Понравилось Понравилось:  0
Благодарности Благодарности:  0
Страница 1 из 4 1234 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 15 из 49

Тема: Святоотеческое наследие.

  1. #1 (863557)
    Православная Аватар для Анна 83
    Регистрация
    28.12.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    1,600

    Святоотеческое наследие.

    Дорогие братья и сестры! Хочу открыть новую тему- творения святых отцов.Эти люди удостоились высокой духовности,которую они передают нам в своих произведениях. Большая просьба-с уважением отнестись к этому,не делать штампованных выводов прежде прочтения.
    Спаси Господь.


    Преподобный Серафим Вырицкий.
    "От Меня это было"
    (духовное завещание)

    Думал ли ты когда-либо,
    что всё, касающееся тебя,
    касается и Меня?
    Ибо касающееся тебя
    касается зеницы ока Моего.

    Ты дорог в очах Моих,
    многоценен,
    и Я возлюбил тебя,
    и поэтому для Меня
    составляет особую отраду
    воспитывать тебя.

    Когда искушения восстанут
    на тебя, и враг придет, как река,
    Я хочу, чтобы ты знал, что
    От Меня это было.

    Что твоя немощь
    нуждается в Моей силе
    и что безопасность твоя
    заключается в том,
    чтобы дать Мне возможность
    бороться за тебя.

    Находишься ли ты
    в трудных обстоятельствах,
    среди людей,
    которые тебя не понимают,
    которые не считаются с тем,
    что тебе приятно,
    которые тебя отстраняют, —
    От Меня это было.

    Я — Бог твой, располагающий
    обстоятельствами.

    Ты не случайно оказался
    на твоем месте,
    это то самое место,
    которое Я тебе назначил.

    Не просил ли ты, чтобы
    Я научил тебя смирению,-
    так вот смотри,
    Я поставил тебя
    как раз в ту среду,
    в ту школу,
    где этот урок изучается.

    Твоя среда и живущие с тобою
    только выполняют Мою волю.

    Находишься ли ты в денежном
    затруднении, тебе трудно сводить
    концы с концами, знай, что
    От Меня это было.

    Ибо Я располагаю твоими
    материальными средствами.
    Я хочу, чтобы Ты прибегал
    ко Мне и был бы
    в зависимости от меня.
    Мои запасы неистощимы.
    Я хочу, чтобы
    ты убеждался в верности Моей
    и Моих обетований.

    Да не будет того,
    чтобы тебе могли сказать
    о нужде твоей: «Вы не верили
    Господу Богу вашему»
    (Втор. 8, 12—13).

    Переживаешь ли ты
    ночь скорбей,
    ты разлучен с близкими
    и дорогими сердцу твоему, —
    От Меня это было.

    Я — муж скорбей,
    изведавший болезни,
    Я допустил это, чтобы ты
    обратился ко Мне
    и во Мне мог найти
    утешение вечное.
    Обманулся ли ты в друге твоем,
    в ком-нибудь, кому
    открыл сердце свое, —
    От Меня это было.

    Я допустил этому
    разочарованию коснуться тебя,
    чтобы ты познал,
    что лучший друг твой
    есть Господь.
    Я хочу, чтобы ты
    все приносил ко Мне
    и говорил Мне.

    Наклеветал ли кто на тебя
    предоставь это Мне
    и прильни ближе ко Мне,
    убежищу твоему, душою твоею,
    чтобы укрыться
    от «пререкания языков».
    Я изведу, как свет, правду твою
    и судьбу твою, яко полудне
    (см.: Пс. 36, 6).
    Разрушились ли планы твои,
    поник ли ты душою
    и устал —
    От Меня это было.

    Ты создавал себе свои планы
    и принес их Мне,
    чтобы я благословил их.
    Но я хочу, чтобы ты
    предоставил Мне
    распоряжаться обстоятельствами
    твоей жизни,
    и тогда ответственность
    за все будет на Мне,
    ибо слишком тяжело
    для тебя это,
    и ты один не можешь
    справиться с ними,
    так как ты только орудие,
    а не действующее лицо.

    Посетили ли тебя
    неожиданные неудачи житейские
    и уныние охватило
    сердце твое, знай —
    От Меня это было.

    Ибо Я хочу, чтобы сердце
    твое и душа твоя
    были всегда пламенеющими
    пред очами Моими
    и побеждали бы именем Моим
    всякое малодушие.

    Не получаешь ты долго
    известий от близких и
    дорогих тебе людей
    и по малодушию твоему
    впадаешь в отчаяние
    и ропот, знай —
    От Меня это было.

    Ибо этим томлением
    твоего духа Я испытываю
    крепость веры твоей
    в непреложность обетования,
    силу дерзновенной
    твоей молитвы
    о сих близких тебе.
    Ибо не ты ли
    вручил их Покрову
    Матери Моея Пречистыя,
    не ты ли некогда
    возлагал заботу о них
    Моей промыслительной любви.

    Посетила ли тебя
    тяжкая болезнь,
    временная или неисцельная,
    и ты оказался прикованным
    к одру своему —
    От Меня это было.

    Ибо Я хочу, чтобы ты познал
    Меня еще глубже
    в немощах своих телесных
    и не роптал бы за сие
    ниспосланное тебе испытание,
    не старался
    проникнуть в Мои планы
    спасения душ человеческих
    различными путями,
    но безропотно и покорно
    преклонил бы выю твою
    под благость Мoю к тебе.

    Мечтал ли ты
    сотворить какое-либо
    особенное дело для Меня
    и вместо того
    слег на одр
    болезни и немощи —
    От Меня это было.

    Ибо тогда ты был бы
    погружен в дела свои
    и Я не мог бы привлечь
    мысли твои к Себе,
    а Я хочу научить тебя
    самым глубоким мыслям,
    что ты на службе у Меня.
    Я хочу научить тебя сознавать,
    что ты — ничто.
    Некоторые из лучших
    соработников Моих суть те,
    которые отрезаны
    от живой деятельности,
    чтобы им научиться
    владеть оружием
    непрестанной молитвы.

    Призван ли ты неожиданно
    занять трудное и ответственное
    положение, иди полагаясь
    на Меня.
    Я вверяю тебе эти трудности,
    ибо за это
    благословит тебя
    Господь Бог твой
    во всех делах твоих,
    на всех путях твоих, всем,
    что будет делаться
    твоими руками.
    В сей день даю
    в руку твою этот сосуд
    священного елея.
    Пользуйся им свободно,
    дитя Мое.

    Каждое возникающее
    затруднение, каждое
    оскорбляющее тебя слово,
    каждая помеха в твоей работе,
    которая могла бы
    вызвать чувство досады и
    разочарования, каждое
    откровение твоей немощи
    и неспособности пусть
    будут помазаны этим елеем —
    От Меня это было.

    Помни, что всякая помеха
    есть Божие наставление,
    и потому положи
    в сердце свое слово,
    которое Я объявил тебе
    в сей день, —
    От Меня это было.

    Храни их, знай
    и помни — всегда,
    что всякое жало притупится,
    когда ты научишься во всем
    видеть Меня.
    Все послано Мною
    для совершенствования
    души твоей, —
    От Меня это было.
    Господи,устне мои отверзеши и уста моя возвестят хвалу Твою!

    Гнев нужен,когда нам надлежит защищать нашу веру,а не физически защищать самих себя.Когда видим,что хулится наша вера,надо гневаться.Если обвиняют меня,я обязан принять это с кротостью.Однако,если обвиняют и хулят Православие,мне следует гневаться.
    Старец Паисий Святогорец.

  2. #2 (863563) | Ответ на # 863557
    Православная Аватар для Анна 83
    Регистрация
    28.12.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    1,600
    Преподобного отца нашего аввы Дорофея душеполезные поучения к своим ученикам,
    составленные им, когда он вышел из обители аввы Серида и основал с помощью Божиею свой собственный монастырь после кончины аввы Иоанна, названного Пророком, и по совершенном молчании аввы Варсануфия


    Поучение девятнадцатое
    Различные краткие изречения
    Авва Дорофей говорил, что полагающемуся на свой разум или на своё суждение невозможно повиноваться или последовать доброму делу ближнего.
    Говорил также: будучи страстными, мы отнюдь не должны веровать своему сердцу; ибо кривое правило и прямое кривит.
    Говорил также: кто не презрит всех вещей, славы и телесного покоя, а вместе с тем и самооправдания, тот не может ни отсечь своих пожеланий, ни избавиться от гнева и скорби, ни успокоить ближнего.
    Говорил также: не великое дело не судить того или сострадать тому, кто находится в скорби и покоряется тебе; но велико - не судить того, кто тебе противоречит, не мстить ему по страсти, не соглашаться с осуждающим его и радоваться вместе с предпочтённым тебе.
    Ещё сказал: не требуй любви от ближнего, ибо требующий её смущается, если её не встретит; но лучше ты сам покажи любовь к ближнему, и успокоишься, и таким образом приведёшь и ближнего к любви.
    Ещё сказал: кто совершит дело, угодное Богу, того непременно постигнет искушение; ибо всякому доброму делу или предшествует, или последует искушение, да и то, что делается ради Бога, не может быть твёрдым, если не будет испытано искушением.
    Ещё сказал: ничто так тесно не соединяет людей между собою, как то, когда они сорадуются друг другу в одном и том же, и имеют одинаковый образ мыслей.
    Ещё сказал: не презирать даяния ближнего есть дело смиренномудрия: и должно принимать оное даяние с благодарностию, хотя бы оно и было мало и незначительно.
    Ещё сказал: если мне встретится какое-либо дело, то мне приятнее поступить по совету ближнего, хотя бы случилось испортить оное, по его совету, нежели и хорошо исполнить дело, последовав своей воле.
    Ещё сказал: во всяком деле хорошо самому заботиться о том немногом, в чём нуждаешься, ибо не полезно по всему быть успокоенным.
    Ещё сказал: при всяком случавшемся со мною деле, я никогда не желал ограждать себя человеческою мудростию: но что бы то ни было, я всегда делаю по силе моей и всё предоставляю Богу.
    Ещё сказал: кто не имеет своей воли, тот всегда исполняет своё желание. Поелику таковой не имеет своего желания, то, что бы ни случилось с ним, он всем бывает доволен, и так оказывается, что он всегда исполняет свои желания; ибо он не хочет, чтобы дела исполнялись так, как он желает, но хочет, чтобы они были как будут.
    Ещё сказал: неприлично кому-либо исправлять брата в то самое время, когда он согрешает против тебя; да и в другое время не должно делать сего для того, чтобы мстить за себя.
    Говорил также: любовь по Богу сильнее естественной любви.
    Говорил также: не делай зла даже и в шутку; ибо случается, что иной сначала шутя делает злое, а после, и нехотя, им увлекается.
    Говорил также: не должно желать избавиться от страсти для того, чтобы избежать происходящей от неё скорби, но по совершенной ненависти к ней, как сказано: совершенною ненавистию возненавидех я: во враги быша ми (Пс. 138, 22).
    Говорил также: невозможно кому-либо разгневаться на ближнего, если сердце его сперва не вознесётся над ним, если он не уничижит его, и не сочтёт себя высшим его.
    Говорил также: признаком того, что кто-либо добровольно исполняет страсть, служит его смущение в то время, когда его обличают или исправляют в ней. А без смущения переносить обличение, т. е. вразумление, есть признак того, что кто-либо был побежден страстию или исполнил её по неведению. Богу же нашему подобает слава во веки веков. Аминь.
    Господи,устне мои отверзеши и уста моя возвестят хвалу Твою!

    Гнев нужен,когда нам надлежит защищать нашу веру,а не физически защищать самих себя.Когда видим,что хулится наша вера,надо гневаться.Если обвиняют меня,я обязан принять это с кротостью.Однако,если обвиняют и хулят Православие,мне следует гневаться.
    Старец Паисий Святогорец.

  3. #3 (863577) | Ответ на # 863563
    Православная Аватар для Анна 83
    Регистрация
    28.12.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    1,600
    Императрица Александра Феодоровна Романова.

    О браке и семейной жизни


    Смысл брака в том, чтобы приносить радость. Подразумевается, что супружеская жизнь – жизнь самая счастливая, полная, чистая, богатая. Это установление Господа о совершенстве.
    Божественный замысел поэтому в том, чтобы брак приносил счастье, чтобы он делал жизнь и мужа, и жены более полной, чтобы ни один из них не проиграл, а оба выиграли. Если все же брак не становится счастьем и не делает жизнь богаче и полнее, то вина не в самих брачных узах; вина в людях, которые ими соединены.
    *****
    Брак – это Божественный обряд. Он был частью замысла Божия, когда Тот создавал человека. Это самая тесная и самая святая связь на земле.
    *****
    После заключения брака первые и главнейшие обязанности мужа по отношению к его жене, а у жены – по отношению к мужу. Они двое должны жить друг для друга, отдать друг за друга жизнь. Прежде каждый был несовершенен. Брак – это соединение двух половинок в единое целое. Две жизни связаны вместе в такой тесный союз, что это больше уже не две жизни, а одна. Каждый до конца своей жизни несет священную ответственность за счастье и высшее благо другого.
    *****
    День свадьбы нужно помнить всегда и выделять его особо среди других важных дат жизни. Это день, свет которого до конца жизни будет освещать все другие дни. Радость от заключения брака не бурная, а глубокая и спокойная. Над брачным алтарем, когда соединяются руки и произносятся святые обеты, склоняются ангелы и тихо поют свои песни, а потом они осеняют счастливую пару своими крыльями, когда начинается их совместный жизненный путь.
    *****
    По вине тех, кто поженился, одного или обоих, жизнь в браке может стать несчастьем. Возможность в браке быть счастливыми очень велика, но нельзя забывать и о возможности его краха. Только правильная и мудрая жизнь в браке поможет достичь идеальных супружеских отношений.
    *****
    Первый урок, который нужно выучить и исполнить, это терпение. В начале семейной жизни обнаруживаются как достоинства характера и нрава, так и недостатки и особенности привычек, вкуса, темперамента, о которых вторая половина и не подозревала. Иногда кажется, что невозможно притереться друг к другу, что будут вечные и безнадежные конфликты, но терпение и любовь преодолевают все, и две жизни сливаются в одну, более благородную, сильную, полную, богатую, и эта жизнь будет продолжаться в мире и покое.
    *****
    Долгом в семье является бескорыстная любовь. Каждый должен забыть свое "я", посвятив себя другому. Каждый должен винить себя, а не другого, когда что-нибудь идет не так. Необходимы выдержка и терпение, нетерпение же может все испортить. Резкое слово может на месяцы замедлить слияние душ. С обеих сторон должно быть желание сделать брак счастливым и преодолеть все, что этому мешает. Самая сильная любовь больше всего нуждается в ежедневном ее укреплении. Более всего непростительна грубость именно в своем доме, по отношению к тем, кого мы любим.
    *****
    Еще один секрет счастья в семейной жизни – это внимание друг к другу. Муж и жена должны постоянно оказывать друг другу знаки самого нежного внимания и любви. Счастье жизни составляется из отдельных минут, из маленьких, быстро забывающихся удовольствий от поцелуя, улыбки, доброго взгляда, сердечного комплимента и бесчисленных маленьких, но добрых мыслей и искренних чувств. Любви тоже нужен ее ежедневный хлеб.
    *****
    Еще один важный элемент в семейной жизни – это единство интересов. Ничто из забот жены не должно казаться слишком мелким, даже для гигантского интеллекта самого великого из мужей. С другой стороны, каждая мудрая и верная жена будет охотно интересоваться делами ее мужа. Она захочет узнать о каждом его новом проекте, плане, затруднении, сомнении. Она захочет узнать, какое из его начинаний преуспело, а какое нет, и быть в курсе всех его ежедневных дел. Пусть оба сердца разделяют и радость, и страдание. Пусть они делят пополам груз забот. Пусть все в жизни у них будет общим. Им следует вместе ходить в церковь, молиться рядом, вместе приносить к стопам Бога груз забот о своих детях и обо всем дорогом для них. Почему бы им не говорить друг с другом о своих искушениях, сомнениях, тайных желаниях и не помочь друг другу сочувствием, словами ободрения. Так они и будут жить одной жизнью, а не двумя. Каждый в своих планах и надеждах должен обязательно подумать и о другом. Друг от друга не должно быть никаких секретов. Друзья у них должны быть только общие. Таким образом, две жизни сольются в одну жизнь, и они разделят и мысли, и желания, и чувства, и радость, и горе, и удовольствие, и боль друг друга.
    *****
    Бойтесь малейшего начала непонимания или отчуждения. Вместо того, чтобы сдержаться, произносится неумное, неосторожное слово – и вот между двумя сердцами, которые до этого были одним целым, появилась маленькая трещинка, она ширится и ширится до тех пор, пока они не оказываются навеки оторванными друг от друга. Вы сказали что-то в спешке? Немедленно попросите прощения. У вас возникло какое-то непонимание? Неважно, чья это вина, не позволяйте ему ни на час оставаться между вами.
    Удерживайтесь от ссоры. Не ложитесь спать, затаив в душе чувство гнева. В семейной жизни не должно быть места гордости. Никогда не нужно тешить свое чувство оскорбленной гордости и скрупулезно высчитывать, кто именно должен просить прощения. Истинно любящие такой казуистикой не занимаются, они всегда готовы и уступить, и извиниться.
    *****
    Без благословения Бога, без освящения Им брака, все поздравления и добрые пожелания друзей будут пустым звуком. Без Его ежедневного благословения семейной жизни даже самая нежная и истинная любовь не сумеет дать все, что нужно жаждущему сердцу. Без благословения Неба вся красота, радость, ценность семейной жизни может быть в любой момент разрушена.
    *****
    В устройстве дома должен принимать участие каждый член семьи, и самое полное семейное счастье может быть достигнуто, когда все честно выполняют свои обязанности.
    *****
    Одно слово охватывает все – это слово "любовь". В слове "любовь" целый том мыслей о жизни и долге, и когда мы пристально и внимательно изучаем его, каждая из них выступает ясно и отчетливо.
    *****
    Когда увядает красота лица, потухает блеск глаз, а со старостью приходят морщинки или оставляют свои следы и рубцы болезни, горе, заботы, любовь верного мужа должна оставаться такой же глубокой и искренней, как и раньше. Нет на земле мерок, способных измерить глубину любви Христа к Его Церкви, и ни один смертный не может любить с такой же глубиной, но все же каждый муж обязан это сделать в той степени, в какой эту любовь можно повторить на земле. Ни одна жертва не покажется ему слишком большой ради его любимой.
    *****
    Есть нечто святое и вызывающее почти благоговейный страх в том, что жена, вступая в брак, сосредотачивает все свои интересы на том, кого она берет себе в мужья. Она оставляет дом своего детства, мать и отца, разрывает все нити, которые ее связывают с прошлой жизнью. Она оставляет те развлечения, к которым раньше привыкла. Она смотрит в лицо того, кто попросил ее стать его женой, и с дрожащим сердцем, но и со спокойным доверием вручает ему свою жизнь. И муж с радостью чувствует это доверие. Это на всю жизнь составляет счастье человеческого сердца, способного и на несказанную радость, и на неизмеримые страдания.
    Жена в полном смысле слова все отдает своему мужу. Для любого мужчины это торжественный момент – принять ответственность за молодую, хрупкую, нежную жизнь, которая доверилась ему, и лелеять ее, защищать, оберегать, пока смерть не вырвет у него из рук его сокровище или не поразит его самого.

    *****
    Не только счастье жизни мужа зависит от жены, но и развитие и рост его характера. Хорошая жена – это благословение Небес, лучший дар для мужа, его ангел и источник неисчислимых благ: ее голос для него – сладчайшая музыка, ее улыбка освещает ему день, ее поцелуй – страж его верности, ее руки – бальзам его здоровья и всей его жизни, ее трудолюбие – залог его благосостояния, ее экономность – его самый надежный управляющий, ее губы – лучший его советник, ее грудь – самая мягкая подушка, на которой забываются все заботы, а ее молитвы – его адвокат перед Господом.
    *****
    Верной жене не нужно быть ни мечтой поэта, ни красивой картинкой, ни эфемерным созданием, до которого страшно дотронуться, а нужно быть здоровой, сильной, практичной, трудолюбивой женщиной, способной выполнять семейные обязанности, и отмеченной все-таки той красотой, которую дает душе высокая и благородная цель.
    *****
    Первым требованием к жене является верность, верность в самом широком смысле. Сердце ее мужа должно ей доверяться без опаски. Абсолютное доверие – это основа верной любви. Тень сомнения разрушает гармонию семейной жизни. Верная жена своим характером и поведением доказывает, что она достойна доверия мужа. Он уверен в ее любви, он знает, что ее сердце неизменно предано ему. Он знает, что она искренне поддерживает его интересы. Очень важно, что муж может доверить своей верной жене ведение всех домашних дел, зная, что все будет в порядке. Мотовство и экстравагантность жен разрушили счастье многих семейных пар.
    *****
    Каждая верная жена проникается интересами своего мужа. Когда ему тяжело, она старается подбодрить его своим сочувствием, проявлениями своей любви. Она с энтузиазмом поддерживает все его планы. Она не груз на его ногах. Она – сила в его сердце, которая помогает ему делаться все лучше. Не все жены являются благословением для своих мужей. Иногда женщину сравнивают с ползучим растением, обвивающим могучий дуб – своего мужа.
    Верная жена делает жизнь своего мужа благороднее, значительнее, обращая его могуществом своей любви к возвышенным целям. Когда, доверчивая и любящая, она припадает к нему, она пробуждает в нем самые благородные и богатые черты его натуры. Она поощряет в нем мужество и ответственность. Она делает его жизнь прекрасной, смягчает резкие и грубые его привычки, если такие были.
    *****
    Для каждой жены главная обязанность – это устройство и ведение ее дома. Она должна быть великодушной и добросердечной. Женщина, чье сердце не трогает вид горя, которая не стремится помочь, когда это в ее силах, лишена одного из главных женских качеств, которые составляют основу женского естества. Настоящая женщина делит с мужем груз его забот. Что бы ни случилось с мужем в течение дня, когда он входит в свой дом, он должен попасть в атмосферу любви. Другие друзья могут ему изменить, но преданность жены должна быть неизменной. Когда наступает мрак, и невзгоды обступают мужа, преданные глаза жены смотрят на мужа, как звезды надежды, сияющие в темноте. Когда он сокрушен, ее улыбка помогает ему снова обрести силу, как солнечный луч распрямляет поникший цветок.

    *****
    Если знание – это сила мужчины, то мягкость – это сила женщины. Небо всегда благословляет дом той, которая живет для добра. Преданная жена оказывает мужу самое полное доверие. Она от него ничего не скрывает. Она не слушает слова восхищения других, которые не может пересказать ему. Она делится с ним каждым своим чувством, надеждой, желанием, каждой радостью или огорчением. Когда она чувствует себя разочарованной или оскорбленной, она может испытать искушение найти сочувствие, рассказав о своих переживаниях близким друзьям. Более губительного ничего не может быть, как для собственных ее интересов, так и для восстановления мира и счастья в ее доме. Горести, о которых жалуются посторонним, остаются незаживающими ранами. Мудрая жена ни с кем не поделится своим тайным несчастьем, кроме своего владыки, так как только он может сгладить терпением и любовью все размолвки и несогласия.
    Любовь раскрывает в женщине многое, чего не видят посторонние глаза. На ее недостатки она набрасывает вуаль и преображает даже самые простенькие ее черты.
    *****
    По мере того, как со временем в трудах и заботах исчезает обаяние физической красоты, все более и более должна сиять красота души, заменяя потерянную привлекательность. Жена всегда должна больше всего заботиться о том, чтобы нравиться мужу, а не кому-нибудь еще. Когда они только вдвоем, она должна выглядеть еще лучше, а не махать рукой на свою внешность, раз больше никто ее не видит. Вместо того, чтобы быть оживленной и привлекательной в компании, а оставшись одна, впадать в меланхолию и молчать, жена должна оставаться веселой и привлекательной и когда она остается вдвоем с мужем в своем тихом доме. И муж, и жена должны отдавать друг другу все лучшее в себе. Ее горячий интерес ко всем его делам и ее мудрый совет по любому вопросу укрепляют его для выполнения своих ежедневных обязанностей и делают храбрым для любой битвы. А мудрость и силу, которые нужны ей для выполнения святых обязанностей жены, женщина может найти, обращаясь только к Богу.
    *****
    Нет ничего сильнее того чувства, которое приходит к нам, когда мы держим на руках своих детей. Их беспомощность затрагивает в наших сердцах благородные струны. Для нас их невинность – очищающая сила. Когда в доме новорожденный, брак как бы рождается заново. Ребенок сближает семейную пару так, как никогда прежде. В сердцах оживают молчавшие до этого струны. Перед молодыми родителями встают новые цели, появляются новые желания. Жизнь приобретает сразу новый и более глубокий смысл.
    На их руки возложена святая ноша, бессмертная жизнь, которую им надо сохранить, и это вселяет в родителей чувство ответственности, заставляет их задуматься. "Я" – больше не центр мироздания. У них есть новая цель, для которой надо жить, цель достаточно великая, чтобы заполнить всю их жизнь.
    "Дети – это апостолы Бога,
    Которых день за днем
    Он посылает нам, чтобы говорить
    О любви, мире, надежде!" Конечно, с детьми у нас появляется масса забот и хлопот, и поэтому есть люди, которые смотрят на появление детей, как на несчастье. Но так смотрят на детей только холодные эгоисты.
    *****
    Господи,устне мои отверзеши и уста моя возвестят хвалу Твою!

    Гнев нужен,когда нам надлежит защищать нашу веру,а не физически защищать самих себя.Когда видим,что хулится наша вера,надо гневаться.Если обвиняют меня,я обязан принять это с кротостью.Однако,если обвиняют и хулят Православие,мне следует гневаться.
    Старец Паисий Святогорец.

  4. #4 (863581) | Ответ на # 863577
    Православная Аватар для Анна 83
    Регистрация
    28.12.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    1,600
    Великое дело – взять на себя ответственность за эти нежные юные жизни, которые могут обогатить мир красотой, радостью, силой, но которые также легко могут погибнуть; великое дело – пестовать их, формировать их характер – вот о чем нужно думать, когда устраиваешь свой дом. Это должен быть дом, в котором дети будут расти для истинной и благородной жизни, для Бога.
    *****
    Никакие сокровища мира не могут заменить человеку потерю ни с чем не сравнимых сокровищ – его родных детей. Что-то Бог дает часто, а что-то только один раз. Проходят и снова возвращаются времена года, расцветают новые цветы, но никогда не приходит дважды юность. Только один раз дается детство со всеми его возможностями. То, что вы можете сделать, чтобы украсить его, делайте быстро.
    *****
    Главным центром жизни любого человека должен быть его дом. Это место, где растут дети – растут физически, укрепляют свое здоровье и впитывают в себя все, что сделает их истинными и благородными мужчинами и женщинами. В доме, где растут дети, все их окружение и все, что происходит, влияет на них, и даже самая маленькая деталь может оказать прекрасное или вредное воздействие. Даже природа вокруг них формирует будущий характер. Все прекрасное, что видят детские глаза, отпечатывается в их чувствительных сердцах. Где бы ни воспитывался ребенок, на его характере сказываются впечатления от места, где он рос. Комнаты, в которых наши дети будут спать, играть, жить, мы должны сделать настолько красивыми, насколько позволяют средства. Дети любят картины, и если картины в доме чистые и хорошие, то чудесно на них влияют, делают их утонченнее. Но и сам дом, чистый, со вкусом убранный, с простыми украшениями и с приятным окружающим видом, оказывает бесценное влияние на воспитание детей.
    *****
    Великое искусство – жить вместе, любя друг друга нежно. Это должно начинаться с самих родителей. Каждый дом похож на своих создателей. Утонченная натура делает и дом утонченным, грубый человек и дом сделает грубым.
    *****
    Не может быть глубокой и искренней любви там, где правит эгоизм. Совершенная любовь – это совершенное самоотречение.
    *****
    Родители должны быть такими, какими они хотят видеть своих детей – не на словах, а на деле. Они должны учить своих детей примером своей жизни.
    *****
    Еще один важный элемент семейной жизни – это отношения любви друг к другу; не просто любовь, а культивированная любовь в повседневной жизни семьи, выражение любви в словах и поступках. Любезность в доме не формальная, а искренняя и естественная. Радость и счастье нужны детям не меньше, чем растениям нужен воздух и солнечный свет.
    Самое богатое наследство, которое родители могут оставить детям, это счастливое детство, с нежными воспоминаниями об отце и матери. Оно осветит грядущие дни, будет хранить их от искушений и поможет в суровых буднях жизни, когда дети покинут родительский кров.
    "Пусть дом ваш будет, как сад,
    Где радость звенит в голосах ребят,
    И детство наполнено счастьем".


    *****
    О, пусть Бог поможет каждой матери понять величие и славу предстоящего ей труда, когда она держит у своей груди младенца, которого ей нужно вынянчить и воспитать. Что касается детей, то долг родителей – подготовить их к жизни, к любым испытаниям, которые ниспошлет им Бог.
    Будьте преданы. С благоговением примите свою священную ношу. Самые прочные узы – это узы, которыми сердце человека связано с настоящим домом. В настоящем доме даже маленький ребенок имеет свой голос. А появление младенца влияет на весь семейный уклад. Дом, каким бы он ни был скромным, маленьким, для любого члена семьи должен быть самым дорогим местом на земле. Он должен быть наполнен такой любовью, таким счастьем, что, в каких бы краях человек потом ни странствовал, сколько бы лет ни прошло, сердце его должно все равно тянуться к родному дому. Во всех испытаниях и бедах родной дом – убежище для души.
    *****
    Сила воли лежит в основе мужества, но мужество тогда только может вырасти в настоящую мужественность, когда воля уступает, и чем больше воля уступает, тем сильнее проявления мужественности.
    Нет на земле более подходящего для мужчины поступка, чем такого, когда мужчина в расцвете своих сил, как малый ребенок, с любовью склоняется перед своим немощным родителем, оказывая ему почитание и уважение.
    *****
    Мы знаем, что, когда Он отказывает нам в нашей просьбе, то выполнение ее было бы нам во зло; когда Он ведет нас не по той дороге, которую мы наметили, Он прав; когда Он наказывает или исправляет нас, то делает это с любовью. Мы знаем, что Он все делает ради нашего высшего блага.
    *****
    Душа пишет свою историю на теле.
    *****
    Пока живы родители, ребенок всегда остается ребенком и должен отвечать родителям любовью и почтением. Любовь детей к родителям выражается в полном доверии к ним. Для настоящей матери важно все, чем интересуется ее ребенок. Она так же охотно слушает о его приключениях, радостях, разочарованиях, достижениях, планах и фантазиях, как другие люди слушают какое-нибудь романтическое повествование.
    *****
    Дети должны учиться самоотречению. Они не смогут иметь все, что им хочется. Они должны учиться отказываться от собственных желаний ради других людей. Им следует также учиться быть заботливыми. Беззаботный человек всегда причиняет вред и боль, не намеренно, а просто по небрежности. Для того, чтобы проявить заботу, не так уж и много нужно – слово ободрения, когда у кого-то неприятности, немного нежности, когда другой выглядит печальным, вовремя прийти на помощь тому, кто устал. Дети должны учиться приносить пользу родителям и друг другу. Они могут это сделать, не требуя излишнего внимания, не причиняя другим забот и беспокойства из-за себя. Как только они немного подрастут, детям следует учиться полагаться на себя, учиться обходиться без помощи других, чтобы стать сильными и независимыми.
    *****
    Родители иногда грешат чрезмерным беспокойством или неумными и постоянно раздражающими увещеваниями, но сыновья и дочери должны согласиться с тем, что в основе всей этой чрезмерной заботливости лежит глубокая тревога за них.
    Господи,устне мои отверзеши и уста моя возвестят хвалу Твою!

    Гнев нужен,когда нам надлежит защищать нашу веру,а не физически защищать самих себя.Когда видим,что хулится наша вера,надо гневаться.Если обвиняют меня,я обязан принять это с кротостью.Однако,если обвиняют и хулят Православие,мне следует гневаться.
    Старец Паисий Святогорец.

  5. #5 (864229) | Ответ на # 863581
    В дополнение к тому, что сказала Анна в начале темы.

    Эта тема создана не для полемики, дискуссий или, тем более, ругани. Она создана для того, чтобы хоть немного познакомить форумчан (в первую очередь,неправославных, или вообще неверующих) с православным святоотеским наследием. Поэтому, убедительная просьба ко всем - не оставлять здесь комментариев, тем более - ругани, критики и т.п. Кто желает обсуждать то, что здесь будет выложено - откройте, пожалуйста, отдельную тему специально для этого. Сугубая просьба к православным братьям и сестрам - если здесь среди неправослвных все же окажутся те, кто не услышит наши просьбы, и попытается затеять спор, не отвечать ни на какие реплики в этой теме. Она сама задумана так, чтобы здесь говорили не мы. Пусть скажут Отцы. Пусть скажут наши святые. Давайте просто послушаем и постараемся услышать.
    Заранее всем спасибо.

    P.S. Если у православных братьев и сестер или неправославных форумчан есть какие-то, любые отрывки, или даже небольшие законченные тексты из Отцов, которые им нравятся, которыми они готовы поделиться, будем всем крайне признательны, если вы разместите их здесь.
    Спаси Господи всех.
    "Быть русским - это перестать ненавидеть свой народ" (Ф.М. Достоевский).

  6. #6 (864273) | Ответ на # 864229
    Блаженыый Августин. "Исповедь".

    Блаж. Августин жил в V в., и был епископом североафриканского города Гиппон. Является одной из крупнейших фигур в истории всей западной Церкви и западного православного богословия.

    ***
    Кто даст мне отдохнуть в Тебе? Кто даст, чтобы вошел Ты в сердце мое и опьянил его так, чтобы забыл я все зло свое и обнял единое благо свое, Тебя? Что Ты для меня? Сжалься и дай говорить. Что я сам для Тебя, что Ты велишь мне любить Тебя и гневаешься, если я этого не делаю, и грозишь мне великими несчатьями? Разве это не великое несчастье не любить Тебя? Горе мне! Скажи мне по милосердию Твоему, Господи, Боже мой, что Ты для меня? "Скажи душе моей: Я - спасение твое". Скажи так, чтобы я услышал. Вот уши сердца моего пред Тобой, Господи: открой их и скажи душе моей: "Я спасение твое". Я побегу на этот голос и застигну Тебя. Не скрывай от меня лица Твоего: умру я, не умру, но пусть я увижу его.
    Тесен дом души моей, чтобы Тебе воти туда: расширь его. Он обваливается, обнови его. Есть в нем, чем оскорбиться взору Твоему: сознаюсь, знаю, но кто приберет его? и кому другому, кроме Тебя, воскликну я: "От тайных грехов моих очисти меня, Господи, и от искушающих избавь раба Твоего". Верю и потому говорю: "Господи, Ты знаешь". Разве не свидетельствовал я пред Тобой "против себя о преступлениях моих, Боже мой? и Ты отпустил беззакония сердца моего". Я не сужусь с Тобой, Который есть Истина, и не хочу лгать себе самому, да не сложет себе неправда моя. Нет, я не сужусь с Тобой, ибо, "если воззришь Ты на беззакония, Госпди, Господи, кто устоит?".


    ***
    Где же нашел я Тебя, чтобы Тебя узнать? Тебя не было в моей памяти до того, какя я узнал Тебя. Где же нашел я Тебя, чтобы Тебя узнать, как не в Тебе, надо мной? Не в пространстве: мы отходим отхдим от Тебя и приходим к Тебе не в пространстве. Истина, Ты восседаешь всюду и всем спрашивающим Тебя отвечаешь одновременно, хотя все спрашивают о разном. Ясно отвечаешь Ты, но не все слышат ясно. Все спрашивают о чем хотят, но не всегда слышат то, что хотят. Наилучший служитель Твой тот, кто не думает, как бы ему услышать, что он хочет, но хочет того, что от Тебя услышит.

    ***
    Поздно полюбил я Тебя, Красота, такая древняя и такая юная, поздно полюбил я Тебя! Вот Ты был во мне, а я был во внешнем и там искал Тебя; в этот благообразный мир, Тобой созданный, вламывался я безобразный! Со мной был Ты, с Тобой я не был. Вдали от Тебя держал меня мир, которого бы не было, не будь он в Тебе. Ты позвал, крикнул и проравл глухоту мою; Ты сверкнул, засиял и прогнал слепоту мою; Ты разлил благоухание свое, я вдохнул и задыхаюсь без Тебя. Я отведал Тебя и Тебя алчу и жажду; Ты коснулся меня, и я загорелся о мире Твоем.
    Последний раз редактировалось Лапоть; 20.04.2007 в 05:32.
    "Быть русским - это перестать ненавидеть свой народ" (Ф.М. Достоевский).

  7. #7 (864638) | Ответ на # 864273
    Православная Аватар для Анна 83
    Регистрация
    28.12.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    1,600
    «Беседа преподоб­ного Серафима Саровского о цели христианской жизни»,
    состоявшаяся в конце ноября 1831 года, за год с небольшим до его преставления.
    «Пост, молитва, бдение и всякие другие дела христианские, — говорил
    в той беседе преподобный Серафим, — сколько ни хороши сами по себе, однако не в делании лишь только их состоит цель нашей жизни христианской, хотя они и служат средствами для достижения ее. Истинная цель жизни нашей хрис­тианской есть стяжание Духа Святаго Божия. Пост же и бдение, молитва и милостыня и всякое Христа ради делаемое доброе дело суть средства для стяжания Святаго Духа Божия... только при делании какого-либо добра Христа ради, ибо добро, ради Него сделанное, не только в жизни будущего века венец правды ходатайствует, но и в здешней жизни преис­полняет человека благодатью Духа Святаго и притом, как сказано, “не в меру бо дает Бог Духа Святого. Отец бо любит Сына и вся дает в руце Его”.
    Стяжание — все равно, что приобретение. Цель жизни мирской обыкновенных людей есть стяжание, или наживание денег, а у дворян сверх того — получение почестей, отличий и других наград за государственные заслуги. Стяжание Духа Божия есть тоже капитал, но только благодатный и вечный, и он, как и денеж­ный, приобрета­ется одними и теми же путями, очень сходственными друг с другом. Бог Слово, Господь наш Богочеловек Иисус Христос, уподобляет жизнь нашу торжищу и дело жизни нашей на земле именуется куплею и говорит всем нам: “Купуйте, дондеже прииду, искупующи время, яко дни лукави суть”, то есть выгадывайте время для получения небесных благ через земные товары. Земные товары — это добродетели, делаемые Христа ради, доставляющие нам благодать Всесвятаго Духа.
    В притче о мудрых и юродивых девах, когда юродивым не доставало елея, я убогий думаю, что у них именно благодати Всесвятаго Духа Божиего
    не дос­тавало. Творя добродетели, девы эти по духовному своему неразумию полагали, что в том-то и дело лишь христианское, чтобы одни добродетели делать, а до того, получе­на ли была ими благодать Духа Божия, достигли ли они ее, им и дела не было. За то-то они и названы юродивыми, что забыли о необ­ходимом плоде добродетели, о благодати Святаго Духа, без Которого и спа­сения никому нет и быть не может, ибо “Святым Духом всяка душа живится и чистотою возвышается, светлеется же Тройческим единством священнотайне”. Сам Дух Святой вселяется в души наши, и это-то самое вселение в души наши Его, Вседержителя, и сопребывание с духом нашим Его Тройческого Единства и даруется нам лишь через всемерное с нашей стороны стяжание Духа Святаго, которое и предуготовляет в душе и плоти нашей престол Божиему всетворчес­кому с духом нашим сопребыванию, по непреложному слову Божиему: “Вселюся в них, и похожду, и буду им Бог, и тии будут Мне людие”. Вот это-то и есть тот елей в светильниках у мудрых дев, который мог светло и продолжительно гореть, и девы те с этими горящими светильниками могли до­ждаться и Жениха, пришедшего в полунощи, и войти с Ним в чертог радости.
    Торжище — жизнь наша; двери чертога брачного, затворенные и не до­пустившие к Жениху, — смерть человеческая; девы мудрые и юродивые — души христианские; елей — не дела, но получаемая через них во внутрь естества на­шего благодать Всесвятаго Духа Божия, претворяющая оное от сего в сие, то есть от тления в нетление, от смерти душевной в жизнь духовную, от тьмы в свет, от вертепа существа нашего, где страсти привязаны, как скоты и звери, в храм Божества, в пресветлый чертог вечного радования о Христе Иисусе Господе нашем, Творце и Избавителе и Вечном Женихе душ наших. Сколь велико сострадание Божие к нашему бедствию, т. е. невниманию к Его
    о нас попечению, когда Бог говорит: “Се стою при дверях и толку”, разумея под дверями течение нашей жизни, еще не затворенной смертью.
    О, как желал бы я, ваше боголюбие, чтобы в здешней жизни вы всегда были в Духе Божием. “В чем застану, в том и сужу”, — говорил Господь. Горе, великое горе, если застанет Он нас отягощенными попечениями и печалями жи­тейскими, ибо кто стерпит гнев Его и против лица гнева Его кто станет? Вот почему сказано: “Бдите и молитеся, да не внидите в напасть”, то есть да не лишитеся Духа Божия, ибо бдение и молитва приносят нам благодать Его.
    Конечно, всякая добродетель, творимая ради Христа, даст благодать Духа Святаго, но более всего дает молитва, потому что она как бы всегда в руках наших, как орудие для стяжания Духа благодати. Захотели бы вы, например,
    в церковь сходить, да либо церкви нет, либо служба отошла; захотели бы нищему подать, да нищего нет, либо нечего дать; захотели бы девство соблюсти, да сил нет этого исполнить по сложению вашему или по усилиям вражеских козней, которым вы по немощи человеческой противостоять не можете; захотели бы
    и другую какую-либо добродетель ради Христа сделать, да тоже сил нет или случая снискать не можно. А до молитвы это никак не относится: на нее вся­кому и всегда есть возможность — и богатому и бедному, и знатному и прос­тому, и сильному и слабому, и здоровому и больному, и праведнику и грешнику. Велика сила молитвы, и она более всего приносит Духа Божиего, и ее удобнее всего всякому исправлять. Блаженными будем, когда обрящет нас Господь бдящими, в полноте даров Духа Его Святого. Тогда мы можем благо­дерзновенно надеяться быть восхищенными на облацех во сретение Господа на воздусе, грядущего со славою и силою новою судити живым и мертвым и воздать им коемуждо по делам его.
    Вот я вам расскажу про себя, убогого Серафима. Родом я из курских купцов. Так, когда не был я еще в монастыре, мы, бывало, торговали товаром, который нам больше барыша дает. Так и вы, батюшка, поступайте, и как в торговом деле не в том сила, чтобы лишь только торговать, а в том, чтобы больше ба­рыша получить, так и в деле жизни христианской не в том сила, чтобы только молиться или другое какое-либо доброе дело делать. Хотя апостол и говорит: “Непрестанно молитеся”, но да ведь, как помните, и прибавляет: “Хочу лучше пять словес реши умом, нежели тысящи языком”. И Господь говорит: “Не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи, спасется, но творяй волю Отца Моего”, то есть делающий “дело Божие и притом с благоговением, ибо проклят всяк, иже творит дело Божие с нерадением”, а дело Божие есть “да веруете в Бога и Его же послал есть Иисуса Христа”.
    Если рассудите правильно о заповедях Христовых и апостольских, так дело наше христианское состоит не в увеличении счета добрых дел, служащих к цели нашей христианской жизни только средствами, но в извлечении из них большей выгоды, то есть вящем приобретении обильнейших даров Духа Святаго».
    «Батюшка, — сказал я, — вот вы все изволите говорить о стяжании благодати Святаго Духа как о цели христианской жизни; но как же и где я могу видеть ее? Добрые дела видны, а разве Дух Святой может быть виден? Как же я буду знать, со мной Он или нет?»
    «Мы в настоящее время, — так отвечал старец, — по нашей почти всеобщей хо­лодности к святой вере в Господа нашего Иисуса Христа и по невниматель­ности нашей к действиям Его Божественного о нас Промысла и общения чело­века с Богом до того дошли, что, можно сказать, почти вовсе удалились от истинно христианской жизни. Нам теперь кажутся странными слова Священ­ного Писания, когда Дух Божий устами Моисея говорит: “И виде Адам Господа, ходящего в раи”, или когда читаем у апостола Павла: “Идохом во Ахаию, и Дух Божий не иде с нами, обратихомся в Македонию, и Дух Божий иде
    с нами”. Неоднократно и в других местах Священного Писания говорится
    о явлении Бога человеком.
    Вот некоторые и говорят: “Эти места непонятны: неужели люди так очевидно могли видеть Бога?” А непонятного тут ничего нет. Произошло это непонимание от того, что мы удалились от простоты первоначального христианского ведения и под предлогом просвещения зашли в такую тьму неведения, что нам уже кажется неудобопостижимым то, о чем древние до того ясно разумели, что им и в обыкновенных разговорах понятие о явлении Бога между людьми не ка­залось странным.
    Очень уж мы стали невнимательны к делу нашего спасения, отчего и выходит, что мы и многие другие слова Священного Писания приемлем не в том смысле, как бы следовало. И все потому, что не ищем благодати Божией,
    не до­пускаем ей по гордости ума нашего вселиться в души наши, потому и
    не имеем истинного просвещения от Господа. Мы не преуспеваем в благодати и в разуме Божием, как преуспевал в том Господь наш Христос Иисус.
    Еще скажу вам, чтобы вы еще яснее поняли, что разуметь под благодатью Божией и как распознать ее и чем особливо проявляется ее действие в людях, ею просве­щенных. Благодать Духа Святого есть свет, просвещающий человека. И на самом деле Господь неоднократно проявлял для многих свидетелей действие благодати Духа Святаго на тех людях, которых Он освящал и просвещал великими наитиями Его. Вспомните про Моисея после беседы его с Богом на горе Синайской. Люди не могли смотреть на него — так сиял он необыкновенным светом, окружающим лицо его. Он даже принужден был являться народу
    не иначе, как под покрывалом. Вспомните преображение Господне на горе Фаворе. Великий свет объял Его и “быша ризы Его блещущие, яко снег, и ученицы Его от страха падоша ниц”. Когда же Моисей и Илия явились к Нему в том же свете, то, чтобы скрыть сияние света Божественной благодати, ослеп­ляв­шей глаза учеников, “облак, сказано, осени их”. И таким-то образом благо­дать Всесвятаго Духа Божия является в неизреченном свете для всех, которым Бог являет действие ее».
    «Каким же образом, — спросил я батюшку о. Серафима, — узнать мне, что нахожусь в благодати Духа Святаго?»
    «Это, ваше боголюбие, очень просто, — отвечал он мне, — поэтому-то и Гос­подь говорит: “Вся проста суть обретающим разум”. Да беда-то вся наша
    в том, что сами-то мы не ищем этого разума Божественного, который не кричит, ибо не от мира сего есть. Разум этот, исполненный любовью к Богу и ближнему, созидает всякого человека во спасение ему. Про этот разум Господь сказал: “Бог хощет всем спастися и в разум истины прийти”. Апостолом же Своим про недостаток этого разума Он сказал: “Ни ли неразумливи есте и не чли ли Писания и притчи сия не разумеете ли?” Опять же про этот разум в Еван­гелии говорится про апостолов, что “отверз им тогда Господь разум разумети Писания”. Находясь в этом разуме, и апостолы всегда видели, пребывает ли Дух Божий в них или нет, и, проникнутые Им и видя сопребывание с ними Духа Божия, утвердительно говорили, что дело их свято и вполне угодно Господу Богу. Этим и объясняется, почему они в посланиях своих писали: “Изволися Духу Святому и нам” и только на этих основаниях и предлагали свои писания, как святые апостолы ощутительно сознавали в себе присутствие Духа Божиего... Так вот, ваше боголюбие, видите ли, как это просто?»
    Я отвечал: «Все-таки я не понимаю, почему я могу быть твердо уверенным, что я в Духе Божием? Как мне самому в себе распознать истинное Его явление?»
    Батюшка о. Серафим отвечал: «Я уже, ваше боголюбие, сказал вам, что это очень просто, и подробно рассказал вам, как люди бывают в Духе Божием
    и как должно разуметь Его явление в нас... Что же вам, батюшка, надобно?»
    «Надобно, — сказал я, — чтобы я понял это хорошенько».
    Тогда о. Серафим взял меня весьма крепко за плечи и сказал мне: «Мы оба теперь, батюшка, в Духе Божием с тобою... Что же ты не смотришь на меня?»
    Я отвечал: «Не могу, батюшка, смотреть, потому что из глаз ваших молнии сыпятся. Лицо ваше сделалось светлее солнца, и у меня глаза ломит от боли».
    О. Серафим сказал: «Не устрашайтесь, ваше боголюбие, и вы теперь сами так же светлы стали, как и я сам. Вы сами теперь в полноте Духа Божиего, иначе вам нельзя было бы и меня таким видеть».
    Господи,устне мои отверзеши и уста моя возвестят хвалу Твою!

    Гнев нужен,когда нам надлежит защищать нашу веру,а не физически защищать самих себя.Когда видим,что хулится наша вера,надо гневаться.Если обвиняют меня,я обязан принять это с кротостью.Однако,если обвиняют и хулят Православие,мне следует гневаться.
    Старец Паисий Святогорец.

  8. #8 (864639) | Ответ на # 864638
    Православная Аватар для Анна 83
    Регистрация
    28.12.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    1,600
    И приклонив ко мне свою голову, он тихонько на ухо сказал мне: «Благода­рите же Господа Бога за неизреченную к вам милость Его. Вы видели, что я и не перекрестился даже, а только в сердце моем мысленно помолился Господу Богу и внутри себя сказал: “Господи, удостой его ясно и телесными глазами видеть то сошествие Духа Твоего, Которым Ты удостаиваешь рабов Своих, когда благово­лишь явиться во свете великолепной славы Твоей”. И вот, ба­тюшка, Господь и исполнил мгновенно смиренную просьбу убогого Серафима. Как же нам не благодарить Его за этот Его неизреченный дар нам обоим? Этак, батюшка, не всегда и великим пустынникам являет Господь Бог милость Свою. Эта благодать Божия благоволила утешить сокрушенное сердце ваше, как мать чадолюбивая, по предстательству Самой Матери Божией... Что ж, батюшка, не смотрите мне в глаза? Смотрите просто и не убойтесь — Господь с нами».
    Я взглянул после этих слов в лицо его, и напал на меня еще больший бла­гого­вейный ужас. Представьте себе в середине солнца, в самой блистающей яркости его полуденных лучей лицо человека с вами разговаривающего. Вы видите движение уст его, меняющееся выражение его глаз, слышите его голос, чувствуете, что кто-то вас руками держит за плечи, но не только рук этих
    не видите, не видите ни самих себя, ни фигуры его, а только один свет осле­пительный, простирающийся далеко на несколько сажен кругом и озаряю­щий ярким блеском своим и снежную пелену, покрывающую поляну, и снежную крупу, осыпающую сверху, и меня, и великого старца. Возможно ли представить себе то положение, в котором я находился тогда?»
    «Что же чувствуете вы теперь?» — спросил меня о. Серафим.
    «Чувствую я такую тишину и мир в душе моей, что никакими словами выразить не могу».
    «Это, ваше боголюбие, — сказал батюшка о. Серафим, — тот мир, про ко­торый Господь сказал ученикам Своим: “Мир Мой даю вам, не якоже мир дает, Аз даю вам. Аще бо от мира были бысте, мир убо любил свое, но якоже избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир. Обаче дерзайте, яко Аз победих мир”. Вот этим-то людям, ненавидимым от мира сего, избранным же от Господа, и дает Господь тот мир, который вы теперь в себе чувствуете; “мир, по слову апостольскому, всяк ум преимущий”. Таким его называет апостол, потому что нельзя выразить никаким словом того благосостояния душевного, которое он производит в тех людях, в сердца которых его внедряет Господь Бог. Христос Спаситель называет его миром от щедрот Его собственных, а
    не от мира сего, ибо никакое временное земное благополучие не может дать его сердцу человеческому; он свыше даруется от Самого Господа Бога, почему и называется “миром Божиим”... Что же еще чувствуете вы?»
    — «Необыкновенную радость во всем моем сердце».
    И батюшка о. Серафим продолжал: «Когда Дух Божий снисходит к человеку и осеняет его полнотою Своего наития, тогда душа человеческая преисполняется радостью, ибо Дух Божий радостотворит все, к чему бы Он не прикоснулся. Это та самая радость, про которую Господь говорит в Евангелии Своем, что
    “в мире скорбни будете, но егда узрю вы, возрадуется сердце ваше, и радости вашея никто не возьмет от вас”. Но как бы не была утешительна радость эта, которую вы теперь чувствуете в сердце своем, все-таки она ничтожна в срав­нении с тою, про которую Сам Господь устами своего апостола сказал, что радости той “ни око не виде, ни ухо не слыша, ни на сердце человеку
    не взы­доша благая, яже уготовал Бог любящим Его”. Предзадатки этой радости даются нам теперь; если от них так сладко, хорошо и весело в душах наших, то что сказать о той радости, которая уготована там, на небесах, плачущим здесь, на земле? Вот и вы, батюшка, довольно-таки поплакали в жизни вашей на земле, и смотрите-ка, какою радостью утешает вас Господь еще в здешней жизни. Теперь за нами, батюшка, дело, чтобы, труды к трудам прилагая, восходить нам от силы в силу и достигнуть меры возраста исполнения Христова, да сбудутся на нас слова Господни: “Терпящие же Господа, тии изменят крепость, окрилотеют, яко орли, потекут и не утрудятся, пойдут и не взалчут, пойдут от силы в силу, явится им Бог Богов в Сионе разумения и небесных видений”. Вот тогда-то наша теперешняя радость, являющаяся нам вмале и вкратце, явится во всей полноте своей, и никтоже возмет ее от нас, преисполняемых неизъяс­нимых пренебесных наслаждений... Что же еще вы чувствуете, ваше боголюбие?»
    Я отвечал: «Теплоту необыкновенную».
    — «Как, батюшка, теплоту? Да ведь мы в лесу сидим. Теперь зима на дворе, и под ногами снег, и на нас более вершка снегу, и сверху крупа падает... какая же может быть тут теплота?»
    Я отвечал: «А такая, какая бывает в бане, когда поддают на каменку и когда из нее столбом пар валит».
    «И запах, — спросил он меня, — такой же, как из бани?»
    «Нет, — отвечал я, — на земле нет ничего подобного этому благоуханию».
    И батюшка Серафим, приятно улыбнувшись, сказал: «Я сам, батюшка, знаю это точно так же, как и вы, да нарочно спрашиваю у вас — так ли вы это чув­ст­вуете? Сущая правда, ваше боголюбие. Никакая приятность земного бла­гоуха­ния не может быть сравнена с тем благоуханием, которое мы теперь ощу­щаем, потому что нас теперь окружает благоухание Святаго Духа Божия. Что же земное может быть подобно ему? Заметьте же, ваше боголюбие, ведь вы сказали мне, что кругом нас тепло, как в бане, а посмотрите-ка, ведь ни на вас и ни на мне снег не тает и под нами также. Стало быть, теплота эта не в воздухе, а в нас самих. Она-то и есть именно та самая теплота, про которую Дух Святой словами молитвы заставляет нас вопиять к Господу: “Теплотою Духа Святаго согрей мя”. Ею-то согреваемые пустынники и пустынницы не боялись зимнего мраза, будучи вдеваемы, как в теплые шубы, в благодатную одежду,
    от Святого Духа истканную. Так ведь и должно быть на самом деле, потому что благодать Божия должна обитать внутри нас, в сердце нашем, ибо Господь сказал: “Царствие Божие внутрь вас есть”. Под Царствием же Божиим Господь разумеет благодать Духа Святаго. Вот это Цар­ствие Божие теперь внутрь вас и находится, а благодать Духа Святаго и от вне осиявает и согревает нас и, преис­полняя многоразличным благоуханием окружа­ющий нас воздух, услаждает наши чувства пренебесным услаждением, напояя сердца наши радостью неиз­глаголанною. Ваше теперешнее положение есть то самое, про которое апостол говорит: “Царствие Божие несть пища и питие, но правда и мир о Дусе Святе”. Вера наша состоит “не в препретельных земных премудрости словах, но
    в явлении силы и духа”. Но в этом-то состоянии мы с вами теперь находимся. Про это состояние именно и сказал Господь: “Суть неции от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят Царствие Божие, пришедшее в силе”. Вот, батюшка, ваше боголюбие, какой неизреченной радости сподобил нас теперь Господь Бог. Вот что значит быть в полноте Духа Святаго, про которую прп. Макарий Египетский пишет: “Я сам был в полноте Духа Святаго...” Этою-то полнотою Духа Святаго и нас убогих преисполнил теперь Господь. Ну, уж теперь нечего более, кажется, спрашивать, ваше боголюбие, каким образом бывают люди в благодати Духа Святаго. Будете ли вы помнить теперешнее яв­ление неизречен­ной милости Божией, посетившей вас?»
    «Не знаю, батюшка, — сказал я, — удостоит ли меня Господь навсегда пом­нить так живо и явственно, как теперь я чувствую, эту милость Божию».
    «А я мню, — отвечал мне о. Серафим, — что Господь поможет вам навсегда удержать это в памяти вашей, ибо иначе благодать Его не преклонилась бы так мгновенно к смиренному молению моему и не предварила бы так скоро послу­шать убогого Серафима, тем более, что и не для вас одних дано вам разуметь это, а через вас для целого мира, чтобы вы сами, утвердившись в деле Божием, и другим могли бы быть полезными. Что же касается до того, батюшка, что я монах, а вы мирской человек, то об этом думать нечего: у Бога взыскуется правая вера в Него и Сына Его Единородного. За это и подается обильно свыше благодать Духа Святаго. Господь ищет сердца, преисполненного любовью к Богу и ближнему, — вот престол, на котором Он любит восседать и на ко­тором Он является в полноте Своей пренебесной славы. “Сыне, даждь Ми сердце твое, — говорит Он, — а все прочее Я Сам приложу тебе”, ибо в сердце человеческом может вмещаться Царствие Божие. Господь заповедует ученикам Своим: “Ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам. Весть бо Отец ваш Небесный, яко всех сих требуете”.
    О милосердии же Господа Бога сомневаться нечего: сами, ваше боголюбие, видите, как слова Господни, сказанные через пророка, сбылись на нас. “Несмь Аз Бог издалече, но Бог вблизи, и при устех твоих есть спасение твое”.
    Не успел я убогий перекреститься, а только лишь в сердце своем пожелал, чтобы Господь удостоил вас видеть Его благостыню во всей ее полноте, как уже Он немедленно и на деле исполнением моего пожелания поспешить изволил. Не зело хваляся говорю я это и не с тем, чтобы показать вам свое значение и привести вас в зависть, и не для того, чтобы вы подумали, что я монах, а вы мирянин, нет, ваше боголюбие, нет, но “близ Господь всем призывающим Его во истине, и несть у Него зрения на лица. Отец бо любит Сына и вся дает
    в руце Его”, лишь бы только мы сами любили Его, Отца нашего Небесного истинно, по-сыновнему. Господь равно слушает и монаха, и миря­нина, простого христианина, лишь бы оба были православные и оба любили Бога из глубины душ своих, и оба имели в Него веру, хотя бы “яко зерно горушно”.
    Не дивнее ли еще этого Господь наш Иисус Христос говорит о верующих
    в Него: “Веруяй в Мя дела не точию яже Аз творю, но и больше сих сотворит, яко Аз иду ко Отцу Моему и умолю Его о вас, да радость ваша исполнена будет. Доселе не просите ничесоже во имя Мое, ныне же просите и приимите”. Так-то, ваше боголюбие, все, о чем бы вы не попросили у Господа Бога, все вос­приимете, лишь бы только было во славу Божию или на пользу ближнего, потому что и пользу ближнего Он же к славе Своей относит, почему и говорит: “Вся, яже единому от меньших сих сотвористе, Мне сотвористе”. Так не имете никакого сомнения, чтобы Господь Бог не исполнил ваших прошений, лишь бы только они или к славе Божией, или к пользам и назиданию ближних относились. Но если бы для собственной вашей нужды, или пользы, или выгоды вам что-либо было нужно, и это даже все столь же скоро и благопослушливо Господь Бог изволит послать вам, только бы в том край­няя нужда и необходимость настояла, ибо любит Господь любящих Его: благ Гос­подь всяческим, щедрит же и дает и непризывающим имени Его, и щедроты Его во всех делах Его, волю же боящихся Его сотворит, и молитву их услышит, и весь совет их исполнит, исполнит Господь вся прошения твоя. Одного опасайтесь, ваше бого­любие, чтобы не просить у Господа того, в чем не будете иметь крайней нужды.
    Не от­кажет Господь вам и в том за вашу православную веру в Христа Спасителя.
    Так-то, ваше боголюбие, все я вам сказал теперь и на деле показал, что Господь и Матерь Божия через меня, убогого Серафима, вам сказать и показать соблаговолили. Грядите же с миром, Господь и Божия Матерь с вами да будет всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь. Грядите же с миром».
    И во все время беседы этой, с того самого времени, как лицо о. Серафима просветилось, видение это не переставало, и все с начала рассказа и доселе сказанное говорил он мне, находясь в одном и том же положении. Исходившее же от него неизреченное блистание света видел я сам, своими собственными глазами, что готов подтвердить и присягою.
    На этом месте заканчивается Мотовиловская рукопись (дана с некоторым сокращением).
    Господи,устне мои отверзеши и уста моя возвестят хвалу Твою!

    Гнев нужен,когда нам надлежит защищать нашу веру,а не физически защищать самих себя.Когда видим,что хулится наша вера,надо гневаться.Если обвиняют меня,я обязан принять это с кротостью.Однако,если обвиняют и хулят Православие,мне следует гневаться.
    Старец Паисий Святогорец.

  9. #9 (864660) | Ответ на # 864639
    оливковый Аватар для svetham
    Регистрация
    15.02.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    8,568
    Записей в дневнике
    1
    Спасибо, Анна.

  10. #10 (864816) | Ответ на # 864660
    свт. Иоанн Златоуст. "Письма диакониссе Олимпиаде".

    Православным не нужно рассказывать, кто это такой. Для неправославных: святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский - один из наиболее почитаемых святых в Православной Церкви. Жил в конце IV - начале V вв. Известен своими обширными трудами в области миссионерства, благотворительнсти и богословия. Оставил подробнейшие комментарии Писания. В Церкви до сих пор совершается чин Литургии в его редакции.

    Письма своей духовной дочери - константинопольской диакониссе Олимпиаде Златоуст писал по пути в ссылку, и из места ссылки, куда он был отправлен императором Аркадием, и из которой уже не вернулся.

    ***
    Ведь одно только, Олимпиада, страшно, одно искушение, именно - только грех; и я не перестаю до сих пор напоминать тебе это слово; все же остальное - басня, укажешь ли ты на козни, или на ненависть, или на коварство, на ложные допросы, или бранные речи и обвинения, на лишение имущества, или изгнания, или заостренные мечи, или морскую бездну, или на войну всей вселенной. Каково бы все это ни было, оно и временно, и скоропреходяще, и имеет место в отношении к смертному телу, и нисколько не вредит трезвой душе.
    Пэтому и блаженный Павел, желая показать ничтожество радостей и печалей, приключающихся в настоящей жизни, разъяснил все одним изречением: "видимая бо временна" (2 Кор.4, 18).
    Итак, зачем тебе бояться временного, протекающего, пдодобно речным потокам? - потому что таково настоящее, все равно - будет ли оно радостно или печально.
    Другой же пророк все человеческое счастье сравнил не с травой даже, а с другим, более ничтожным веществом, назвавши все вместе цветом травы, и счел [этим цветом] не часть только счастья, например только богатство, или только роскошь, или обладание властью, или почести, - но все, что у людей считается славным, обняв одним именем "славы", уподобил затем траве, сказав: "всяка слава человека, яко цвет травный" (Ис. 40,6).
    Однако ужасно и тяжело, скажешь, несчастье. Но смотри, как и оно, в свою очередь, приравнивается пророком к другому образу, и относись с презрением к нему. Именно, уподобляя бранные речи, оскорбления, укоризны,насмешки со стороны врагов и злые замыслы изветшавшей одежде и изъеденной молью шерсти, пророк говорил: "не бойтеся укорения человека и похулению их не покаряйтеся, потому что состарятся, как риза, и будут изъедены, как шерсть молью" (Ис. 50, 7-8).
    Итак, пусть не смущает тебя ничто из того, что происходит. Перестань звать на помощь то того, то другого и гнаться за тенями (а такова человеческая помощь), но призывай непрестанно Иисуса, Которому ты служишь, чтобы Он только благоизволил, - и все бедствия прекратятся в один миг.
    Если же ты призывала, а бедствие не устранено, то таков у Бога обычай: не сначала (я повторяю то, что сказал выше) удалять бедствия, но когда они достигнут наибольшей высоты, когда усилятся, когда враждующие изольют почти всю свою злость, тогда, наконец, все сразу изменять в состояние тишины и производить неожиданные перемены. Он может произвести не только те блага, каких мы ожидаем и надеемся [получить], но и гораздо большие и бесконечно ценнейшие. Поэтому и Павел говорил: "могущему же паче вся творити по преизбыточествию, ихже просим или разумеем" (Еф. 3,20).
    Разве Он не мог, в самом деле, сначала же не допустить трем отрокам подвергнуться искушению (Дан. 3)? Мог, но не пожелал, чтобы доставить имчерез это большую выгоду. С этой целью Он допустил и то, чтобы они были преданны в руки иноплеменников, и чтобы печь была разожжена до несказанной степени, и чтобы гнев царский пылал сильнее печи, и чтобы крепко связаны были их руки и ноги, и чтбы, наконец, ввергнуты они были в огонь; и когда все, созерцавши их, отчаялись в их спасении, тогда-то неожиданно и вопреки всякой надежде проявилось чудное дело превосходнейшего Художника Бога и просияло с превосходной силой. Именно - огонь связывался, а узники разрешались; печь сделалась храмом молитвы, источником и росой и стала почетнее царских дворцов, и над огнем, этой всепожирающей силой, которая преодолевает и железо, и камни и побеждает всякое вещество, одержала верх природа волос. И здесь стоял согласны хор святых, призывавших свю тварь, и небесную и земную, к дивному песнопению: они пели, воссылая благодарственные гимны за то, что были связаны, за то что - насколько это зависело от врагов - были сжигаемы, за то, что были изгнаны из отечества, за то, что стали пленниками, за то, что были лишены свободы, за то, что сделались не имеющими городов, бесприютными, за то, что жили в чужой и иноплеменной души: таково свойство благодарной души.
    И вот, когда и злодеяни врагов были кончены (что еще могли бы они предпринять после смерти?), и добродетель борцов проявилась во всей своей полноте, когда сплетен был для них венец, собраны были награды и ничего уже не осталось больше для их прославления, тогда-то именно бедствия устраняются, и тот, кто возжег печь ипредал отроков столь великой муке, начинает дивно прославлять этих святых борцов и делается вестником необычайного чуда Божия, послыает во все стороны вселенной письма, полные благохваления, повествуя в них о случившемся, и делается таким образом достоверным вестником чудес Дивнотворца Бога, потому что если он сам [прежде] был врагом и неприятелем, то писанное ти не возбуждало уже к себе подозрения и у врагов.
    Видишь искусство Бога? Видишь Его мудрость? Видишь, что Он совершает не то, что согласно с обычными мнениями и ожиданиями? Видишь Его человеколюбие и попечительность? Поэтому не смущайся и не тревожься, но пребывай постоянно, благодаря Бога за все, славословь Его, призывай, проси, умоляй, и хотя бы нступили бесчисленные смятения и волнения или происходили перед глазами твоими бури, пусть ничто это не смущает тебя. Господь ведь у нас не сообразуется с затруднительностью обстоятельств, даже если все впадет в состояние крайней гибели, так Ему возможно поднять упавших, вывести на дорогу заблудших, исправить подпавших соблазну, исполненных бесчисленных грехов освободить от них и сделать праведными, оживотворить лишенных жизни, восстановить с еще большим блеском то, что разрушено до основания и обветшало.
    ...
    Пребывай сильной и радостной, достопочтеннейшая и боголюбезнейшая моя госпожа!
    "Быть русским - это перестать ненавидеть свой народ" (Ф.М. Достоевский).

  11. #11 (864823) | Ответ на # 864816
    сщмч. Илларион (Троицкий). "Пасха нетления".

    Священномученик Илларион причислен к лику новомучеников Русской Православной церкви, пострадавших в XX в. от большевистских гонений.

    ***
    Прислушайтесь к торжествующим напевам Церкви! Не во дни только Святой Пасхи, но и во все великие праздники вы многократно услышите слово: нетление. Все дело спасения рода человеческого в церковном живом богословии изображается как дарование нетления. Значит, нам недоставало нетления. Мы находились в состоянии тления. Синаксарь во Святую и Великую неделю Пасхи, конечно, читают только в монастырях, да и то не во всех. А между тем вот как там определяется богословски значение празднуемого события: «В той [день] с небесе сошед, во утробу Девы вселися; и ныне из адовых сокровищ человеческое естество все исхитив, на небеса возведе и к древнему достоянию приведе нетления». Здесь замечательны две подробности: Пасха ставится рядом с событием Христова Рождества и нетление называется древним достоянием.
    Прислушиваясь к церковным песнопениям, все больше и больше убеждаешься, какими идейными сокровищами богаты они, как важны они для настоящего православного жизнепонимания. Наши школьные курсы догматики, преподаваемые с семинарских и академических кафедр, в этом отношении стоят неизмеримо ниже того богословия, которое наши дьячки и певчие преподают верующим с церковного клироса.
    Пасха нетления... Возвращено древнее достояние... Наше школьное богословие говорит о каких-то юридических счетах между Богом и человеком. Грех называется по преимуществу преступлением против Бога, оскорблением Бога, за которое правда Божия должна отомстить ничтожному оскорбителю. Но Церковь грех называет прежде всего тлением, утратой древнего достояния — нетления. Здесь нет юридических счетов с Господом Богом. Человек отпал от Бога, и началось его духовное и телесное тление. Самозаконие в духовной жизни привело к рабству греху и страстям. Человек начал истлевать в обольстительных похотях. Душа гниет, душа истлевает. Это звучит странно, но на самом деле это так. Процесс духовного тления можно уподобить всякому гниению. Если гниет какой организм, в нем все разрушается, временами появляются из него ядовитые и зловонные газы. Так и духовная природа, поврежденная, зараженная грехом, будто гниет. Душа теряет свое целомудрие, свою цельность, разлагается; слабеет в ней воля, все связывающая и все в ней себе подчиняющая. Вырываются из грешной души постоянные страстные помыслы, злые дела. При внимательном отношении к своей духовной жизни всякий человек не может не удивляться тому, с каким трудом в душе прививается все доброе и прекрасное и как легко и быстро в ней укрепляется все темное и злое. Не скажем ли поэтому мы: что-то недоброе живет в нашей душе; она нездорова, больна. Тление господствует в нашей душе, и тлению с особенной очевидностью подчиняется наше тело. Душевную болезнь многие могут не замечать, могут заглушать шумом жизни внутренние стоны и вопли души. Но тление тела в смерти неопровержимо. И пред этим тлением бледнеет всякая краска жизни. Творения аскетов, трактующие о смерти духовной, могут быть отвергнуты и даже, быть может, осмеяны. Но найдите нигилиста, который не понял бы чина погребения и надгробного плача преподобного Иоанна Дамаскина!
    Человечество всегда видело внутреннее тление своей духовной природы и всегда воочию видело разрушение храмины тела. Сознавать, что ты духовно гниешь, и знать, что тело твое достояние червей — вот удел грешного человека! Где же здесь радость? На что надеяться в будущем? Грех в существе своем связан с несчастьем и страданием. Грешное сознание и будущность рисовало мрачными, безотрадными красками. Шеол еврея, царство теней в мрачном Аиде эллина и римлянина — безотрадная будущность.
    Спасение есть исцеление. Спасение есть освобождение от тления. Спасение есть возвращение изначальной доброты нетления, ибо создан был человек в неистление. Нужно было оздоровление человеческого естества. Это оздоровление и дано в воплощении Сына Божия. «Мы не могли бы сделаться нетленными и бессмертными, если бы Нетленный и Бессмертный не сделался прежде тем, что и мы». Нетленный и Бессмертный в единство Своей личности воспринял «тлением и смертию мое естество ято бывшее». Естество тленное получило прививку нетления, и начался процесс обновления твари, процесс обожения человека, началось созидание богочеловечества. Жало смерти притуплено. Тление побеждено, ибо дано противоядие болезни тления. Пасха нетления заставляет вспомнить таинство воплощения. Непроходимы были врата смерти. Все земнородные неизменно к этим вратам подходили, за ними скрывались, трепеща и ужасаясь. Но вот воскрес Христос! Что это значит? Это значит, что спасение совершено воистину. Ведь человеческое естество соединилось с естеством Божественным в лице Христа «неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно». Не Бог прошел через врата смерти, не пред Богом «распахнулся вечности чертог», не ради Бога отвален камень от дверей гроба, но ради Богочеловека. Вместе со Христом прошло через таинственные врата смерти наше человеческое естество. Царствует смерть, но не вечнует!
    Страшна была смерть роду человеческому раньше смерти Христовой, но после Христова воскресения человек стал страшен для смерти, ибо один из нас победил смерть, не остался во гробе и не увидел тления. Пасха — освобождение Израиля из Египта. Наша Пасха — освобождение от рабства смерти и тления. Христос воскресе! Я знаю теперь, что мое спасение воистину совершено. Я знаю, что Бог действителыю явился на земле. Были великие люди, победители стихий, победители природы, но смерть всех равняла и обнаруживала наше общее ничтожество. Кто это прошедший врата смерти? Он может быть только Богом. Значит, воистину воплощался Бог на земле, воистину принесено целительное врачевство против разъедающего меня и меня мучающего тления. Воплощение и воскресение сочетаются воедино. Воплощение даст смысл воскресению, и воскресение с непререкаемостью уверяет в истине, в действительности, а не призрачности и мечтательности воплощения.
    Теперь не страшна мне смерть, ибо видел я победу над тлением. Я еще вижу в себе иной закон, нежели закон жизни, я вижу закон смерти и тления. Вижу я, как господствует временами грех надо мною. Но знаю, что это господство поколеблено, что мое положение небезнадежно. Я могу теперь надеяться на победу, на одоление греха, я могу надеяться на освобождение от рабства тлению. Теперь могу я с радостью взирать на предлежащий мне подвиг борьбы с грехом и страстями, ибо враг уже многократно побежден самоотверженными подвижниками. На небе церковном сияют, как светила, святые Божии, которые, живя на земле, победили грех, достигли чистоты и целомудрия, то есть нетления, а потому они, радуясь, отходили в путь всея земли. Нетление, то есть чистота и целомудрие, дает радость. Блаженство — не внешняя награда, как мудрствуют несчастные наемники-католики. Блаженство есть внутреннее следствие добродетели. Добродетель есть здоровье души, а здоровый всегда счастливее больного. Моя болезнь греховная исцелима — в этом убеждает меня Христово воскресение. Мне открыто блаженство рая. Никто же да рыдает убожества, явися бо общее Царство! Явилась общая радость, ибо явилась надежда на нетление, на искупление от греховного тления. От смерти ? жизни Христос Бог нас преведе. Египет остался позади, фараон погиб, впереди обетованная земля и нетленное Царство, где обителей много, где радость вечная! Пасха нетления! Мира спасение!
    Христос воскресе!


    "Быть русским - это перестать ненавидеть свой народ" (Ф.М. Достоевский).

  12. #12 (865725) | Ответ на # 864823
    Православная Аватар для Анна 83
    Регистрация
    28.12.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    1,600

    Митрополит Антоний Сурожский.Выдержка из цикла бесед.
    Вера, то есть опыт встречи с Богом невыразим. Передать то, что случилось, невозможно; на человеческом языке можно выразить только то, что доступно языку, нашему восприятию. Я вам расскажу откровенно, хотя, может быть, некстати, что со мной случилось, и потом перейду к вопросу о том, как вера может найти себе выражение.
    Я родился до первой мировой войны. Мой опыт жизни заключает все трагические годы жизни России и заграничной эмиграции. Обстоятельства были такие, что я никакого церковного или даже просто христианского учения не слышал. В эмиграции я жил в закрытой школе, выходил из нее только на несколько часов в воскресенье; тогда было не до того, чтобы меня учить, – тогда меня надо было утешить, обрадовать. И поэтому я о Боге никаких понятий не имел. Я знал, что мои родители верят в Бога, но кроме этого не знал ничего. И так длилось довольно долго. Я поступил мальчиком в русскую молодежную организацию. Там был отец Георгий Шумкин, о котором я говорил в прошлой беседе; он передо мной открыл таинство всепобеждающей любви, – любви, которая может ликовать или быть крестной мукой. Но это я воспринял только как его личное, непонятное мне свойство. Потом прошли годы. О Боге я слышал, но не интересовался Им.
    И вот раз во время игры в волейбол к нам, мальчикам лет четырнадцати, подошел наш руководитель и сказал: “Вот, ребята, мы пригласили священника провести с вами беседу, потому что наступает Страстная седмица, идите в зал”. Все отказались, я в том числе особенно резко. Другие были сколько-то церковны, а я никакого представления об этой области не имел и ответил, что я ни в Бога, ни в священников не верю и никакого желания не имею куда-то идти учиться тому, что мне совершенно не нужно. Руководитель мой был умный, он не сказал, что это будет хорошо для моей души, – я бы ему ответил, что у меня души нет, поэтому мне не нужен и священник. Руководитель мне сказал: “Ты себе представь, чтó разнесет по Парижу этот священник, если никто из вас не пойдет на его беседу! Я тебя не прошу слушать, ты пойди, сядь в угол и думай свои мысли”. Я решил, что из лояльности к организации могу это сделать; пошел, сел в угол и собирался думать свои думы. Но к моему несчастью (а может, счастью) оказалось, что священник говорил слишком громко и мне мешал думать; а то, чтó он говорил, начало меня возмущать в такой степени, что я стал прислушиваться. Нас тогда готовили к тому, чтобы с мечом в руках возвратиться и спасать Россию от большевизма, а он плел нам о Христе, – о смирении, о терпении, о кротости, о всех добродетелях, до которых нам никакого дела не было, потому что они никакой, как нам казалось, пользы не принесли бы нашему делу. Я слушал с возрастающим возмущением; когда он кончил свою беседу, я не вернулся на поле игры, а помчался домой и попросил мать дать мне Евангелие, потому что мне хотелось лично удостовериться. Я помню свои слова ей: “Я хочу проверить, потому что если в Евангелии сказано то, что этот священник говорит, я кончил с Богом, кончил со Христом и выкину свой крестильный крест”. Раньше чем читать, поскольку я был мальчик разумный, я вспомнил, как батюшка говорил, что есть четыре Евангелия; из этого я заключил, что одно должно быть короче других, и если уж терять время на чтение Евангелия, давай-ка прочту самое короткое. И тут я попался – не батюшке, а Богу, потому что начал читать Евангелие от Марка, которое было предназначено для таких мальчиков, как я, для дикарей. Я начал читать, и между первой и третьей главой, которые я читал медленно, потому что не привык к устарелому языку даже русского перевода, вдруг почувствовал, что по ту сторону стола, за которым я читаю, стоит живой Христос. Я Его не увидел, я не обонял ничего, не слышал ничего. Я откинулся на своем стуле, убедился, что это не видение, не галлюцинация, а совершенно простая уверенность, что Он тут стоит. И тогда я подумал: если это так, то все, что сказано о Нем, должно быть, правда; если Он умер и теперь живой, значит, Он – Тот, о Котором говорил отец Сергий...
    Я начал читать Евангелие уже вразбивку, и несколько вещей меня тогда особенно поразили. Я привык рассматривать жизнь как джунгли, всякий человек был для меня опасностью, врагом; чтобы выжить в джунглях ранней эмиграции, надо было окаменеть, стать твердым, непроницаемым. И вдруг я вижу, что в Евангелии от Матфея сказано: Бог повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми (см. Мф. 5: 45). Я подумал: если Бог любит и добрых, и злых, а я хочу быть с Богом, то должен тоже начать любить не только добрых, которые меня любят и ко мне хороши, но и злых, которых я так боюсь и до сих пор ненавидел. Я задумался над этим и решил: хорошо; что бы люди мне ни делали, я их буду любить ради того, чтобы остаться со Христом; пусть они меня хоть кипятком ошпаривают, я все равно не откажусь от этой любви... На следующий день, когда я вышел на улицу, я смотрел на толпу людей, которая устремлялась на вокзал (мы тогда жили за городом) и думал: Бог их всех сотворил, Он всех любит, и я всех буду любить... Это было мое первое впечатление. До конца выразить я это не могу; я могу лишь описать в таких бедных словах то, как это сказалось, но передать, чтó произошло в моей душе от того, что я вдруг оказался лицом к лицу со Христом, я никоим образом не могу.
    Господи,устне мои отверзеши и уста моя возвестят хвалу Твою!

    Гнев нужен,когда нам надлежит защищать нашу веру,а не физически защищать самих себя.Когда видим,что хулится наша вера,надо гневаться.Если обвиняют меня,я обязан принять это с кротостью.Однако,если обвиняют и хулят Православие,мне следует гневаться.
    Старец Паисий Святогорец.

  13. #13 (865727) | Ответ на # 865725
    Православная Аватар для Анна 83
    Регистрация
    28.12.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    1,600

    Святитель Игнатий Брянчанинов.Исповедь.
    Восемь главных страстей с их подразделениями и отраслями
    1. Чревообъядение
    Объядение, пьянство, нехранение и разрешение постов, тайноядение, лакомство, вообще нарушение воздержания. Неправильное и излишнее любление плоти, ее живота и покоя, из чего составляется самолюбие, от которого нехранение верности к Богу, Церкви, добродетели и людям.
    2. Любодеяние
    Блудное разжение, блудные ощущения и положения души и сердца. Принятие нечистых помыслов, беседа с ними, услаждение ими, соизволение им, медление в них. Блудные мечтания и пленения. Нехранение чувств, в особенности осязания, в чем дерзость, погубляющая все добродетели. Сквернословие и чтение сладострастных книг. Грехи блудные естественные: блуд и прелюбодеяние. Грехи блудные противоестественные.
    3. Сребролюбие
    Любление денег, вообще любление имущества движимого и недвижимого. Желание обогатиться. Размышление о средствах обогащению. Мечтание богатства. Опасения старости, нечаянной нищеты, болезненности, изгнания. Скупость. Корыстолюбие. Неверие Богу, неупование на его промысл. Пристрастия или болезненная излишняя любовь к разным тленным предметам, лишающая душу свободы. Увлечение суетными попечениями. Любления подарков. Присвоение чужого. Лихва. Жестокосердие к нищей братии и ко всем нуждающимся. Воровство. Разбой.
    4. Гнев
    Вспыльчивость, принятие гневных помыслов: мечтание гнева и отмщения, возмущение сердца яростью, помрачение ею ума: непристойный крик, спор, бранные, жестокие и колкие слова, ударение, толкание, убийство. Памятозлобие, ненависть, вражда, мщение, оклеветание, осуждение, возмущение и обида ближнего.
    5. Печаль
    Огорчение, тоска, отсечение надежды на Бога, сомнение в обетованиях Божиих, неблагодарение Богу за все случающееся, малодушие, нетерпеливость, несамоукорение, скорбь на ближнего, ропот, отречение от креста, покушение сойти с него.
    6.Уныние
    Леность ко всякому доброму делу, в особенности к молитвенному. Оставление церковного и келейного правила. Оставление непрестанной молитвы и душеполезного чтения. Невнимание и поспешность в молитве. Небрежение. Неблагоговение. Праздность. Излишнее успокоение сном, лежанием и всякого рода негою. Перехождение с места на место. Частые выходы из келий, прогулки и посещения друзей. Празднословие. Шутки. Кощуны. Оставление поклонов и прочих подвигов телесных. Забвение грехов своих. Забвение заповедей Христовых. Нерадение. Пленение. Лишение страха Божия. Ожесточение. Нечувствие. Отчаяние.
    7. Тщеславие
    Искание славы человеческой. Хвастовство. Желание и искание земных и суетных почестей. Любление красивых одежд, экипажей, прислуги и келейных вещей. Внимание к красоте своего лица, приятности голоса и прочим качествам тела. Расположение к наукам и искусствам гибнущим сего века, искание успеть в них для приобретения временной, земной славы. Стыд исповедовать грехи свои. Скрытие их перед людьми и отцом духовным. Лукавство. Самооправдание. Прекословие. Составление своего разума. Лицемерие. Ложь. Лесть. Человекоугодие. Зависть. Уничижение ближнего. Переменчивость нрава. Потворство. Бессовестность. Нрав и жизнь бесовские.
    8. Гордость
    Презрение ближнего. Предпочтение себя всем. Дерзость. Омрачение, дебелость ума и сердца. Пригвождение их к земному. Хула. Неверие. Лжеименитый разум. Непокорность Закону Божию и Церкви. Последование своей плотской воле. Чтение книг еретических, развратных и суетных. Неповиновение властям. Колкое насмешничество. Оставление христоподражательного смирения и молчания. Потеря простоты. Потеря любви к Богу и ближнему. Ложная философия. Ересь. Безбожие. Невежество. Смерть души.
    Господи,устне мои отверзеши и уста моя возвестят хвалу Твою!

    Гнев нужен,когда нам надлежит защищать нашу веру,а не физически защищать самих себя.Когда видим,что хулится наша вера,надо гневаться.Если обвиняют меня,я обязан принять это с кротостью.Однако,если обвиняют и хулят Православие,мне следует гневаться.
    Старец Паисий Святогорец.

  14. #14 (865728) | Ответ на # 865727
    Православная Аватар для Анна 83
    Регистрация
    28.12.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    1,600
    О добродетелях, противоположных восьми главным греховным страстям
    1. Воздержание
    Удержание от излишнего употребления пищи и питания, в особенности от употребления в излишестве вина. Хранение точное постов, установленных Церковью, Обуздание плоти умеренным и постоянно одинаковым употреблением пищи, от чего начинают ослабевать вообще все страсти, а в особенности самолюбие, которое состоит в бессловесном люблении плоти, жизни и покоя ее.
    2. Целомудрие
    Уклонение от всякого рода блудных дел. Уклонение от сладострастных бесед и чтения, от произношения сладострастных, скверных и двусмысленных слов. Хранение чувств, особенно зрения и слуха, и еще более осязания. Скромность. Отвержение помышлений и мечтаний блудных. Молчание. Безмолвие. Служение больным и увечным. Воспоминание о смерти и аде. Начало целомудрия – ум, не колеблющийся от блудных помыслов и мечтаний; совершенство целомудрия – чистота, зрящая Бога.
    3. Нестяжание
    Удовлетворение себя одним необходимым. Ненависть к роскоши и неге. Милосердие к нищим. Любление нищеты евангельской. Упование на промысл Божий. Последование Христовым заповедям. Спокойствие и свобода духа и беспопечительность. Мягкость сердца.
    4. Кротость
    Уклонение от гневливых помыслов и от возмущения сердца яростию. Терпение. Последование Христу, призывающему ученика Своего на крест. Мир сердечный. Тишина ума. Твердость и мужество христианские. Неощущение оскорблений. Незлобие.
    5. Блаженный плач
    Ощущение падения, общего всем человекам, и собственной нищеты душевной. Сетование о них. Плач ума. Болезненное сокрушение сердца. Прозябающая от их легкость совести, благодатное утешение и радование. Надежда на милосердие Божие. Благодарение Богу в скорбях, покорное их переношение от зрения множества грехов их. Готовность терпеть. Очищение ума. Облегчение от страстей. Умерщвление миру. Желание молитвы, уединения, послушания, смирения, исповедания грехов своих.
    6. Трезвение
    Усердие ко всякому доброму делу. Неленостное исправление церковного и келейного правила. Внимание при молитве. Тщательное наблюдение за всеми делами, словами и помышлениями и чувствами своими. Крайняя недоверчивость к себе. Непрестанное пребывание в молитве и Слове Божием. Благоговение. Постоянное бодрствование над собою. Хранение себя от многого сна и изнеженности, празднословия, шуток и острых слов. Любление нощных бдений, поклонов и прочих подвигов, доставляющих бодрость душе. Редкое, по возможности, исхождение из келий. Воспоминание о вечных благах, желание и ожидание их.
    7. Смирение
    Страх Божий. Ощущение его при молитве. Боязнь, рождающаяся при особенно чистой молитве, когда особенно сильно ощущаются присутствие и величие Божие, чтоб не исчезнуть и не обратиться в ничто. Глубокое познание своего ничтожества. Изменение взора на ближних, причем они, без всякого принуждения, кажутся так смирившемуся превосходнее его по всем отношениям. Явление простодушия от живой веры. Ненависть к похвале человеческой. Постоянное обвинение и укорение себя. Правота и прямота. Беспристрастие. Мертвость ко всему. Умиление. Познание таинства, сокровенного в Кресте Христовом. Желание распять себя миру и страстям, стремление к этому распятию. Отвержение и забвение льстивых обычаев и слов, скромных по принуждению или умыслу, или навыку притворяться. Восприятие буйства евангельского. Отвержение премудрости земной, как непотребной перед Богом (Лк. 16, 15). Оставление словооправдания. Молчание перед обижающими, изученное в Евангелии. Отложение всех собственных умствований и приятие разума евангельского. Низложение всякого помысла, взимающегося на разум Христов. Смиренномудрие или духовное рассуждение. Сознательное во всем послушание Церкви.
    8. Любовь
    Изменение во время молитвы страха Божия в любовь Божию. Верность Господу, доказываемая постоянным отвержением всякого греховного помысла и ощущения. Несказанное, сладостное влечение всего человека любовию к Господу Иисусу Христу и к поклоняемой Святой Троице. Зрение в ближних образа Божия и Христа; проистекающее от этого духовного видения предпочтение себе всех ближних, благоговейное почитание их о Господе. Любовь к ближним братская, чистая, ко всем равная, радостная, беспристрастная, пламенеющая одинаково к друзьям и врагам. Восхищение в молитву и любовь ума, сердца и всего тела. Несказанное наслаждение тела радостию духовною. Упоение духовное. Расслабление телесных членов при духовном утешении (Св. Исаак Сирский. Слово 44). Бездействие телесных чувств при молитве. Разрешение от немоты сердечного языка. Прекращение молитвы от духовной сладости. Молчание ума. Просвещение ума и сердца. Молитвенная сила, побеждающая грех. Мир Христов. Отступление всех страстей. Поглощение всех разумений превосходящим разумом Христовым. Богословие. Познание существ бестелесных. Немощь греховных помыслов, не могущих изобразиться в уме.
    Сладость и обильное утешение при скорбях. Зрение устроений человеческих. Глубина смирения и уничиженнейшего о себе мнения... Конец бесконечен
    Последний раз редактировалось Анна 83; 22.04.2007 в 18:26.
    Господи,устне мои отверзеши и уста моя возвестят хвалу Твою!

    Гнев нужен,когда нам надлежит защищать нашу веру,а не физически защищать самих себя.Когда видим,что хулится наша вера,надо гневаться.Если обвиняют меня,я обязан принять это с кротостью.Однако,если обвиняют и хулят Православие,мне следует гневаться.
    Старец Паисий Святогорец.

  15. #15 (865730) | Ответ на # 865728
    Православная Аватар для Анна 83
    Регистрация
    28.12.2006
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    1,600
    Старец Паисий Святогорец
    Возвращение к Богу от земли на Небо
    Благой Бог сотворил Ангелов, но некоторые Ангелы от гордости стали демонами. Потом создал Бог человека, чтобы восполнить разоренную ангельскую дружину, и оставил демонов свободными на некоторое время, чтобы они помогали нам своею злобою проходить испытания на земле и достигать вечной небесной жизни. До тех пор, пока живет человек на земле, он имеет право проходить через духовные испытания, и нет такого человека, кто прожил бы без них. Итак, будем подвизаться, чтобы построить духовное основание и войти в рай. Аминь.
    Кто подвизается духовно, тот воюет против врага диавола, вследствие чего и диавол воюет против него. Человек, который победит мысленного врага, будет увенчан Христом.
    Опыт приобретается от демонского обстрела, который принимает воин Христов в духовной брани. Прежде, чем начать войну, враг бомбардирует помыслами. Иисусова молитва является самым сильным оружием против помыслов врага.
    Духовное преуспеяние подвизающегося будет зависеть не от хорошего духовного отца, но от благих помыслов послушника.
    Послушник, принимающий лукавый помысел о своем старце, теряет доверие к нему и уже сам низвергает себя подобно тому, как обрушивается купол, когда выпадает центральный связующий кирпич.
    Чтобы очистились ум и сердце, человек должен не принимать лукавые помыслы и сам не думать лукаво, но трудиться просто и смиренно, и подвизаться усердно.
    Величайшую духовную силу имеют чистые помыслы от каждого подвига - поста, бдения и других, для тех, кто подвизается, чтобы сохранить свою душевную и телесную чистоту.
    Естественная плотская брань отражается постом, бдением и молитвою, когда нет гордости.
    Лукавый помысел, когда соработает ветхому плотскому человеку, делает двойное зло в душе; как и диавол, когда соработает человеку, делает двойное зло в мире.
    Все же хульные помыслы от диавола, а не от человека.
    Хульными помыслами диавол обычно мучает чувствительных людей, чтобы огорчить их и ввергнуть в отчаяние.
    Хульные помыслы подобны самолетам, которые досаждают нам своим шумом против нашей воли, и мы не можем им помешать. Сильнейшая противовоздушная оборона - это псалмопение, ибо оно является и молитвой ко Христу, и презрением к диаволу.
    И начале духовной жизни подвизающийся прогоняет плохие помыслы духовным поучением, непрестанной молитвой и усердным подвигом. Потом приходят уже только благие помыслы. Позже останавливаются и благие помыслы и чувствуется некая пустота, и затем приходит к человеку Божественное просвещение.
    Человек Божий знает лукавого, в то время, как лукавый не знает благих помыслов людей.
    Величайшая болезнь нашей эпохи - это суетные помыслы мирских людей, которые приносят беспокойство. Болезнь эту исцеляет только Христос с помощью душевной тишины и вечности, но нужно только, чтобы человек покаялся и обратился ко Христу.
    Великий грешник имеет для смирения множество причин; великое же смирение принимает Божественную благодать, и, чтобы ее сохранить, человеку нужно только избегать поводов и причин греха.
    Пустыня очень помогает уничтожению душевных страстей, ведь и пырей засыхает в бесплодной пустыне, в то время как в болоте он становится подобным камышу.
    Не восхищайтесь теми, которые приближаются к Луне, но теми, которые убегают мирского сознания, приближаются к Богу и ликуют.
    Человек, удаляющий себя от Бога, не находит душевного покоя ни в этой временной жизни, ни в вечной. Потому что не верующий в Бога и в будущую вечную жизнь и в этой жизни живет безутешно, и осуждает свою вечную душу.
    Насколько удаляются люди от простой естественной жизни и предаются роскоши, настолько умножают и свой страх за завтрашний день. И насколько развивается мирская вежливость, настолько же теряется простота, радость и естественная человеческая улыбка.
    Бог - это бесконечный Ум, и человек по уму родственен Богу, и умом приближается к Нему. Бог - это бесконечная Любовь, и чистым сердцем человек переживает Бога. Бог прост, и в простоте верит человек, и подвизается смиренно и усердно, и переживает таинства Божий.
    Годы проходят, люди стареют. Итак, не останавливайтесь на перекрестке. Выберите по Вашему усердию какой-нибудь крест и идите одним из двух путей нашей Церкви. Последуйте за Христом на распятие, если хотите возрадоваться радостью Его воскресения.
    Человеческие кресты - это просто крестики, которые помогают нам в спасении нашей души. Крест же Христов был очень тяжел, потому что Господь не употребил Свою Божественную силу для Себя Самого.
    Лучшим лекарством для каждого нашего несчастья является сострадание нашим ближним в их еще большем несчастье,- стоит только помыслить о нем.
    Иисус сладок, и для того, кто в горечи своего страдания обопрется на Христа, горькое превращается в сладкий сироп.
    Хочешь, чтобы твоя молитва стала сердечной и была принята Богом? Сделай страдание ближнего своим страданием. Всего одно сердечное воздыхание о своем ближнем приносит реальные результаты. Божественное извещение принятой молитвы есть Божественное утешение, которое человек чувствует после молитвы.
    Спокойная ночная молитва приносит большую пользу своим безмятежием и очень полезна для нашего духовного возрастания подобно тому, как тихий ночной дождь много помогает всходу растений.
    Сон после захода солнца приносит телу большую пользу, но и бдение с усиленной молитвой после захода солнца очень полезно для души.
    Непрерывно перебирай четки, пока не растают духовные льды, чтобы впоследствии привести в действие духовный механизм, когда сердце уже само будет творить молитву.
    В соответствии с жертвой и молитвой, которую совершает человек за себя и за своего ближнего, подастся ему и Божественная помощь.
    Доверие Богу в том, что ничего не бывает без Божией воли, есть тайная непрерывная молитва с реальными результатами.
    Кто доверяется Богу, тот сеет славословие и собирает Божественную радость и вечное благословение. Кто сеет печаль, тот и пожинает печаль и запасает беспокойство для своей души.
    Сладость жизни чувствуют не те, кто радуется мирскому, но те, кто живет духовно и принимает горькое с радостью, как лекарственные травы для здоровья своей души, и питается только для поддержания своего тела.
    Если алчет твой ближний, отдай ему свою пишу. Если нет алчущего человека, отдай свою пищу голодным животным, потому что тебе будет необходимая для рая польза от поста, а бедные животные не имеют рая: они имеют только то благо, что для них нет и ада.
    Радость, которую чувствует человек, когда принимает материальное благословение, есть радость человеческая, в то время, как радость, которую чувствует сам дающий человек, есть радость Божественная. Божественная радость приходит через подаяние.
    Духовного изменения, которое принимает душа вместе с сердечным ликованием от одной только милостыни или благодеяния ближнему, не может дать никакой величайший лекарь, даже если ты и дашь ему целый мешок долларов.
    Кто от чистой любви труждается ради своего ближнего, тому само утомление приносит отдых. Тот же, кто любит себя самого и ленится, утомляется от своего бездействия.
    Трудолюбивый человек, кем бы он ни был, монахом ли или мирянином, будет духовно преуспевать, потому что будет трудиться усердно. В то время как человек, не возращающий усердие, которое даровал ему Бог, не будет преуспевать ни в монастыре, ни в миру.
    Несчастные животные по нравам лучше бесчувственных людей, потому что их покупают как сострадательные, так и бессердечные, и они слушаются без рассуждения, жестоко эксплуатируются и терпят безропотно, не имея никакой награды. Следовательно, они превзошли нас и в нестяжательности, и в терпении, и в послушании.
    Человек, смиренно терпящий прегрешение своего ближнего, имеет большую любовь, чем тот, кто несет тяжелую суму своего попутчика.
    Приими несправедливость как великое благословение, потому что через нее для тебя готовится благословение небесное. Однако сам не стремись пострадать несправедливо, ибо под этим благовидным предлогом скрывается порок гордости.
    Когда с тобою поступают несправедливо, не говори: "Да взыщет это Бог", - потому что тогда ты невольно проклинаешь себя.
    Человека, искренне просящего у тебя прощения, когда он погрешает, прощай. Каждый раз, когда он погрешает, прощай милостиво и люби его по-настоящему. Лукавого же, просящего у тебя прощения притворно, чтобы делать свое и затем впутать тебя в свои дела, которые душевно вредят и другим людям, прощай 77 раз подряд, и люби его, и молись за него.
    Приими несправедливость с радостью, когда она для тебя душевно не вредна. Чем более духовен человек, тем меньше прав он имеет в этой жизни, ибо права праведного хранит Христос в небесной жизни.
    Чем более утомляется тело ради Христа, тем больше радуется душа, находясь рядом со Христом, и помощь человека своим ближним тогда более действенна, ибо она становится духовной.
    Сострадательный человек становится на место страдающего, молится, утешает, но и сам вознаграждается от Христа Божественным утешением по страданию своему. Бесчувственный же, который домогается места другого, когда захватывает его, охватывается и сам беспокойством, и уже в этой жизни частично испытывает вечное наказание.
    Внутри любви к нашему ближнему сокрыта наша великая любовь ко Христу. Внутри нашего благоговения перед Богородицей и святыми снова сокрыто великое благоговение перед Христом -Троичным Богом.
    Святые ангелы с окрыленным благоговением славословят непрестанно Бога: "Свят, Свят, Свят..."
    Человек, для того, чтобы летать по-ангельски, должен отбросить все свои душевные страсти и материальные вещи отдать бедным, ибо где есть материальное богатство, там - духовная нищета.
    Бедному человеку и разбойник сочувствует и милует его, в то время, как богатого разбойник жестоко делает неимущим. Хорошо человеку, руководствуясь Евангелием Христовым, самому стать нищим, чтобы унаследовать Его небесное царство.
    Поскольку небесная жизнь людей будет уже ангельской, то некоторые ревностные молодые люди начинают ее еще в этой жизни, становятся монахами и живут в девстве, нестяжательности и послушании.
    Едина ангельская схима монахов и монахинь. Нет мужеского пола, ни женского (Гал. 3; 28).
    Чтобы в нашем сердце возросло монашеское сознание, прежде должно умереть наше мирское сознание и превратиться в перегной. И чтобы умерли страсти, нужно помышлять о смерти, суде и пострадать ревностно за Христа, Который много пострадал, даже до смерти, чтобы искупить нас.
    Хорошо монаху умереть в покаянии и в коленопреклонении.
    Тот, кто знает великое достоинство ангельского образа, не стремится к иному званию. Если станешь настоящим монахом, то будешь радоваться по-ангельски и на земле, и на Небе, иначе ты будешь осмеян мирскими людьми и оплакан ангелами.
    Монах, живущий по-мирски - страдалец и неудачник в своей жизни. И для Христа будет загадка: с кем его поместить в иной жизни, с монахами или с мирянами? Монах есть свет, маяк среди скал, невидимый миру.
    Когда монах не смотрит на людей ради Христа, тогда он видит многих людей и помогает им благодатно молитвою в делах, которые по-человечески не происходят.
    Монахи - это связисты нашей Церкви, и по этой причине они удаляются от мирского шума, чтобы иметь в молитве хорошую связь со Христом и этим помогать нам.
    Если монах будет гордо сравнивать себя с мирянами, то он падет и станет мирянином. Если же он смиренно ищет милости Божией, подвизается и видит всех людей хорошими и святыми, то он подражает святым.
    Чтобы душа воскресла духовно, должен распяться человек, должны умереть душевные страсти, главным образом, эгоизм - это своевольное чадо гордости, которое препятствует Божественной благодати и искажает человеческий лик.
    Господи,устне мои отверзеши и уста моя возвестят хвалу Твою!

    Гнев нужен,когда нам надлежит защищать нашу веру,а не физически защищать самих себя.Когда видим,что хулится наша вера,надо гневаться.Если обвиняют меня,я обязан принять это с кротостью.Однако,если обвиняют и хулят Православие,мне следует гневаться.
    Старец Паисий Святогорец.

Похожие темы

  1. Дерек Принс. Будущее Израиля и Церкви
    от vrost в разделе Архив Библиотеки
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 19.11.2009, 23:10
  2. Божие Провидение
    от ustin в разделе Вопросы по Библии
    Ответов: 3
    Последнее сообщение: 10.01.2007, 03:01

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •