периферии народные массы будут лицезреть яркую картину процветания и богатства в другом полушарии... Африка – эта европейская периферия – вообще потерянный континент... Во всем мире 100 миллионов человек, не достигших пятилетнего возраста, умрут от голода и болезней” (29). Согласитесь, это скорее напоминает какой-то преступный хаос, чем порядок.

    Новому мировому порядку грозит немало опасностей, и первая из них – несогласие многих стран быть “периферией” и жить не ради себя или всего мира, а ради американских интересов. Одной из таких стран была Югославия.

    2. Почему Югославия?

    Посмотрим внимательно на политическую карту Европы. К 1996 г. почти все страны Старого Света либо стали членами НАТО, либо заявили о желании в него вступить, т. е. выразили согласие во всем его поддерживать. После принятия в НАТО Чехии, Венгрии и Польши стран альянса стало девятнадцать. Пока все эти государства согласны служить интересам США, что будет дальше - покажет время. В ближайшем будущем надо ожидать принятие в альянс Болгарии, Румынии, Словении, затем Албании, Хорватии, Словакии, затем - прибалтийских стран с Македонией. Кто же остался не охваченным? Скандинавия никогда ничего не сделает против НАТО, вечно “нейтральная” Швейцария является европейским финансовым центром альянса, Австрия - слишком сильно интегрирована в ЕС, чтобы возмущаться (30). Кавказ? Но Грузия и Азербайджан проводят четко выраженную пронатовскую позицию, что подтвердил их недавний выход из договора по коллективной безопасности СНГ. Украина и Молдавия тоже ничего против вступления в альянс не имеют. Получается, что вся Европа попала под контроль НАТО и в значительно большей степени, чем, например, Азия. К 1996 г. остались в Старом Свете лишь три страны, которые, с одной стороны, ориентировались на Россию, с другой - желали развиваться самостоятельно, без натовского диктата. Это - Армения, Белоруссия и Союзная Республика Югославия (СРЮ).

    Что касается бывшего содружества южных славян, от которого остались республики Сербия и Черногория, то это была к тому же единственная страна Европы, не отказавшаяся на словах от идеалов социализма, хотя уже давно был взят курс на построение рыночной экономики. Но строить ее Югославия хотела сама, без штатовских советчиков, теорий и без крупных займов, ибо и так была вся в долгах. Во время балканской войны, за годы с 1991-го по 1994-й, под надуманным предлогом Югославия была подвергнута невиданной доселе в послевоенной Европе экономической блокаде. Запрещен был любой экспорт, в том числе и предметов первой необходимости. Конечно, что-то все же проникало, но в очень малом количестве. Страна находилась под постоянной угрозой голода и эпидемий, т. к. почти не было лекарств, стояла промышленность и транспорт. Выехать оттуда удавалось с большим трудом, запрещено было культурное общение, и даже югославские спортивные команды не пускали играть на международной арене. Эта бесчеловечная блокада, одобренная ООН, и введенная лишь за то, что сербы симпатизировали боснийским и краинским сербам, была первым признаком желания американцев в скором времени покорить Югославию. Но несмотря на санкции ООН и постоянные угрозы Олбрайт немедленно начать военную интервенцию СРЮ никак не желала принимать американского образа жизни и становиться безликой “демократической” страной.

    Главной причиной вторжения (сначала воздушного, а потом - наземного) НАТО в Югославию было ее своеволие и нежелание падать на колени перед балканским завоевателями. Об этом свидетельствуют хотя бы бесчисленные заявления агрессоров о том, что одна из целей их акции - помочь народу Югославии “восстановить демократию” (т. е. подчинить американским интересам). Были, наверное, и другие причины войны: лишний раз досадить России и угодить исламскому миру, создать в Европе вторую после Боснии “горячую точку”, которая стала бы постоянным источником нестабильности в регионе (курс “евро” за время войны почти сравнялся с долларом!), проверить верность союзников и т. д. Но утверждение, что истинной причиной агрессии послужило желание защитить права человека в Косово - ложь. В мире к этому моменту было немало этнических конфликтов, где помощь НАТО была значительно нужнее Шла многолетняя война курдов с турками, на Кипре в турецкой зоне давно нарушались права православных греков, хорваты разгромили Крайну, по Латвии маршировали бывшие эсэсовцы, а власть не давала гражданства русскоязычному населению; армии Индии и Пакистана стояли на границе, готовые в любой момент броситься и разорвать друг друга. Простор для “гуманизма” был большим, но в том-то и дело, что в своей внешней политике США руководствуется чем угодно, но только не гуманистическими мотивами. В отношении всех этнических или каких-либо других конфликтов на земле, а также в отношении стран, в которых они происходят, Штаты давно сформулировали свой “категорический императив”: “Вступи в НАТО или выскажись в поддержку нас или НАТО и делай, что хочешь”. Но Югославия не желала в своей внутренней жизни благоговеть перед США, за что и поплатилась. Конфликт в Косово и Метохии (его нельзя назвать чисто межэтническим, это была, главным образом, борьба с терроризмом!) был лишь удобным поводом начать агрессию. Более того, этого конфликта в столь острой форме могло бы и не случиться, если бы не поддержка странами НАТО и албанских сепаратистов.

    3. Отношения США и Югославии. Попытка политического покорения

    Дипломатические отношения между Сербией и Северо-Американскими штатами были установлены еще в 1881 г. А в 1918 г. несмотря на отчаянные попытки стран Антанты реанимировать австро-венгерскую империю САСШ стали первой страной, официально признавшей Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев. Во время Второй мировой страны сражались в антигитлеровской коалиции, а после войны отношения между США и СФРЮ развивались очень успешно. Югославия стала единственным государством социалистического лагеря, принявшим помощь по плану Маршалла. Ссора Тито со Сталиным побуждала Америку делать все возможное, чтобы отношения между ними оставались прохладными. За все время существования СЭВ Югославия в наибольшей степени тяготела к западу и часто принимала от него помощь. К 1985 г. СФРЮ задолжали Штатам огромную сумму, выплатить которую не был в состоянии даже весь социалистический лагерь. Еще через три года, после развала коммунистической системы, Югославия перестала быть нужной США. Если раньше, по стратегическим замыслам НАТО, ей отводилась почетная роль расколоть все содружество, то теперь оно рухнуло само. Однако случилось непредвиденное: в то время как во всех других странах соцлагеря пришли к власти демократические движения, финансируемые США и союзниками, в Югославии, после краха КПЮ, у власти оказались социалисты. Сохранение единой страны противоречило интересам, в первую очередь, объединенной Германии, которая не скрывала намерений стать самой влиятельной державой Европы. После Второй мировой войны мир сильно изменился. Бывшие антифашисты стали поддерживать бывших и нынешних фашистов, но Союзная Югославия, помня усташей, не желала поддерживать фашистские режимы Туджмана и Изетбеговича. Тогда ЕС ввело сначала экономические санкции, а затем США попытались привести к власти в Сербии своего ставленника Панича. Если бы этот план удался, то уже в 1992 г. СРЮ была бы подчинена Штатам, и в Европе не осталось бы ни одного государства, не приклонившегося перед НАТО. Однако США допустили большую ошибку, не найдя более приличного кандидата на пост президента, чем Панич. По характеру аферист, по профессии велосипедист, он был американским гражданином и, несмотря на стопроцентную поддержку СМИ Европы, сокрушительно проиграл выборы Слободану Милошевичу. Обозленные Штаты в ответ на свой провал долго не признавали независимости объединенных Сербии и Черногории, приказав сделать то же самое своим союзникам. Получилось, что Маастрихт-91-92 признал всех, кроме Югославии...

    После этого США и страны НАТО не раз пытались грубо вмешаться в политическую жизнь СРЮ. Добросовестно поддерживая “свои” партии Сербское движение обновления (руководитель - писатель Драшкович) и Демократическую партию (лидер - Джинджич), они были вправе ждать от них побед, ибо терпящий бедствия после развала федерации и экономической блокады народ мог отказаться от права на самостоятельную жизнь. Успеху также способствовало большое количество выборов, проводимых в демократической Югославии. Всенародным голосованием выбирали президентов обеих республик (Сербии и Черногории), общего президента Югославии, парламенты единый и республиканские, а также глав местных администраций (муниципальные выборы, проходящие в один день). Наверное, памятными для всех стали выборы в ноябре 1996 г., когда прозападные партии объединились в единую антисоциалистическую коалицию “Вместе”. США допустили невиданное давление на избирателей, угрожая в случае поражения своих ставленников новыми экономическими санкциями. Но на выборах Драшкович и Джинджич с союзниками потерпели сокрушительное поражение, пропустив вперед не только правящую Социалистическую партию Милошевича, но и национально-патриотическую Сербскую Радикальную партию В. Шешеля. Через две недели прошли муниципальные выборы, и результат был тем же. Возмущенная Олбрайт, как ведьма на метле, летала по всему миру, уговаривая всех не признавать результатов выборов и объявить (!) победителями

    коалицию “Вместе”. В ход шли всяческие угрозы, вплоть до военного вторжения. Растерявшееся правительство Сербии уже было согласилось перепроверить результаты, но тут, видя маленькую возможность превратить провал в победу, союзники из “Вместе” стали делать власть, которую они решили заполучить любым путем. Дележ шкуры неубитого медведя привел к грандиозному скандалу между бывшими партнерами, наперебой обвинявшими друг друга в коррупции. Опозорившаяся Америка, не зная, кого поддерживать, умолкла...

    В 1997 г. последовали очередные провалы прозападных политиков. Сначала народ Югославии выбрал Союзным президентом Милошевича, затем на выборах президента Сербии Драшкович даже не попал во второй тур, пропустив вперед будущего президента социалиста Лилича и патриота Владислава Шешеля. Единственные выборы, где прозападным политикам удалось преуспеть, стало избрание М. Джукановича президентом Черногории. Но далее, видя, что финансовая поддержка своих кандидатов эффекта не приносит, США перешли к привычному плану действия - подрыву страны изнутри. Для этого госдепартамент США обратил внимание на межэтнические отношения в сербской провинции Косово и Метохия.
    Горе побежденным...

  5. #5 (383928) | Ответ на # 383926
    4. Косово и Метохия: история и современность

    Прежде всего надо заметить, что называть южную провинцию Югославии “Косово” неправильно; так ее называют сепаратисты. Косово – это лишь территория Косова Поля, а остальная земля называется Метохия, что в переводе на русский с сербского звучит как “церковная усадьба”. Отсюда официальное название края - Косово и Метохия, или сокращенно - Космет. Впервые о нем упоминается еще в XII веке как о территории, заселенной сербами, но под властью Византии. По всем международным актам, подписанным со дня независимости Сербии (1878 г.), Косово и Метохия пребывали под ее суверенитетом. Более того, Космет – это Старая Сербия, колыбель сербской национальной культуры, место нахождения основных православных святынь страны. До начала боевых действий на территории края насчитывалось около 1 800 храмов и монастырей, 200 из которых либо древнее XIV века, либо относятся ко времени провозглашения сербской патриархии (1346 г.). Это самая большая концентрация культурно-исторических памятников в Европе.

    Албанские националисты утверждают, что их народ пришел в Космет еще за тысячу лет до сербов. Якобы еще Геродот в своих “Греко-персидских войнах” упоминает о том, что именно они, а не греки населяли Иллирию. Но достоверных исторических данных об этом нет. Если бы албанцы действительно жили на землях Византии, то как объяснить, что до турецкого нашествия 97% из них исповедовали католичество? Албанцы, принявшие ислам, пришли в Старую Сербию только с османскими завоевателями, т. е. сербы и албанцы были противниками еще со времен Средневековья! Однако достоверно известно, что в битве на Косовом поле один из отрядов ополчения Лазаря был албанским, а значит, не все албанцы находились в услужении у турок. Под ударами Османской империи сербам приходилось отступать все дальше на север. Массовое переселение произошло в 1690 г., когда австрийская армия, поддержанная сербами, потерпела поражение. Тогда сербы во главе с патриархом Арсением III покинули Космет. С тех пор он стал заселяться албанцами.

    Во времена борьбы за независимость сербы претерпели страшный геноцид со стороны турок и албанцев-мусульман. Но при получении независимости на Берлинском конгрессе ни у кого не было сомнений, что Космет – сербская земля, исторически и по национальному составу, хотя одна его часть была отдана Черногории, а другая часть все же оставалась под властью Турции. После сокрушения могущества Османской империи албанцы считали себя обделенными, ибо тоже хотели иметь свое государство. Они получили его только в 1913 г., когда Сербия вместе с Румынией и Грецией окончательно вытеснили Турцию с Балкан. Независимость им “подарила” Австро-Венгрия, мечтавшая ослабить набиравшую силу Сербию, хотя в северной части Албании сербы преобладали. К Первой мировой войне население Космета состояло из 60% славян и 40% албанцев, но во время войны погибло 56% сербских мужчин, и население сравнялось. При создании Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев рассматривался вариант, при котором Албания становилась его провинцией, однако ни одна из европейских стран не хотела усиления будущей Югославии, и в 1921 г. независимость Албании была подтверждена.

    Этнический состав Космета резко изменился во время Второй мировой войны, когда албанцы, в большинстве своем воевавшие на стороне фашистской Италии, получили государство “Великая Албания”. Они произвели грандиозную “этническую чистку” Косово и Метохии, убив или изгнав большую часть сербского населения. Такого сербы не переживали со времен османского ига! Общее число беженцев составило около 400 000. После победы, казалось бы, жизнь должна наладиться и беженцы должны были возвращаться к родным очагам. Но не тут-то было! Маршал И.-Б. Тито решил превзойти короля Александра и создать еще большую империю южных славян, куда должна была войти Албания и Болгария. Он начал переговоры с албанским диктатором

    Ходжей, обещав ему присоединить Космет к его стране в обмен на согласие албанцев войти седьмой республикой в состав Югославии. Ради этого сербским беженцем было запрещено возвращаться в Старую Сербию. Но договор не состоялся, Албания осталась суверенной, однако сербам возвращаться все равно не разрешалось. Если бы не титовская “национальная политика”, то никакого конфликта могло бы и не быть. Но Тито как угодно распоряжался судьбами народов, надеясь, что они вечно будут жить в братстве. В главе второй мы уже упоминали о заложенной им “этнической бомбе”, но, пожалуй, нигде она не угрожала так, как в Космете. За время правления в Албании Ходжи от его режима в Косово и Метохию сбежало 400 000 человек. Тито их принимал, все еще надеясь на присоединение Албании. Его не волновало, что исконно сербская земля переходит к албанцам, а слова “православные святыни” для него, коммуниста и атеиста, были пустым звуком. Он всячески поощрял увеличение албанского населения, объявив каждого десятого новорожденного своим крестником. За годы такой “национальной политики” он переселил из Космета в другие области Югославии еще 200 000 сербов. Параллельно с этим расширялись самоуправление провинции. В 1946 г. она была национальной областью, а с 1963 г. - автономным краем. Уже тогда соотношение албанского и сербского населения достигло 9:1. Только слепому не было видно, что албанское большинство не захочет жить под властью югославов. Первые крупные манифестации под лозунгом “Косову - Республику!” прошли в 1968 г. Они были подавлены силой, но заставили Тито впервые посмотреть на югославско-албанские отношения трезво. К этому времени в Космете был самый низкий по стране уровень жизни, т. к. квалифицированных сербских специалистов маршал переселил, а албанцы исторически были склонны в основном к сельскохозяйственному труду и торговле. Они жили достаточно замкнутыми общинами, не исполняли требований югославских властей, т. к. открыто их недолюбливали. Тогда Тито решает для поднятия уровня жизни края обратно переселить специалистов с разных уголков Федерации. Это вызвало недовольство албанцев, начинается их миграция в Албанию и Турцию. Методы Тито не дали никаких результатов, ибо самоуправление в крае не развивалось. И тогда он решил наделить албанцев еще большими правами.

    С 1974 г. начинается новый этап югославско-албанских отношений, которые отныне можно назвать конфликтом. По новой конституции Космет оставался автономным краем, но фактически он стал республикой. Его государственным языком становился албанский, открывались албанские газеты, радио и телевидение, национальные школы. Все ключевые посты в крае занимают албанцы, а представители края в Союзном Президиуме получают право вето, т. е. приравниваются в правах к депутатам из других республик. Лишь одного права не было у Космета - отделения от Югославии. Но уровень жизни не повышался, а албанцы продолжали требовать всех республиканских прав. Уже в конце семидесятых многим стало ясно, что Федерации не удастся избежать

    распада, поэтому статус республики позволил бы Космету при первом удобном случае объявить независимость. После смерти Тито националистические настроения резко усилились. В 1981 г. прошли массовые манифестации, переросшие в антисербское восстание с десятками раненых. Основным требованием опять же было предоставление Косову республики. Правительство ввело в край войска, объявило комендантский час, но ставший после Тито председателем КПЮ албанец Фадиль Ходжа ничего не сделал для налаживания этнической ситуации в области. Впоследствии он стал одиноким из идеологов албанского сепаратизма. Тем временем националистические и сепаратистские настроения росли из года в год и выступления албанцев продолжались. В Сербии это вызвало ответную реакцию. В 1986 г. появился первый манифест сербской интеллигенции с требованием провести “деалбанизацию” края. Было указано на ущемление прав славянского населения края, на нарождавшийся албанский экстремизм. Ситуация действительно вышла из-под контроля власти Югославии: в Космете число преступлений против сербского меньшинства увеличивалось с каждым месяцем. В то время мировая пресса, еще достаточно объективно оценивающая происходящее, била тревогу. Вот что писала газета “Нью-Йорк Таймс” от 1 ноября 1987 г.: “Части южной Югославии достигли такого градуса этнических проблем, что в Югославии начинают поговаривать о страшной возможности гражданской войны... Арсеналы оружия подвергаются неоднократным ограблениям. Этнические албанцы в правительстве манипулируют общественными фондами, чтобы занять земли, принадлежащие сербам... Нападениям подвергаются православные церкви, государственные флаги срываются. Отравляются колодцы, сжигается урожай на полях. Славянских парней режут, а местные старики открыто подучивают албанских парней насиловать сербских девушек. Нынешний уровень насилия... растет, перекрывая рекорды прошедших семи лет... Прошлым летом власти в Косово сообщили, что располагают документально подтвержденными доказательствами сорока албанских нападений на сербов только за два месяца” (31). Таков “собирательный портрет” нарождающегося терроризма, который двенадцать лет спустя будет защищать НАТО. Остается только добавить, что к 1989 г. Космет становится признанной столицей европейского наркобизнеса и практически легализованным рынком оружия. К этому же времени албанская мафия - самая могущественная в Европе - резко активизируется и начинает сбор средств для “освободительной борьбы”.

    В такой ситуации верховная власть Югославии должна была принять решительные меры, ибо речь шла о начинающемся геноциде сербов. Сегодня в либеральной прессе можно прочитать, что в 1989 г. Милошевич едва ли не лишил албанцев культурной автономии. Это неправда. Во-первых, это было сделано еще до избрания Милошевичем Председателем Президиума СФРЮ, во-вторых, депутатов из Космета лишили права вето в Президиуме, т. к. боялись, что они смогут отклонить все решения по нормализации обстановки в крае. Дабы не ущемлять таким образом прав только албанцев, права вето был лишен и другой автономный край - Воеводина. Интересно, что парламенты обоих автономных краев ратифицировали это решение. Но недовольные националисты, видя, что теперь их выход из Югославии будет усложнен, стали покидать органы власти Космета. Начался бойкот, который стал предвестником надвигающегося двоевластия. Прошли также акции протеста, сопровождавшиеся многочисленными погромами сербских кварталов. Тогда Милошевич ввел в край войска, дабы прекратить беспорядки; в ходе перестрелок были убитые и раненые. Но несмотря на это действия правительства надо признать правильными, ибо иначе остановить погромы было невозможно. Милошевич несколько раз предлагал сепаратистам начать переговоры по новому статусу края, но ни о каких переговорах они слышать не хотели. Долг любой власти был прекратить беспорядки, и войскам это удалось сделать.

    Надвигающийся распад страны и декларации о независимости союзных республик еще сильнее разожгли сепаратистские настроения в Космете. В сентябре 1991 г. абланцы провозгласили независимую республику Косово, а в конце года пришли радостные вести из США: президент Буш обещал поддержать сепаратистов в случае их массового выступления. Тогда, ориентируясь на Маастрихт-92, албанцы наспех проводят президентские и парламентские выборы. Президентом становится писатель Ибрагим Ругова. К этому же времени относится создание отдельных бандформирований, ставших основой для освободительной армии Косова. Начинаются первые бои с сербскими силами безопасности, весь край кипит антисербскими выступлениями. Естественно, Белград считает выборы незаконными, а албанцы не признают больше верховную власть. Казалось бы, вот-вот вспыхнет гражданская война. Но Маастрихт не

    признает независимости “Косова”, и официальная Европа не спешит поддерживать сепаратистов. Почему? Что мешало Западу “отделить” Косово и Метохию еще в 1992 г. так же, как они “отделили” Хорватию и Боснию, где национальный состав был значительно сложнее, чем в Космете? Формальным поводом стало признание, хотя и запоздалое, суверенитета Союзной Югославии. Но настоящей причиной, судя по всему, явилось нежелание стран ЕС усиливать позиции и без того могучей албанской мафии. Хорватские усташи, какие бы фашистские лозунги они ни выдвигали, находятся все же под контролем Германии и США и, согласно их желанию, в любой момент сменят фашистскую пропаганду на “гуманизм” и “демократию”. Но албанские боевики совершенно никому не подчиняются, и, если им дать независимость, они тут же завалят всю Европу наркотиками и оружием. В существовании такой “горячей точки” не была заинтересована ни одна держава. К тому же, видя, что признавать их никто не собирается, албанские сепаратисты заметно притихли. Бороться с сербской армией у них сил не было, как не было и единства группировок. С конца 1992 г. напряженность в

    крае стала спадать. Писатель Ругова оказался вполне умеренным националистом; он не раз встречался с Милошевичем и другими лидерами СРЮ и вел консультации по будущему статусу Космета. Он был вполне согласен на широкую автономию края и отнюдь не желал присоединяться к “Великой Албании”. В противном случае он бы терял власть и оказывался в руках неуправляемых боевиков. Кроме этого, этнического конфликта, в его классических формах, в Космете не было. Большинство людей - и сербов, и албанцев - жили мирно, не желая никакой “освободительной борьбы”. Сербская полиция достаточно успешно боролась с экстремистами, и мир в крае был потихоньку восстановлен. Изучая ситуацию того времени, понимаешь, что если бы не вмешательство Запада, то в результате долгих переговоров Милошевич и Ругова нашли бы общий язык. Край получил бы широкую автономию, возможно - республиканский статус, и справился с бандами террористов. Если бы ЕС действительно хотело восстановить “права человека” в Космете, то оно должно было всеми силами способствовать диалогу Белграда и Приштины (32) и любой ценой прекратить поставки оружия в край, что было совсем несложно. Но дело в том, что Албания уже давно находилась под властью США, там располагались их военные базы. Распоряжаться на своей территории Штаты не позволяли никому. У нас нет документов, но, судя по всему, в конце 1995 г., после разгрома сербских республик, США уговаривали своих союзников принять участие в очередной их афере - организации гражданской войны в Космете с последующим отделением области от Югославии. Штатам это было необходимо ради уничтожения самостоятельности объединенных Сербии и Черногории, но зачем это надо было Европе - непонятно. Все понимали, что война вызовет новый поток беженцев, а с ним - всплеск преступности и незаконной эмиграции. В Италию, например, бежали ежегодно тысячи албанцев, и она под давлением США была вынуждена их принимать. Что же произойдет в случае войны? Но выступить против США никто не посмел, и афера началась.
    Горе побежденным...

  6. #6 (383929) | Ответ на # 383928
    5. Подготовка войны. Терроризм

    То, что после завершения войны в Боснии США будут провоцировать войну в Косово и Метохии, доказывает следующий факт. В конце 1995 г. в Югославию пришли почти 700 000 беженцев из разгромленных Крайны и Боснийской Республики Сербской. Это был бы страшный удар для экономики любой страны, а уж для разрушенных блокадой Сербии и Черногории - тем более. Правительство приняло решение разместить несчастных по всей стране, в том числе и в Космете. Но как только Штаты увидели, что беженцы идут в Косово и Метохию, сразу же американская вместе с албанской армии выдвинулись к югославской границе, и последовало рассуждение госдепартамента США: “албанская общественность протестует...”, “мировое сообщество выражает озабоченность...”, короче говоря, мы запрещаем размещать беженцев на территории Косово. За неповиновение - санкции. Милошевич подчинился, хотя некоторая часть беженцев все же оказалась в Космете. Но если бы там оказались 100 000 сербов, то это резко бы нарушило этнический состав края и могло разрушить американские планы! Как же можно было такое допустить? После этого случая Союзная Югославия уже могла бы готовиться к войне...

    От завершения войны в Боснии до американского вторжения в Югославию прошло три с половиной года. США явно не планировали такого перерыва, но всего предусмотреть не удалось. Сначала выяснилось, что Республика Сербская в Боснии никак не хочет подчиняться их диктату и надо ее усмирять; затем в 1997 г. восстала Албания против проворовавшегося американского ставленника президента С. Бериши. Наконец, знаменитый секс-скандал и операция против Ирака “Лиса в пустыне”. Все это потребовало времени и больших средств. Но главное - массовые поставки оружия албанским боевикам удавались не всегда. Одним из признаков потери контроля Белградом над ситуацией в Космете в конце 80-х годов было исчезновение границы с Албанией. Пограничники, преимущественно сами албанцы, позволили пронести в Сербию большое количество оружия и наркотиков. Но с начала 1993 г. югославские войска закрыли границу, и контрабанда отныне проходила с трудом. Тогда, с 1996 г., начались штатовские причитания насчет “гуманитарной” катастрофы на границе Космета и Албании, где сербские пограничники не хотят пропускать албанцев, бегущих от произвола властей. Неоднократно выдвигаются требования к СРЮ предоставить “гуманитарные коридоры” для беженцев, иначе – санкции. Милошевич вынужден согласиться. Затем – новые требования: расширить коридоры безопасности, сделать их двусторонними для входа “гуманитарных организаций” (или для возврата беженцев, если кто что-нибудь забыл!). Милошевич опять соглашается, хотя очевидно, что соглашаться нельзя - приток оружия станет неконтролируемым, - но слова “экономические санкции” парализуют его волю. Наконец требование - поставить на коридоры международных наблюдателей в “касках”; опять согласие. Неужели президент не помнит, как виртуозно эти каски вооружали мусульман в боснийских “зонах безопасности”? Ясно, что большая часть оружия в Космет попала именно по этим “гуманитарным коридорам”.

    В конце 1996 г. создается освободительная армия Косова (ОАК). Она объединила большую часть бандформирований албанских экстремистов. Те, кто не хотел объединяться, по уверениям некоторых командиров армии, были уничтожены боевиками нынешнего главы Косова Хашима Тачи (33). Ее идейным вдохновителем становится Адем Демачи, бывший председатель комитета защиты прав косовских албанцев, проведший в югославских тюрьмах 25 лет, а финансовым покровителем - известный “крестный отец” албанской мафии Буяр Букоши. Своей целью ОАК провозглашает создание “Великой Албании”, в которую должны войти Космет, южная часть Черногории, западная часть Македонии (непризнанная Иллирия) и сербский район Рашка (по-албански - Санджак). И. Ругова оказывается в сложном положении: с одной стороны, он хочет единолично править Косметом, с другой – без поддержки ОАК ничего не выйдет. Сама же ОАК с первых дней начинает критиковать Ругову за отступничество.

    С конца 1996 г. гремят взрывы в Космете и Македонии, ответственность за которые берет ОАК. С самого ее основания боевики заявляют, что они исповедуют ислам, и будут строить мусульманское государство. Вряд ли это понравилось бы всем албанцам, среди которых, по разным данным, нее более 40% мусульман, остальные - христиане. Скорее всего, обращение к исламу было сигналом международным фундаменталистским террористическим организациям присылать боевиков. Пока еще ОАК не слишком сильна, и поэтому ее отряды проходят подготовку в албанских спецлагерях под руководством опытных боевиков, а также инструкторов из натовских стран. Если бы США действительно стояли на страже мира, то что было стоило ее сильной албанской группировке уничтожить эти лагеря? Тем более Штаты из года в год говорят о борьбе с международным терроризмом. Во время чеченской войны в нашей стране многие удивлялись: почему американцы нас не понимают, почему создают всяческие комитеты “в защиту Чечни”? Да вот почему: терроризм взращивается ими же и становится их ближайшим союзником.

    К 1998 г. ОАК обладала новейшим оружием, современными средствами связи, формой, сшитой в США, неплохими боевыми навыками и поддержкой всех ведущих западных СМИ. За короткий срок боевики сумели затерроризировать почти все население Космета. Убийства сербов, грабежи, похищения людей с целью выкупа или просто устрашения стали повседневным делом. Но в большей степени, чем сербы, страдали албанцы. Их всех обложили данью в пользу ОАК (тех, кто не платил - убивали), их вынуждали уходить с работы, дабы “не сотрудничать с оккупантами”, молодежь сгоняли под ружье, имущество реквизировали “ради освободительной борьбы”. Дороги повсюду были перекрыты бандитскими патрулями, тем самым устанавливалась блокада сербских селений. Что могла противопоставить им югославская полиция? Жители были столь запуганы, что не шли на сотрудничество с ней. Да и сами полицейские, потерявшие за 1998 г. 115 человек убитыми, боялись патрулировать улицы. Белград опять выпустил ситуацию из-под контроля. Правительство прозевало момент объединения ОАК и теперь уже имело дело с сильнейшей организацией. Тотальное распространение терроризма в Космете лежит на совести в том числе и югославских властей, не сумевших его вовремя пресечь. Только в 1998 г. было решено ввести в район крупные воинские подразделения. И тут по миру поднялся такой шум! Опять звучали знакомые по боснийской войне слова: “геноцид”, “этнические чистки”, “военные преступления”! То, что “этнические чистки” сербов в Космете происходят почти десять лет - об этом речи не шло. Важно понять: к началу 1998 г. никакого этнического конфликта на территории Косова и Метохии не было; хотя бы потому, что против албанцев ОАК совершала не меньше преступлений, чем против сербов. В регионе наблюдался сильнейший всплеск терроризма, обуздание которого было бы долгом любого правительства мира, в данном случае - правительства Югославии. Защищало оно отнюдь не сербов, а всех жителей Космета, страдавших от произвола бандитов.

    Даже после начала боевых действий союзной армии против террористов эту войну ни в коем случае нельзя называть “этническим конфликтом”. Это была контртеррористическая операция, очень мало отношения имевшая к межнациональной войне. Грубым искажением фактов всеми видами СМИ как с военной, так и с нравственной точки зрения является утверждение, что “сербская армия воевала против косовских албанцев”. Воевала не сербская, а югославская армия, в которой служили и сербы, и черногорцы, и венгры, и албанцы, не желавшие воевать за “Великую Албанию”. Воевала она не против “косовских албанцев”, а против террористической организации ОАК; наоборот, простых албанцев союзная армия пришла защищать. П. Миличевич приводит следующие результаты “деятельности” боевиков за 1998 г.: совершено 1854 нападения, из которых 1106 - на полицейских. Убито 284 и ранено 556 граждан, из которых убитых и раненых полицейских - 115 и 399. Из убитых гражданских лиц 46 сербов, 76 албанцев, 3 цыган, 2 мусульман (название национальности), 142 трупа не опознаны ввиду зверской изуродованности. Похищено 290 граждан, из которых сербов и черногорцев - 171 человек, албанцев - 100, мусульман - 15, цыган - 14. При этом 31 человек убит, 108 отпущены, 9 бежали, а судьба 142 человек неизвестна. До 1998 г. 1413 сел и деревень в Космете были полностью очищены от сербско-черногорского населения; за 1998 г. очищены еще 87 населенных пунктов (34). Разве это не повод вводить войска и чрезвычайное положение? Разве это не “этнические чистки”? Когда докладная записка с этими данными легла на стол генсека ООН, то Коффи Анан, американский ставленник, вынужден был в докладе от 4 декабря 1998 г. “выразить озабоченность” и “осудить” албанских террористов. Однако западные СМИ не осуждали, а всячески поддерживали террористов. В бой вступил информационный фронт США.
    Горе побежденным...

  7. #7 (383931) | Ответ на # 383929
    6. Информационный фронт в действии. Фальшивки

    Ни одни современные боевые действия не обходятся без явления, называемого “информационной войной”. Ее цель - опорочить и запугать противника так, чтобы он сам поверил в свою униженность и понял, что сопротивление “гуманному”, “цивилизованному” врагу бесполезно. В эту “войну компроматов” вкладывается ведущими военными державами не меньше средств, чем в разработку новейшего оружия. На США работает целый информационный концерн, который способен сформировать любое нужное “общественное мнение”. Так было в этой войне; усилия сербского агентства “Танюг” по разоблачению штатовских фальшивок можно сравнить с камешками, летящими навстречу надвигающемуся шторму.

    Первая фальшивка касалась этнического состава Космета, ибо говорилось о 90% албанцев. Но если в крае живет 10% сербов и черногорцев, то это не значит, что остальные - албанцы. По данным Министерства национальных меньшинств Сербии, на территории Косово и Метохии проживает 26 национальностей. Кроме трех названных, это венгры, мусульмане (босняки), болгары, словенцы, цыгане, румыны, евреи, хорваты, турки и др. То же министерство утверждает, что албанцев - не более 66%. Такая разница официальных и неофициальных данных объясняется тем, что албанцами считают всех мусульман, живущих в крае. Однако далеко не все албанцы - мусульмане, которых также не более 60%. Речь идет о полиэтнической и поликонфессиональной территории, где устанавливать свой диктат албанцы никакого права не имеют. Однако мы слышали только о правах албанцев и ничего не слышали о правах других 25 наций.

    Вторая фальшивка - беженцы. Где-то с середине 1998 г. нам показывали длинные колонны людей, уходивших якобы к границе с Албанией. Даже если принять их подаваемое СМИ число - более 200 000, то надо разобраться, почему бегут эти люди. Информаторы категоричны - от “этнических чисток”. Но, во-первых, беженцы появились еще с 1996 г. (помните фокусы Штатов на албанской границе), а во-вторых, кто и когда показал колонны сербских беженцев, идущих в Югославию, а таких, по разным оценкам, было 40-50 тыс. Следующий момент - от кого бегут люди? Пропаганда проделывала ловкий трюк: если беженцы албанцы, то значит - бегут они от сербов. Но как же быть с тысячами албанцев-католиков, не желавших жить под зеленым знаменем? От зверств боевиков ОАК бежало людей не меньше, чем от сербской полиции. Это доказывает хотя бы наличие массовых актов насилия в отношении албанцев со стороны бандитов. Но большинство, безусловно, бежало от самой войны, начавшейся в крае. Где война - там всегда будут беженцы; это - закономерность.

    Далее - число погибших в результате сербских “этнических чисток”. Здесь пропаганда превзошла сама себя. Вот показывают вспаханное поле и говорят, что оно - захоронение убитых албанцев, вот показывают кладбище, над которым стоят кресты; это, конечно, тоже место упокоения жертв сербов, но откуда православные кресты на могилах мусульман - непонятно. Да и предполагать, что, расправившись с ними, сербы воздвигли на могилы кресты - полный абсурд. Вот женщина, рассказывая о каких-то ужасах, неотрывно смотрит вниз экрана - явно читает по бумаге! Догадываетесь, кто ее написал? Вот другая женщина (не выглядящая перепуганной) показывает рукой куда-то вдаль и говорит, что “там” сербы вывели всех мужчин на площадь и расстреляли их. А ее, конечно же, вместе с другими женщинами оставили в свидетелях, посадили на трактор и, сказав “катитесь!”, отправили рассказывать о своих зверствах всему мировому сообществу - фантастика! Даже дети стали персонажами агитации: ребеночек лет пяти бегает среди повозок с игрушечным автоматом. Журналистка подходит к нему, и он что-то пищит в микрофон. “Он сказал, - переводит репортерша, делая грозное лицо, - что когда вырастет, будет воевать с сербами!” Да вас послушать, так весь мир с сербами воевать должен! Самое интересное было в том, что во время антитеррористической войны вряд ли хоть один корреспондент западного СМИ находился в Космете. Туда не пускали, да и они прекрасно знали, кем на самом деле являются превозносимые ими до небес боевики. Сегодня убьют, а завтра скажут: “Смотрите - какие звери сербы: убивают репортеров”. На экране мы видим разрушенные дома; нам говорят: “вы видите Приштину”. Показывают не более пяти секунд: так, может быть, это не Приштина? Кто разберет? Зато нет недостатка в сверхсовременных технологиях. Демонстрируют белое полотно; на нем видны какие-то пятна и топографическая сетка. Комментарий: это снимок со спутника, на котором видно, как горят албанские дома... Неужели можно выяснить “национальность” дома с такой высоты; Это может быть и смешно, однако нельзя забывать, что это - не просто ложь, а преступная ложь. Ее использовали для оправдания реальных убийств тысяч людей самолетами НАТО. СМИ говорили сначала о двадцати, затем о тридцати, потом о сорока тысяч убитых албанцев! И что же? Слушаем передачу “Сегодня” по каналу НТВ от 3 ноября 1999 г. “Си-Эн-Эн” сообщает, что специальная комиссия ООН, призванная отыскать, эксгумировать, идентифицировать и перезахоронить по меньшей мере 44 000 трупов погибших албанцев, за почти полгода работы обнаружила не более 2 500 тел неизвестной национальности. Также неизвестны причины, по которым они погибли: то ли от рук сербов, то ли - от рук ОАК, то ли – от натовских ракет. Похоже, замечает “Си-Эн-Эн”, ведущие информационные агентства были “введены в заблуждение” насчет зверств сербов. Да нет же, господа журналисты, не вас “вводили в

    заблуждение”, а вы вводили в заблуждение! Естественно, никакого раскаяния от вас не дождешься...

    Война не обходится без жертв среди мирного населения, это ее жестокая действительность. Не обошлось без них и в Косове с Метохией, тем более что со стороны боевиков ОАК, эта война была партизанской, а значит, они умышленно прикрывались мирными жителями. Скорее всего, были случаи, когда одержимые чувством мести сербы убивали без суда и следствия албанцев. К ноябрю 1999 г., по сообщению различных агентств, таких доказанных случаев известно всего два. Никто не спорит, что эти убийцы - преступники, и их надо судить. Но почему из-за них надо было уродовать целую страну и убивать тысячи людей, также без суда и следствия, - понять нельзя, как нельзя простить. Разве когда-нибудь эти убийцы предстанут перед судом?..
    Горе побежденным...

  8. #8 (383932) | Ответ на # 383931
    Позор американским оккупантам и тем кто их поддерживает.
    "Человек (измотанный религией, межрелигиозной рознью и самосвятством) возвращается к Источнику, когда встречается лицом к лицу с самим собой, со своими собственными глубинами":read: . (Свами Абхишиктананда)

    Сайт Анри Ле Со, Жюля Моншанена и Беды Гриффитса :molitva:

    Христианская медитация в Москве :groupray:

  9. #9 (383933) | Ответ на # 383931
    7. Дипломатический фронт. Рэкет

    Ради американских интересов ведущие СМИ Запада пошли на преступную ложь, сравнимую разве что с гитлеровской пропагандой. Встречались, правда, и сомневающиеся издания, которые прозрели раньше всех. Одной из таких газет была немецкая “Юнге Цайт”, одна из первых опубликовавшая материалы о том, что операция югославской армии в Косово направлена против ОАК, а не против всех албанцев. Но это была капля в море. И если еще некоторые газеты пытались давать разную подборку мнений, то телевидение - наиболее влиятельное СМИ - за редчайшим исключением повинно в распространении чудовищной лжи. Используя ее, Штаты делали большие успехи на дипломатическом фронте. О самих боевых действиях югославской армии против албанских сепаратистов у нас было очень мало сведений. Звучала привычная нам по Чечне терминология: “бандформирования”, “федеральные силы”, “полевые командиры”. Говорили о тяжелых боях за город Дреница, который переходил из рук в руки, за Ораховец; говорили о десятках убитых боевиков и показывали, как югославские военные громят склады с оружием, подпольные нарколаборатории, захватывают албанские флаги. Видно было, что ОАК основательно готовилась к войне, если полтора года сражалась с регулярной армией. Но союзным войскам воевать всерьез не давали; они были вынуждены постоянно останавливаться по приказу НАТО.

    Зато каждое слово Клинтона, Олбрайт, Холбрука и их союзников получали часовые комментарии. Одна угроза была краше другой, хотя, думается, для Югославии цепочка “эмбарго на вооружение - экономические санкции - полная изоляция - военное вторжение” уже давно стала привычной. “Мировое сообщество” в течение девяти лет позволяло Штатам издеваться над страной... Глядя на то, с какой энергией американские дипломаты клеймят “преступный режим Милошевича”, многие спрашивали: “Неужели у них нет своих проблем? Неужели в Америке все так хорошо?” Но Югославия была как раз их проблемой, их важнейшим интересом, ибо вторжение в нее составляло часть плана по установлению нового мирового порядка. И делать это надо было немедленно, а то кто знает, не выдвинется ли со временем какой-нибудь крепкий конкурент США?

    22 марта 1998 г. штатовская дипломатия решает убрать с политической сцены Ругову. Его ориентация на мирное отделение от Югославии больше не устраивает Олбрайт, т. к. она жаждет войны. На выборах “президента Косово” имя Руговы в списке кандидатов единственное, но накануне союзные войска обнаружили пачки с избирательными листами, в которых “галочки” уже стояли. “Мировое сообщество” признает выборы недействительными, хотя США приходилось одобрять и значительно более одиозные результаты волеизъявлений. Олбрайт могла бы по обыкновению сказать, что все случившееся - провокация сербского спецназа, но Ругова ей больше не нужен, ей нужны бандиты Букоши, Демачи, Тачи. Президент Милошевич не понял этого “политического киллерства” и продолжал считать писателя самым влиятельным человеком в Космете. В мае-июне они несколько раз встречались и договорились о регулярных еженедельных переговорах между представителями политических кругов Югославии и всех албанских общин. Но авторитета у Руговы больше никакого не было, поэтому общины радикально настроенных сепаратистов бойкотировали все двенадцать встреч. Судьба же самого Руговы плачевна: во время войны промелькнуло сообщение, что его дом в Приштине охраняет сербский спецназ, ибо боевики не раз угрожали расправиться со своим бывшим лидером. Наконец ему удалось бежать с семьей в Италию, где он находится до сих пор. На досуге он может написать роман о “благодарных косовских албанцах”, изгнавших с родины своего первого президента.

    31 марта 1998 г. Совет Безопасности ООН принимает “уникальную” декларацию о запрете поставок вооружений в СРЮ и, главным образом, в Космет. Она была бы уместна семь лет назад, когда в крае начались первые вооруженные столкновения. Теперь же, когда весь район просто завален оружием, это, на первый взгляд, выглядело фарсом. Тем более, силы ООН ничего не сделали, чтобы закрыть границу Космета с Албанией. По данным П. Миличевича, со времен принятия декларации по конец года (восемь месяцев!) югославские пограничники захватили 21 008 единиц стрелкового оружия, из которых 337 - безоткатных орудий, 468 минометов, 10 869 пулеметов, автоматов, снайперских винтовок. Как раз можно вооружить две дивизии! А сколько еще оружия удалось переправить? На самом деле декларация ООН преследовала другие цели, а именно: не дать возможности (в первую очередь - России) поставлять оружие Югославии. Одобрив этот штатовский документ, наша страна загодя обезопасила натовских летчиков от возможного возмездия. Получив текст данной декларации, Генштаб Югославии мог смело отдавать приказ о подготовке к войне, ибо она отныне становилась неизбежной.

    Наивно было бы предполагать, что в марте 1999 г. страны НАТО начали войну, специально к ней не готовясь. Нет, эта война готовилась задолго до вторжения, как минимум года за полтора. Специалисты обратили внимание, рассматривая картинку по телевизору, что у натовцев новая форма, новые опознавательные знаки на технике - более простые, - дабы их можно было без труда рассмотреть в дыму боевых действий. Декларация ООН тоже была одним из этапов подготовки; интересно, как на это не обратил внимания наш МИД? Другими ее важными составляющими надо признать целенаправленное вооружение боевиков, разминочные удары по Ираку под надуманным предлогом и без особого эффекта, зато с применением тех же видов оружия, что и в Югославии. На примере Ирака был отработан и политический сценарий: военное вторжение не одобрил СБ ООН, но американцы игнорировали такую “мелочь”. Россия, Китай, Индия “осудили”, в остальном - тишина. Можно действовать! В конце апреля 1998 г. Штаты реализовали еще один пункт плана подготовки: некая “контактная группа по бывшей Югославии” без резолюции ООН ввела очередные экономические санкции против СРЮ. Поводом к ним послужил отказ Милошевича от присутствия миссии ОБСЕ в крае, но это не было его личным решением. 24 апреля народ Югославии на референдуме 95 процентами голосов отверг возможность иностранного вмешательства в косметовский конфликт. Одной из причин агрессии, по мысли натовских идеологов, была помощь угнетенным югославам в восстановлении демократии. А референдум разве не демократическая процедура? Но какая там демократия, если Клинтон решил повоевать! А какое отношение к войне имеют экономические санкции? Самое прямое: американцы испугались, что под видом гуманитарной помощи, на которую имеет право страна, подвергшаяся агрессии, могут провозить оружие. Олбрайт с друзьями прекрасно понимала, что любой бы конвой проверялся натовскими боевиками, но она старалась лишить будущую жертву даже гуманитарной помощи! Правда, “контактная группа” - не СБ ООН, и Россия смогла игнорировать ее решение во время войны.

    Лично для меня уже летом 1998 г. не было никаких сомнений, что натовское вторжение состоится, все дело только во времени. Некоторые наши “либеральные” политики с умным видом вещали, что “гуманный Запад” никогда не решится на войну, но они не замечали фактов, а факты их опровергали. Первая предвоенная гроза грянула 23 сентября, когда достаточно внезапно СБ ООН принимает резолюцию № 1199, заставляющую Белград прекратить боевые действия и начать диалог с албанцами. То, что такой диалог никогда не прерывался, СБ, наверное, знал, но он настаивал, чтобы Милошевич пошел на переговоры с террористами. Как мог глава государства беседовать с бандитами, угрожающими национальной безопасности всех страны? А 13 октября последовал ультиматум НАТО и показалось, что война вот-вот начнется. Кто вообще давал право спецпредставителю США Холбруку говорить ультиматумами? Разве в Уставе ООН записано нечто подобное? Но что ему до ООН, если он приказывает выполнить “все требования мирового сообщества”, подразумевая под оным лишь НАТО. Требования были следующими: 1) прекратить боевые действия; 2) вывести из края войска (а разве войска не могут находиться на территории своей страны где угодно?); 3) начать переговоры с сепаратистами (т. е. американскими “спецбригадами”) по будущему статусу “Косово”; 4) создать условия для возврата беженцев (об этом с ОАК надо разговаривать!); 5) допустить в край миссию ОБСЕ с 2000 наблюдателей; 6) позволить НАТО совершать “контрольные полеты” над Косметом; 7) выполнить в четырехдневный срок, иначе - бомбардировки! И ни слова о разоружении ОАК, о прекращении боевых действия с их стороны, хотя 24 октября СБ ООН принял очередную резолюцию, подтверждающую ультиматум НАТО, но, вместе с тем, осуждающую поставку оружия боевикам. Речи о том, чтобы ввести санкции против основного поставщика - Албании, разумеется, не шло! С четырьмя днями Холбрук явно “пересолил”, и ультиматум был продлен до 27-го числа. Главными пунктами для НАТО были размещение 2 000 наблюдателей (читай - шпионов!) и “контрольные полеты” для более точкой разведки целей: Штаты осторожничали, решив еще раз все проверить. Милошевич подписал соглашения, желая избежать неизбежного...

    А теперь попытаемся представить невероятное: США действительно желали помочь людям в Косово и Метохии. Как бы они должны были в таком случае действовать? Во-первых, им следовало опереться исключительно на законную власть, а не на банды. Во-вторых, потребовать от всего гражданского населения Космета сдать оружие под контролем наблюдателей ОБСЕ; если бы ОАК его проигнорировала, то опять же под контролем наблюдателей югославская армия (возможно, при поддержке авиации НАТО) должна была бы уничтожить бандформирования. Одновременно с этим федеральная полиция брала бы под охрану все мирные поселения. Для успешной борьбы с террористами силам ООН предписывалось бы наглухо закрыть албанскую границу, чтобы остановить поток оружия и боевиков; пропускались бы только беженцы. А это же время армия США в Албании получила бы приказ ликвидировать базы для подготовки боевиков. Вместе с тем полиция всей Европы провела операцию по блокированию финансовых потоков, питающих бандитов. В любом случае для обеспечения мира с ОАК следовало бы покончить раз и навсегда. Правительство Югославии начало бы переговоры с представителями ведущих албанских общин. Космет становился бы вновь автономией в составе Сербии с собственным парламентом и президентом. Выборы начались бы не позже чем через полгода с целью поставить в крае законную власть. С ней бы уже велись дальнейшие переговоры при посредничестве ОБСЕ, а вместе с тем Югославии выделялись бы большие средства для восстановления края. Такой план потребовал бы вложения колоссальных средств и большого терпения, но он, при синхронности исполнения, единственно обеспечивал ликвидацию терроризма и налаживание мирной жизни. Что касается финансирования, то НАТО на одни только ракеты, выпущенные по Югославии, потратило больше; что касается терпения, то у “штатников” его не было никогда, а значит, посредниками при переговорах выступили бы европейцы. Однако с самого начала войны в Югославии (1991) США преследовали исключительно свои интересы, ради которых погибли тысячи людей. Поэтому представленный план - фантастика.
    Горе побежденным...

  10. #10 (383934) | Ответ на # 383933
    Единственной возможностью для правительства Югославии предотвратить войну было привлечение на свою сторону большей части албанского населения Космета. Правда, Милошевич, скорее всего, догадывался, что до албанцев США тоже нет дела, как нет дела и до сербов. Но что-то надо было предпринимать. 25 ноября было принято соглашение о политических рамках самоуправления в Космете. Его подписали представители многих политических партий Сербии и Черногории, главы ведущих национальных общин Косова и Метохии, в том числе и лидеры “Народной партии Косово”. Соглашение проигнорировали лишь албанские экстремисты и политические круги, близкие к “Демократическому союзу Косово” Руговы. На основе договора начала работать многосторонняя комиссия под председательством Президента Сербии Милутиновича. Разве это не переговорный процесс? Для достижения результата такие переговоры должны вестись несколько лет, но все же это лучше, чем воевать. Однако диалог между Белградом и Косметом никак не устраивал США. Им любой ценой требовалось представить Милошевича как кровавого диктатора, не желавшего идти ни на какие уступки. 29 января в Лондоне собралась “контактная группа” из шести человек - пять натовцев и наш Б. Майорский - для “решения проблемы Косово”. Оттуда последовал приказ: югославы и албанские сепаратисты должны собраться во французском замке Рамбуйе для переговоров. То, что переговоры идут в Белграде уже давно, “контактники” и слышать не хотели. Милошевич, видите ли, не с теми разговаривает - надо беседовать с бандитами, а не с главами национальных общин! В случае отказа - бомбардировки. Уже сам факт того, что правительственная делегация Югославии была вынуждена разговаривать с сепаратистами, свидетельствовал о признании их самостоятельной политической силой. Это было невиданное унижение национального суверенитета! Как могла Россия посредничать при этом издевательстве? Неужели мы так быстро забыли, чего стоили нашей стране подобные разговоры Ельцина с Масхадовым в 1996 г.? Возможно, это была натовская провокация, и они не рассчитывали, что Милошевич пойдет на такое унижение. Но, несмотря на очевидную неизбежность войны, Белград все же соглашается на переговоры, которые открываются 6 февраля. Со стороны “Косово” в них принимают участие вытащенные Холбруком чуть ли не из окопов и наспех приведенные в приличный вид боевики. Югославы, запуганные до предела собирающейся в Македонии натовской группировкой, соглашаются на все: на вывод войск, на формирование косовской полиции на базе ОАК, на проведение парламентских и президентских выборов, на возврат по “гуманитарным коридорам” беженцев (вместе с боевиками, конечно), на амнистию бандитов, на самую широкую автономию края. Все это, к тому же, надо провести в трехгодичный срок, в конце которого соберется “международная конференция” по определению “долговременного статуса Косово”. Уже сами формулировки говорят о том, что это будет за статус! Единственное, чего добивается союзная делегация - формулировки “территориальная целостность Югославии” (хотя бы на три года). О большей дипломатической победе боевики и не мечтали. Но Олбрайт с Холбруком и этого мало, им нужна война. Перед самым подписанием заключительного акта появляется “дополнительное военное соглашение”, согласно которому в край вводятся войска НАТО (не ООН!), числом 35 000 (4 000 - американских морских пехотинцев) для поддержания “мира и порядка”. Союзной армии разрешается иметь ничтожное количество войск для охраны внешней границы. Но самый наглый пункт - предоставление права натовским войскам свободно передвигаться по территории всей Югославии. Наконец-то маски упали! Весь мир увидел, что США с самого начала конфликта в Космете на самом деле добивались оккупации Сербии и Черногории! Поразительно, но, несмотря на свою гигантскую военную мощь, Штаты боялись вступить в войну и надеялись захватить Югославию с ее согласия! Удивляет также отсутствие фантазии у натовских стратегов, ибо их требования лишь немного расходятся с германским ультиматумом Сербии 1914 г. Отличие состоит в том, что в германском акте нет демагогии о правах человека, демократии и оскала Олбрайт. Подписать такой “договор” могло только правительство национальной измены. Однако “мировое сообщество” осудило Милошевича, который “не идет навстречу”! Не нашлось бы ни одного главы государства в мире, согласившегося на такие требования, но Милошевич все равно преступник!

    Россия в Рамбуйе, на словах поддерживающая Югославию, потерпела крупное дипломатическое поражение. До последнего момента наш представитель в “контактной группе” не ведал о военном положении. Когда же оно появилось, то не оставалось ничего лучшего, как выйти из группы и “осудить”. После 23 февраля России следовало перестать унижаться, упрашивая американцев не нападать на СРЮ. Если мы чем-то хотели помочь, то делать это надо было по военной линии. Но воля России была уже давно парализована; мнение огромной страны, ядерной державы, США позволяли себе игнорировать так же, как мнение африканских республик.

    После 23 февраля Югославия начинает всерьез готовиться к войне. Армия усиливает укрепления на границе, одновременно переходя в решительное наступление на позиции ОАК. При таком сильном внешнем враге нельзя было допускать усиления врага внутреннего. Ни на какую помощь СРЮ рассчитывать не могла. Норм международного права больше не существовало, мировое сообщество (не США) притихло от страха. Во время войны ни одна европейская страна (кроме Белоруссии) не запретила Штатам использовать свою территорию либо для сухопутных маневров, либо для полетов. Создавалось впечатление, что янки орудуют у себя на полигоне. Сыпались сообщения: ракета взорвалась в Болгарии, ракета улетела в Румынию, Словению и т. д. Никому не хотелось мириться с происходящим, все были шокированы новым пришествием милитаризма в Европу. И никто не говорил слова в осуждение, даже несмотря на то, что натовский террор поддерживали не более половины европейцев. Страшно было прогневить США, ибо они сделают с твоей страной все, что захотят. Балканская война 1999 г. заставляет сделать этический вывод: в конце XX века военная сила, как и в Средние века, как и в Новое время, продолжает оставаться главным средством достижения политических интересов. Торжествуйте, гуманисты всех стран!

    Бомбардировки должны были начаться уже 24 февраля, после отказа югославов подписывать договор в Рамбуйе. Но США боялись вступать в войну и ждали: может быть, Милошевич согласится на “бескровную” оккупацию? За это время союзная армия успела значительно потрепать албанских бандитов, не понимавших, почему НАТО никак не идет к ним на помощь. Штаты тем временем были заняты своей очередной провокацией. 15 января группа наблюдателей ОБСЕ в Космете объявила, что найдены тела 45 албанцев, якобы расстрелянных в ходе “этнических чисток”. Белград в ответ говорит, что убитые - боевики ОАК, уничтоженные во время антитеррористической операции. Вызвана комиссия финских специалистов, которая должна дать заключение. Время шло, а заключения все не было. В прессу просачивались слухи: специалисты сомневаются”, “доказательств нет” и т. д. Потихоньку о расследовании стали забывать, тем более что “военное приложение НАТО” вызывало столько споров. 15-18 марта переговоры по Космету продолжаются, на этот раз - в Париже. США, Франция, Германия и др. приказывают югославам подписывать договор, но они приехали лишь для того, чтобы потянуть время. Неужели кто-то всерьез думал, что они согласятся? И тут всплывает уже почти забытые сюжет с убитыми албанцами: финские специалисты якобы доказали, что речь идет не о погибших во время боевых действий, а о “преступлениях против человечества”. Эта весть приходит 16 марта, когда стало ясно, что югославы непреклонны. Тот факт, что при убитых нашли оружие, а на их телах - следы от стрельбы из него, объясняется приблизительно так: сербы сначала расстреляли “мирных жителей”, затем подбросили им оружие и положили трупы... в позу боевиков. По случаю и позу такую придумали! Этот фарс Штаты разыграли ради “морального” оправдания собственного вторжения! Почему ООН, будучи уверенным, что произошло преступление против человечества, не потребовало от Белграда задержать преступников и выдать их правосудию? Это же было так легко: трибунал в Гааге осудил бы любого по представлению США. Но ничего подобного не последовало, т. к. это была очередная фальшивка. 24 марта 2000 г., в годовщину начала бомбардировок, же самые финские “специалисты” обнародуют совершенно иное заключение: в 39 случаях из 40 доказано, что убитые погибли в бою, а не расстреляны. Также нет на их телах никаких следов издевательств; куда делись еще пять тел - непонятно, возможно, их и не было. Но правда появится лишь год спустя после начала войны, в разгар “победных торжеств”, а пока можно только догадываться, сколько тысяч долларов заплатили Штаты финнам, чтобы через год они опозорились на весь мир. Их преступная ложь стала формальным поводом к началу агрессии. Набравшись смелости, 20 марта НАТО эвакуирует из Югославии наблюдателей ОБСЕ, а 24-го начинается война.

    * * *

    О “правовом фронте” США говорить долго не приходится. Его действия свелись к двум событиям: сначала Гаагский трибунал назвал Президента Милошевича военным преступником, а уже после войны один из главарей ОАК Хашим Тачи заявил, что никто из его бойцов в Гаагу вызван не будет. Руководство НАТО - тем более...
    Горе побежденным...

  11. #11 (383936) | Ответ на # 383934
    8. Ведение боевых действий

    Карательную войну между государствами (поскольку между ними нет

    отношения высшего к низшему) непозволительно допускать даже в мыслях.

    И. Кант

    78 дней страны НАТО вели ожесточенные бомбардировки Югославии. Техническая сторона войны не представляет никакого познавательного интереса, поскольку это была не война даже, а избиение “цивилизованными” странами народа, желавшего жить по-своему. Когда стало ясно, что югославы не сдадутся после первых же налетов, то М. Олбрайт каждую неделю заявляла: “Если сербы (?) не согласятся на наши условия, они получат еще более страшные удары”. Эта женщина почти карликового роста со злобным выражением лица, наверное, упала бы в обморок, если бы увидела направленный на нее автомат. И при этом она злорадствовала, видя, как от взрывов ракет погибают тысячи людей. Когда-то ее, чешскую еврейку, бежавшую с семьей от фашистов из Чехословакии, приютила сербская семья. Теперь пришло время благодарить...

    “Независимое военное обозрение” от 2 июля 1999 г. приводит следующую статистику этой войны. Непосредственно в агрессии против Югославии участвовали 14 стран: помимо США - Бельгия, Великобритания, Венгрия, Германия, Дания, Испания, Италия, Канада, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Турция, Франция. Они предоставляли людей, вооружение, спутниковые системы слежения и т. д. Другие страны Западной Европы разрешали использовать натовским войскам свою территорию, что тоже считается агрессией. Особенно “трогательно” выглядят в этом списке маленькие Голландия, Бельгия и Дания. Интересно, на кого бы они могли напасть самостоятельно, не отсиживаясь за спиной Штатов? Численность сил НАТО: в воздухе - 1 121 боевых, разведывательных, обеспечивающих и транспортных самолетов; со Средиземного моря - 3 авианосца, 6 ударных подводных лодок, 2 крейсера, 7 эсминцев, 13 фрегатов, 4 крупных десантных корабля; личный состав - 16 600 человек в Македонии, 10 000 – в Албании. Если считать личный состав, занятый на аэродромах, военных базах, на кораблях и самолетах, то всего в войне на стороне НАТО участвовало свыше 60 000 человек. К этому надо прибавить бандформирования ОАК, численность которых, по разным источникам, составляла 15-20 тысяч. За 78 дней операции “Решительная сила” авиация альянса (по данным Пентагона) совершила 35 000 вылетов; не менее 25 000 - боевых. Использовано 23 000 бомб и ракет, причем грозных крылатых ракет запущено с моря и воздуха не менее 1 600, что составило около 90% боевого запаса США. Для сравнения: за сорок три дня “Бури в пустыне” по Ираку было выпущено всего 282 ракеты. Особое внимание стоит обратить на ракету “Томагавк” (AGM-86): ее длина - 5 метров, что совсем немного для оружия такого класса, но масса ее боеголовки - 450 кг; имеются также ядерные варианты. Она способна поражать цели на расстоянии 2.500 км

    и оставлять воронку диаметром до 10 м. Всего на Югославию обрушилось 21 700 тонн взрывчатых веществ. Наиболее весомый вклад в расправу над СРЮ внесли США. На них приходится 50% боевых вылетов и 80% всех выпущенных бомб и ракет. Это свидетельствует о том, что другие страны альянса не обладают столь мощным сверхсовременным вооружением. Из боевых средств США стоит отметить стратегические бомбардировки В-52, В-1В и В-2А “Спирит” (два последних используют технологию “Стелз”, т. е. практически не фиксируются радарами). Все они могут нести до двадцати “Томагавков” и использовать спутниковые системы наведения. Не менее грозными остаются устаревшие, но оказавшиеся очень эффективными тактический бомбардировщик F-117 “Найтхоуг” (тоже “невидимка”), истребители-бомбардировщики F-11, F-15, F-16, также использующие наведение со спутника и телевизионную командную систему наведения (т. е. видишь цель на экране монитора и нажимаешь кнопку “пуск”).

    Всего, по данным МО СРЮ, авиацией НАТО было совершено 2 300 атак на 995 объектов. Что могла противопоставить Югославия армаде Клинтона, Блэра, Ширака и иже с ними? Если считать только то оружие, которое с огромной натяжкой можно назвать современным, - совсем немного. 22 батареи зенитно-ракетных комплексов “Квадрат” и несколько ЗРК С-125 (использовались в начале 70-х годов в СССР); истребители МИГ-21 и МИГ-29 (не более 30 машин), которые применялись до 5 мая, заградительный огонь зенитных батарей и храбрость своих защитников. Силы были не просто неравны - не сравнимы! Может быть, поэтому Штаты решили, что СРЮ капитулирует после десятка ракет, запущенных с кораблей? Но югославы решили воевать, ибо они привыкли к этому: агрессия НАТО была шестой войной южных славян в XX веке. Причем в отличие от многих европейских народов, забывших о войне с 1945 г. югославы воевали с 1991-го по 1995 г. Их меньше всего можно было запугать угрозами Олбрайт, поскольку они уже сражались с НАТО в Боснии и прекрасно знали, что янки умеют прилично воевать лишь с мирным населением.

    С самого начала агрессии нам было заявлено, что она “гуманитарна” по своей сути. Цель ее - защитить албанцев, средства ее не повлекут за собой массовых жертв, ибо направлены на подрыв военной “мощи” Милошевича. Но на деле все оказалось наоборот. Число жертв среди мирного населения называется разными изданиями от 1 200 до 1 800 человек убитыми. Представитель Югославии в СБ ООН Йованович в выступлении от 10 июня 1999 г. называет число погибших - 2 000, а число раненых - 6 000 (35). 30% убитых и почти 40% раненых - дети! Также известно, что эти цифры не учитывают пострадавших в Космете, где их никто не считал. По разным данным, их число может составить от 700 до 1 000 только убитыми, а количество беженцев только в Албанию за время бомбардировок составило почти 700 000 человек! Сколько людей бежали в Сербию и Черногорию, нам, конечно, не сказали. По некоторым данным, край опустел на две трети. Неизвестны и потери среди военнослужащих Югославии, старавшихся отразить сокрушительные удары. Общее количество погибших за эту войну, по самым скромным подсчетам, - около 3 000 человек.

    Среди “военных объектов”, ставших целями авиации НАТО, оказались больницы, храмы и монастыри, заводы и фабрики, электростанции, мосты, железные и асфальтовые дороги, аэродромы, вокзалы, гостиницы, просто жилые дома. Общий ущерб хозяйству страны составил 200 миллиардов долларов, т. е. экономика была отброшена на уровень 1945 г. А что же военные потери Югославии? Достоверно известно об уничтожении трех зенитно-ракетных комплексов, но больше ничего! Разве мы увидели разбитую бронетехнику, командные пункты, сбитые вертолеты и самолеты? Нет. Но может быть, защитники просто скрывали свои потери? Возможно, однако после оккупации края натовцы могли бы показать результаты своего труда с воздуха. Но ничего, кроме разрушенных домов, мы не заметили. О минимальных армейских потерях свидетельствуют и косвенные данные. Нельзя забывать, что в течение всех 78 дней югославская армия не прекращала боевых действий против террористов ОАК, которых Штаты считали истинными патриотами и даже послали им в помощь 600 боевиков, рекрутированных из американских албанцев. Тактика альянса совершенно не изменилась со времен боснийской войны 1995 г.: одновременно с воздушными ударами в сухопутное наступление шли верные им бандформирования. Поэтому можно предположить, что на территории Космета развернулась крупномасштабная война. Но НАТО явно переоценило силу ОАК, появились слухи, что она несет большие потери. На снимках из космоса нам показывали, как наступают сербские танки при поддержке самолетов и вертолетов; прошло сообщение, что где-то на юге края уничтожен целый батальон из Саудовской Аравии; югославское телевидение показывало, как сербский спецназ громит склады с оружием. Но где же было НАТО? Как при такой силище оно могло позволить самолетам и вертолетам противника свободно летать над Косметом? А танки - разве они не удобная мишень для “Стелзов”? На самом деле самолеты альянса даже близко не показывались рядом с союзной армией. Напрасно оаковцы взывали к небу: вдруг Холбрук отправил их на убой, предпочитая воевать с мирным населением. Известно, например, что до конца войны действовал военный аэродром Ботаница близ Белграда. Как можно было оставить врагу аэродром, тем более, если его совсем несложно вывести из строя? Когда война закончилась, и югославские войска покидали Космет, нам показывали целые колонны их танков и бронетехники. Причем техника очень аккуратная, вовсе не потрепанная в боях, а солдаты улыбаются: у них нет отчаяния на лицах. Очень жаль, что о сухопутной войне в крае у нас так мало сведений, думаю, мы бы узнали много интересного! После ввода “миротворцев” в Космет от них последовало и официальное признание того, что югославская армия осталась вполне боеспособной. Вот что писал “Комменсантъ-Daily” 26 июня 1999 г.: “По признанию самих натовцев, выводы их командования о сохранении армией СРЮ полной боеспособности “вызвали у них шок”. Это чувство еще более усилилось после сделанного вслед за этим признания, что основные удары авиации и крылатых ракет НАТО пришлись по макетам и ложным целям, которые использовала югославская армия. Получалось, что хваленые “Томагавки” стоимостью в $1 млн. поражали картонные танки и самолеты, а югославские генералы оказались изобретательнее лучших военных НАТО”.

    Акция НАТО действительно была “гуманитарной”, в том смысле, что она совершалась в первую очередь против мирных людей и гражданских объектов. Судите сами: армию разбить сложно, она маневрирует, маскируется, обороняется; ракеты натовцами запускались с дальней дистанции, что отражалось на точности; подлететь ближе они боялись - можно и потери понести. Армия может сражаться долго, а народ, видя героизм своих защитников, не собирается капитулировать. Иное дело - стрелять по мирному населению: оно беззащитно, разрывы и смерть вызывают ужас и панику, тысячи людей остаются без домов и не знают, куда бежать, первое, что приходит в голову - под защиту армии; солдаты же, видя страдания ни в чем не повинных людей, желая отомстить врагу, теряют осторожность и сами становятся жертвами. Наконец, паника охватывает всю страну, обездоленное население готово принять помощь от врага и заставляет правительство капитулировать. Так НАТО воевало в Боснии, так он воевало и в Югославии. Штатовские стратеги давно поняли, что наиболее эффективное средство сломить дух народ - террор. Можно вспомнить Вторую мировую войну, когда союзническая авиация сносила целые города, можно вспомнить Ирак, где погибли 150 000 мирных жителей. Массовые убийства гражданского населения, т. е. преступления против человечества, судя по всему, заложены в военной доктрине США. Вот только некоторые примеры “гуманизма” на Балканах:

    14 апреля: 64 албанских беженца погибли во время бомбежки автоколонны на косовской дороге. Натовские генералы сказали, что приняли эту колонну за сербские танки;

    23 апреля: 10 человек погибли при бомбардировке белградского телецентра. Генералы заметили, что они предупреждали “сербов” покинуть телецентр;

    7 мая: 3 человека погибли в результате натовской бомбежки китайского посольства в Белграде. Главный информатор НАТО Д. Шеа извинился и сказал, что немного перепутали;

    13 мая: более 80 албанских беженцев погибли под бомбами НАТО в косовской деревне Кориса. На этот раз слово взял сам Клинтон. Он заявил, что бомбежки будут продолжен “в общих интересах” (но не в интересах погибших албанцев);

    30 мая: 9 человек убито на мосту в селении Варварин (Центральная Сербия). Комментария на последовало.

    Но самым гнусным преступлением той войны был случай (не помню числа), когда натовский летчик запустил ракету по мосту в Черногории, убив пятерых игравших на нем детей. Свидетели сказали, что он стрелял в упор, т. е. все прекрасно видел.

    ... На улице одного американского городка женщина дает интервью какому-то каналу. Журналист спрашивает, поддерживает ли она действия НАТО на Балканах? “Нет, - отвечает она, - недавно мы потеряли самолет, который стоил 50 млн. долларов. Зачем тратить такие деньги, кому это надо?” Да, деньги американцы считают хорошо; интересно, а кто-нибудь из нас знает, сколько стоит, к примеру, СУ-29? По всем социологическим опросам, 50% жителей США не одобряют бомбардировки Югославии, но лишь каждый десятый американец может показать Косово и Метохию на карте. А теперь представим: в центре Нью-Йорка “хлопнул” бы “Томагавк”. Я уверен, что количество противников бомбежек СРЮ увеличилось бы до 90%. Нью-Йорк на карте может показать каждый американец...

    Армия Югославии отбивалась героически. Вы видели, как зенитчики под ударами НАТО пытались сбить ракеты заградительным огнем? Такая ракета летит со скоростью 2 км/с, т. е. у бойцов было не более пяти секунд, чтобы в нее попасть. И попадали же, и сбивали их! Уничтожение первого “невидимки” праздновала вся Россия, не говоря уж о Сербии и Черногории. Рассказывают такую легенду: югославский летчик МИГа-21, выключив радар, дабы по нему его не “засекли” противники, возвращался на базу. Выйдя из облаков, он нос к носу столкнулся со “Стелзом” и расстрелял его из пушки, прямо как во времена Великой Отечественной. Через два дня мы узнали, что еще один “невидимка”, изрешеченный заградогнем, с трудом дотянул до Боснии, где был отправлен в металлолом. Далее западное агентство показало сбитый самолет и прокомментировало, что это “сербский” МИГ. В тот же день наши спецы из Генштаба определили, что показанный аппарат был F-15 ВВС Канады. О своих потерях НАТО говорить не любило, но все тайное становится явным. По перехватам и обрывочным свидетельствам можно составить следующую картину. ПВО Югославии уничтожило 49-51 самолетов противника (не менее 37 из них - беспилотных), 9-13 вертолетов, около 300 крылатых ракет. Потери натовцев убитыми составили 9-14 человек, около 10 пленными, о раненых данных нет. Утверждение альянса о том, что ни одного солдата не погибло, - ложь; они никогда официально не признаются в потерях. Урон минимален, но, пожалуй, это все, что могла сделать армия СРЮ.
    Горе побежденным...

  12. #12 (383937) | Ответ на # 383936
    Надо отметить также героизм простых людей. Вся Югославия объединилась вокруг правительства страны, капитулянтских настроений практически не было. Самые яркие кадры войны были те, когда мы увидели мирных жителей, стоявших на мосту с плакатами “Я - цель”. Натовцы не посмели стрелять по таким мостам, ибо тогда весь мир бы увидел то, что скрывается за их “гуманитарной” маской. А концерты в Белграде под обстрелом? А нахождение на заводах, которые должны разбомбить? Сколько неизвестных героев погибло там? Мы видели смерть, горе, слезы, затем мы видели Олбрайт, блаженно мурлыкающую: “Мы все делаем правильно”. Югославский народ показал пример ненасильственного сопротивления врагу. Его страдания говорили всему миру: посмотрите на истинное лицо этих “гуманистов”, посмотрите, кого вы считаете образцов цивилизации! В конце мая стало казаться, что югославы победят: НАТО откажется от бомбардировок. Они заслуживали победы! Мир потихоньку стал прозревать, Европа намекала Клинтону, что курс “евро” падает, и сколько впоследствии будет стоить восстановление СРЮ. Но кроме военного фронта у НАТО был еще дипломатический, который не дремал. Видя, что Югославия не сдается, он вовлек в свою игру Россию. Ельцину через Черномырдина передали, что он один может спасти мир на Балканах. Президент России, против которого затевался импичмент, ради поднятия своего авторитета у народа поверил обману Олбрайт. Две недели Черномырдин и финский президент Ахтисаари уговаривали Президента Югославии согласиться на допуск в Космет “миротворческих сил”. Вместо того чтобы уговаривать Клинтона прекратить преступления, они уговаривали Милошевича! Видя, что их Президент явно идет на сговор, народ Сербии и Черногории стал ему меньше доверять. Высший нравственный авторитет страны сербский Патриарх Павел сказал, что Милошевичу надо уходить.

    10 июня Югославия капитулировала; НАТО сообщило, что прекращает бомбардировки. Сразу большинство западных СМИ затрубило о победе. Но былого единства среди них больше не было: победа над кем? Над маленькой страной, преданной всем миром? Милошевич согласился на условия еще более жесткие, чем в Рамбуйе. Вместо 30 000 войск в край входило 50 000, а союзной армии не разрешалось там иметь ни одного солдата, даже полицейского! Все не албанское население Космета оставалось наедине с ОАК и “под защитой” “миротворцев”. Министр иностранных дел России Иванов выдал за грандиозную победу русской дипломатии формулировку в договоре “территориальная целостность Югославии” и тот факт, что в край вводятся не войска НАТО, а силы ООН (какая разница?). Однако его, а также Ельцина и Черномырдина быстро “поставили на место”: среди “голубых касок” русские не предусмотрены.

    Почему же Милошевич капитулировал? Разве не могла мужественная Югославия подержаться еще 10-20 дней? Возможно, могла, но осуждать Президента нельзя. Он, как никто другой, понимал, что все разговоры о присоединении СРЮ к союзу России и Белоруссии - пустая болтовня, а посредничество Черномырдина, спасавшего рейтинг Ельцина, - сплошное предательство. Ни Россия, ни кто-либо другой Югославии бы не помогли. А НАТО, ради интересов США уже убившее 3 000 человек, убила бы еще и три, и пять, и семь, пока бы не вынудила людей умолять о пощаде. Это подтвердила Олбрайт, в очередной раз произнеся 11 июня свою коронную фразу: “Если вдруг Милошевич передумает, то “сербы” получат такие удары, какие им и не снились!” Судя по всему, капитуляция была единственным способом сохранить жизни сотен людей. Хотя даже это не удалось. Когда уже было объявлено о прекращении боевых действий, натовский самолет напал на колонну союзных войск, покидавших край согласно договору. Говорят, погибло много солдат...

    Президент Слободан Милошевич - самая трагическая фигура войны. В современном мире нет ни одного главы государства (кроме Арафата), который столько лет боролся бы за свободу своей страны. Он вынужден был капитулировать, ибо ничего, абсолютно ничего больше не мог сделать. Разве только в отставку уйти, но кто бы пришел вместо него? Джуканович? Драшкович? Да они бы по ковровой дорожке привели в Белград натовские войска. Зачем же тогда Югославия решила сражаться, не проще было бы сразу подписать соглашения в Рамбуйе? Нет, ибо по тому договору страна немедленно попадала в оккупацию. В результате 78-дневной героической войны Югославия отстояла свою свободу, и в этом ее великая нравственная победа! Она отстояла ее даже два раза: первый - не согласившись подписать договор в Рамбуйе, второй - когда, видя стойкость и сплоченность народов Сербии и Черногории, НАТО не решилось на наземную операцию. В Ираке решилось, а в Югославии - нет! То, что такая операция задумывалась - нет никакого сомнения, иначе бы зачем понадобилось держать в Македонии такое количество танков (более 200) - против беженцев? Это подтверждали и сами “генералы-бойцы”, донося, что “вопрос решается”. Но он не решился, и пока Югославия остается свободной.

    СРЮ потеряла Косово и Метохию, не могла не потерять. Но сербы говорят, что им не привыкать: они были под турецким игом пять веков. Кто знает, сколько продлится эта оккупация? Может быть, лет через двадцать Россия вспомнит о своем призвании и поможет югославам выгнать врага из колыбели сербской культуры? Но пока свобода Югославии по-прежнему висит на волоске. По условиям мирного договора, между натовскими и союзными войсками остается маленькая пятикилометровая “зона безопасности”. Танки могут пронзить это расстояние минуты за четыре, а при массированной поддержке авиации, при таком же ударе из Македонии и Боснии, при молчании всего мира, путь на Белград много времени не займет. В последнее время (март 2000 г.) Олбрайт не раз заявляла, что США внимательно наблюдает за отношениями Сербии и Черногории, и если Милошевич будет мешать “демократическому процессу” в Подгорице... Дальше продолжать?

    Югославы не скрывают, что их единственная надежда – возрождение России...

    9. Были ли нарушены нормы международного военного права?

    Международное военное право есть важнейшая часть международного гуманитарного права. Основными его документами являются: Женевская конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях от 12 августа 1949 г. (I Женевская конвенция); Женевская конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море от 12 августа 1949 г. (II Женевская конвенция); Женевская конвенция об обращении с военнопленными от 12 августа 1949 г. (III Женевская конвенция); Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны от 12 августа 1949 г. (IV Женевская конвенция), а также Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Дополнительный протокол I) от 8 июня 1977 г.; Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (Дополнительный протокол II) от 8 июня 1977 г. Вместе с тем сюда относится множество конвенций, деклараций и договоров о законах и обычаях ведения войны. Например, Гаагские конвенции 1907 г., Лондонский протокол 1936 г., Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться настоящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, от 10 октября 1980 г. и т. д. Всех конвенций очень много, некоторые противоречат друг другу. К тому же ряд конвенций подписан не всеми странами, а некоторые страны подписывают их с оговорками, поэтому привлечь к ответственности их будет трудно.

    Этике не следует основывать свои выводы на нормах международного права, ибо они сегодня одни, завтра другие. Тем более нельзя в своих рассуждениях обращаться к решениям столь одиозной организации, как Гаагский трибунал, по преступлениям в бывшей Югославии. Этика должна опираться на прочный фундамент, а ее выводы должны претендовать на общезначимость и не зависеть от времени. Поэтому из множества норм военного права надо выделить основную идею, которая будет считаться нравственной обязанностью людей при ведении войны в любом месте и в любую эпоху. Такая идея уже была сформулирована в Резолюции № 2444 от 19 декабря 1968 г. Генеральной Ассамблеи ООН, касающаяся прав человека в вооруженных конфликтах. Она утверждает следующие принципы:

    1. Право сторон, участвующих в конфликте, использовать средства нанесения вреда противнику не является неограниченным.

    2. Запрет наносить удары по гражданскому населению как таковому.

    3. В любое время должно проводиться различие между лицами, принимающими участие в военных сражениях, и гражданским населением, с тем чтобы щадить последнее, насколько это возможно (36).

    Что касается первого пункта, то НАТО использовала все возможные виды сверхсовременного оружия, исключая химическое, биологическое и ядерное. Кассетные бомбы, бомбы с графитовыми стержнями, а также боеприпасы с урановыми наконечниками и сердечниками запрещено применять международной Конвенцией о запрещении или ограничении применения конкретных видов оружия от 10.10.1980 г., а также Приложениями к этой конвенции. Только в марте 2000 г. Пентагон признал, что использовал 31 000 боеприпасов, в которых в общей сложности находилось 10 тонн необогащенного урана! Такая “доза” угрожает не только окружающей среде, но и жизни людей. По данному пункту НАТО может быть обвинено в нарушении законов и обычаев войны (37).

    Второй пункт нарушался постоянно. Более того, как мы пытались доказать, удары по гражданскому населению наносились умышленно. Здесь нарушены Гаагская конвенция 1907 г. и IV Женевская конвенция 1949 г., а также Дополнительный протокол к ней № 1 1977 г. о защите гражданского населения и жертв войны. Допущены были нарушения и Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженных конфликтов 1954 г., т. к. за время войны были либо полностью уничтожены, либо повреждены 365 православных храмов и монастырей. По этому пункту страны НАТО могут быть обвинены в преступлениях против человечества.

    Третий пункт также нарушался. Если командование НАТО всерьез заявляло о том, что колонну беженцев оно спутало с танковой колонной, то оно само подтверждает нарушение. Вместе с тем использование кассетных бомб доказывает, что население не щадили “насколько возможно”. Об этом свидетельствуют и удары по городам и крупным населенным пунктам. Бомбардировки гражданских объектов запрещены IV Гаагской конвенцией о законах и обычаях войны и множество других деклараций. На основании нарушений по этому пункту страны НАТО также могут быть обвинены в преступлении против человечества.

    Было еще нарушено немало международных договоренностей. Так, согласно III Гаагской конвенции от 1907 г., нельзя вести боевых действий без объявления войны, а его со стороны НАТО не последовало. Само ведение войны, по нормам международного права, тоже является преступлением, если это не освободительная борьба или ответ на вторжение. Со стороны же альянса имела место агрессивная захватническая акция. Далее, страны НАТО грубо нарушили основополагающие принципы Устава ООН, Заключительного акта Совещания по безопасности в Европе 1957 г., поддержанного самим же альянсом Хельсинского документа ОБСЕ 1992 г. и Лиссабонского документа 1996 г. Все они предусматривают принцип невмешательства во внутренние дела другого государства, взаимное уважение суверенитета и территориальной целостности, разрешение международных споров только мирным путем и возможность применения силы исключительно на основе резолюции Совета Безопасности ООН. На основании этих нарушений страны НАТО можно обвинить в преступлениях против мира.

    Наконец, государства альянса нарушили даже свой учредительный Договор (Североатлантический пакт 1949 г.), предусматривающий применение силы только на территории стран-членов и только в ответ на агрессию в отношении кого-либо из его членов, а также признающий “главную ответственность Совета Безопасности ООН за поддержание международного мира и безопасности”. Декларация конца апреля 1999 г., посвященная 50-летию НАТО и позволяющая ему защищать свои интересы где угодно, во-первых, принята задним числом, во-вторых, она не может противоречить учредительному Договору, следовательно, незаконно.

    Таким образом, были нарушены все возможные международные конвенции и соглашения. И что же “мировое сообщество”? За редким исключением – ничего. Совет Безопасности ООН хоть и не одобрил агрессию, но и не осудил, несмотря на многочисленные представления России. Он даже не признал действия НАТО агрессией, несмотря на постановление 1974 г. В дни войны не было ни одного человека в мире, которого бы мы хотели услышать больше, чем Генерального секретаря ООН Коффи Анана. Но он либо отмалчивался, либо ограничивался совершенно пустыми фразами. Своими трусливыми действиями он опорочил звание генсека ООН, и, по совести, должен быть немедленно изгнан с этой должности. Лишь шесть стран решительно осудили натовскую агрессию: Россия, Белоруссия, Украина, Куба, КНДР, Китай. Менее решительно, но все же отрицательно высказывались Индия, Южная Корея, Армения, Швеция, Греция. Остальные либо молчали, либо горячо поддерживали.

    Между тем Югославию нельзя обвинить в нарушении международного военного права. Приписываемый ей “геноцид” албанцев Космета не доказан (постановление Гаагского судилища нельзя считать законным!); это была антитеррористическая операция в пределах своей страны, и она является внутренним делом СРЮ. Во время бомбардировок был один показательный эпизод. Союзной армии удалось взять в плен трех штатовских солдат со сбитого вертолета. Через два дня после того, как была показана кассета с их допросом, натовская авиация разбомбила телецентр в Белграде. Казалось бы, с практической точки зрения югославам следовало посадить пленных в здание телевидения и тем самым избежать ударов по нему и полной информационной блокады. Но они этого не сделали, и обменяли шпионов на своих пленных, тем самым доказав, что, в отличие от олбрайтовских банд, они не воюют с мирными людьми...
    Горе побежденным...

  13. #13 (383938) | Ответ на # 383937
    10. Война и позиция России

    Балканская война расколола наше общество на две неравные части. Более 70% были против агрессии НАТО, т. е. против того, чтобы интересы Америки управляли миром. Около 10% поддерживали Клинтона и Олбрайт; остальные - затруднялись ответить. За войны высказывались в основном наша либерально настроенная интеллигенция и журналистика, но с каждым днем голосов одобрения становилось все меньше. Единственным благотворным влиянием балканских событий была дискредитация западничества, разоблачение милитаристского характера цивилизации “рыночной демократии”.

    Все ждали, что благородное возмущение народа по поводу произвола США будет поддержано властью. Но президенту, как оказалось, нет дела ни до Югославии, ни до русского народа. От него насчет тех событий мы услышали три знаменательные фразы: “Этого не будет, мы не дадим тронуть Косово!” (18 февраля 1999 г.); “Я не дам, понимаешь, втянуть Россию в войну!” (уже после ее начала); “Я занимался Югославией всю ночь!” После этого воля президента оказалась парализованной импичментом; если бы он предпринял решительные шаги, то кто знает: не заплатили ли бы американцы одной из фракций больше, чем президентская администрация? Высшие государственные чиновники боялись проронить лишнее слово. Отличился, правда, функционер О. Сысуев. Выступая в передаче “Времечко. Ночной полет”, на вопрос ведущего: “Почему девятнадцать ведущих стран Запада идут в ногу, а Россия опять идет “своим путем”?, он ответил: “Это лишний раз доказывает, насколько мы далеки от цивилизации, демократии и рынка”. Другой (бывший) высокий функционер с сияющим лицом заявил: “Я знаю, что делать!” Надо собрать подписи россиян против действий НАТО... и послать их в штаб-квартиру альянса! Война после этого обязательно остановится! Недели через две подписи были собраны, разложены по коробкам, которые могли бы вполне поместиться в две дорожные сумки. Но чиновник решил обставить все торжественно и арендовал в Брюсселе гигантский фургон - коробки вести. Пока фургон с трудом выбирался из пробок, чиновник около часа сиротливо стоял на тротуаре перед главным натовским офисом. Наконец (жаль, оркестра не было!) коробки с подписями вручили охране, а лицо чиновника сияло на весь Брюссель! Судя по всему, над ним долго смеялись натовские служащие. А нам было стыдно...

    Депутаты Госдумы приняли трагедию Югославии за лишний повод чувствительнее ударить по коллегам-противникам. Вот один депутат заявляет о необходимости уничтожить “режим Милошевича” и тут же “получает по морде” на глазах удивленных телезрителей, другой депутат (крупный бизнесмен) говорит, что расширение НАТО есть расширение демократии. Член Совета Федерации Руцкой: “Надо послать югославам наши ракеты; вот когда они собьют самолетов сто, тогда Клинтон начнет честь свою репу!” Наконец дума принимает несколько грозных постановлений об “осуждении”, и депутаты голосуют за союз России-Белоруссии-Югославии. Некоторые из них отважились съездить в Белград и пожать руку Милошевичу. И что же? Дума бессильна еще больше, чем президент...

    Единственный высокий чиновник, высказавшийся за конкретные действия, был министр обороны Сергеев. Он заявил, что Россия должна оказать военную помощь Югославии и защитить ее, даже прибегнув к ядерному оружию. Что тут началось! Пресс-служба президента тут же бросилась уверять Клинтона с друзьями, что маршал шутит. А наша либеральная прозападная пресса, заработавшая на этой войне кучу долларов, истерично завопила: “Если Россия поможет Югославии, то начнется третья мировая война!” Оцените, пожалуйста, логику: в начале мировой войны будет виноват не Запад, нагло поправший Устав ООН, а... Россия, пытающаяся этот Устав защищать! Маршал Сергеев больше заявлений не делал...

    Нет, в высший правительственных кругах России сопротивления не было. Там было только раболепие перед западными хозяевами. Россия, настоящая Русь, стояла в церквах и молилась; в Великую Ектенью была добавлена строка: “О народе сербском и Патриархе его Павле Господу помолимся, - Господи помилуй!”. Россия стояла у американского посольства - “Югославия!”, Россия шла к посольству СРЮ на Мосфильмовской и спрашивала: “Что мы можем сделать?” У народной России греха значительно меньше, чем у тех, кто ее официально представлял. Для них слова “история”, “православие”, “братство”, “долг” - пустой звук и существуют только две “святыни” - Президент и Доллар, причем недееспособность первого компенсировалась немалой суммой вторых. Да если бы наш президент сказал НАТО “Хватит!”, то народ непременно сплотился бы вокруг него. Милошевичу перед войной доверяло не более 20% югославов, но под бомбами его рейтинг вырос до 90%! Однако президент, видимо, боялся “интеллигенции”, для которой Европа по-прежнему остается “страной святых чудес”.

    Девушка в университете говорит: “Поедем в Югославию!” У нее, как и у тысяч русских людей, есть чувство Правды, которого начисто лишены наши “либералы”. “Какое вам дело?” - спрашивали они. “Бомбят - и пусть, разве у нас своих проблем мало?” А еще недавно те же самые люди утверждали, что они уже - не русские, а давно стали “гражданами мира”. Какие же вы “граждане мира”, если вам нет дела до того, что происходит у нашего соседа - в Европе? Или Югославию вы Европой не считаете? Самые мужественные русские люди (не “граждане мира”) отважились стать добровольцами и поехали в Сербию и Черногорию, как и сто, как и шесть лет назад. Они уезжали под истеричные крики демпрессы: “Какой смысл? НАТО же стреляет с высоты 15 километров!” Даже если бы миф о 15 километрах была действительностью, то разве в Югославии не требовалось разбирать завалы, тушить пожары, ухаживать за ранеными? Когда случилось землетрясение в Турции, наше МЧС немедленно отправилось на помощь. Но если мы с такой охотой помогаем нашему историческому противнику, члену НАТО, непосредственно принимавшему участие в агрессии против Югославии, то почему МЧС на прислало свои дружины в Сербию и Черногорию во время войны? Неужели испугалось? Но не только гражданская служба требовалась в Югославии. Не будем забывать, что ее армия сражалась с террористами ОАК, представлявшими угрозу всему миру. Нашлись и такие русские добровольцы, которые поехали воевать в Косово и Метохию. Они делали очень нужное для России дело, поскольку некоторые из боевиков после победы НАТО могли бы напрямик отправиться в Чечню и Дагестан. После войны натовские функционеры не раз заявляли, что они расследуют “преступления” добровольцев из России и привлекут их к суду. Попробуйте...

    Россия обязана была не допустить натовского разбоя на Балканах. Но как? Конечно, когда уже гремела война и Югославию обложили со всех сторон, что-либо сделать было сложно. Действовать надо было заранее, за год, а то и больше. Как только Олбрайт лишь заикнулась о бомбардировках, наш президент должен был категорически заявить: “Россия никогда не допустит бомбардировок Югославии!” Если бы Олбрайт “заикнулась” второй раз, то мы должны были немедленно начать военное сотрудничество с СРЮ, а НАТО сказать: “Делайте что угодно: проводите переговоры, посылайте наблюдателей ОБСЕ, но вторжения в суверенное государство мы не допустим. Ради спасения мира Россия готова оказать военную помощь Югославии вплоть до применения ядерного оружия”. Следующим шагом должна была стать переброска в Космет маленького миротворческого отряда (с согласия Милошевича, естественно) под любым предлогом, защиты албанских беженцев, например. В таком случае агрессия против СРЮ автоматически становилась агрессией против России. Никогда бы Олбрайт на такое не осмелилась! Видя, как трусливо вступало НАТО в войну, как им ужасно хотелось оккупировать Югославию без единого выстрела, можно сделать заключение: они бы перепугались по меньшей мере на год. Вашингтонский “спец” по России Тэлбот умолял бы Ельцина “не брать так резко” и все же позволить Клинтону немного побомбить, а Олбрайт тем временем придумывала бы очередную провокацию. Но с фантазией, как мы видели, у нее очень плохо, поэтому вероятность натовской агрессии была бы сведена к нулю. Да и упоминание о ядерных ракетах привело бы американцев в ужас: стоило ли так долго бороться за мировое господство, чтобы враз его потерять в результате ядерной войны. 23 марта 2000 г., когда в Брюсселе готовились “торжества” по поводу годовщины начала бомбардировок, высокопоставленный натовский чиновник признался, что если бы позиция России в СБ ООН была “более жесткой”, то война бы не началась. Всего лишь позиция, т. е. несколько жестких заявлений. Но даже для них у нашего руководства не хватило мужества и политической воли!

    “А зачем помогать Югославии?” - сыпались в те дни вопросы прозападной прессы. Большинство людей знало, что помогать надо, но подобные вопросы ставили их в тупик. В скором времени возможна новая агрессия НАТО на Балканах, поэтому надо четко знать следующие доводы:

    дело не в том, что мы должны защитить несправедливо обижаемую страну, хотя этика, кстати, нас учит защищать слабого от произвола сильного: югославы себя слабыми не считают;

    дело не в том, что они славяне и мы славяне; у нас в стране есть и не славяне, и защищать по всему миру надо не только славян;

    дело не в том, что они православные и мы православные; в нашей стране живут не только православные, и помогать надо всем независимо от их веры;

    дело не в том, что наши страны связывает давняя дружба и взаимопомощь; надо помогать людям независимо от того, какие отношения у нас были с ними раньше.

    Дело в том, что Россия была обязана защитить мировой строй, который был оплачен более чем двадцатью миллионами русских (и миллионами других) жизней в Великой Отечественной войне. Этот строй (система ООН), пока он не стал прислуживать Штатам, мог более или менее успешно защитить мир на земле. Когда создавалась ООН, в ее основу была изначально положена идея защиты мира и осуждения войны. На наших глазах создается новый мировой порядок, в основу которого кладется идея оправдания войны ради защиты интересов несколько государств. Чтобы этого не допустить, Россия была обязана помощь Югославии и обязана помогать ей в случае новой агрессии. Эта помощь означала бы мир, отсутствие помощи - войну.

    Но вся наша военная помощь свелась к двум поступкам: посылке нашей черноморской эскадры в Средиземное море (чтобы наблюдать оттуда, как НАТО расстреливает мирные города!) и марш-броску десантников из Боснии (там они стояли согласно Дейтонскому договору) в Косово и Метохию. Последняя акция, хоть и была чрезвычайно запоздалым шагом, но все же очень нужным. По “мирному” договору, сербское население Космета оставалось совершенно не защищенным, и рассчитывать на миролюбие боевиков ОАК ему не приходилось. НАТО входило для защиты албанцев, но не югославов, поэтому в крае должна быть сила, способная встать на защиту православного населения. Но Штаты нам сектора не выделили, а Черномырдин обещал Милошевичу присутствие русских миротворцев. Внезапное вторжение в край было единственным способом, никакие переговоры не увенчались бы успехом, т. к. НАТО не для того оккупировало край, чтобы терпеть рядом русские войска. Несомненно, то была уникальная операция! Надо было незамеченными покинуть кишащую янки Боснию, стремительно пролететь всю Сербию, въехать в Космет, смешаться с выдвигавшимися натовскими колоннами и занять аэродром Златина близ Приштины. Шестнадцать часов двести русских парней выполняли этот секретный маневр. Праздновавшие “победу” натовцы элементарно “проворонили” их бросок, а потом схватились за голову: “Как? Своевольничать?” Стараясь сохранить лицо, американцы отговаривались: дескать, они на самом деле все видели и даже рассматривали “вариант силового решения”, но затем подумали... Разумеется, они ничего не видели и не знали, а сделать в действительности ничего больше не могли: русские будут стоять в Космете. К сожалению, русская дипломатия опять позволила унизить свою страну, начав извиняться на сборище в Кельне за наш поступок, получив жесткий натовский ответ: “На первый раз прощаем, но сектора вам не дадим; будете подчиняться англичанам”.

    Марш-бросок российских десантников, исключая несколько сбитых югославами натовских самолетов, стал единственным радостным событием той войны. Оно показало, что Россия еще обладает хоть мизерной, но все же волей. Но что тут началось в либеральной прессе! Она, вдохновляемая своим лидером радио “Свобода”, просто изошла ненавистью к “этим генералам”. Вместо того чтобы 78 дней спрашивать у НАТО: “Как вы смеете?..”, они стали спрашивать у России: “Как мы смеем?..” Разве мы сделали что-то плохое? Разве мы пришли убивать людей, как Штаты, а не защищать их? Разве защищать людей - не долг каждой демократической страны? Но нет: никогда еще раболепство нашей демпрессы не было так очевидно, как летом 1999 г. Из редакции, к примеру, “Литературной газеты”, в сферу интересов которой, судя по названию, вряд ли входит наша внешняя политика, вылезает Либерал и начинает вещать: “... Наши действия в Косово мало кого удивят: в мире еще достаточно людей, которые помнят, какими мы были в 1956-м, в 1968-м, в 1979-м. Правда, время от времени мы принимаемся соскабливать с себя облик варваров, но вот сегодня снова зачем-то решили предстать в этом облике” (38). Значит, натовцы два с половиной месяца убивавшие людей, - не варвары, а русские, пришедшие их защищать, - варвары! Как же мы можем говорить о возрождении России, если у нас еще немало людей, которые живут раскаянием за 1956 год? И когда они “соскоблят с себя облик” раба?

    1 марта 2000 г. в городе Србица был смертельно ранен русский солдат-миротворец... “Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими” (Мат. 5, 9).
    Горе побежденным...

  14. #14 (383939) | Ответ на # 383938
    11. После войны

    Кто же победил в той войне? Сербы, хотя и отстояли свою независимость, но Косово и Метохию потеряли, а значит, победителями их назвать все же нельзя. Боевики ОАК? Но идея “Великой Албании” осталась фикцией, а в крае они не получили независимого государства. НАТО? Главной цели - оккупации всей Югославии - они не достигли. Получается, что все проиграли. Но самое большое поражение и позор потерпела коалиция, возглавляемая США. Они не только не получили, что хотели, но и не достигли мнимой цели, под которой они вломились в Космет. Придуманные ими “этнические чистки” и “геноцид” сменились настоящими чистками и геноцидом сербского населения. По сообщению представителя СРЮ в ООН Йовановича, со времени развертывания “миротворческих сил” в Косово и Метохии число терактов там увеличилось в 11 раз! В результате их проведения было убито более 800 югославов (в основном - сербов), 784 ранены и еще 330 000 покинуло край (на январь 2000 г.). Все это делается с молчаливого согласия натовских войск. Когда они только входили в Космет, то приказали ОАК сложить оружие, но те только еще большее вооружились и продолжили свое дело - уничтожение неалбанского населения. Штаты впервые столкнулись с настоящим, а не с придуманным терроризмом и умолкли. А лидер ОАК Тачи с улыбкой заявляет, что скоро он с помощью своих “американских друзей” выгонит сербов из южной Югославии. Вооруженные стычки между оаковцами и сербской полицией там уже начались. То, что американцы и албанские бандиты - союзники, ни для кого не секрет. Штатовцы с удовольствием бы умолчали о всех их преступлениях. Но геноцид принял такие размеры, что скрыть это больше невозможно. Специальный представитель по правам человека ООН в Космете И. Динстбир 23 марта заявил, что в крае проводится ужасная этническая чистка, и вина за это лежит на мировом сообществе (39). Неужели надо было убивать тысячи людей, чтобы в этом убедиться? Эта чистка проводилась там еще два года назад!

    Никаких “демократических” выборов Штаты в крае не провели. Им не нужно никакое, даже марионеточное правительство: они хотят распоряжаться там сами. В Косово и Метохии создана прекрасная военная база НАТО, которая отныне может использоваться как плацдарм для дальнейших нападений на Югославию. Край по-прежнему остается столицей европейского наркобизнеса и стал центром мировой торговли оружием. Граница с Албанией, как и прежде, открыта, и боевики свободно разгуливают из страны в страну. Через год после начала бомбардировок СРЮ стало совершенно очевидно, что штатовская “миротворческая миссия” провалилась - это сегодня подтверждают даже сами натовские чиновники. Но “миротворческая миссия” никогда не была главной целью Пентагона, она была лишь прикрытием для начала завоевания мирового господства.

    Никакого мира в Космете не установлено. Там по-прежнему гремят выстрелы, в том числе артиллерийские и минометные. Пользуясь этим, НАТО постоянно заявляет, что их контингент надо усилить. Но как его не усиливай, не устранены сами причины войны: во-первых, агрессивные планы альянса, во-вторых, если оккупационные войска и русский миротворческий контингент покинут Косово и Метохию, то война там вспыхнет с новой силой. Сербы никогда не смирятся с потерей края. Побеждая народ, его нельзя унижать; унижение - прямой путь к новой войне. Сербов унизили уже в который раз начиная с 1991 года. Даже несмотря на присутствие НАТО война будет продолжаться. Она закончится, если международные силы решатся на грандиозную антитеррористическую операцию по разоружению ОАК, т. е. продолжат дело, начатое правительство Югославии. Но они ее сами боятся как огня, даже боятся при них произносить, что Космет - часть Югославии. На самом деле этот район уже не зависит от СРЮ. Натовцы отменили там хождение национальной валюты и ввели доллары, фунты, марки и франки; затем они ввели особые “косовские” автомобильные номерные знаки. Недавно в край приезжала комиссию по восстановлению, речи же о восстановлении разрушенной Югославии не идет.

    Западные СМИ, год назад наперебой кричавшие о необходимости военного вторжения НАТО в Югославию, сегодня заметно попритихли; наверное, им перестали платить столько, сколько тогда. Об албанском терроризме в Космете мы слышим очень мало, зато когда “миротворцы” убивают нападающих на них сербов, это выносится на первые полосы газет. Однако встречаются и запоздалые раскаяния. Так, немецкий профессор, директор института Изучения проблем мира и политики в области безопасности в Любеке Дитер Лутц заявил, что “войну НАТО против Югославии спланировали и спровоцировали албанские экстремисты из армии освобождения Косово”. По его убеждению, Западу “нельзя было идти на сговор с убийцами, похитителями людей и наркоторговцами” (40). А где же вы были год назад, профессор? Нехорошо доверять прессе и не видеть фактов. Вот еще одно сообщение, на этот раз еженедельника “Санди Таймс” от 1 марта 2000 г. В нем говорится, что ЦРУ США, “действуя на территории Югославии под прикрытием международных организаций, вело активную работу по обучению армии освобождения Косово” (41). То, что знал любой российский студент, интересующийся геополитикой, уважаемый журнал выдает за сенсацию! 16 марта 2000 г. бывший (еще рейгановский) министр обороны США К. Уайбергер признался, что Штаты уже с начала 90-х годов снабжали албанских террористов оружием и средствами связи. И таких запоздалых раскаяний много. Они лучше всего подводят итог минувшей войны.

    12. Окончательный ответ на вопрос

    В главе 1 мы утверждали, что с помощью войны права человека защитить можно, но только в том случае, если целью этой войны будет установление долгого, а лучше вечного мира. Праведная война никогда не основана на эгоистических интересах и не может вестись зверскими методами. Поэтому, отвечая на поставленный прежде вопрос: “Косово и Метохия: можно ли защитить права человека посредством насилия?”, мы говорим: “Нет, теми действиями, которые предприняли страны НАТО, защитить права человека была нельзя”. Вместо защиты прав человека мы, в данном случае, со стороны США и их союзников имеем дело с проявлением милитаризма в самых грубых формах. Наш ответ основывается на следующих аргументированных выводах:

    1. Война в Югославии 24 марта - 10 июня 1999 г. стала продолжением агрессивной захватнической политики США на Балканах, конечной целью которой служит установление нового мирового порядка.

    2. Для достижения своих целей США поддерживали албанские бандформирования, занимавшиеся террором в сербской провинции Косово и Метохия.

    3. Под вымышленным предлогом защиты прав албанского населения края, используя дезинформацию и подтасовку фактов, США спровоцировали войну и вовлекли в нее подконтрольный им блок НАТО.

    4. В ходе этой войны, которая велась по большей части в виде массированных авиационных ракетно-бомбовых ударов и с нарушением всех имеющихся норм международного гуманитарного и военного права, США и их союзники убили не менее 3 000 человек и разрушили множество гражданских объектов на территории Союзной Республики Югославии.

    5. Добившись капитуляции СРЮ путем военного террора, США и НАТО оккупировали югославскую провинцию Косово и Метохию, где продолжается геноцид неалбанского (преимущественно сербского) населения.

    Заключение. Цели нового мирового порядка и задачи России

    Десять лет назад, после завершения “холодной войны”, многим казалось, что наступает период мирного и благополучного существования. Но США ради достижения мирового господства встали на путь войны. Ныне они обладают такой мощью, что могут безнаказанно нарушать Устав ООН и совершать военные вторжения где угодно. Наступила эпоха нового мирового порядка, в котором мир на Земле станет заложником интересов американских финансово-промышленных групп. Но для того чтобы этот порядок восторжествовал окончательно, необходимы две вещи: во-первых, чтобы США не пали жертвой какого-либо внутреннего кризиса, во-вторых, чтобы Россия оставалась в той разрухе, в которой она находится ныне. Наша страна не должна становиться частью американского порядка, ибо он обязательно приведет к развалу единого государства и уничтожению русской национальной культуры. Но если мы хотим выстоять и жить в единой свободной стране, нам надо срочно перестать идти на поводу Штатов и начать жить самостоятельно. Подъем России с колен, восстановление ее разрушенного хозяйства, возрождение национального самосознания должны стать главной государственной задачей уже сейчас. Нельзя строить жизнь на капитулянтских настроениях и ценностях американской культуры. Надо созидать страну на основе национальных святынь и при этом надо спешить: лет через десять США достигнет такой военной мощи, что нас не спасут даже ядерные ракеты, которые сегодня остаются единственным фактором сдерживания. Для того чтобы не стать жертвой американской агрессии раньше времени, надо внимательно проанализировать действия Штатов в последнее десятилетие. Анализ этот покажет, что военное вторжение США готовят за несколько лет до его начала. Используя следующие рычаги, которые мы условно назвали террористическим, информационным, дипломатическим, правовым, военным, политическим фронтом, США могут легко добиваться поставленных целей. Чтобы противостоять им, Россия должна нейтрализовать наступление Штатов по всем этим направлениям, для чего следует:

    вести разумную внутреннюю национальную политику, но при этом всеми силами отстаивать территориальную целостность нашей страны. С террористическими организациями нельзя заигрывать, с ними следует бороться самым решительным образом;

    не позволять СМИ порочить честь русского народ и любого другого народа, живущего в России; не позволять им вести подрывную деятельность и поддерживать сепаратистские, националистические, экстремистские настроения. Защищать русские национальные святыни, не позволять глумиться над ними;

    отвергать все попытки посредничества “мирового сообщества” в решении внутренних проблем; активно использовать наше право вето в Совете Безопасности ООН и всеми силами противиться и осуждать захватническую политику США, где бы она ни проявлялась;

    добиваться роспуска судилища, называемого Гаагским трибуналом, и создания действительно международного трибунала по военным преступлениям;

    укреплять армию, воскрешать русские воинские традиции, поддерживать разработку и внедрение новых видов оружия. России нужна сильная профессиональная армия, которая в любое время сможет защитить весь русский народ; на создание такой армии нельзя жалеть ни сил, ни средств;

    не допустить международной изоляции России, искать себе союзников, всеми силами стараться объединиться (не обязательно в единое государство) с исторически близкими нам народами Белоруссии, Украины, Армении, Грузии, Болгарии, Югославии и др. Россия должна проводить исключительно мирную политику, поддерживая диалог и культурное сотрудничество со всеми народами мира, и вступать в войну только в случае защиты суверенитета и единства страны.

    Только сумев совершить прорыв по всем указанным пунктам, можно устоять против нового мирового порядка и США. Столкновение с ними будет не легче, чем предыдущие испытания, но и не сложнее. Главной составляющей наших побед всегда был сильный народный дух, любовь к своему дому, верность идеалу Великой России и Святой Руси. И какое бы дело ни затевал каждый из нас, пусть он будет помнить об этом идеале!

    25 марта 2000 г.

    (За день до выборов нового Президента России)
    Горе побежденным...

  15. #15 (383940) | Ответ на # 383939
    Об авторе.

    Алексей Алексеевич Скворцов родился в 1976 году. Окончил философские факультет МГУ, там же защитил кандидатскую диссертацию по теме “Нравственные проблемы войны в русской религиозной философии XX века”. Публиковался в научных сборниках. С 1999 года – постоянный автор журнала “Подъем”.



    29 Аттали Ж. На пороге нового тысячелетия. М., 2000. С. 7, 12, 14, 26, 28.

    30 Пыталась было в 2000 г. заявить о своем национальном достоинстве, но тут же умолкла.

    31 Цит. по: Православие и современность. Сербия - боль наша. Киев, 1999. С. 22-23.

    32 Столица Косово и Метохии.

    33 Фидер Д. Когда этнические чистки перестают быть этническими чистками//

    www.rus-sky.com.

    34 Миличевич П. Шесть агрессий Запада против южных славян в XX столетии.

    М., 1999. С. 179-181.

    35 www.un.org/russian/documen/kosovo

    36 Словарь по правам человека. Ст. “Военные преступления”//Internet: www.hro.org/glossary

    37 Именно НАТО, поскольку США и Франция, к примеру, эти конвенции не подписывали, а Великобритания подписала со множеством оговорок. Но все же 158 стран, подписавших эти соглашения, являются серьезным международным авторитетом.

    38 Мороз О. Кавалерийский наскок на броне бэтээров//Литературная газета.

    № 24. 16-23 июня, 1999.

    39 www.vor.ru/Kosovo/news_k8.

    40 www.vor.ru/Kosovo/news_k8.

    41 Там же.
    http://www.rspu.ryazan.ru/~dante/Mir...yem/scvor.html
    Горе побежденным...

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •