Понравилось Понравилось:  0
Благодарности Благодарности:  0
Показано с 1 по 8 из 8

Тема: Диктатура: тормоз или ускоритель прогресса?

  1. #1 (924314)
    Ветеран Аватар для Ярило
    Регистрация
    20.07.2005
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    1,591
    Записей в дневнике
    6

    Диктатура: тормоз или ускоритель прогресса?

    Слово "диктатор" начинает сегодня звучать куда более привлекательно, чем "демократически" избранный президент или премьер-министр. И это понятно. Если раньше мы только в книжках и учебниках читали о том, что демократия в любом буржуазном государстве является лишь формой диктатуры богатых над бедными, диктатуры капитала, то теперь убеждаемся в этом на тысячах примерах нашей повседневной жизни.
    Реальная власть в стране не у народа, а у олигархических кланов и тесно сросшейся с ними правительственной верхушки во главе с "безальтернативным" президентом. О простых людях они думают все меньше, о своих доходах, привилегиях и сохранении высоких постов - все больше. Ну а для одурачивания массы усиленно демонстрируют "заботу" о ней на телеэкранах, где постоянно маячат одни и те же лица, говорящие правильные слова о том, как надо улучшать жизнь народа и возрождать российское государство. Обыватель ведь по своей тупости и умственной лени не станет сопоставлять их с конкретными делами, покорно воспримет то, что внушается с телеящика. Ну а чтобы окончательно сбить его с толку, отвлечь внимание от растущей наглости толстосумов и их правительственных покровителей развернуто крикливо-истеричное обличение мнимых ужасов диктатуры Сталина, Лукашенко, Кастро, Чавеса и других народных лидеров. Демократия, мол, имеет свои недостатки, но она лучше диктатуры, при которой репрессируют, расстреливают, сажают в лагеря, всячески преследуют и унижают "свободомыслящую", творческую личность. На деле, однако, именно эти лидеры проявляли и проявляют заботу об интересах трудового народа, обуздывая наглость и произвол хищных дельцов, разбогатевших на его ограблении. А "свободомыслящая" личность, то есть большая часть интеллигенции, эти наглость и произвол фактически оправдывала и оправдыает, разумеется, в обмен на ответные милости. В недавно вышедших двух книгах А. К. Дмитриева "Диктатор - это звучит гордо" и "Псевдоистория и глобализм, или революция мировоззрения" собран яркий и интересный материал, подтверждающий эти, казалось бы, бесспорные истины, которые заливают мощными потоками лжи якобы "свободные" российские средства массовой информации и разного рода аналитики и "исследователи". Вот одно из многих высказываний, приведенных автором книг, рассматривающих затронутую тему под углом исторического развития человечества:
    "... Я могу клятвенно утверждать, что они (власть имущие. - А. Д.) представляются не чем иным, как заговором богачей, ратующих под именем и вывеской государства о своих личных выгодах. Они измышляют и изобретают всякие способы и хитрости, чтобы, во-первых, избежать без страха потери то, что стяжали разными мошенническими хитростями, а затем для того, чтобы откупить себе за возможно дешевую плату работу и труд всех бедняков и эксплуатировать их как вьючный скот".
    Убийственно точная характеристика того, что происходит в сегодняшней России.
    Хотя сделана она Томасом Мором в 1516 году... Пять столетий назад!
    "Путин начал наступление на олигархов, он стремится уменьшить бедность", - уверяют нас "свободные" российские СМИ. Как бы не так! Количество долларовых миллиардеров за годы путинского правления возросло, как минимум, в четыре раза, по этому показателю бедная Россия уступает только сверхбогатым США и Западной Германии. Резко увеличился при Путине и так называемый "децильный коэффициент", то есть соотношение между доходами самых богатых и самых малообеспеченных групп, что фиксируют все без исключения социологические исследования. Иными словами, богатые стали еще богаче, бедные еще бедней, пропасть между ними в России сейчас едва ли не самая глубокая в мире... Вот она, реальная картина, выражаясь словами Т. Мора, "заговора богачей, ратующих под именем и вывеской государства о своих личных выгодах". Ну а насчет "мошеннических хитростей", которыми они стараются сохранить и преумножить свои богатства, то здесь непревзойденным примером еще долго будет служить так называемая "монетизация льгот", осуществленная путинским руководством. И без того сказочно обогатившиеся в условиях рыночной "свободы" частные фармацевтические компании, тесно связанные с главным инициатором "монетизации" М. Зурабовым, нажили дополнительные колоссальные барыши на страданиях бедных, больных и немощных стариков, в одночасье лишившихся необходимых им лекарств. Да и сам Зурабов, как свидетельствуют опубликованные в печати данные, немало, как говорится, "поимел" на грабеже тех, кто и без того был ограблен и обездолен рыночными реформаторами - его жена активно участвует в том фармацевтическом бизнесе, для которого "монетизация" пролилась поистине золотым дождем. В любой стране министр, допустивший подобное, не только мигом бы слетел со своего поста, но и оказался бы за решеткой. В любой, но только не в России, где якобы "цивилизованное" и "прогрессивное" руководство во главе с Путиным тащит страну на многие века назад, во времена Томаса Мора. Тогда вылезавший на историческую сцену "Его препохабие" капитал не считал нужным маскировать свое отношение к беднякам и эксплуатируемым как "к вьючному скоту".
    Понятно, что тому, кто одержим жаждой наживы, глубоко наплевать и на свою страну, и на свой народ. Главное - сохранить, а еще лучше преумножить свои богатства, все остальное, в том числе и решение проблем, стоящих перед государством, дело второстепенное. А. Дмитриев убедительно показывает, что эти проблемы решали как раз не "демократические" режимы, обслуживающие текущие, в основном материальные нужды правящих группировок, а лидеры "диктаторского" плана, которые во имя "стратегических", государственных интересов могли эти нужды игнорировать и навязывать волю широких слоев населения привилегированной верхушке. Так было на протяжении многих веков - от Цезаря и Перикла до Сталина и Лукашенко. Ну а сегодняшняя Россия представляет собой классический пример вырождения якобы "чистой" демократии в диктатуру посредственностей. Сталин называл такое состояние "колхозом безответственных лиц", когда эта безответственность, начиная с первого лица, спускается сверху вниз по всей вертикали государственного управления, парализуя, по сути, всю ее деятельность. А это на руку правящим в стране олигархическим группировкам, которым в условиях хаоса и бардака, отсутствия элементарного государственного порядка и дисциплины куда легче обделывать свои темные дела.
    Президент с интеллектом, навыками и способностями среднего администратора средней частной фирмы, напрочь лишенный государственного подхода. Его земляки и "свояки" из "питерской команды", расставленные на все важные государственные и министерские посты с расчетом на личную и клановую преданность. Можно ли ожидать чего-либо серьезного и путного от этой, выражаясь сталинскими словами, "артели личных друзей", где главным и основополагающим принципом служит проверенное и обкатанное веками "я тебе - ты мне", короче, круговая порука? Та самая скверна круговой поруки, "артельщины", которую Сталин беспощадно выжигал из партийного и государственного аппаратов, хорошо понимая, какое разлагающее и омертвляющее воздействие оказывают они на процесс управления страной. Косиор, Варейкис, Постышев Шеболадев, Вознесенский, Кузнецов - все они попали под топор репрессий в немалой степени и потому, что практиковали "артельный" подход - тащили наверх посредственных и серых "своих", оттесняя, а то и уничтожая достойных и компетентных, но "чужих". Вождь как в воду смотрел.
    Посмотрите, что делает сегодня питерская "артель личных друзей" с Россией! С помощью зависимых от этой "артели" средств массовой информации, телевидения в первую очередь, разыгрывается комедия государственного управления, напоминающая, впрочем, дешевый фарс. Угодливые подчиненные - все эти кудрины, грефы, зурабовы и чубайсы - кормят президента "сладкими" и приятными рапортами об "успехах", "ускорениях" и "возрождениях". Он же в свою очередь, давая обмануть себя казенным враньем, регулярно обманывает им уже всю страну с телеэкрана, поругивая, правда, "для порядка" и видимости начальственной "строгости" наиболее зарвавшихся хвастунов и подхалимов. Поругивает-то поругивает, но оставляет их, впрочем, на высоких постах, даже когда провальные результаты "прагматичного" руководства становятся всем очевидными. Результат взаимного всепрощенчества и безответственности налицо. Острейшие проблемы страны не решаются, а загоняются внутрь, эффективное управление страной заменяется его видимостью, пиар-управлением, когда его внешнюю атрибутику - заседательскую суетню и "начальственные" поучения подчиненным - выдают за глубинную суть.
    Одурманенный "телеящиком", разложенный навязываемой сверху мещанской моралью вещизма и потребительства народ покорно молчит, тем более что ему подбрасывают кое-что из подаренных России судьбой огромных доходов от высоких цен на экспортируемое сырье, в первую очередь нефть и газ. Молчит, как молчал при Хрущеве, Брежневе, Горбачеве и Ельцине, нутром понимая, что страна идет "не туда", что ее правители ни к черту не годятся и только делают вид, что руководят, хотя на самом деле ими руководит непредсказуемая жизненная стихия... Впрочем, резервы этого терпения не безграничны, тот, кто внимательно всматривается в жизнь, уже видит первые признаки приближения неминуемой развязки, когда бездарям и посредственностям, случайно, по сути, оказавшимся у государственного руля, будет предъявлен суровый спрос...
    Вот она реальная, а не отлакированная и припудренная щедро проплачиваемыми аллилуйщиками "безальтернативного" президента картина нынешней "демократической" России. Поддерживаю на все сто процентов А. Дмитриева - стране нужна сильная, жесткая, но в то же время и умная диктатура, без нее обостряющихся проблем российского государства не решить. Без такого же решения страна обречена на распад и неизбежный раздел между теми, кто давно с вожделением посматривает на наши уникальные сырьевые богатства.
    Не могу согласиться, однако, с "лобовым" противопоставлением автором понятий "диктатура" и "демократия". Между ними отнюдь нет непереходимой грани. Не всегда диктатура бывает двигателем прогресса, а демократия его тормозом и преградой, как это у него получается.
    Критикуя, и вполне справедливо, "демократические" формы правления, сплошь и рядом оборачивающиеся диктатурой крупного капитала, А. Дмитриев в то же время перегибает палку, допуская презрительно-уничижительные оценки демократии "вообще". Но демократии "вообще" в природе не существует. Демократия, как и диктатура, это средство, а не цель. Сама по себе она ни хороша, ни плоха, скорее всего, нейтральна. Демократия может быть как огромным благом, так и страшным злом. Сознательный, самостоятельно мыслящий народ демократия укрепляет, поднимает и развивает. Забитый, обманутый, неспособный думать собственной головой, напротив, одурманивает и развращает еще больше, опускает еще ниже. В сталинский период демократия помогла совершить советскому народу буквально чудеса, в ельциско-путинское безвременье стало средством развращения, оглупления, "дебилизации" масс. И тут вряд ли можно согласиться с расхожим определением И. В. Сталина как диктатора, определением, которого придерживается и автор разбираемых книг. Сталин был подлинно народным вождем, который в своей политике выражал глубинные интересы и чаяния трудящихся масс. Именно при нем социалистическая демократия, единственно подлинная демократия, достигла наивысшего расцвета, да и он сам делал все для того, чтобы она вошла в плоть и кровь общественной жизни. При советском строе и особенно в сталинский период государство сознательно и целенаправленно развивало активность, самостоятельность и творчество масс. Что там говорить: в системе советов работало более двух миллионов человек, миллионы были подключены к деятельности органов народного контроля, да и сама компартия строилась на коллективистских началах, на принципах демократического централизма. Конечно, в хрущевские и брежневские годы эта система стала разъедаться бюрократизмом и формализмом, приходить в упадок. Но при Сталине-то она действовала по-настоящему эффективно. И стала мощным средством ускорения экономического и социального развития страны.
    Другое дело, что поставленных целей и задач Сталин добивался путем жесточайшей требовательности и строго персонального спроса со всех, от кого это зависело, государственная дисциплина при нем была поистине железной, исключений не делалось никому. И, прежде всего, самому вождю, который и "пахал" больше всех, и требований предъявлял к себе побольше других. В отличие от сегодняшней России, где правящая верхушка во главе со своим президентом призывает народ соблюдать законы и правила, которые не соблюдает сама... В государственных делах порядок и дисциплина, ответственность и строгий спрос за порученное дело не менее важны, чем, например, на производстве. Там их отсутствие могут привести к остановке цеха, завода, целой отрасли, в государстве паралич разбивает всю страну. Разве то, что происходило при Ельцине, да и продолжается при Путине, не служит убедительным тому подтверждением? Видимость "стабильности", "укрепления" и "возрождения", усиленно раздуваемая пропрезидентскими СМИ, не должна вводить в заблуждение. Деградация страны, пускай и в завуалированных, "мягких" формах, продолжается. Нынешнее руководство страны при всей раздутой вокруг него пиар-шумихе по-прежнему не субъект, а объект управления, органически неспособный добиться хотя бы одной, по-настоящему важной для государства цели. А хорошие слова и благие намерения, которых действительно стало больше, ситуации не изменят, ее изменят лишь конкретные дела...
    Что бы ни говорилось и ни писалось сегодня о сталинском периоде, он не был временем диктатуры вождя, отдельной личности. Напротив, через вождя, через конкретную личность осуществлялась диктатура наиболее передовых, "продвинутых", бескорыстных слоев народа, выражавшая его краеугольные, "стратегические" интересы. Марксисты, да и сам Сталин говорят здесь о "диктатуре пролетариата". Термин, может быть, и не совсем верный, но определяющий суть вопроса куда точней и глубже, чем затертая до предела, набившую оскомину трафаретная фраза о "сталинской диктатуре".
    Впрочем, пусть будет и "диктатура". Если она работает на народ, если она способствует реальному, а не словесному возрождению страны, то мы можем уверенно и твердо сказать: "Да здравствует диктатура!".

    В. Н. ДОБРОВ

  2. #2 (924320) | Ответ на # 924314
    R.I.P.
    Регистрация
    11.12.2006
    Адрес
    СССР, Ленинград
    Пол
    Сообщений
    5,630
    А каков был строй, описаный в Библии?

  3. #3 (924346) | Ответ на # 924320

    Здравствуйте!

    Сложно сказать однозначно...
    В принципе любая форма правления есть прогрес в свое время и тормоз в чужое. Любой режим (или страна) периодически проходит стадии роста, снижения темпа развития и застоя.

    Несложно можно представить себе ситуацию, когда диктатура просто необходима. Это бывает, когда демократия вырождается в анархию - много шума, много споров... - и ни фига результатов. Примерно, как белки в колесе - скачут, суетятся... Но только - на месте.

    А когда наступает такое время? На переломе - когда по китайской пословице, "не дай вам бог жить в эпоху перемен". Слишком много дорог впереди, слишком много дилетантов и "кухарок" тянутся к управлению государством, одновременно стараются увидеть "светлое будущее", тянут каждый в сторону своей мечты.
    И - гробят все дело.
    Диктатура в этот момент - единственно возможный вариант. Потому что одно решение (даже неправильное!) - лучше тысячи одновременных и разнородных.

    А когда нужна демократия? когда все уже более менее утряслось. При спокойном течении жизни как раз лучше всего видны минусы диктатуры.
    И первый из них - отсутствие конкуренции.
    Любая нормальная политика опирается на баланс, как минимум, двух противоборствующих сторон (партий, частей населения...). И в споре между ними и находится нормальный путь развития.
    Диктатура таких вещей не понимает в принципе и в итоге неизбежно рушится от саморазложения.

    Так что ни диктатура, ни демократия - не есть панацея. Все зависит от конкретной обстановки. И еще важнее - от чувства меры.

    С Уважением,
    Claricce

  4. #4 (926434) | Ответ на # 924346
    Holy Shift! Аватар для Мачо
    Регистрация
    19.07.2005
    Адрес
    Санкт-Петербург
    Пол
    Сообщений
    13,584
    Записей в дневнике
    2
    Ярило! Раздели абзацы, плиз Читать же невозможно

  5. #5 (951173) | Ответ на # 926434
    О перерождении управляющей бюрократии и прививки от него

    Вот что писал А. Зиновьев в работе «Коммунизм умер. Да здравствует коммунизм!»: «Настоящие коммунисты должны первым делом выразить свое отношение к КПСС советского периода. Бесспорно, в той катастрофе, которая случилась с Россией, сыграли свою роль объективные факторы как внутреннего, так и внешнего порядка. Но они действовали не как некие особые субстанции. Наличие объективных факторов ни в коем случае не снимает с людей, организаций и учреждений ответственности за ход событий, не освобождает от вины за случившуюся катастрофу, не освобождает от ответственности за будущее страны и народа.

    Я убежден в том, что основная вина за случившуюся катастрофу лежит на аппарате КПСС, на КПСС в целом, включая рядовых членов партии. Причем вина не только коллективная, но и персональная… Руководители и идеологи партии, партийный аппарат и вся масса членов партии допустили формирование в своих рядах идей и людей, которые, захватив в партии инициативу, влияние и руководство, привели ее к гибели. К гибели, имевшей роковые последствия – гибель всей советской системы государственности, социальной организации и всего общества».
    Без знания причины перерождения верхушки советской власти невозможно двигаться вперед. Но мне кажется вопрос Зиновьева несколько однобок, потому как он обращен только к коммунистам, тогда как он должен быть обращен к человечеству.

    Гарантии от перерождения власти могли бы понадобиться если народ вздумал бы отдаться партии в полную собственность, как раб. Это не хорошо. Народ всегда должен иметь полноту власти, ощущать ее как свое неотъемлемое право, осуществлять через прямое народовластие, это и будет его гарантией.

    Гарантии от перерождения власти и корпоративных заговоров должны быть сформированы обществом в его культуре прямого народовластия осуществленной и отработавшей механизмы в малых обществах и государстве.

    Гарантиями могут быть исследования историков, социологов, философов которые бы описали, исследовали и изучили различные исторические процессы перерождения обществ и их властных структур. И тут для ученых открывается большое поле деятельности. Советская форма государства оказалась подвержена тем же болезням, что и христианство – фарисейской закваске, книжничеству. И марксисты, несмотря на их диалектическое мышление и похвальбу историческим мышлением этой болезни не разглядели. Наверно атеизм помешал, неудобно им было проводить аналогии с религиями.

    «И сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; Итак все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают: Связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их; Все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди; расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих; Также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах. И приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: «учитель! учитель!» А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы – братья; И отцем себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; И не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник – Христос. Больший из вас да будет вам слуга.» Гл. 23 от Матфея

    Наставления Иисуса о фарисеях, конечно, прозорливо обращены в будущее, но имели и жизненный опыт в прошлом, и Моисеева религия поначалу была демократичной и братской. Христианские общины тоже были поначалу братскими, наверно так было до тех пор, пока христианская религия не была признана государственной и не срослась с властью.

    А устремления помыслы и желания фарисеев имеют ли они какое-нибудь отношение к христианству? Об этом можно судить по их делам, крестовым походам, оправданию рабовладельчества, инквизиции, насильственной христианизации. Европе пришлось пережить реформацию, чтобы хоть частично преодолеть фарисейскую закваску. Россия пережила годы советской власти, но происходившее в прошлом веке мало увязывалось с религиозным самосознанием народа, может быть, поэтому православие у нас возродилось в своих фарисейских чертах.

    Насколько я знаю, буддизм возник с идеями свободной демократии противостоявшими священничеству брахманизма. Со временем и буддизм стал обрастать священными обрядами и священной бюрократией.

    И наше общество возникло на идеях преобразования общества советского. Но бюрократия опять захватила все ресурсы общества, и ждет пока какая-нибудь религиозная риторика не превратит ее в священную монархическую аристократию.
    Лишь подлинное научно и технически подкрепленное прямое народовластие может разрубить гордиев узел современных противоречий, сделать бессмысленными заговоры и интриги, войны и террористические акты.
    Конечно от народа потребуется высокая нравственность и образованность, но ведь это и есть поле подлинной деятельности для элиты.

    Клуб –Народовластие, 2007г.
    http://mexnap.narod.ru/ChtoDelat.html

  6. #6 (951264) | Ответ на # 951173
    Claricce
    Любая нормальная политика опирается на баланс, как минимум, двух противоборствующих сторон (партий, частей населения...). И в споре между ними и находится нормальный путь развития.
    Например, США, Великобритания? Это и есть ваши "двупартийные" идеалы, Claricce?

    Ярило слабость "демократии" в том, что у власти слишком много людей. Слабость диктатуры в том, что у власти слишком мало людей (фактически один).
    Только уменьшив количество людей у власти до более разумного удастся построить сильное государство. Тысяча человек в сенате, пятьсот депутатов и тд... Это же сумасшедшие цифры! Будь даже там хотя бы треть нормальных людей, это будет как стадо баранов. Потому, что не смогут договориться, а многие даже не будут знать, чего они хотят!
    - Ты правда не веришь в Бога? Совсем?
    - Да вот те крест!

  7. #7 (951341) | Ответ на # 951264
    Я тупой!!! Но злой. Аватар для Jarre
    Регистрация
    11.12.2005
    Адрес
    Пол
    Сообщений
    1,969
    ИМХО, надо перестать понимать современную демократию как власть народа. Это традиционное название довольно слабо связано с реальностью. Уверен, что тот способ управления который сейчас называют демократией, наиболее эффективен, для больших и сложно устороеных сообществ людей. Собственно только при демократии такие сообщества и могут возникнуть.
    Я ни от кого, ни от чего
    не завишу:
    Встань, делай как я,
    ни от кого не завись.
    И, что бы ни плел,
    куда бы ни вел воевода,
    Жди, сколько беды,
    сколько воды утечет.
    Знай, все победят
    только лишь честь и свобода-
    Да, только они,
    все остальное не в счет

  8. #8 (953068) | Ответ на # 951341
    Размышляя о влиянии демократии на преобразования русской жизни надо определить, что же такое "демократия". Безусловно, не претендуя на какое-либо "конечное", идеальное определение этого сложнейшего понятия, мы попытаемся представить наше видение этой проблемы.
    В переводе с греческого языка термин "демократия" означает народовластие. Когда античные мыслители, в особенности такие "столпы" как Платон и Аристотель, отвечали на вопрос о сущности демократии, они имели в виду, прежде всего форму правления. Они различали формы правления в зависимости от того, правит ли один, немногие или весь народ и устанавливали три основных состояния: монархию, аристократию и демократию. Однако и Платон, и Аристотель каждую форму правления связывали с общественной жизнью, с некоторыми более глубокими условиями общественного развития. Оба они имели определенный эмпирический материал по вопросу развития и смены политических форм, и оба видели, что если есть в государстве какая-то внутренняя сила, на которой оно держится, несмотря ни на какие бедствия, то формы его меняются в широких пределах от монархии до тирании, от аристократии до олигархии, от демократии до охлократии. Каждая из этих форм может быть хуже или лучше в зависимости от того, следуют ли они по пути закона или отступают от него, имеют ли они в виду общее благо или собственные интересы правителей. Но все эти формы подвижны и изменчивы. Ни одна из них не является «конечной» и идеально прочной. Это утверждение относилось, в том числе и к демократии. В изображении Платона эта изменчивость демократии превращается в порочный круг: с одной стороны это лучшее из правлений, все становятся свободными, каждый получает возможность устраивать свою жизнь по своему желанию, однако с другой стороны, якобы, вследствие «отсутствия в жизни людей твердого плана и порядка» все здесь приходит в расстройство. Изменчивость и подвижность демократии отмечает и Аристотель. Наиболее прочным он считает демократический строй у народов, живущих простой, близкой к природе жизнью. Другие виды демократии кажутся ему подверженными изменениям, причем наихудшим видом он считает тот, в котором под видом господства народа правит кучка демагогов, в котором нет твердых законов, а есть постоянно меняющиеся предписания, в котором судебная система превращается в издевательство над правосудием.
    Парламентарная и президентская демократии — основные формы современного демократического устройства. Они отличаются соотношением исполнительной и законодательной власти. В первом случае главенствующую роль играет парламент, во втором — президент страны объединяет в себе главу правительства и главу государства.
    Президент избирается на определенный период непосредственно народом, равно как и члены Конгресса. Если партия президента имеет большинство в законодательном органе, это может облегчить прохождение его политических программ, но в отличие от премьер – министра, президент не зависит от большинства для того, чтобы оставаться в должности.
    Члены кабинета обычно не являются членами Конгресса это одно из базовых положений современной западной демократии — принцип разделения власти, которое предполагает наличие законодательной, исполнительной и судебной властей. При этом ни одному из государственных органов не принадлежит вся полнота государственной власти. В России первыми лицами правящей партии являются министры, градоначальники и губернаторы, успешно совмещающие и многие посты, порой в разных ветвях власти, и занятие бизнесом, следует ли удивляться, что западные демократы не считают власть в нашей стране демократичной. Но суть претензий запада нашему народу никто не объясняет, наоборот, для отвода глаз от парадоксов устройства власти в России пытаются дискредитировать идеи "западной" демократии используя даже Русскую православную церковь.
    Разделение властей, столь тщательно установленное Американской Конституцией в 1789 году виделось создателям Конституции гарантией невозможности концентрации власти внутри одной ветви национального правительства. Джаймс Медисон - четвертый президент США, игравший, по всей видимости, значительную роль в создании Конституции, утверждал; "Концентрацию всей власти - законодательной, исполнительной и юридической - в одних руках… можно с полным правом считать определением тирании".
    В политической литературе неоднократно высказывалась мысль, что развитие государственных форм неизбежно и закономерно приведет человеческое общество к демократии. Однако, в попытках подвести под общий знаменатель пестрое разнообразие позиций относительно места демократии в системе общечеловеческих ценностей, невольно на ум приходит «крамольная» мысль, что как раз этого быть никак не может.
    Как ни странно, термин «демократия» принадлежит к числу наиболее спорных и неопределенных понятий современной политической теории. Европейский гуманизм внес значительные «осложнения» в «простоту» греческих определений. Древний мир знал только непосредственную демократию, в которой народ (рабы, разумеется, за народ не считались) сам правит государством через общее народное собрание. Понятие демократии совпало здесь с понятием демократической формы правления, с понятием непосредственного «народоправства». Хотя Руссо также воспроизводил это греческое словоупотребление, однако, именно он создал теоретическое обоснование более широкому пониманию демократии, которое утвердилось в наше время. Он допускал, что с верховенством народа могут быть совместимы различные формы государственной власти - и демократическая, и аристократическая, и монархическая. Тем самым он открыл путь для нового понимания демократии как формы государства, в котором верховная власть принадлежит народу, а формы правления могут быть разные. Сам Руссо считал демократию возможной только в виде непосредственного "народоуправства", соединяющего законодательство с исполнением. Те формы государства, в которых народ оставляет за собой только верховную законодательную власть, а исполнение передает монарху или ограниченному кругу лиц, он признавал законными с точки зрения "народного суверенитета", но не называл их демократическими.
    Позднее понятие демократии было распространено на все формы государства, в котором народу принадлежит верховенство в установлении власти и контроль над нею. При этом допускалось, что свою верховную власть народ может проявлять как непосредственно, так и через представителей. В соответствии с этим демократия определяется, прежде всего, как форма государства, в которой верховенство принадлежит общей воле народа. Это есть самоуправление народа, без его различия на «черных и белых», «пролетариев и буржуазию», т.е. всей массы народа в совокупности. На основании этих определений монархическая Великобритания считается, в том числе современной теорией не менее демократичной, нежели республиканская Франция.
    Многие великие мыслители находили, что демократия может быть осуществлена лишь при особых, специфических условиях. Более того, большинство определенно полагали, что, если понимать демократию во всей строгости этого явления, то истинной демократии никогда не было и не будет.
    Наивные предположения о том, что стоит только "свергнуть" старый порядок и провозгласить "всеобщую свободу", всеобщее избирательное право, народное самоуправление и демократия осуществится сама собой, не выдерживают критики. На самом деле, мысль о том, что с разрушением старых устоев тотчас же наступает истинная свобода, принадлежит не демократической, а анархической теории. В противовес этому анархическому взгляду современные исследователи единодушно признают, что как более поздняя и сложная форма политического развития демократия требует и большей зрелости народа. По своему существу демократия есть самоуправление народа, но для того, чтобы это самоуправление не было пустой фикцией надо, чтобы народ выработал свои формы организации. И чем сложнее и выше задачи, которые ставятся перед государством, тем более требуется для этого политическая зрелость народа, содействие лучших сторон человеческой природы и напряжение всех нравственных сил.
    Степень отдаленности современных демократий от даже приблизительного идеала отчетливо видна в вопросе о фактическом осуществлении народовластия. Безусловно, прав Руссо, отождествляя понятие истинной демократии с непосредственным участием всего народа не только в законодательстве, но и в управлении и утверждая, что система представительства есть отступление от настоящего народовластия. Однако и он понимал, насколько трудно реализовать в жизни подлинную демократическую идею. Объективно при любом строе, в том числе и при демократии, над общей массой народа всегда вырастают немногие — руководящее меньшинство, вожди, направляющие общую политическую жизнь. Практически повсеместная трансформация демократии в правление немногих — явление замеченное давно и достаточно хорошо описанное.

Похожие темы

  1. Диктатура мовы
    от Anabaptist в разделе Новости : События в Мире
    Ответов: 3
    Последнее сообщение: 14.10.2006, 04:57

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •