18.11.07.

Лет 150 назад богат я был и знатен
Кичившийся богатством – спеси грех
Тщеславен, горд и молодостью статен
Всё состояние растратил для утех

Игрок, развратник – кутежей и оргий
Мои вассалы думал я – сотворены
Чтобы служить мне, с ними очень строгий
Для пополнения пустующей казны

Всегда был глух к их жалобам и стонам
Им честь оказана, служить моим капризам
Я умер молодым, обязанный порокам
Не подвергаясь горестным сюрпризам

В глазах же света, я счастливый человек
И были похороны те великолепны
Как и положено для нравственных калек
Друзья кутилы, сожалея незаметны

Ушёл же барин, им дающий от щедрот
Но на моей могиле те не лили слёзы
Так провожает ныне лидера народ
От сердца чистого проклятья и угрозы

Мою же память, тех, кого я угнетал
Довёл до нищеты, самоубийства
Проклятия ужасны – кто страдал
Казалось, вечно слышу, приговор судейства

Со смертью каждой моей жертвы, предо мной
Лица насмешливые, грозные вставали
Безостановочно преследуем виной
Ни где укрытия их взгляды не давали

Товарищи мои по кутежам
Такие же несчастные – бежали
Прочь от меня, какой же это срам
Награда нам за то, что мы стяжали

Платить за удовольствия не можем
Поэтому в нас больше нет нужды
Давайте же мы здесь себе поможем
Чтоб было дать кому стакан воды

Всё золото растраченное мною
Ни одного, ни дало мне благословенья
И я как путник, утомлённый из-за зною
Воскликнул, Боже сжалься, от волненья

Когда ужасное страданье прекратится
И голос первый мной услышанный с тех пор
Сказал “Как пожелаешь и простится”
Великий Боже, я готов хоть под топор

“Нужно раскаяться, смириться перед теми
Кого ты угнетал и унижал
Просить их за тебя, молить со всеми
Приятны Богу те, кого ты обижал

И я смирился и просил вассалов, слуг
Которые все тут передо мною
Их лица делались добрее и досуг
Мой стал гораздо легче, я не скрою

Так началась для меня, как бы снова жизнь
Отчаянье – надежда заменила
Опять я слышу голос, ты ли Князь
И отвечаю, нет князей кроме Светила

Прости меня - Господь, я согрешил
Так сделай, чтобы стал для слуг слугой
И через несколько лет вновь родился, жил
На этот раз в семье уже простой

Остался сиротой совсем ребёнком
Жил кое-как, один, своим трудом
Но верил в Бога, честен перед сроком
Здоровье потерял и даже дом

Просить поэтому пришлось мне подаянье
В той самой местности, где был я властелин
Мне дали прозвище, конечно не признанье
Граф – не как титул, не особый Августин

Бывал я счастлив, провести ночь на конюшне
Себя во сне видел гуляющим по замку
Виденья горечь оставляли те во мне
Но я не жаловался на сию огранку

Когда угодно будет Господу призвать
Меня обратно, я Его благословляю
Дай сил и мужества безропотно страдать
Здесь наказаний я себе не добавляю

И мой пример я полагаю, убедит
Людей не чувствующих ни какой узды
Небытие вам после смерти не грозит
Лишь муки тех, кем ваши правили бразды!