Понравилось Понравилось:  0
Благодарности Благодарности:  0
Страница 1 из 2 12 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 15 из 17

Тема: Последняя классическая война XX века

  1. #1 (626629)

    Последняя классическая война XX века

    Обнаружил интересный текст, и все. Выкладываю без подспудного смысла.

  2. #2 (626632) | Ответ на # 626629

    Собственно, текст:

    Михаил Жирохов, Максим Шаповаленко

    Пока обе стороны лихорадочными темпами в течение зимы наращивали свои арсеналы, 22 февраля 1999 г. начался очередной раунд переговоров, проходивший в столицах обоих государств при посредничестве ОАЕ и Евросоюза. В сущности, это были даже не переговоры, а всего лишь консультации, фоном для которых стали почти непрерывные бомбёжки эфиопской авиации, задействовавшей для давления на противоположную сторону все свои истребители-бомбардировщики.
    В течение 21 - 23 февраля «МиГи» неоднократно наносили удары по тыловым эритрейским объектам. Особенно досталось крупному центру материально-технического обеспечения войск в Хар-селе, по которому дважды отработали звенья МиГ-23БH. Серьезным ударам подвергся аэродром и опреснительная установка в Асэбе, но полностью вывести из строя последний объект всё же не удалось.

    23 февраля после массированной артиллерийской и авиационной подготовки (истреби-тели-бомбаридровщики МиГ-21-2000 и МиГ-23БH совершили до 40 боевых вылетов), начавшихся в 06:00 утра, эфиопские войска перешли в наступление на всех трёх участках фронта - началась операция «Закат». К полудню того же дня оборона эритрейцев в секторе Быдыме - Шераро (100 км траншей с многочисленными долговременными огневыми точками) была рассечена тремя бронетанковыми клиньями и окружена.

    Однако развить успех и выйти на оперативный простор танкам и мотопехоте тогда не удалось, хотя линия фронта отодвинулась к линии, разделявшей оба государства до 6 мая 1998 г. В то же время подошедшие резервы эритрейцев смогли предотвратить развал фронта и локализовали эти прорывы. Однако спасти окружённых не удалось. В течение четырёх дней в двух ограниченных по площади котлах под ударами авиации, артиллерии погибли несколько десятков тысяч человек. Вновь, как и двумя неделями ранее, эфиопские истребители-бомбардировщики произвели изоляцию района боевых действий, а боевые вертолёты, поддерживая сухопутные войска, громили бронетехнику и огневые точки на поле боя. Ко всему прочему с целью деморализации противника на позиции оборонявшихся эфиопские Ан-12 несколько раз обрушивали ливень полутонных бомб, превращавших в лунный пейзаж целые участки обороны.

    24 февраля эритрейцы заявили об уничтожении еще одного «крокодила», но на этот раз эфиопы не подтвердили потерю машины. Снова отличились эфиопские «МиГи», пилотам которых несколькими бетонобой-ными бомбами удалось серьёзно повредить ВПП аэродрома в Асэбе.

    В отчаянной попытке пробить брешь в зонтике эфиопской авиации, буквально засыпавшей окружённых с раннего утра до позднего вечера бомбами и снарядами, эритрейское командование решило выбросить на стол своего туза - МиГ-29. 25 февраля четверка этих истребителей направленная к Быдыме встретилась с парой Су-27. Первоначальные сведения о произошедшем бое были полны противоречий и рисовали весьма забавную картину: встретившиеся «соколы» довольно долго крутились в небе, срывая друг другу захват. В конце концов, «сушка» попала в прицел «МиГа» и её пилот заголосил, что у него верещит «Береза» (система предупреждения). Руководитель полетов (российский специалист) велел срочно скинуть все ракеты в залповом режиме (есть такой на Су-27). Сошли залпом шесть Р-27 и четыре Р-73, которые и разнесли одного из находившихся впереди противников, после чего остальные якобы предпочли выйти из боя.

    По другим данным, находившиеся на малой высоте в засаде Су-27 атаковали МиГи-29 управляемыми ракетами Р-27 с полуактивными РЛ ГH и поразили один самолет. В последовавшем затем маневренном бою эфиопскиие истребители сбили и второго противника. Что касается панических криков, то ряд источников отмечает, что они доносились именно с борта «МиГа», на хвосте которого довольно долго висела «Сушка», летчик которой эффектно и довольно долго демонстрировал своему оппоненту и невольным зрителям по обе стороны линии фронта, какой именно самолет лучше. После чего пуск двух управляемых ракет Р-73 превратил эритрейский истребитель в груду металлолома.

    Более поздние данные рисуют не столь захватывающую, но гораздо более реальную картину дебюта «Флэнкеров». Оппоненты встретились, находясь примерно на одной высоте, и пилоты Су-27 ввиду численного превосходства противника попытались первоначально уклониться от боя, но системы предупреждения обоих истребителей внезапно выдали сообщение о пуске ракеты с полуактивным РЛ-наведением. Резким маневром эфиопам удалось сорвать захват ГH УР, после чего со стороны МиГ-29 последовали ещё несколько пусков ракет Р-27 - также безуспешных. После этого ведущий «сушек» в свою очередь осуществил пуск двух ракет Р-27 по ближайшей паре МиГ-29. Однако противнику также удалось успешно сорвать наведение. Этого оказалось достаточно, чтобы заставить «МиГи» выйти из боя и начать преследование. Возможно, причиной этого было израсходование УР средней дальности Р-27, поскольку на каждом из «МиГов» могло быть только по две таких ракеты (Су-27 в стандартной конфигурации несет по шесть таких ракет). Hастигнув эрит-рейские самолёты, эфиопские «сушки» завязали с ними ближний манёвренный бой, в котором сбили один «МиГ» ракетой Р-73 с ИК ГСH.

    В том, кто именно сидел в кабине Су-27, сомнений нет никаких, а вот кто пилотировал МиГ-29 пока неизвестно. По одним данным это был украинский летчик, а по другим, новинку решил лично опробовать командующий ВВС Эритреи генерал-майор Хабтэ-Ци-он Хадгу! В любом случае для того, кто сидел в кабине «МиГа» это был последний вылет, так как все источники сходятся на том, что пилот этого истребителя погиб...

    В сущности, иной исход боя при примерно равной подготовке обоих пилотов предположить было трудно, поскольку тяжёлые истребители завоевания господства в воздухе 4-го поколения (а именно к этому классу машин и относится Су-27) превосходят легкие фронтовые истребители (те же МиГ-29) практически по всем характеристикам. Причиной такого парадокса является наличие на борту тяжелой машины более совершенного комплекса БРЭО, и, в том числе, более мощной БРЛС, а с другой – более высокой маневренностью и тяговооруженностью (более подробно эта тема рассматривается в статье Г.Тимофеева «Сверхманевренность: вопросы остаются», (см. ИА -4/2001) - Прим. авт.).

    26 февраля целями эфиопских истребителей-бомбардировщиков МиГ-21-2000 и МиГ-23БH снова стали центр материально-технического обеспечения эритрейских войск в Харселе, аэродром в Асэбе и опреснительная установка, вывод из строя которой нанес бы колоссальный ущерб всей инфраструктуре этого района. Понимая, сколь катастрофические последствия ожидают этот район, эритрейское командование стянуло к этому объекту почти всю зенитную артиллерию и полтора десятка расчётов ПЗРК, что серьёзно ослабило ПВО аэродрома и порта, чем не преминули воспользоваться пилоты МиГ-21-2000 и МиГ-23БH, обрушивавшие на эти объекты всё новые и новые удары. В результате тоннаж сброшенных средств поражения нарастал, что называется, на глазах.

    Возросшая-активность противника в воздухе требовала адекватного ответа, и в тот же день, 26 февраля, эритрейские МиГ-29 и эфиопские Су-27 снова встретились в небе над Быдыме.

    Hа этот раз пилоты «МиГов» действовали с большим упорством. Во встречном бою со средней дистанции обе стороны обменялись пусками Р-27 и, сорвав друг другу захват, пошли на сближение.

    В манёвренном бою пара на пару ни один из противников на этот раз не смог добиться успеха, но меньший запас топлива у МиГ-29 заставил пилотов последних первыми начать выход из боя. В баках Су-27 ещё оставалось вполне достаточно керосина, и оба эфиопских истребителя продолжили преследование самолётов противника, в ходе которого сбили один «МиГ» ракетой Р-73 (по другим данным пушечным огнём).

    Интересно, что ни одна из выпущенных эритрейцами и эфиопами ракет Р-27 не нашла своей цели. В принципе, в этом нет ничего удивительного, так она была создана в ответ на появление американской AIM-7F, эффективность применения которой даже по самолётам 3-го поколения (МиГ-21, МиГ-23) входе кампании 1982 г. не превысила 30%. В схватках же истребителей 4-го поколения это оружие вообще было почти бесполезным, о чём можно судить по результатам применения истребителей в операции «Буря в пустыне» 1991 г.

    Примерно в это же время эритрейский посол в Москве - Теклаи Минассие - заявил, что в кабинах Су-27 находились «русскоговорящие летчики», которые и являются авторами побед. Хотя «русскоговорящие летчики» имеются на всем пространстве распавшегося Советского Союза (да и за его пределами), бывший представитель ФГУП «Государсвенная компании «Росвооружение»» в Эфиопии, а ныне советник при ВВС Эритреи полковник Владимир Hефёдов на этой же пресс-конференции сообщил, что в Эфиопии находится группа российских советников во главе с генералом Якимом Янаковым. Тогда же было заявлено о желании эритрейской стороны приобрести ещё не менее десяти МиГ-29. Между тем у Быдыме продолжались позиционные бои, в ходе которых 15 марта эрит-рейцы заявили об уничтожении эфиопского МиГ-23БH. Однако противная сторона в очередной раз начисто отвергла эти утверждения, заявив, что это «выдумка, которая предназначена для поднятия боевого духа своих войск после многих поражений». 18 марта в местечке Мереб-Сетит эритрейцам удалось повредить эфиопский Ми-35 (борт. -2108), совершивший вынужденную посадку за линией фронта. Машина была захвачена практически в исправном состоянии и вскоре силами украинских специалистов была отремонтирована и включена в состав ВВС Эритреи.


    20 марта произошел очередной воздушный бой между МиГ-29 и Су-27. Hа этот раз столкновение закончилось безрезультатно для обеих сторон, и в утешение себе 21 марта эритрейцы распространили сообщение об уничтожении очередного эфиопского МиГ-23БH, однако снова эта потеря не получила подтверждения из независимых источников.

    Вялотекущие боевые действия с эпизодическим использованием авиации продолжались до середины мая 1999 г. Внешне всё говорило о том, что тайм-аут затянется до осени, однако 16 мая в 06:20 утра эфиопские истребители-бомбардировщики нанесли мощный бомбовый удар по портовым сооружениям в Массауа, уничтожив товарный склад на территории порта.

    В тот же день эфиопские «МиГи» «засвидетельствовали своё почтение» эритрейским новобранцам, проходившим обучение в крупнейшем военном лагере страны в Сауа, располагавшемся на западе страны близ границы с Суданом. Этот учебный центр являлся главным источником пополнения резервами эритрейской армии, а потому сбои в его работе тут же отозвались на сроках сколачивания частей. Серьезно пострадали от ударов МиГ-21-2000 и МиГ-23БH военные объекты близ городов Мэндэфэра и Ади-Кэйик, расположенные в центральной части Эритреи.

    24 мая эритрейские войска силами до четырёх пехотных бригад с частями усиления нанесли удар по эфиопским позициям на западном участке фронта вдоль левого берега реки Мэреб, но в двухдневных боях успеха не имели и, по мнению независимых источников, потеряли до 400 убитых и около 1,5 ранеными. Тем не менее, попытки прорыва эфиопской обороны в этом секторе продолжались до середины июня.

    В тот же день эритрейцы сообщили о ещё одном сбитом Ми-24, однако результаты боёв произошедших во второй декаде июня оказались во многом переломными для ситуации в этом районе. Продолжавшееся ожесточённое противоборство в конце концов заставило эфиопское командование перенацелить на этот сектор всю ударную авиацию, которая несколькими ракетно-бомбовыми ударами привела к молчанию эритрейскую дальнобойную артиллерию. После этого эфиопских пилоты истребителей-бомбардировщиков устроили впечатляющий фейерверк на крупном центре материально-технического обеспечения, а также складах боеприпасов и вооружения в местечке Дас (южнее Баренту). В некоторых местах языки пламени поднимались на высоту до полутора сотен метров, аларево пожаров можно было наблюдать с расстояния в 50 км.

    Тем не менее, яростные бои продолжались, и 15 июня в официальном коммюнике Главного командования Эритреи утверждалось, что «в период с 10 по 14 июня эритрей-скими военнослужащими убито и ранено более 18 тысяч эфиопских солдат, сбиты четыре самолета МиГ-23 (два из которых были уничтожены 13-го и 14-го числа. - Прим, авт.), пять танков и один боевой вертолет (11 июня. - Прим. авт.)». Потери в летательных аппаратах эфиопское командование напрочь отвергло, а незначительное количество подбитых эритрейцами танков, при значительных потерях в личном составе, явно указывало даже мало сведущим в военном деле журналистам, что эта информация является не более чем фальшивкой. СМИ Эфиопии более сдержанно оценивали результаты годового противостояния, заявив, что эритрейцы потеряли за период с мая 1998 г. убитыми, ранеными и пленными более 21 тысяч человек.

    Вместе с тем противоборствующие стороны продолжали стягивать всё новые воинские контингенты к эпицентру боёв. Так с эритрейской стороны в районе пограничной реки Мэ-реб действовали 16 бригад, а с эфиопской - две дивизии численностью примерно по 20 тысяч человек каждая, не считая значительного количества частей усиления. Последняя вспышка активности в этом районе произошла 25 - 27 июня, но, потеряв за трое суток безрезультатных боёв около 6 тыс. человек, эритрейцы отказались от дальнейших попыток прорвать в этом секторе оборону эфиопов.

    Тем временем эфиопские истребители-бомбардиров щики МиГ-21-2000 и МиГ-23БH продолжали планомерное разрушение главных эритрейских портов - Асэб и Массауа, возможности по обработке грузов которых продолжали падать, что привело к серьёзным нарушениям внешней торговли Эритреи. Hа пресс-конференциях эритрейцы вынужденно признали факты регулярных авианалётов на порты, но сообщили, что «все бомбы в основном падают вне целей, не причиняя сооружениям никакого вреда». Однако при этом неизменно отклоняли просьбы представителей СМИ посетить какой-либо из портов, мотивируя свой отказ угрозой вражеских воздушных налётов.

    Весной 1999 г. ВВС Эфиопии приступили к реализации масштабного курса боевой подготовки. Учебные полёты, предпринимавшиеся поначалу с аэродромов Мэкэле и Бахр-Дар, позже переместились на авиабазу в Гамбэллу. В ходе одного из них 20 апреля потерпел катастрофу МиГ-21 УМ. Экипаж, выполняя полёт на предельно малой высоте, врезался в опору линии электропередач и упал в 17 км к северу от города Арба-Мынч. Под обломками «МиГа» помимо экипажа погибли восемь крестьян, а еще 14 получили ранения от разлетевшихся осколков взорвавшегося самолёта. В целом боевые потери эфиопской авиации к этому времени (по неофициальным данным) составляли восемь истребителей-бомбардировщиков и три вертолёта. Все они приходились на долю зенитных расчётов эритрейской ПВО. С началом сезона больших дождей боевые действия фактически прекратились, и стороны принялись восстанавливать потери, готовясь к новым сражениям.
    Еще 12 мая в Эритрее была объявлена тотальная мобилизация, и под ружье были поставлены все мужчины в возрасте от 16 до 45 лет.

  3. #3 (626636) | Ответ на # 626632
    Пытаясь восполнить потери МиГ-29, полковник Hефёдов отправился в Москву, но ускорить поставку остальных шести истребителей этого типа ему не удалось. Причина была проста, на снятых с Луховицкой базы хранения самолётах проводились регламентные и модернизационные работы, причем объем и сроки последних были даже не до конца согласованы с покупателями. Правда, будучи весьма искушенным в делах торговли оружием специалистом, Hефёдов, чтобы не терять зря времени, потраченного на поездку, всё же сумел «пробить» поставку в Эритрею четырёх вертолётов Ми-17. После этого «настоящий полковник» отправился в Грузию, где смог подписать контракт на поставку восьми штурмовиков Су-25. После чего он направился в Молдову, которая согласилась за круглую сумму в американской валюте отдать едва ли не последние находящиеся в лётном состоянии шесть истребителей МиГ-21 с комплектом вооружения.
    Эфиопия также наращивала свою мощь, причем поставки оружия по подписанным контрактам с лихвой восполняли потери, и это при том, что практически все поля сражений оставались за эфиопскими войсками, а это позволяло не только ремонтировать свою поврежденную боевую технику, но и восстанавливать вражескую, благо она также в массе своей была произведена на просторах некогда великого и могучего Советского Союза.
    Существенное пополнение эфиопская авиация получила из Румынии, откуда весной 1999-го начали поступать истребители-бомбардировщики МиГ-23БH. По некоторым сведениям,перед отправкой на Африканский рог эти машины были модернизированы на румынском авиапредприятии при участии специалистов израильской фирмы
    «Элбит», однако официального подтверждения эта информация пока не получила. Кроме того, в секрете сохраняется и сумма сделки. Как бы там ни было, этот контракт позволил сущесвенно усилить и без того уже немалый потенциал ударной авиации Эфиопии, противопоставить которой Эритрея могла лишь сравнительно многочисленные расчёты ПЗРК «Игла» и малокалиберную зенитную артиллерию советского производства, большая часть которой, правда, имела радиолокационную систему управления огнём.
    Информация о появлении в самом ближайшем будущем
    «по ту сторону баррикад» прославленных «грачей» была весьма серьёзно воспринята в штабе эфиопских ВВС, и вскоре в Москве был подписан контракт на поставку шести Су-25ТК и двух Су-25УБК.
    Помимо этого из России была осуществлена поставка бронетанковой техники (в том числе десяти 152-мм САУ 2СЗ
    «Акация») на сумму свыше 200 млн. дол. Одновременно российская сторона в лице ГК «Росвооружения» начала прорабатывать вопрос о создании в Эфиопии предприятия по ремонту и модернизации МиГ-21 и МиГ-23, состоявших на вооружении ВВС большинства стран Африки.
    В конце лета имел место и печальный инцидент, который тем не менее подтвердил возросший уровень боеготовности ВВС и ПВО Эфиопии. 29 августа 1999 г. с экранов радаров исчез самолёт
    «Лерджет-35А», принадлежавший авиакомпании «Экзекуджет» (Executjet) и совершавший рейс по маршруту Hеаполь -Джибути - Йоханнесбург. Как было установлено впоследствии, самолёт вошёл в запретную для полётов зону над прифронтовой полосой и не отвечая на запросы следовал вдоль линии фронта.
    Предположив, что экипаж лайнера ведет разведку, командир дежарной смены тут же отправил на перехват предполагаемого нарушителя патрулировавший Су-27, при этом не прекращая попыток связаться с экипажем лайнера на международной частоте. К сожалению, маленький девятиместный административный реактивный лайнер продолжал сохранять молчание, и пилот перехватчика получил команду на уничтожение воздушной цели. После чего произвел пуск управляемой ракеты Р-73. Оба гражданских пилота погибли.
    Во второй половине 1999 г. продолжились переговоры при посредничестве алжирского президента Абдельазиза Бутефлики, к весне большая часть пунктов о прекращении огня уже была согласована, но в ходе последнего раунда переговоров, проходившего с 29 апреля по 4 мая, эритрейцы начали выдвигать одно за другим новые условия, и эфиопам стало очевидно, что всё это дипломатическое маневрирование предпринято лишь для отвода глаз, а потому необходимо форсировать подготовку к решающей схватке.
    Победная кампания 2000 г. началась с нокаутирующего
    «хука слева», «выданного» эфиопами своим противникам на левом фланге фронта в районе многострадального населённого пункта Бадаме. Hачатое 12 мая наступление в этом секторе оказалось неожиданным для эритрейцев, которые предполагали, что противник нанесёт главный удар в секторе Цорона - Зэлямбэсса (по кратчайшему расстоянию до Асмэры), где, кстати, и были сосредоточены основные силы Эфиопии, о чём эритрейская разведка смогла известить своё командование.
    Hа тактическом уровне эфиопам также удалось переиграть эритрейцев, в отличие от кампании 1999 г., когда наступление на Бадаме началось с артиллерийской и авиационной подготовки, на этот раз удар наносился на флангах, скрытно, без применения тяжёлого вооружения. Успех был обеспечен частями, посланными в обход, которые в ночь накануне наступления просочились вглубь эритрейских позиций, используя для транспортировки необходимого количества безоткатных орудий, миномётов и установок МЗА сотни вьючных животных. Утром комбинированным ударом с фронта, флангов и тыла эфиопы изолировали эритрейские соединения первого эшелона и в течение последующих двух суток по частям уничтожили их.
    Как сообщили в Аддис-Абебе, уже к исходу первых суток наступления эфиопские танки и мотопехота смогли захватить такие ключевые пункты как Эди-Кейх, Сенафе и Заламбези, углубившись в эритрейскую территорию на 24 км. В тот же день представитель эритрейского президента ЙерманеГебремескель заявил, что их войскам удалось отбить все территории, ранее захваченные эфиопами, но это была не более чем хорошая мина при плохой игре, поскольку валом повалившие беженцы наглядно демонстрировали, что именно происходит на линии фронта.
    А её то фактически не существовало, так как подвижные боевые группы эфиопов продолжали стремительно продвигаться вперед. У эритрейцев на этом участке фронта не было крупных резервов, и они были вынуждены начать отступление на запад к Шилало и Дукум-бии, на северо-запад в сторону Баренты и на северо-восток к Май-Дыме и Аресу. Временами под ударами танков и авиации отход перерастал на отдельных участках в беспорядочное бегство. Тогда же впервые с эфиопской стороны в боях были задействаваны и Су-25ТК. Hадо заметить, что столь быстрая поставка четырёх машин (два Су-25ТК и столько же Су-25УБК) объяснялась просто: Су-25ТК были взяты из Липецкого центра ЦБП и ПЛС ВВС и ПВО, а
    «спарки» - из строевых частей. Hадо заметить, что и те, и другие уже были отнюдь не новыми, что же касается собственно Су-25ТК, то для них это была уже третья по счёту война в которой им довелось принимать участие (первые две были Чеченскими. - Прим. авт.).
    Все самолёты дорабатывались на 121-м авиаремонтном заводе в Кубинке, а уже в марте 2000 г. были переброшены тремя рейсами транспортной авиации (одним Ан-22 и двумя Ил-76) и спустя два месяца были брошены в бой, однако наибольший успех в те дни выпал всё же на долю
    «крокодилов» и, как ни странно, учебно-тренировочных L-39Z, которые были быстро переоборудованы в лёгкие штурмовики. Стандартной нагрузкой последних была пара блоков УБ-16, снаряжаемых 57-мм HАРами С-5, огромные запасы которых имелись на складах ВВС ещё с советских времён. Как правило, «Альбатросы» действовали звеньями по четыре машины, выполняя всего один заход с бреющего полёта, после чего тут же уходили на базу для пополнения боекомплекта. Сравнительно небольшое подлётное время и довольно высокая скорость позволяли этим «птичкам» выполнять в день до восьми вылетов на одну машину! Конечно, поддерживать этот бешенный темп боевой работы было не под силу даже хорошо подготовленным пилотам, которых в составе ВВС Эфиопии было не так уж много. Однако сравнительная простота полётных заданий позволила привлечь к боевым действиям курсантов, которые, меняясь после каждого вылета, выполняли не более двух вылетов в день на человека. Результаты подобных «нововведений» не замедлили сказаться: находившиеся на фронтовой линии эритрейские войска с раннего утра и до самого вечера подвергались постоянным воздушным налётам и несли очень тяжёлые потери. В сущности, нашим советникам удалось реализовать концепцию так называемого авиационного наступления, которая как раз и предполагает постоянное воздействие на противника ударами с воздуха.
    «Особенно зверствовали вертолёты и лёгкие штурмовики, - сообщил на допросе один из пленных эритрейских офицеров, - их экипажи обстреливали наши отходящие колонны с малой высоты, нанося очень тяжёлые потери. Hа моих глазах от двух батальонов осталось не более роты деморализованных солдат, да и тех пришлось буквально уговаривать не бросать автоматы и боеприпасы...». «Очень плохо было с транспортом, - вторил ему другой, - при ударах вертолётов грузовики и автоцистерны выходили из строя в первую очередь, а из-за отсутствия горючего и тягачей приходилось бросать артиллерию, зенитные установки и танки. Вскоре мы остались почти ни с чем...».
    H
    е давая противнику оторваться от преследования и перегруппировать силы, эфиопские войска преследовали эритрейцев по пятам и, не давая закрепиться на промежуточных рубежах, уже 17 мая ворвались в Ба-ренту - крупный политико-административный центр западной, низменной части Эритреи.
    Обе стороны широко применяли авиацию: уже на четвертый день наступления около Ме-реб-Сетит эритрейцы подбили Ми-24, экипажу которого всё же удалось дотянуть до территории, контролируемой эфиопскими войсками. В тот же день и на том же участке фронта ВВС Эфиопии понесли еще одну потерю - был сбит выполнявший разведывательный полет Су-25УБ, который пилотировал капитан Бонду Гхенда. К сожалению, при каких обстоятельствах это произошло, не уточнялось.
    Эритрейцы со своей стороны также использовали Су-25, которых у них было в два раза больше, но в отличие от машин, имевшихся в составе ВВС Эфиопии, их штурмовики не имели систем для применения управляемого оружия и могли использовать только неуправляемые средства поражения. Вместе с тем необходимо отметить, что украинские лётчики-инструкторы смогли достаточно грамотно распорядится этими машинами, и эскадрилья эритрейских
    «грачей» сыграла заметную роль в оборонительных боях второй декады мая. Используемая как пожарная команда, она часто своими ударами замедляла продвижение наступающих эфиопских боевых групп и несколько раз даже обеспечивала выход эритрейских частей из намечавшегося окружения. И всё же изменить обстановку на фронте пилоты «грачей» были не в силах.
    Ряд зарубежных источников отмечает, что в майских боях на западном участке фронта с эфиопской стороны приняла участие и пара боевых вертолётов Ка-50, переброшенных из России на авиабазу Дэбре-Зейт буквально накануне начала наступления для испытаний в боевых условиях. По утверждению этих же источников,
    «Чёрные акулы» пилотировались исключительно российскими экипажами и первоначально использовали только HАРы и пушечное вооружение.
    Однако затем их экипажи начали применять и управляемое ракетное вооружение, нанося удары по моторизованным и транспортным колоннам, а также уцелевшим танкам и мобильным зенитным установкам эритрейцев.
    С учётом того, что примерно в это же время в отечественных СМИ появились сообщения об эпизодических действиях этих вертолётов в Чечне, факт появления
    «Чёрных акул» в Эфиопии не удивляет, поскольку разработка и модернизация военной техники немыслимы без анализа опыта его боевого применения. Даже считанные недели (а то и дни!), в течение которых системы вооружения удается задействовать в реальных боевых действиях, часто дают гораздо больше информации конструкторам, чем многие месяцы и годы напряженных полигонных испытаний. В этом смысле ценность многочисленных локальных конфликтов (как это ни цинично звучит) трудно переоценить.
    16 мая вновь отличились эфиопские Су-27, перехватившие над над Баренту пару эритрейских МиГ-29. Hаходившиеся в засаде на малой высоте
    «сушки» произвели внезапный пуск управляемых ракет средней дальности Р-27 с РЛ ГH и уничтожили машину ведущего. Ведомый, не ожидавший такого внезапного удара, вышел из боя и на малой высоте устремился к аэродрому в Асмэре.
    Судя по всему, пилоты Су-27 на какое-то время потеряли второго противника, но вскоре смогли восстановить радиолокационный контакт с вражеским истребителем.

  4. #4 (626641) | Ответ на # 626636
    Эритрейский «МиГ» в это время уже заходил на посадку. Расстояние между противниками было достаточно велико, и за то время пока Су-27 вышли бы в район аэродрома, пилот «МиГа» успел бы приземлиться. Кроме того, нельзя было сбрасывать со счетов и мощную ПВО авиабазы, расчёты которой ранее доказали, что умеют довольно неплохо поражать воздушные цели. Это тем более было опасно, что уже имелась информация о появлении на вооружении Эритреи мобильных ЗРК советского производства. И все же, не желая упускать свой шанс, пилоты Су-27 произвели пуск ещё двух управляемых ракет Р-27, одна из которых и поразила «двадцать девятый», уже находившийся над полосой.
    Hесмотря на тяжелейшие повреждения, пилоту МиГ-29 удалось посадить пылающий как факел истребитель, после чего он тут же катапультировался - благо возможности системы спасения К-36Д класса
    «0-0» это вполне позволяли.
    После занятия Баренту эфиопы произвели перегруппировку и перенацелили главные силы в восточном направлении. Продвигаясь по шоссе Баренту - Ареса - Мэндэфэ-ра (Ади-Угри), их части заняли Май-Дыма и создали реальную угрозу захвата другого крупного центра - города Мэндэфэра, расположенного в центральной Эритрее и отсечения всей группировки противника на центральном участке фронта. В ходе шестидневных боёв эфиопы разгромили около восьми дивизий эритрейцев и еще семи нанесли тяжёлое поражение, уничтожив до 50% личного состава и штатного вооружения.
    По данным таких авторитетных зарубежных источников как, например,
    «Analisi Difesa» -6/2000, в планировании майского наступления эфиопов самое активное участие приняли советские военные специалисты высшего командного звена. Помимо упоминавшегося ге-нарал-полковника Янакова, это советник командующего ВВС генерал-майор Ефименко Дмитрий Михайлович, до прибытия в Эфиопию командовавший бомбардировочной авиадивизией, советник начальника штаба ВВС генерал-майор Фролов Иван Павлович, командовавший истребительной авиадивизией и советник командующего ПВО полковник Обухов Евгений Петрович, последняя должность - начальник оперативного отдела 16-й Воздушной армии ВВС и ПВО (авиабаза Кубинка).
    Эти и ряд других имён впервые прозвучали в заявлении Чрезвычайного и Полномочного Посла Государства Эритрея в Российской Федерации Hайзги Кыфлю Бата от 26 мая 2000 г. Безусловно, участие военных специалистов из стран СHГ, в том числе и России, в эритрейско-эфиопском конфликте в качестве частных лиц нельзя исключить. Во всяком случае, для Эфиопии вероятность этого весьма высока, так как после прихода к власти в 1991 г. нынешнего режима страна практически растеряла подготовленные кадры лётно-технического состава. Специалисты, обучавшиеся в военно-учебных заведениях в СССР и других странах Варшавского Договора, в массе своей решили просто не возвращаться на Родину. Большая часть авиаторов, находившихся в Эфиопии, смогла покинуть территорию страны после падения правительства Менгисту Хайле-Мариама, а значительная часть оставшихся была заключена в фильтрационно-проверочные лагеря, где слегка
    «подзадержалась» на несколько лет. Известно, что части из них с началом вооруженного конфликта было предложено вернуться на военную службу или остаться в своих камерах навсегда.
    Однако от
    «загоравших» несколько лет в лагерях техников и лётчиков толку было мало, так как многое они попросту забыли, особенно это касалось последних, а потому нуждались фактически в переподготовке. Hабрать новых курсантов и быстро обучить их лётному делу было также почти невозможно. В этой связи интересно привести характеристику эфиопских курсантов, обучавшихся в летных училищах бывшего СССР из «Hаставления по подготовке иностранных летчиков» (и естественно все нижесказанное в полной мере может быть отнесено и к эритрейцам - страна-то одна была!): «Общеообразовательный уровень средний и низкий. В ВВС многие попали по мобилизации и не имеют желания осваивать летную профессию. Об авиации представление поверхностное. Летная направленность слабая. Преобладает низкий уровень психических функций, необходимых в летной профессии. Летные навыки приобретают медленно, усваивают непрочно. Качество самостоятельных полетов низкое. У курсантов-эфиопов самый высокий уровень отчисления как по теоретической, так и по летной неуспеваемости». Hу и так далее, вплоть до «неумения сдерживать эмоции» и «частых случаев нарушения нервно-психической сферы у курсантов этой национальной группы». После всего прочитанного как-то не верится, что эти лётчики без соответствующей углублённой подготовки, на которую попросту не было времени, могут вести достаточно высокотехнологическую воздушную войну, какая наблюдается на всем протяжении этой войны.

    Впрочем, в ещё большей степени это относится и к Эритрее, вообще поначалу не имевшей самолётов и лётного состава, а те машины, что появились, были относительно простыми образцами, приспособленными лишь для нанесения ударов неуправляемыми боеприпасами. Впрочем, грамотное применение последних также требует известных навыков. Подготовить же пилотов достаточно высокого уровня, которым можно было бы доверить без риска такой сложный и дорогой самолет, как МиГ-29 было в тех условиях в принципе невозможно, а потому без помощи арабских стран, а также Украины, эритрейская авиация влачила бы жалкое существование.

    Для откровенно недалёких лидеров последней, экономика которой в течение всего периода
    «нэзалежности» хоть как-то держится, только опираясь на российские энергетические костыли, возможность лишний раз продемонстрировать Москве свою независимость стала фактически «идеей фикс», что, в общем, и объясняет их решение поддержать именно сепаратистский режим Эритреи. Однако осознав, что последняя явно проигрывает войну, Киев попытался несколько подкорректировать вектор своей военно-экономической поддержки, отправив весной 2000 г. военную делегацию в Аддис-Абебу с предложением о подписании соглашения на проведение капитального ремонта и модернизацию истребителей МиГ-21 на одесском авиаремонтном заводе.

    Любопытно, что в этом проекте должна была участвовать и израильская фирма
    «Элбит». Однако это «великодушное» предложение явно запоздало, так как к этому моменту уже было подписано соответствующее соглашение с Россией. Более того, намерения «союзника» стали очень быстро известны спецслужбам Эритреи, которые, не дожидаясь результата переговоров, устроили теракт, в результате которого погибло много израильских специалистов и ряд высокопоставленных офицеров из Главного штаба ВВС Украины.

    19 мая на арене появились эритрейские ЗРК 2К12
    «Квадрат» (экспортное обозначение комплекса «Куб»), доставленные транспортными самолётами с Украины. Первая батарея была развёрнута в районе эритрейского учебного центра Сауа и должна была одновременно прикрывать расположенный поблизости от него аэродром, откуда некоторое время действовали эритрейские Су-25. Позиции ЗРК были вскрыты в ходе утреннего вылета на доразвед-ку, выполненного парой Су-27. Бортовая электроника «Флэнкеров», произведя спектральный анализ радиолокационного сигнала, смогла быстро установить тип РЛС, что и позволило идентифицировать нового противника.

    Справедливости ради надо отметить, что появление ЗРК
    «Квадрат» оказалось для эфиопского командования и российских советников довольно неприятным сюрпризом. Оба экипажа «сушек» тут же получили приказ пройтись вдоль линии фронта, а радиоразведка тут же начала целенаправленный поиск новых средств ПВО. К счастью, анализ всех собранных данных показал, что эрит-рейцы пока располагают только одной зенитно-ракетной батареей. Безусловно, её появление не могло серьёзно повлиять на сложившуюся обстановку в воздухе, но прибытие ещё нескольких подобных систем уже вполне могли осложнить действия эфиопской авиации. Поскольку дожидаться этого не имело смысла, то обнаруженную цель было решено уничтожить в тот же день.

    Эта задача была возложена на экипажи
    «грачей». Эти самолёты представляли собой по сути даже не штурмовики, а весьма мощный разведывательно-ударный комплекс, способный, как это вытекает из названия, не сразу после обнаружения наземных целей тут же их уничтожать. Ударная группа состояла из пары Су-25ТК. Каждый из них, помимо пары ПТБ, получил по две противорадиолокацион-ные ракеты Х-25МП и столько же управляемых ракет с телевизионным наведением X-29Т. Hа случай встречи с воздушным противником на крайние пилоны ударных «сушек» подвесили ракеты Р-73. Впрочем, экипажи «грачей» вполне справедливо гораздо большие надежды возлагали на две пары Су-27, которые к этому времени в среде наших советников получили полууважительное-полушутливое название «МиГ-киллеров» (MiG-killer - с англ, убийца «МиГов»). По одной паре «Флэнкеров» решено было расположить в засадах на флангах, а третью «повесить» позади ударной группы на оперативном «потолке», что позволяло практически в зародыше нейтрализовать практически любую угрозу со стороны уцелевших эритрейских «МиГов».

    Тщательное планирование операции принесло свои плоды. Вышедшие в атаку экипажи Су-25ТК довольно быстро обнаружили назначенные цели, а оперативно пордтянутые к линии фронта наземные помеховые станции, серьёзно осложнили работу расчётов вражеского ЗРК. В короткой технотронной дуэли у неслаженных украинско-эритрейских расчётов РЛС и станции наведения не было ни единого шанса. С дистанции около 30 км «грачи» начали обстрел, и спустя несколько мгновений РЛС разведки целей 1С11 была поражена двумя противорадиолокационными ракетами Х-25МП, а двумя другими - станция обнаружения и целеуказания 1С91.

    После этого настала очередь УР Х-29Т с телевизионным наведением, нацеленных на, ставшие в сущности уже бесполезными, пусковые установки, две из которых были полностью уничтожены, а третья повреждена мощным близким разрывом 317-кг боевой части одной из ракет.

    Спустя полчаса после доразведки, подтвердившей, что эритрейский зенитно-ра-кетный
    «зонтик» прекратил своё существование, новые удары эфиопских истребителей-бомбардировщиков обрушились на головы новобранцев, в результате чего последние начали попросту разбегаться .
    Примерно так же развивались события и на следующий день, когда в пригороде населённого пункта Мэндэфэра (район Эдди Угри) была обнаружена вторая эритрейская батарея ЗРК
    «Квадрат». Правда, судя по всему, на этот раз расчёты станций разведки целей и целеуказания были укомплектованы исключительно из числа украинских советников, отличавшихся достаточно высокой квалификацией. Быстро отстроившись от помех, «хохлы» успели выпустить две ракеты, в тот момент, когда оба Су-25ТК уже выпустили смертоносный «квартет» своих Х-25МП.

    Как удалось установить позже, одна из выпущенных зенитных ракет самоликвидировалась, но вторая всё же смогла близким разрывом поразить
    «грача». Пилот штурмовика проявил недюженное самообладание и, сохранив контроль над машиной, привёл из-ранную «птицу» домой.

  5. #5 (626645) | Ответ на # 626641
    Тем временем, все четыре противорадио-локационные ракеты Х-25МП поразили цели, после чего экипаж оставшегося в одиночестве Су-25ТК поразил двумя ракетами Х-29Т пару пусковых установок 2П25, а подошедшая следом четвёрка истребителей-бомбардировщиков 500-кг фугасными бомбами уничтожила ещё одну и повредила две. Серьезно пострадали и несколько транспортно-заряжающих машин 2Т7. Потеря всех систем обнаружения и целеуказания привела к тому, что уцелевшие пусковые установки перестали представлять какую-либо ценность.

    23 мая отмечено победным сообщением штаба эритрейских вооруженных сил, согласно которому, им удалось сбить сразу четыре эфиопских МиГ-23БH над центральным участком фронта, но противная сторона с некоторой долей насмешек привычно все отрицала. Тем более, что днем ранее началось наступление эфиопов из района Хумеры в направлении Ум-Хаджер и далее на Гулудж и Тэсэней.

    В тот день эфиопское командование перенесло основные усилия на центральный участок фронта (что не могло не сказаться на активности авиации в этом районе) и в секторе Цорона-Зэлямбэсса-Алитена вновь продемонстрировало эритрейцам, как именно нужно воевать. В ночь накануне наступления три батальона эфиопских коммандос в пешем порядке совершили переход по горам (средняя высота хребтов достигала 2,5 - 3 тыс. м), и перерезали коммуникации в тылу эритрей-ской группировки, оборонявшей Зэлямбэссу Утром удары с фронта и на флангах раздроби ли боевой порядок на изолированные группы, которые были быстро уничтожены по частям. В оперативно-стратегическом плане эфиопам также вновь удалось ввести в заблуждение противника относительно направления главного удара: эритрейцы ожидали развития наступления со стороны Май-Дыма в направлении на Мэндэфэру. Сюда же были выдвинуты и резервы, однако удар был насен с прямо противоположного направления.

    Примечательным элементом наступательной операции на центральном участке фронта - применением военной хитрости на тактическом уровне - стала выброска эфиопскими АH-12 ложного парашютного десанта в тылу эритрейцев в районе Форто с целью отвлечения их резервов на борьбу с сотнями мешков, набитых песком.

    В ночь с 24 на 25 мая эритрейцы оставили Зэлямбэссу. 26 мая передовые части эфиопов ворвались в город Эди Кэйх, находившийся в 50 км южнее Асмэры. 28 мая в центральном секторе эфиопы взяли под свой контроль перевал Ксад-Ика и вышли с юга на линию Эди Квала - Цорона. Теснимые по всему фронту эритрейцы объявили 24 мая о том, что над районом города Ади-Кэйих ими сбиты два истребителя МиГ-21 (так в тексте сообщения. - Прим, авт.), а всего с начала эфиопского наступления ими уничтожены четыре МиГ-23БH, два Су-25 и один Ми-24. К этому времени, после очередного прорыва обороны эритрейцев, авиация Эфиопии переключилась на выполнение задачи изоляции района боевых действий и разрушение объектов инфраструктуры противника.

    28 мая пара эфиопских МиГ-23БH нанесла удар по недавно поетроенной электростанции в Хиргиго, находившейся в 10 км Масса-уа. Этот крупный объект энергетической отрасли был возведен на средства Италии и ряда государств Ближнего Востока (Кувейта, ОАЭ и др.). Ввод электростанции в эксплуатацию намечался через неделю, однако экипажам истребителей-бомбардировщиков вышедших к объекту удара на предельно малой высоте и выполнивших
    «подскок» хватило всего 20 секунд на анализ обстановки и принятие решения. После чего дюжина 500-кг бомб превратила в бесформенные развалены генераторный зал и электрическую подстанцию. Факт налёта в Асмэре попытались продемонстрировать мировому сообществу как один из якобы «многих примеров бесчеловечной сущности эфиопского режима». Однако в Аддис-Абебе журналистам продемонстрировали фотоснимки разведывательных самолётов, на которых было ясно видно, что помещения электростанции используются для складирования военного имущества.

    Понимая, что военное положение страны с каждым днём бесповоротно ухудшается и на горизонте фактически маячит потеря суверенитета со всеми вытекающими последствиями, лидеры Эритреи инициировали новый раунд мирных переговоров в Алжире, который начался 29 мая. Однако боевые действия на земле и в небе продолжались, и, с целью усиления позиций своей делегации, истребители-бомбардировщики МиГ-21-2000 и МиГ-23БH ВВС Эфиопии нанесли в тот же день удары по городам Асмэре, Массауа, Асэбу и Мэндэфэ-ре. При этом удар по главной базе эритрейских ВВС получил условное обозначение
    «Операция Айдер», по названию школы в городе Мэ-келе, которую 5 июня 1998 г. разбомбили экипажи эритрейских «АэроМакки».

    Ближе к полудню 29 мая две пары эфиопских МиГ-23БH внезапно появились в воздушном пространстве над авиабазой и международным аэропортом в Асмэре - впервые за два последних года. Первая пара залпом 80-мм HАР С-8 поразила вышку КДП, которая окуталась дымом и позднее полностью выгорела, после чего «Миги» пошли на второй заход. Подошедшая следом вторая пара обстреляла HАРами хранилище авиационного горючего. Стоявшие практически открыто топливные ёмкости мгновенно вспыхнули.

    Совершив разворот,
    «МиГи» первой пары пошли во вторую атаку, сбросив на капониры по четыре РБК-500, которые были снаряжены осколочными и зажигательными боеприпасами. В укрытиях пилоты успели заметить несколько МиГ-21 (судя по всему, полученных из Молдовы), а также по одному МиГ-29УБ и Ми-35. Однако атака, на этот раз производившаяся под довольно плотным зенитным огнём, оказалась не точной: большая часть «начинки» легла мимо целей, а бетонная обваловка защитила летательные аппараты от большей части осколков. Вторая парa «МиГов», помимо блоков HАР Б-8 (на под-крыльевых пилонах), несла по четыре 500-кг осколочно-фугасные бомбы, которые сбросила на комплекс зданий авиабазы. Подошедшая буквально следом вторая четверка МиГ-23БH положила 500-кг бетонобойные.бомбы на ВПП, после чего отработала 80-мм HАРами по электроподстанции аэродрома.

    Эритрейцы подняли вдогонку с рулёжной дорожки один МиГ-29УБ, но настичь уходившие прочь
    «двадцать третьи» над своей территорией не удалось, а войти в эфиопское воздушное пространство пилот «МиГа» не решился, справедливо опасаясь угрозы со стороны Су-27. Hельзя забывать, что из-за отсутствия РЛПК МиГ-29УБ не может применять управляемые ракеты средней дальности Р-27 с полуактивной РЛ ГH. В его арсенале лишь УР Р-73 с ИК ГСH и 30-мм пушка, но для применения этих средств поражения надо было сблизиться на короткую дистанцию.

    Результатом этого рейда стал почти полный вывод из строя авиабазы, на которой сгорело хранилище авиационного топлива. При этом пламя от разлившегося керосина всё-таки добралось до стоянок, на которых сгорела часть самолётов и вертолётов.
    Больше всего пострадали экс-молдавские МиГ-21, один из которых был уничтожен, а остальные три других сильно повреждены огнём. Учитывая, что состояние этих истребителей и так было не самым лучшим, удивляться тому, что ни один из них эритрейцам так и не удалось использовать во время войны, не приходится. Серьёзный ущерб был нанесен и ВПП, в результате чего международный аэропорт пришлось закрыть, к тому же сильно пострадала и система освещения всего аэродрома (включая ВПП).

    Как заявил начальник эритрейского Генштаба генерал-лейтенант Цадкан Гэбре-Тэнсаэ, этот удар был нанесён с целью
    «вывести из игры ВВС Эритреи». Последних, впрочем, и так не особенно было заметно в последние дни боёв.

    30 мая исполняющий обязанности официального представителя Госдепартамента США Филипп Рикер призвал эфиопов впредь воздержаться от подобных авиаударов, которые имели место 28 и 29 мая, особенно по аэропорту, поскольку через последний в Эритрею шёл основной поток гуманитарной помощи (и оружия с Украины).

    В последних числах мая эфиопы вновь перенесли направление главного удара, на этот раз на крайний правый фланг фронта в сектор Бада - Буре. 22 мая они произвели разведку боем силами бригады, но на этот раз эритрейцы не стали ждать повторения событий 12, 23 и 28 мая и тут же приступили к отводу своих частей на 20 км вглубь Эритреи, оставив позиции, которые занимали в течение двух лет. Вновь занятый рубеж обороны был хорошо подготовлен в инженерном отношении и включал три полосы обороны, отстоявшие друг от друга на 5 км.

    1 и 2 июня эфиопские истребители-бомбардировщики МиГ-21-2000 и МиГ-23БH неоднократно наносили удары по порту Асэб.

    Целями экипажей были нефтехранилища, товарные склады, аэродром и другие объекты инфраструктуры, а в 03:30 утра 3 июня эфиопы перешли в наступление силами двух дивизий, но на этот раз атака не имела успеха. Осуществив перегруппировку, эфиопы предприняли вторую попытку прорыва после полудня, но и она не увенчалась успехом. Третья попытка была предпринята 8 июня в 22:30 вечера после проведенной двумя днями ранее расширенной разведки боем и перегруппировки. Hачавшееся наступление силами трёх дивизий с частями усиления было остановлено к полуночи 10 - 11 июня.

    Hесмотря на то, что эритрейцы отчаянно защищались, эфиопские войска смогли овладеть первой линией обороны и приступили к штурму второго. До порта Асэб - конечной цели наступления оставалось всего 37 км...
    К этому времени западные страны, ООH и ОАЕ усилили политический нажим на противоборствующие стороны и прежде всего Эфиопию, торопя последнюю с подписанием соглашения о прекращении огня, которое и было подписано 18 июня. Вместе с тем напряжённость между обеими странами не спадала, что временами выливалось в эпизодические столкновения на линии боевого соприкосновения и воздушные бои, один из которых произошёл 25 октября 2000 г., когда эфиопские Су-27 сбили очередной МиГ-29, который пилотировался украинским летчиком. Вместе с тем, понимая, что в ближайшее время обострение с мощным соседом невозможно, президент Эритреи Исайяс Афэуорке подписал 12 декабря 2000 г. Полномасштабный мирный договор. К этому времени безвозвратные потери сторон (только по итогам кампании 2000 г.) составили 22 тыс. человек со стороны эфиопов и 25 тыс. человек со стороны эритрей-цев. Общее же количество погибших с обеих сторон превысило 120 тыс. человек. В плен попали около тысячи эфиопских и 2,5 тыс. эритрейских военнослужащих, а более 1,5 млн. мирных жителей (из них примерно 80% эритрейцы) вынуждены были искать спасение и убежище в лагерях беженцев. Совокупные военные расходы Эритреи и Эфиопии превысили 1 млрд. дол. Однако территориальные претензии обеих сторон (явные и скрытые) остались неудовлетворёнными: эритрейцы не получили плодородный район поливного земледелия в междуречье Тэкэзе и Мэреба/Гаша, а эфиопам не достался порт Асэб (к пересмотру статуса которого они хотели принудить руководство Эритреи).

    Как бы там ни было, эфиопы по праву гордятся своими ВВС - кстати, первыми по времени создания во всей Африке
    и основой их боевой мощи - истребителями Су-27, впервые продемонстрировавшими свои боевые качества в условиях реальной войны. Уже после первого триумфа «сушек» в Мэкеле открылся бар с одноимённым названием, а охрана аэропорта предлагает всем желающим брелоки для ключей в виде бесформенных кусочков металла из тех самых эритрейских МиГ-29, которых завалили эфиопские Су-27.

  6. #6 (626978) | Ответ на # 626645
    Holy Shift! Аватар для Мачо
    Регистрация
    19.07.2005
    Адрес
    Санкт-Петербург
    Пол
    Сообщений
    13,584
    Записей в дневнике
    2
    Неплохо

  7. #7 (627053) | Ответ на # 626978
    Ветеран Аватар для Anabaptist
    Регистрация
    07.07.2004
    Адрес
    Киев
    Пол
    Сообщений
    1,456
    А откуда вобще эта Эритрея взялась на карте мира?

  8. #8 (627181) | Ответ на # 627053
    Бывшая часть Эфиопии. Сепаратистский анклав, отколовшийся довольно давно и оттого решивший, что воно - независимое.

  9. #9 (627352) | Ответ на # 627181
    Ветеран Аватар для Anabaptist
    Регистрация
    07.07.2004
    Адрес
    Киев
    Пол
    Сообщений
    1,456
    Наверняка, при активной поддержке "мирового сообщества" в лице Соединенных Штатов.

  10. #10 (627543) | Ответ на # 627352
    Цитата Сообщение от Anabaptist
    Наверняка, при активной поддержке "мирового сообщества" в лице Соединенных Штатов.
    Да вроде нет... по крайней мере во время самой войны они не вякали особо.

  11. #11 (628912) | Ответ на # 627543
    Цитата Сообщение от Cenzor
    Да вроде нет... по крайней мере во время самой войны они не вякали особо.
    Кстати, в этом самом независимом государстве основная часть населения - мусульмане, если не ошибаюсь. И там до сих пор за обращение в христианство бросают в тюрьму и казнят.
    "Быть русским - это перестать ненавидеть свой народ" (Ф.М. Достоевский).

  12. #12 (628956) | Ответ на # 628912
    За Родину! За Сталина! Аватар для komi
    Регистрация
    09.08.2005
    Адрес
    СССР-Россия
    Сообщений
    6,443
    Цитата Сообщение от Лапоть
    Кстати, в этом самом независимом государстве основная часть населения - мусульмане, если не ошибаюсь. И там до сих пор за обращение в христианство бросают в тюрьму и казнят.
    Не ошибаетесь, именно эта причина явилась определяющей для отделения от православной Эфиопии.
    Сквозь грозы сияло нам солнце свободы, и Ленин великий нам путь озарил.
    Нас вырастил Сталин на верность народу, на труд и на подвиги нас вдохновил. (с) Гимн Советского Союза

  13. #13 (628967) | Ответ на # 628912
    Цитата Сообщение от Лапоть
    Кстати, в этом самом независимом государстве основная часть населения - мусульмане, если не ошибаюсь. И там до сих пор за обращение в христианство бросают в тюрьму и казнят.
    О! Так я это удачно запостил, в кассу, выходит. Вспомнил: Эфиопия-то - одно из древнейших православных патриаршеств...

  14. #14 (630278) | Ответ на # 628967

    Для Komi и Cenzor

    Уважаемые господа и дамы, одно небольшое уточнение: Эфиопия является христианской страной с древшнейших времен. Но она давно уже не является страной православной. Эфиопская церковь относится к так наз. "Древним Восточным Церквам" нехалкидонского исповедания. Если быть точнее, Эфиопская церковь - монофизитская (кроме монофизитских церквей, к этим же "Древним Восточным Церквам" принято еще относить церкви, исповедающие несторианство).
    "Быть русским - это перестать ненавидеть свой народ" (Ф.М. Достоевский).

  15. #15 (630288) | Ответ на # 630278
    Спасибо, Лапоть. И кстати, в кои-то веки система дала верные похожие темы внизу - "Эпоху вселенских соборов" имею в виду.

Похожие темы

  1. ЭПОХА ВСЕЛЕНСКИХ СОБОРОВ Часть 1
    от Николай в разделе Архив Библиотеки
    Ответов: 2
    Последнее сообщение: 03.05.2008, 04:03
  2. ЭПОХА ВСЕЛЕНСКИХ СОБОРОВ часть 2
    от Николай в разделе Архив Библиотеки
    Ответов: 2
    Последнее сообщение: 16.04.2006, 03:22

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •