Понравилось Понравилось:  0
Благодарности Благодарности:  0
Показано с 1 по 2 из 2

Тема: ДРУГОЙ УМЕР ЗА ТЕБЯ

  1. #1 (6243027)

    ДРУГОЙ УМЕР ЗА ТЕБЯ

    Двор перед дворцом Пилата гудит, как растревоженный улей. Священники в длинных рясах снуют в толпе, подстрекая народ требовать освобождения Вараввы и распятия Иисуса.
    Перед Пилатом, красные от гнева, стоят первосвященники Анна и Каиафа. Они требуют, чтобы он осудил Иисуса на смерть.
    Возбужденный народ толкется перед судилищем, как на аукционе. Одни кричат одно, другие другое.
    Пилат, раздраженный и испуганный, поднявшись со своего места, подходит к связанному Иисусу. Простерши одну руку в направление к Иисусу, а другой показывая в сторону тюрьмы, где сидит обвиняемый в мятеже и убийстве Варавва, он кричит: «Кого хотите, чтоб я отпустил вам: Варавву или Иисуса, называемого Христом?» (Ев. от Матфея 27:17). Тогда первосвященники и старейшины кричат к народу: «Просите Варавву! Требуйте распять Иисуса!» (Ев. от Матфея 27: 20).
    И вот, как раскаты грома несутся крики толпы. Подняв кулаки вверх, они орут: «Варавву! Отпусти нам Варавву! Распни Христа!»
    А в это время недалеко от дворца Пилата в темной и сырой камере, завернувшись в грязное одеяло, дрожа от холода и страха, сидит осужденный на смерть узник.
    Вскинув голову и опустив на колени руки, он напряженно вслушивается. Через толстые кирпичные стены до него едва доносится гул голосов и его собственное имя «Варавва! Варавва!»
    Узник опять в бессилии обхватывает голов руками, и тяжелый вздох вырывается из его груди: «Так-то вот, Варавва, лучше было бы тебе не родиться. Слышишь, только что прозвучал твой окончательный приговор. Крест - твоя участь». Опять тяжелый вздох и мысль: «Ведь заслужил этот приговор».
    Затем узник Варавва в темном углу своей камеры роняет голову между колен. И вот ему кажется, что вся его напрасно прожитая жизнь словно гора Синай давит на него, пригибая все ниже. Вновь и вновь слышатся вздохи: «О, мать моя, лучше бы ты совсем не родила меня в это скверный мир. Теперь через несколько мину меня ждет только кровавый крест, вокруг которого будут кружиться насекомые и жалить ос затем жгучая жажда и в конце концов мучительная смерть. А вы, мои прежние товарищи! Э вы первыми уводили меня в темные углы двор где вы показывали мне, еще совсем маленько мальчику украденные вами вещи и учили мен как можно доставать такие же вещи, проводя интересную жизнь. Эх вы, маленькие воры, ее бы я никогда не встретил вас! Да, у меня бы захватывающая жизнь, и ее последняя увлекательность в том, что скоро мне предстоит умереть на кресте мучительной смертью. Эх вы, маленькие воры! Где вы сейчас? Придет ли кто нибудь из вас смотреть на мои последние пред смертные муки на этом кровавом кресте? Мне хотелось бы, чтобы вы пришли, но скорее все мне придется умирать одному, а вы останетесь своих норах».
    Проходит еще какое-то время, Варавва очнулся от своих мрачных дум. Вот он опять поднимает голову и прислушивается. Все тихо, толь изредка слышно, как пробегает через камеру в поисках добычи голодная крыса. И снова Варавва, уронив голову на руки, шепчет про себя: «Какой же сегодня день?» И вдруг вспоминает: «Да ведь сегодня пятница, а завтра иудейская суббота. В субботу иудеи не могут меня казнить, значит, сегодня... сегодня мой последний день... и сегодня окончится моя жизнь. На субботу иудеи не оставляют трупы висеть на кресте».
    Варавва встает, делает несколько неуверен¬ных шагов и садится на скамейку. Затем голова его опять безнадежно падает на руки, а из груди сквозь сжатые зубы вырывается отчаянный стон: «Итак, Варавва, сегодня день твоей смер¬ти - да, да... некоторые из твоих друзей называ¬ют этот день днем отчета».
    Вдруг тишина обрывается неприятным топо¬том кованных железом сапог надзирателя перед дверью камеры. Он сует ключ в замочную сква¬жину и снимает засов. Массивная дверь медлен¬но открывается. Варавва сгорбившись сидит в своем углу. Вот он, этот момент, когда должны исполниться все мои давнишние страхи, - думает он. Но он и представить себе не может, как ина¬че все обернется.
    «Варавва, ты слышал хорошие новости?» Го¬лос надзирателя кажется почти торжественным.
    «Хорошие новости?» - горько усмехаясь отзы¬вается осужденный. «Насколько я знаю, мне се¬годня предстоит умереть, и ты пришел отвести меня на крест».
    Он делает шаг назад и прижимается к влаж¬ной стене.
    «Разве ты еще не знаешь, что случилось?» В голосе надзирателя слышатся радостные нотки.
    «Послушай, Варавва, мне выпала честь со¬общить тебе великую новость: за тебя умер дру¬гой человек!»
    «За меня умер кто-то другой? Что ты этим хочешь сказать?»
    «Выходи отсюда, из камеры, пойдем со мной Варавва, и я тебе покажу!»
    Они идут по коридору, мимо многочисленных камер, потом выходят на улицу и через ворота достигают наружной стороны Иерусалимской стены; первым идет надзиратель, призыв изумленного узника торопиться. Наконец о останавливаются у подножия высокого холма.
    «Видишь вон там три креста на горе?» - спрашивает надзиратель, кладя одну руку заключенному на плечо, а другой рукой показывая холм впереди.
    Заключенный пытается что-то рассмотреть, но тщетно, потому что после пребывания в тёмной камере у него болят от света глаза. Наконец, немного привыкнув к свету, он спрашивает: «Ты имеешь в виду те три креста? Теперь я вижу эти три креста, и на каждом висит человек... теперь вижу еще лучше. Ведь они все в крови».
    «Посмотри внимательно на средний крест. Этот крест установлен для тебя, ведь ты должен был умереть сегодня утром».
    Медленно до его сознания начинает доход смысл сказанного.
    «Значит, там на среднем кресте какой-то человек сейчас умирает вместо меня?»
    «Да, я ведь уже сказал тебе, Варавва, что один человек умрет вместо тебя. Смотри теп сам, если тебе трудно поверить моим словам».
    «Разве такое возможно? Неужели, прав нашелся кто-то, кто захотел умереть за меня? Этот крест был приготовлен для меня, и именно я должен висеть на нем сейчас. Но тот человек занял мое место и умирает вместо меня. Мне не понять, почему он так поступил. Мне трудно поверить в то, что он действительно умирает вмес¬то меня».
    «Да, Варавва, вместо тебя».
    Дорогой друг! Кто бы ты ни был, Он умер так¬же и за тебя. За тебя. Другой человек умер вместо тебя. Имя этого человека - Иисус Хрис¬тос. Он умер за всех нас. Слава Его святому име¬ни!

  2. Ветеран Аватар для lubow.fedorowa
    Регистрация
    06.05.2011
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    13,185
    Записей в дневнике
    14
    Ты, Пират, хотя бы, слово Человек, написал с большой буквы. Сможешь доказать, что Он умер и за Варавву?
    «Да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа».
    (Второе послание к Тимофею 2:19)

    9. дай наставление мудрому, и он будет еще мудрее; научи правдивого, и он приумножит знание.
    (Притчи 9:9)

    10. Я возвещаю от начала, что будет в конце, и от древних времен то, что еще не сделалось, говорю: Мой совет состоится, и все, что Мне угодно, Я сделаю.(Исаия 46:10)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •