От Пол Пота до Ющенко



Имя камбоджийского диктатора Пол Пота до сих пор на слуху, и не умерла пока присказка «Замучаю, как Пол Пот Кампучию». Но, в отличие от Гитлера, Муссолини, Франко, Пиночета и прочих тиранов-мясников, успешно развенчанных советской и западной пропагандой, режим Пол Пота так и остался «темной лошадкой» для широкой общественности. Информация, поступавшая из оккупированной красными кхмерами Камбоджи, была слишком противоречива, многие документы – уничтожены, да и конспирация, которой не пренебрегали красные кхмеры даже после прихода к власти, сыграла не последнюю роль. Была засекречена и биография лидера. Лишь через многие годы после ухода из власти он назвал свое настоящее имя. Хотя для сведущих людей уже давно не было секретом, что за псевдонимом Пол Пот скрывается некогда скромный сельский учитель Салот Сар, отличавшийся от современников разве что семейными связями с королевским двором да европейским образованием.
Один из руководителей ультралевого движения Красных кхмеров, он провел почти половину жизни в непролазных джунглях, кочуя с одной базы на другую. Захват власти стал, во многом, неожиданным, в первую очередь, для него самого. Воспользовавшись внезапно вспыхнувшим гражданским конфликтом между наследным принцем Сиануком и премьер-министром Лон Нолом, кхмеры при поддержке родовых племен и части крестьянства захватили столицу. Государство было переименовано в Демократическую Камбоджу. На дворе стоял 1975-й год.


Не увидев в среде пномпеньцев достаточной поддержки нового режима, Пол Пот решился на беспрецедентный шаг: массовое выселение горожан в аграрные районы. Подобной же процедуре подверглись и другие крупные города. Свежеиспеченных крестьян пропаганда назвала «людьми 17 апреля» или просто «новыми людьми». Одной из главных задач Пол Пота являлась максимально возможная аграризация экономики. Главным источником благосостояния он видел экспорт риса, урожаи которого планировалось утроить, благодаря «революционному пылу» и привлечению к сельхозработам бывших горожан.
Официальными указами были отменены деньги, частная собственность, закрыты средние школы. Для подавления инакомыслящих в ход был пущен мощный репрессивный аппарат, уничтоживший, вкупе с голодом и непрекращающейся войной с Вьетнамом, до 25 процентов населения страны. Демократическая Кампучия пала, когда в столицу вошли вьетнамские части, а Пол Пот на вертолете бежал в буржуазный Таиланд, где находился долгое время под опекой своих американских союзников. Борьба Пол Пота не прекращалась вплоть до 1997-го года, когда его, уличенного в убийстве Сон Сена, одного из первых людей в организации, соратники обвинили в предательстве интересов революции и приговариворили к пожизненному заключению (под домашним арестом). 15 апреля 1998 года Пол Пот в возрасте семидесяти без малого лет ушел из жизни, оставив после себя множество неразрешенных загадок.


Несмотря на неугасающее пока внимание к фигуре камбоджийского лидера, изумляет практически полное отсутствие аналитических материалов по данной теме, особенно на русском языке. При тщательном поиске обнаруживается один-единственный доступный широкому читателю библиографический источник, претендующий на полноту изложения. Речь идет о книге Дэвида П. Чэндлера «Брат номер один», выпущенной в июне 2005 года издательством «Ультра-культура» в серии с пафосным названием «Жизнь запрещенных людей» (ЖZЛ). Сия небольшая, но плодовитая контора, руководимая поэтом-песенником Ильей Кормильцевым, уже успела прославиться выпуском литературы, на грани пропаганды употребления наркотиков («Растаманские сказки и все такое», «История экстази и рейв-культуры») и биографии Джохара Дудаева, написанной его женой Аллой.


Профессор Джорджтаунского университета, автор шести книг о Камбодже Дэвид П. Чэндлер представляет нам весьма специфический взгляд на эпоху Демократической Кампучии. У верного защитника интересов США на информационном поле при освещении данного вопроса было два логичных пути: либо максимально откреститься от Пол Пота, либо максимально его обелить. Автор, для подстраховки, решил не пренебрегать ни тем, ни другим. Всем нам хорошо известно, как любят разного рода либералы и демократы (к которым, без сомнения, относится и мистер Чэндлер) страшилки о «тоталитарных режимах», с каким удовольствием смакуют они детали расправ над инакомыслящими и неугодными, руководствуясь зачастую не только и не столько подтвержденными фактами, сколько своей богатой фантазией. Однако Чэндлер отчего-то умалчивает о «людях 17 апрелях», сжигаемых заживо за «тунеядство» прямо на полях, умалчивает об извращенных казнях, когда «врагов» бросали на растерзание крокодилам, а детям ломали мотыгами черепа. Он предпочитает ограничиться лишь самыми общими фразами. Суммарный демографический ущерб Камбоджи от правления Пол Пота автор оценивает в районе 10 процентов от общего населения. Меж тем, большая часть источников указывает цифру в 20 процентов и более.
«Пол Пот был продуктом камбоджийского общества XX столетия», - говорит нам Чэндлер, почему-то как раз в этот миг забывая о том, что «университеты» будущего диктатора располагались не в джунглях и не на рисовых полях, а в более чем европейской Франции. Именно там он приобрел ту идейную базу, которую впоследствии и попытался реализовать в рамках своего государства. Ученик католической школы и студент парижского университета, безусловный интеллигент, европеец по своему духу, он из мировых философов более всех почитал Жан-Жака Руссо, из литераторов – Рембо и Верлена, де Виньи. И автор открыто говорит об этом читателю. Правда, тут же добавляет, что «он [Пол Пот] также наверняка был знаком с работами Сталина» и пускается в художественные размышления о юном Салот Саре, штудирующем труды «красного монарха» в студенческой общаге. Данный ход лишний раз доказывает, что мы имеем дело с продуктом манипуляции, умело замаскированным под научный анализ. Антисоветская направленность Чэндлера дает знать о себе с первых страниц книги. Он готов цитировать кого угодно: от отмороженного политолога Збигнева Бжезинского до диктатора Иосипа Броза Тито, лишь бы представить СССР главным агрессором «Холодной войны». Корейскую же войну, в которой американцы вовсю применяли химическое и бактериологическое оружие, Чэндлер называет не иначе как «конфронтацией между коммунистами и антикоммунистами».
Описывая политическую молодость Пол Пота, автор всеми правдами и неправдами пытается натянуть на него маску истового последователя дела КПСС и лично И. В. Сталина: «Но вправду ли комбоджийский геноцид не имел доселе аналогов в истории? Отчетливые параллели можно обнаружить в Большом скачке 1950-х годов и в советской коллективизации, проводившейся на Украине за двадцать лет до событий в Китае» С одной стороны, Чэндлер вроде бы признает, что, несмотря на участие в жизни французской (просталинской в те времена) компартии, Салот Сар практически не посещал собрания, а если и посещал, то пребывал в тени. Об этом говорят все, знавшие Пол Пота в студенческие годы. Ан нет, этих «показаний» Чэндлеру явно недостаточно, и он выкапывает откуда-то свидетельства некоего анонима, заявившего, что «он [Пол Пот] был самым умным, самым убежденным, самым непримиримым. Именно он... оказывал наибольшее влияние на новичков».
По возвращении из Франции, если верить автору, за дело воспитания будущего правителя взялась коммунистическая партия Вьетнама (опять-таки целиком просоветская). И лишь за несколько лет до Вьетнамо-камбоджийского конфликта союзнические отношения дали сбой, и Пол Пот превратился в националиста. На деле же, ни в одном из своих публичных выступлений камбоджийский диктатор и близко не поминал трудов Сталина, а в программных документах кхмеров даже о Марксе с Лениным не сказано ни слова. Попытки сравниваться режимы Сталина и Пол Пота изначально не выдерживают никакой критики. Если первый провел пусть и болезненную, но необходимую индустриализацию, повысившую промышленную и военную мощь СССР в десятки раз, то последний делал все с точностью наоборот, направив свою деятельность на возвращение страны к первобытнообщинному строю.
Войне Камбоджи с Вьетнамом посвящено в книге чуть более 20 страниц, да и те наполнены маловразумительными доводами и догадками. Антивьетнамский настрой пол-потовского режима автор объясняет страхом господством Вьетнама в индокитайском регионе и параноидальной ненавистью камбоджийского руководителя ко всем иностранцам. «Американский след» как таковой вообще не упоминается. Меж тем, самого пристального внимания заслуживает тот факт, что после падения своего правления Пол Пот бежал в насквозь проамериканский Таиланд, с территории которого красные кхмеры вели военные действия почти два десятилетия. Точка зрения, изложенная в книге Дэвида Чэндлера, вообще говоря, очень характерна для Штатов. Они всегда старались первыми откреститься и изобличить бывших союзников, когда необходимость в них пропадала по тем или иным причинам. Так было с Аугусто Пиночетом, Саддамом Хусейном, Усамой Бин Ладеном. И, быть может, недалек уже тот час, когда на американском, а, следом, и российском книжном рынке появится монография очередного профессора Массачусетского или Йельского университета, в которой порицанию будет подвергнут националистический строй Виктора Ющенко или, скажем, Михаила Саакашвилли.

Николаев М.