Понравилось Понравилось:  0
Благодарности Благодарности:  0
Показано с 1 по 3 из 3

Тема: Франчук В. И. Экспедиция на Памир - 2008

  1. #1 (1396672)

    Франчук В. И. Экспедиция на Памир - 2008

    Владимир Иванович Франчук, автор энциклопедического труда по истории евангельского и пятидесятнического движения «Просила Россия дождя у Господа» родился и вырос на Хмельнитчине в христианской семье. Отец и оба деда были пасторами евангельской церкви. Казалось бы, стать пастором Владимиру Ивановичу на роду было написано. Но он любит повторять в своих проповедях, что у Бога нет внуков, у него есть только дети. А это значит, что вера в Иисуса Христа передавалась в семье не по наследству, а приходила через испытания, которые каждый из них нес с той крепостью духа, с которой Иисус Христос нес свой крест.

    Почти все Франчуки прошли через тюрьмы и лишения. Одного деда осудили при Сталине к 25 годам лишения свободы.
    Второй дед и мать Владимира Ивановича были приговорены к 25 годам (каждый) лишения свободы. Все они за веру свою считались «врагами народа».

    Владимир Иванович вспоминает, как просыпался по ночам из-за того, что «приезжали к нам люди в форме и штатском, производили обыски, что-то искали в подвале и на чердаке. Помню, как часто отца куда-то уводили, и он на всякий случай прощался с нами».

    Перестройку Владимир Иванович встретил в тюрьме, в которой, как и его родные, сидел за веру. Пережитое только закалило его. И вот там, на нарах, возникла у него идея написать книгу «Размышления над страницами Библии». Примечательно, что самой Библии у него не было – изымали. Но он хранил ее в своей памяти. И по памяти страница за страницей вспоминал ее, объясняя встречающиеся разночтения. Книга эта относится не столько к богословской, сколько к философской литературе.

    Его книги, как и его лекции, которые профессор Владимир Франчук читает в Московском теологическом институте, в Библейском институте «Шелковый путь» (Кыргызстан, Бишкек), в Библейской школе в Джексонвилле (США, штат Флорида), в Евангельской теологической семинарии (Киев), и выступления в качестве руководителя христианской миссии «Возможность» отличаются знанием предмета, энциклопедически богатой речью. В совершенстве знают он и все члены его семьи английский язык. Их семья могла бы давно жить в Америке, Германии или Канаде, куда уехали почти все их друзья и родственники. Но решили остаться в родной Украине, которую любят, - чтобы служить Богу и людям.

    Р’ гостях Сѓ Владимира Р¤Р*АНЧУКА, профессора, писателя, старшего пастора церкви христиан веры евангельской - 16 Февраль 2008 - Церковь Христиан

    Сегодня с любезного разрешения автора предлагаем читателям нашего портала статью об экспедиции на Памир.


    ЭКСПЕДИЦИЯ НА ПАМИР - 2008

    Еще одна экспедиция на Памир закончилась – и эта экспедиция была уже третьей по счету. Две предыдущие имели место соответственно в 2006 и 2007 годах. Отличительной чертой третьей экспедиции было то обстоятельство, что на этот раз мы ехали в район, который был уже нами достаточно хорошо изучен ранее.

    В географическом смысле Памир (другое название – Горный Бадахшан) представляет собой весьма отдаленный труднодоступный регион высокогорной местности в Средней Азии, который принадлежит большей частью Таджикистану. С востока и юга к этому региону примыкают Китай, Индия, Пакистан и Афганистан. С севера - Кыргызстан. Площадь Памира - около 100.000 квадратных километров, его протяженность с севера на юг приблизительно 300 километров, с востока на запад – около 400 километров. В среднем высота гор составляет 6.000 метров над уровнем моря, но высота отдельных вершин достигает 7.495 метров (пик Сомони). Многие вершины скрыты под снегом и вечными льдами. В общей сложности количество ледников на Памире достигает 3.000, их совокупная площадь составляет около 8.400 квадратных километров. Длина самого крупного ледника составляет 77 километров. Высота дорожных перевалов достигает 4.655 метров (перевал Акбайтал).

    Такое географическое положение Памира обуславливает исключительную суровость резко континентального высокогорного климата этой местности - летом температура в некоторых местах может достигать 50 градусов тепла, в то время как зимой в высокогорьях Памира температура опускается до минус 50 градусов по Цельсию. На метеорологической станции в Булункуле, где мы также побывали, был зарегистрирован рекорд низкой температуры – трудно поверить, но мороз был 62 градуса. Зима продолжается с октября до апреля включительно, лето очень короткое. (Во время нашего пребывания на Памире 1 июня 2007 года, к нашему большому удивлению, шел снег и мела метель, а 22 июня 2008 года мы преодолевали перевал Акбайтал по скользкому гололеду). Зимой все дороги на Памире становятся совершенно непроходимыми, при наступлении весны в мае месяце дороги становятся очень опасными из-за схода селей и снежных лавин. Такой климат в совокупности с незначительным количеством пригодной к земледелию почвы делает занятие земледелием почти невозможным. По причинам прежде всего геологического и географического характера принято разделять Памир на Западный и Восточный. Самые низкие места на Западном Памире не опускаются ниже 1.500 метров над уровнем моря, на Восточном Памире - они не ниже 3.600 метров.

    Основные реки Памира – Пяндж, Оксу, Мургаб, Язгулем, Ванч, Гунт, Аличур и некоторые другие. Они, большей частью, относятся к бассейну Амударьи, давая начало этой великой реке Средней Азии. На Восточном Памире есть свое Мертвое море – холодное, соленное и бессточное озеро Каракуль.

    По сообщению Марка Поло, проезжавшего через эти места в 1274 году, население Памира, в частности, добывало серебро и рубины, но за прошедшие столетия серьезного развития в этом смысле не произошло. На Памире и сегодня нет никакой индустрии, традиционным занятием населения является большей частью животноводство (в высокогорных районах в суровые холодные и снежные зимы из домашних животных выживают только яки, похожие на мамонтов и покрытые густой шерстью). Туристическая индустрия также совершенно не развита и является по своей сути рискованным делом отдельных смельчаков. Единственный аэропорт местного значения в Хороге (один из самых опасных аэропортов в мире) иногда неделями не работает из-за погодных условий.

    При огромных, поистине неисчерпаемых потенциальных природных богатствах недр Памира население этой местности живет большей частью в великой бедности и нищете, едва сводя концы с концами и, с великим усилием, переживая каждую следующую зиму. Практически все продовольственные и промышленные товары для населения необходимо завозить из сопредельных стран. С учетом того факта, что исключительно трудные горные дороги находятся в крайне плохом состоянии - доставка грузов является предприятием не только трудным и опасным, но и весьма дорогостоящим, что в свою очередь еще более усложняет жизнь на Памире, делая ее значительно более дорогой, чем на сопредельных территориях. Недавно бедственное положение населения Памира еще более усугубилось ввиду того, что правительства соседних стран Китая и Кыргызстана запретили ввоз продовольствия и бензина в Горный Бадахшан. Это привело к тому, что цены на продовольствие (и без того очень высокие!) заметно выросли даже за время нашего пребывания на Памире и продолжают расти. Основной (а очень часто и единственный!) продукт питания жителей Памира – мука, из которой они ежедневно пекут хлеб. В прошлом году цена мешка муки (50 кг) составляла 80-90 сомони (около 30 долларов США), в конце мая 2008 года цена составляла 160-180 сомони, а в конце июня при нашем отъезде – 200 сомони (или 66 долларов США).

    Западный Памир населен разными племенами, которые кроме общегосударственного таджикского языка говорят на своих местных языках. Эти языки не только не похожи на таджикский, но и относятся к совершенно другой языковой группе, а именно - к иранской ветви индоевропейской языковой семьи. В первую очередь это шугнанский, рушанский, язгулямский, ишкашимский и ваханский языки. Некоторые ученые относят к семейству этих языков и мунджанский язык, распространенный в Афганистане и Пакистане. За исключением язгулямского языка, который распространен только в Таджикистане, на всех других языках говорят также в Пакистане, Афганистане и Китае. Эти языки являются устными, письменности на этих языках не существует. Несмотря на некоторые общие черты, взаимопонимание носителей разных памирских языков невозможно. Поэтому между собой они говорят на таджикском языке. По этой причине их, как правило, считают таджиками, но они себя называют иначе - народами Памира. Однако таджикский язык они все хорошо понимают, а во многих случаях - и русский (за исключением очень молодых людей, которые после распада бывшего Советского Союза русский язык в школах уже не изучают).

    Памир был занят русскими войсками в 1885 году, а в 1895 году согласно русско-английскому разграничению Бадахшан был искусственно и вопреки интересам местного населения разделен по реке Пяндж. При этом территория на левом берегу Пянджа отошла к Афганистану, который пыталась контролировать Великобритания, а правобережный Бадахшан был передан Бухаре, зависимой от России. По этой реке Пяндж граница между Таджикистаном и Афганистаном проходит и сегодня.

    Ислам был насажден на Памире в 11 веке. Однако согласно своей религии памирцы не являются ортодоксальными мусульманами - суннитами, как все обычные таджики, а исповедуют ислам шиитского толка, принадлежа к течению исмаилитов. Естественно, они не подчиняются управлению мусульманского религиозного руководства из Душанбе - и это обстоятельство также было использовано в политических целях в ходе гражданской войны в Таджикистане. Своим нынешним духовным лидером и вождем они считают Агахана Четвертого (настоящее его имя Карим Аль Хусейни, ныне он проживает в Европе и считается одним из самых богатых людей в мире), который является прямым потомком Мухаммеда. Исмаилиты не имеют мечетей, проводя свои молитвы и религиозные обряды по домам. Более тонкие особенности вероучения исмаилитов Памира еще нуждаются в дополнительном изучении.

    Что же касается восточной части Памира, то она населена практически исключительно кыргызами, которые являются ортодоксальными суннитами и повсеместно имеют свои мечети. Большая часть из них совершенно не говорит на таджикском языке, но многие мужчины достаточно хорошо понимают русский. Во многих поселках население состоит на 100% из кыргызов или же имеется только одна или несколько таджикских семей. Отрадно видеть, что между ними совершенно нет этнической или религиозной вражды. Их отношение к русским (и, в более общем смысле, - к славянским народам) исключительно доброжелательное и уважительное. К нам, украинцам, они относились очень тепло, многие мужчины из Памира во времена Советского Союза служили в Советской армии на территории Украины и рассказывают о своих самых добрых воспоминаниях об Украине. (Конечно, Украина по сравнению в Памиром выглядит так, как цветущий рай). У некоторых кыргызов, проживающих на Памире, есть определенные родственные связи на юге Кыргызстана.

    Точных и достоверных данных о количестве населения в этой местности нет, по оценочным данным оно может достигать 200 - 250 тысяч человек. Единственным городом на Памире является его столица Хорог (с населением приблизительно 40-50 тысяч человек), в котором находится правительство. Остальное население проживает в поселках и маленьких селах, в которых все люди хорошо знают друг друга, а зачастую являются близкими родственниками. Таких населенных пунктов на Памире насчитывается около 500. На Памире, как правило, многодетные семьи, повсеместно можно видеть очень большое количество детей.

    Во время планирования наших экспедиций на Памир в качестве главных причин важности и целесообразности данного проекта были взяты во внимание следующие причины:

    1. Единственной существующей религией на Памире является ислам, к которому принадлежит 100 % населения.

    2. За все время существования христианства со времен апостолов и до настоящего времени на этой территории никогда не существовало никаких поместных церквей, что с точки зрения христианской миссии позволяет с полным основанием отнести этот регион мира к числу самых отдаленных краев земли, которые, без преувеличения, в самом деле могут быть названы абсолютно не достигнутые Евангелием.

    3. Полная неосведомленность населения Памира с учением Евангелия и истинными ценностями рожденных свыше христиан обуславливает необходимость начать пионерскую работу миссии для этого региона.

    4. Ужасающая бедность и нищета населения Памира с точки зрения христианского милосердия требует адекватного реагирования.

    5. Способность многих жителей Памира понимать и говорить на русском языке делает коммуникацию принципиально возможной.

    Уже первая экспедиция на Западный Памир (2006 года) убедительно показала, что эффективным способом достижения народов Памира является доставка гуманитарной помощи, в первую очередь для детей-сирот (многие из них являются жертвами гражданской войны в Таджикистане и на Памире), а также для детей из наиболее нуждающихся семей. Именно этот способ открывает все необходимые двери и делает возможным наше пребывание на Памире.

    С учетом вышесказанного экспедиция на Памир в 2008 году была построена согласно следующему плану миссионерского проекта.

    1. Необходимо использовать полноприводный автомобиль "Нива", а также микроавтобус «Фольксваген», оборудовав указанный транспорт для дальней экспедиции по горным дорогам Памира с учетом того, что общее расстояние из Украины и обратно составит не менее 15 тысяч километров. (По причинам безопасности ехать на одной машине в такую экспедицию было бы слишком рискованно).

    2. Провести консультации с другими церквами и христианскими организациями Украины с целью вовлечения их человеческого и материального ресурса для миссионерского служения на Памире. Особенно важным для текущего момента есть создание команды для поездки на Памир из числа посвященных христиан, которые являются гражданами Украины (и поэтому для них не требуются визы Таджикистана и других стран Средней Азии, которые нужно будет проезжать транзитом).

    3. Ввиду того, что в Кыргызстане есть церкви, которые также проявляют большой интерес к духовной работе не Памире, и имеют видение на создание (при возможности) поместных церквей в этом регионе, провести консультации с ними о сотрудничестве в рамках данного проекта с целью создания общей команды для экспедиции (которая присоединится к украинской команде по пути следования в Кыргызстане), а также с целью подготовки груза духовной литературы и компьютерных дисков на кыргызском языке, который является главным языком населения Восточного Памира.

    4. Ввиду того, что в Таджикистане есть церкви, которые также проявляют большой интерес к духовной работе не Памире и имеют видение на создание (при возможности) поместных церквей в этом регионе, провести консультации с ними о сотрудничестве в рамках данного проекта с целью создания общей команды для экспедиции (которая присоединится к украинской и кыргызстанской части команде уже непосредственно на Памире), а также с целью подготовки груза гуманитарной помощи для детей и аренды грузовика, который в составе нашей экспедиции будет доставлять груз гуманитарной помощи из Душанбе (столица Таджикистана) в главные пункты Памира для последующего распределения на местах. Задачей этой части команды является также подготовки груза духовной литературы и компьютерных дисков на таджикском языке, который является главным языком населения Западного Памира.

    5. Во время раздачи гуманитарной помощи активно распространять Библии, Новые Заветы и другую христианскую литературу, вести активную проповедь Евангелия, по возможности показывать фильм «Иисус» и другие фильмы христианского содержания. Во время экспедиции также определить места, где последующая духовная работа могла бы иметь перспективу, увидеть, как именно там можно вести дальнейшее миссионерское служение.

    6. По окончанию экспедиции найти духовных работников в Таджикистане, которые являются гражданами этой страны, для продолжения духовного служения на Памире на регулярной постоянной основе, а также найти духовных работников в Кыргызстане, которые могли бы вести духовную работу среди кыргызоговорящего населения Восточного Памира.

    7. При возможности - найти духовных работников в Украине, которые могли бы стать миссионерами на Памире.

    8. Учитывая исторически сложившуюся и жизненно исключительно важную связь между Восточным Памиром и Южным Кыргызстаном, всемерно способствовать тому, чтобы церкви Южного Кыргызстана были активно вовлечены в целенаправленное служение для жителей Памира, когда они приезжают с целью работы или учебы в Кыргызстан, а также приезжают в Кыргызстан с целью посещения своих родственников, либо же с целью коммерции или бизнеса.

    9. Поддерживать всеми возможными способами миссионерское служение на Памире тех духовных работников, которые туда будут направлены.

    В соответствии с этим планом были подготовлены к этой дальней экспедиции два автомобиля – полноприводный автомобиль "Нива" и микроавтобус «Фольксваген». Некоторые церкви и христианские организации Украины и России, разделяя это видение, имели намерение общими усилиями снарядить еще две или три машины, но, к сожалению, по разным причинам на этот раз это не удалось. Была создана украинская команда. Первоначально в ее состав было включено 8 пасторов и духовных работников от разных церквей, которые выразили желание принять участие в этом проекте. К сожалению, по разным семейным причинам ввиду большой длительности этой экспедиции (более двух месяцев), могли пойти только 4 человека из Украины, а также один наш сотрудник из Калмыкии, Российская Федерация.

    Команда из Кыргызстана была сформирована в составе 4 человек, все они были пасторами поместных церквей на юге Кыргызстана, трое из них в совершенстве говорили на кыргызском языке. Они использовали свой автомобиль с кыргызстанской регистрацией.

    Команда из Таджикистана была сформирована в составе также 4 человек, из них трое говорили на таджикском языке. Они использовали свой автомобиль с таджикистанской регистрацией.

    За исключением одной сестры из Украины (по своей профессии она медицинская сестра), все участники экспедиции на Памир были мужчины. Нашу сестру мы также не могли взять в эту экспедицию до самого Памира – она осталась в Казахстане и работала все это время до нашего возвращения в Казахстан в составе миссионерской команды, с которой мы имеем связь.

    Церквами Кыргызстана был своевременно подготовлен в полном объеме груз духовной литературы на кыргызском языке, а также большое количество компьютерных дисков с записями частей из Библии, фильма «Иисус» и другими христианскими фильмами. Все это предполагалось раздавать населению Восточного Памира, для которого родной язык – кыргызский.

    Церквами Таджикистана также был своевременно подготовлен в полном объеме груз международной гуманитарной помощи для детей, который предполагалось раздать в детских домах и школах - интернатах. Всего было подготовлено 3.000 подарков для детей. Кроме того, было подготовлено значительное число экземпляров Библий, Новых Заветов и другой христианской литературы на русском и таджикском языках, а также компьютерные диски с записью фильма «Иисус» и других христианских фильмов на таджикском языке для показа этих фильмов на Западном таджикоговорящем Памире. Была также арендована для этой поездки грузовая машина «КАМАЗ» - для доставки груза гуманитарной помощи и духовной литературы из Душанбе, столицы Таджикистана.

    В полном соответствии с предварительным планом, украинская часть нашей команды выехала на двух машинах из Украины 13 мая 2008 года с тем расчетом, что все главные события нашей работы на Памире должны быть официально привязаны к периоду 1 июня, то есть к Международному дню защиты детей, как это было указано во всех наших официальных сопроводительных документах, которые открывали нам дорогу на многочисленных проверочных постах, где дороги повсеместно закрыты шлагбаумами под охраной пограничников, милиции, службы безопасности и других государственных служб. Кроме того, перевалы горных дорог на Памире открываются только во второй половине мая, ибо зимой эти дороги совершенно непроходимые.

    По пути следования мы побывали в церкви г. Батайска (Россия), с которой у нас давно существуют устойчивые связи и которая всегда молится за наше служение в Средней Азии, являясь для нас базой молитвенной поддержки и практической помощи при нашем движении в восточном направлении. Было очень приятно, что и на этот раз у нас была возможность остановиться на ночь у них. Они также подарили нам канистры для бензина, которые были совершенно необходимы для нас при движении через пустыни в Средней Азии, а также на Памире, где нет заправочных станций. Мы также побывали в Калмыкии, где уже 13 лет работают наши миссионеры, мы посетили наших работников и также имели возможность служить для церквей, которые они там создали за это время. Один из наших сотрудников из Калмыкии присоединился к нашей группе. Ввиду недостатка времени мы не могли посетить другие церкви в России, хотя они нас приглашали остановиться у них на пути следования, чтобы проповедовать и учить в этих церквах.

    Мы пересекли границу Казахстана в субботу, 17 мая и поздно ночью прибыли в Актюбинск, где нас ожидали наши друзья, которые там трудятся на миссионерской станции. На следующий день, в воскресение, мы служили Словом Божьим на утреннем и вечернем богослужении для тех людей, которых они привели к Богу за время своего служения там.

    В понедельник, 19 мая, мы посетили также церковь в городе Алга (50 километров к югу от Актюбинска). Церковь переживает трудные времена, что неудивительно в общем контексте резкого ухудшения церковно-государственных отношений и постоянных попыток со стороны государственных органов и служб всемерно ограничить деятельность церкви в этой стране. Недавно у этой церкви власти, согласно решению суда, отняли здание молитвенного дома, где также проживала семья пастора. Это здание бывшего детского сада ранее было куплено церковью, там был сделан ремонт. Сейчас их просто выгнали из этого места безо всякой компенсации или возврата финансовых средств. Мы посетили их в то время, когда им предписали освободить церковное здание. Правда, местные власти им выделили земельный участок, на котором якобы церковь имеет право построить другое здание (за счет церкви, разумеется). Трудно сказать, как церковь будет проводить свои богослужения, ибо согласно законам Казахстана богослужения в частных домах верующих категорически запрещены. Однако было приятно и радостно видеть, что христиане полны радости и решимости продолжать свое служение и в новых условиях.

    Пастор церкви в Алге помог нам получить регистрацию для пребывания в Казахстане в эмиграционной полиции – это совершенно необходимо для нас как иностранцев, хотя как граждане Украины и России мы не нуждались в визах.

    Вторую половину дня 19 мая мы вынуждены были посвятить ремонту наших машин и подготовке их к очень трудному переходу через так называемую в Казахстане «Долину смерти», которая находится в районе Иргиза между Актюбинском и Аральском (650 км).

    Оставив нашу сестру на миссионерской станции для участия в служении, 20 мая мы выехали в 4 часа и прошли через все это бездорожье без особых приключений. Это взяло целый день – мы прибыли в Аральск в 11 часов вечера, проведя за рулем 19 часов. На следующий день мы смогли проехать еще приблизительно 650 км, проехали мимо космодрома Байконур, откуда запускаются космические корабли России, и к вечеру, ввиду крайнего утомления, мы остановились на ночь в гостевом доме с казахской семьей к северу от Кызыл-Орды. 22 мая мы добрались до большого города Шымкент, где провели ночь.

    В пятницу, 23 мая мы выехали в 4 часа утра из Шымкента, пересекли границу Кыргызстана и в 11 часов ночи после движения через долгий проливной дождь с грозой, проведя за рулем 19 часов, наконец, добрались до Токмака (65 км к востоку от Бишкека), где и остановились на несколько дней. Мне было очень приятно встретиться со своими студентами, которые там продолжают учиться. Особенно радостным для меня было то, что среди них есть 8 человек из Каракалпакстана – в том числе это и те молодые люди, ради которых в свое время мы пытались создать Библейскую школу в Каракалпакстане в 2005 году. Тогда местные власти воздвигли гонения, которые не прекращаются до настоящего времени. Единственная на весь Каракалпакстан зарегистрированная церковь, имевшая свое здание, в котором мы планировали проведение занятий Библейской школы, была официально закрыта и разогнана властями. Однако и в самом Каракалпакстане (как следует из сообщения братьев – наших сотрудников) занятия по систематическому изучению Библии и христианского вероучения с группами студентов регулярно продолжаются в подпольных условиях, и для некоторых из них удалось, по великой милости от Господа, организовать возможность для учебы в Библейском колледже в Кыргызстане. Все эти студенты до настоящего времени продолжают пользоваться той христианской учебной литературой, которую нам чудом Божьим и исключительно благодаря милости Господа удалось завезти в Каракалпакстан еще в 2005 году. Я был приглашен прочитать несколько лекций для студентов колледжа по вопросам миссионерской работы, создания церквей и вопросам духовной жизни христианина. Мне также представилась возможность провести значительное время в личном общении с ними, беседуя и вопросах христианского служения в Каракалпакстане, Узбекистане и Кыргызстане.

    В воскресение 25 мая мы принимали участие в богослужениях двух церквей в Токмаке, с которыми у нас есть хорошие контакты и сотрудничество. Мы посетили также детский дом, который принадлежит одной из этих церквей, и провели много времени в общении с детьми-сиротами, которые там воспитываются, а также с персоналом детского дома.

    На следующий день, в понедельник, 26 мая мы получили регистрацию в эмиграционной милиции Кыргызстана (как граждане Украины и России мы не нуждаемся в визах, но во всех этих странах мы в течение 5 дней обязаны получить регистрацию в полиции). После этого мы уехали в Бишкек, столицу Кыргызстана, где остановились в Теологическом Институте, где я также приглашен время от времени преподавать для студентов. В Бишкеке, как и в Токмаке, состоялись важные встречи с пасторами и духовными работниками, которые служат в Кыргызстане. В Токмаке и Бишкеке наши братья передали нам значительное количество Библий, Новых Заветов и других христианских книг, а также около 400 компьютерных дисков с записями частей из Священного Писания и другими христианскими программами, а также 300 компьютерных дисков с записями фильма «Иисус» и другими христианскими фильмами – тоже на кыргызском языке - для распространения среди кыргызоговорящего населения на Восточном Памире.

    Таким образом, мы были готовы выезжать на юг Кыргызстана – и далее на Памир.

    Очень сожалею, что по известным причинам мы не смогли заехать в Узбекистан и Каракалпакстан, чтобы увидеться там с братьями – нашими сотрудниками на ниве Божьей (в свое время спецслужбы депортировали меня из этой страны и лишили права приезжать опять, дав эту информацию на компьютеры всех пограничных постов). Однако было принято решение, что с некоторыми из наших сотрудников мы встретимся на обратном пути из Памира на территории Кыргызстана. Была надежда, что они сумеют приехать в Кыргызстан – и эта надежда впоследствии в полную меру осуществилась!

    Утром 27 мая мы выехали из Бишкека на юг Кыргызстана. По пути мы посетили церковь в городе Кара-Балта, с которой мы имеем очень хорошие отношения на протяжении нескольких лет, и которую я неоднократно посещал и в предыдущие годы. Мы встретились с пастором и некоторыми служителями из этой церкви и имели возможность обсудить многие вопросы нашего сотрудничества в будущем. К вечеру этого дня, преодолев расстояние в 750 километров через горные перевалы, мы добрались до города Майлуу-Суу, где и заночевали в здании местной церкви (в свое время мы помогли церкви
    купить это здание бывшего магазина). Пастор этой церкви одновременно служит старшим пастором евангельских церквей на юге Кыргызстана, и мы уже длительное время сотрудничаем с ним на ниве духовного служения. Именно он был ответственным за подготовку группы наших сотрудников в этой стране для совместного служения на Памире и следует сказать, что он сделал очень хорошую работу в этом ключе. Он сообщил нам, что, как и было намечено нашим планом, братья-служители из разных церквей юга Кыргызстана готовы к нашей экспедиции на Памир. Вместе с ним таких братьев – пасторов церквей – было четверо, трое из них говорили кроме русского также на кыргызском и узбекском языке. Мы также дополнительно загрузили груз духовной литературы на кыргызском языке, который они приготовили для этой экспедиции. Мы также приняли решение, что в эту поездку он возьмет свою машину «Фольксваген». Конечно, эта обыкновенная легковая машина была не вполне пригодна для работы в очень тяжелых горных условиях Памира, однако мы верили, что на главных дорогах мы сможем эту машину использовать, а в некоторых случаях наша команда сможет в случае необходимости разделиться на несколько групп. Следует сказать, что это видение в полную меру оправдалось впоследствии. Эта машина была в самом деле очень нужной для нашей экспедиции, особенно в период очень интенсивной работы, когда, действительно было необходимо разделяться на 3-4 группы с той целью, чтобы охватить как можно большее количество людей и успеть больше сделать в нашем служении на Памире.

    В среду, 28 мая мы прибыли в город Ош, взяв по пути в Жалалабаде еще одного нашего сотрудника, члена нашей команды. В Оше к нашей экспедиции присоединился пастор поместной церкви и еще один служитель из другого города. Таким образом, нас стало 8 человек, как мы и планировали ранее. В Оше мы взяли на борт последний груз духовной литературы, который приготовила церковь в Оше.

    Мы знали, что во многих местах Памира совсем нет электричества, и дети в школах и дома живут и учатся при свете керосиновых ламп. Поэтому мы также купили 10 электрических генераторов, которые собирались доставить в школы и детские дома на Памире в качестве гуманитарной помощи (в прошлом году мы передали 5 таких генераторов), а также мы купили в Оше необходимый запас продовольствия и воды для нашей команды. Все наши три машины были загружены до предела.

    29 мая мы выехали из города Ош и, преодолев первый затяжной горный перевал по направлению на Памир, добрались до города Гульче. Там нет еще никакой церкви, но есть первые христиане – мать и две ее дочери, которые недавно уверовали. Остальные члены этой кыргызской семьи пока еще неверующие, но они достаточно положительно относятся к христианству и христианам. Одна из дочерей была моей студенткой в Библейском колледже в Токмаке. Она-то мне и рассказала про эту семью. К сожалению, ее мама сейчас очень больная и парализована. Эта семья была очень тронута тем, что мы – совершенно незнакомые для них люди из разных стран – пришли посетить свою парализованную сестру, и передали ей от имени церкви финансовую помощь для ее лечения. Они сердечно приглашали нас на обратном пути непременно остановиться у них, хотя они довольно бедная семья.

    По своей прошлой экспедиции я знал, что в Гульче есть последняя заправочная станция перед Памиром. По этой причине мы заправили все наши баки и дополнительные канистры топливом, зная, что заправочных станций больше не будет. Все наши три машины были перегружены сверх всякой меры, однако мы исходили из того, что при дальнейшем движении через горы топливо будет быстро уходить, а вес, соответственно, облегчаться.

    30 мая, успешно преодолев еще несколько горных перевалов, очень плохие дороги и снежную вьюгу, поздно ночью мы прибыли на Памир и остановились в Мургабе в гостевом доме, который мы уже хорошо знали по нашей прошлой экспедиции. Для пограничников, паспортного контроля и спецслужб Таджикистана наш приезд именно 30 мая выглядел вполне логично в соответствии с нашими сопроводительными документами, согласно которым главной целью нашего приезда была доставка и распределение груза гуманитарной помощи для школ-интернатов и детских домов по случаю Международного дня защиты детей (1 июня).

    Кроме подарков для детей, которые были доставлены ранее в Таджикистан по железной дороге, и которые нам нужно было еще привезти из Душанбе на Памир на грузовике за 1.000 километров по очень трудным горным дорогам, с нами уже были электрические генераторы. Они были взяты на таможенный контроль до окончательной передачи по назначению, согласно нашему плану. Это тоже нам помогло на следующий день, 31 мая, оформить все необходимые документы во всех инстанциях и получить регистрацию, которая юридически позволяла нам оставаться на Памире в течение двух месяцев.

    1 июня, в воскресенье, мы выехали в Хорог, столицу Памира, посещая по пути знакомые семьи, которые были открыты для нас, и согласовывая план нашей дальнейшей работы в памирских поселках. Мы прибыли в Хорог ночью того же дня. В период 2-5 июня мы посетили поселки на границе с Афганистаном по течению Пянджа. Это были поселки Гарм-Чашма, Ишкашим и Рушан, где мы бывали ранее в 2006 и 2007 годах и где мы, как всегда, были очень радушно приняты нашими старыми знакомыми и где, также, у нас появилось немало новых знакомых.

    У нас уже давно сложились устойчивые отношения с детским домом в Рушане. Прошлой зимой (она была очень суровой в этой части Памира!), когда в этом детском доме сложилась критическая ситуация с продовольствием и нечем было кормить детей, мы обратились к церквам Мариуполя за помощью и сделали сбор средств для детей Памира – через банковский счет мы отправили для них около 1.000 долларов, которые существенно помогли им выжить этой зимой. Неудивительно, что в этом детском доме нас встречали очень торжественно – с музыкой, песнями и цветами, построив на площадке всех детей и сотрудников. Мы также были с благодарностью приняты местными властями Рушана.

    По предварительному плану именно в Рушане, в доме наших гостеприимных друзей, мы должны были встретиться с нашими братьями из Таджикистана, ответственностью которых была доставка груза гуманитарной помощи из Душанбе (3.000 подарков для детей), а также духовной литературы и компьютерных дисков. Эта встреча состоялась 4 июня. Команда наших сотрудников из Таджикистана, еще до встречи с нами, выгрузив часть гуманитарного груза и духовной литературы в первом пункте на Памире – в Калайхумбе - осталась там для продолжения духовного служения еще на два дня. Они отправили к нам в Рушан 8-тонный грузовик, который сопровождал один брат из Душанбе. Остальная часть таджикистанской команды должна была присоединиться к нам несколькими днями позднее в Мургабе. Они использовали свой автомобиль с таджикистанской регистрацией и во многих случаях могли передвигаться независимо от нас, не привлекая к себе особого внимания, как мы - иностранцы.

    Таким образом, мы получили грузовик с грузом подарков для детей и духовными книгами (книги были на таджикском языке для работы на Западном Памире).

    Обычно мы работали по следующей схеме.

    Посещая школы, мы передавали подарки для всех учеников, согласно списку учащихся. Поскольку школьные занятия уже закончились, не все дети могли придти на встречи с нами лично, потому что некоторые уже уехали к своим родственникам на высокогорные пастбища, где они обычно проводят лето. Однако они получат свои подарки, согласно спискам, когда вернуться домой в конце лета. Мы также открыто говорили, что мы приехали от церкви с подарками для детей и взрослых как представители церкви, что мы являемся служителями церквей в Украине, России, Кыргызстане и Таджикистане, проводили наши встречи с кратким словом проповеди о Боге, пением христианских гимнов и молитвами за детей. Мы также передавали всем желающим христианскую литературу, в первую очередь Библии и Новые Заветы, а также компьютерные диски на кыргызском или таджикском языке по их желанию. С учетом экспедиции прошлого года мы уже обеспечили значительную часть школ и детских домов электрическими генераторами. Кроме этого, мы передавали в каждой школе, которую мы посетили денежную помощь в размере 200-300 долларов США, чтобы школы могли купить учебники и необходимые учебные пособия, и материалы для детей из остронуждающихся семей. С учетом того, что учителя получают исключительно маленькую заработную плату, мы для всех учителей передали специальную денежную премию как нашу благодарность, что они продолжают свой благородный труд воспитания и образования детей. Эта премия была нами приурочена к празднику Примирения и Единства Таджикистана (праздник, который был установлен после окончания братоубийственной гражданской войны). Для всех директоров школ учителей мы сделали также литературные подарки, состоящие из разных книг христианского содержания и компьютерных дисков. Разумеется, все наши подарки были приняты с глубокой благодарностью.

    Кроме школ и детских домов мы также посетили несколько детских садов, работая по такой же программе.

    Посещая медицинские учреждения и больницы, мы имели возможность встречаться с докторами, медицинским персоналом и самими больными. При этом у нас была возможность делиться своей верой, молиться за больных, раздавать Библии, Новые Заветы и другую христианскую литературу. Мы также передавали деньги некоторым медицинским учреждениям, которые вызвали у нас доверие, или же непосредственно передавали деньги самим больным, чтобы они могли купить себе необходимые лекарства. Посещая больных людей в больницах, мы также в некоторых случаях каждому из них приносили лично продовольственные подарки и предметы первой необходимости и гигиены. Мы посетили также главное управление милиции на Памире и передали им подарки для детей тех милиционеров, которые погибли во время гражданской войны или же во время выполнения своего служебного долга.

    После того, как только у нас несколько освободилось место в грузовике вследствие раздачи груза детских подарков и литературы, мы закупили в Хороге 2,5 тонны мешков с мукой для остронуждающихся семей в самом отдаленном и наиболее трудном месте для жизни – в Мургабском районе, куда мы выехали в пятницу, 6 июня.

    С этого дня мы работали на наиболее труднодоступном кыргызоговорящем Восточном Памире в Булункуле, Аличуре, Башгумбезе, Конакургане, Тохтамыше, Шаймаке, Карасуу, Чечекды, Рангкуле, Мадиане, Караколе и других поселках. Главным местом для нас был районный центр – Мургаб, где мы прожили большую часть времени, работая в этом регионе. На некоторое время Мургаб снова стал центром нашей работы в этой части Памира. Отсюда, разделяясь иногда на несколько групп, мы посещали некоторые отдаленные поселки. Здесь мы через некоторое время расстались с таджикской частью нашей команды - они повернули на запад и вернулись в Душанбе (это берет 3 дня пути по горным дорогам при условии, что не нужно будет ремонтировать машину). После их отъезда нас снова осталось 8 братьев.

    Мы также посещали семьи, которые проживали на стойбищах в горах, где они живут в юртах и пасут свои стада. В необходимых случаях для наиболее нуждаюшихся семей мы передавали также мешки с мукой, которая для них является единственной едой – они сами пекут хлеб в своих печах.

    Узнав о нашей работе, к нам стали приходить и приезжать люди со многих мест этого региона – были некоторые дни, когда ко мне приходили по 60 человек. Некоторые из них свидетельствовали, что их семьи уже несколько дней ничего не ели. Мы проверили – и это оказалось правдой, что, действительно, есть на Памире и голодающие семьи. Их главная просьба была такая – они просили муки, чтобы спечь себе хлеб.

    Наши сотрудники стали посещать такие семьи. Кроме того, что нужно было проверить, действительно ли эти семьи настолько нуждаются в хлебе насущном, это давало уникальную возможность в каждой семье проповедовать об Иисусе Христе и раздавать христианскую литературу. Как важно было то, что с нами было трое братьев, которые говорили на кыргызском языке и трое, которые говорили на таджикском! Все они были проповедниками и душепопечителями, а в необходимых случаях – переводчиками.

    У нас не удалась - в такой мере как мы хотели – только одна часть нашего служения: показ фильма «Иисус» и других христианских фильмов в больших аудиториях. Мы смогли это сделать только пару раз. В этом отношении больше успели сделать братья из Таджикистана. Передвигаясь в некоторых случаях независимо от нас на своей машине и не привлекая к себе особого внимания, они смогли это делать чаще на отдаленных стойбищах в юртах пастухов, которые пасли скот в горах. Однако этот недостаток нашего служения до некоторой меры компенсирован тем, что мы раздали много сотен компьютерных дисков с записями этих фильмов для индивидуального просмотра, поскольку есть немало людей, имеющих техническую возможность просмотреть эти диски.

    Отрадно сказать, что Господь удивительно позаботился о нашем служении на Памире, снабдив нас всем необходимым для такой работы – и с точки зрения духовной зрелости и степени посвященности и готовности членов нашей команды совершать это служение, и с точки зрения технической оснащенности, и с точки зрения наших финансовых возможностей.

    Таким образом, на наших четырех машинах мы проехали по всей территории Памира с запада на восток от границы Афганистана до границы Китая, посетив Хорог и многие поселки, где мы проводили встречи с детьми. С ними приходили многие взрослые родственники. Иногда на такие встречи приходили до 500 человек. Везде мы встретили самый теплый, дружеский и открытый прием. Нас принимали также официальные государственные служащие, представители органов местной власти, а также аксакалы (наиболее уважаемые старейшины из местного населения, они не имеют никакого статуса государственных служащих, но пользуются очень большим влиянием на общество). В прошлом году нас особенно тронуло то, что один участковый милиционер (его жена – учительница таджикского языка в школе), стараясь нас отблагодарить за наши подарки для школы в их очень бедном поселке, рано утром с группой своих друзей пошли в горы на охоту и добыли горного козла – архара. Они ожидали нас на дороге, чтобы вручить нам (когда мы будем проезжать мимо по этой дороге) свой подарок – мясо горного козла. К сожалению, мы не смогли встретиться с этой семьей снова – они уехали в Душанбе.

    Однако такая идиллическая картина всеобщего теплого гостеприимства не могла продолжаться бесконечно долго. Она закончилась в «черную пятницу» 13 июня. В ту ночь
    Господь разбудил меня, побуждая меня молиться. Я чувствовал в духе своем, что над нами нависла какая-то опасность, несмотря на то, что никаких видимых признаков этого еще не усматривалось. Во время завтрака я рассказал об этом братьям и один из членов нашей команды сказал, что ему также был в эту ночь сон от Господа. Он во сне видел, что нас окружает стая злых шакалов, но он также сказал, что ему открыто от Господа, что эти злые и разъяренные шакалы так и не смогут причинить нам большого вреда, ибо Господь им не позволит.

    После завтрака я направился к местным властям с намерением поговорить с ними о нашем предложении, которое у нас сформировалось. Во многих семьях, которые отчаянно нуждались в хлебе насущном, были трудоспособные мужчины. Они искали любую работу, но никакой работы не было. Наше предложение состояло в том, что мы можем дать им муку в виде вознаграждения за их общественно полезный труд, если местные власти дадут им любую работу по уборке мусора или ремонту дорог и мостов либо что-то подобное. При этом была бы сделана полезная для населения работа, а эти мужчины получили бы не просто помощь, а честно заработанную своими руками плату за свой труд, что вполне достойно для уважающих себя мужчин.

    Наше предложение, к моему удивлению, не очень заинтересовало местные власти, ибо им нужно было заниматься организацией всего этого труда на практике, тем не менее, они обещали подумать, что именно нужно и можно сделать. Однако там, совершенно неожиданно для себя, я столкнулся с одним из руководителей, который приехал из Тохтамыша с целью заявить протест по поводу нашего служения. Во время нашего пребывания в Тохтамыше его не было на месте, мы работали в контакте с его заместителем – и работали очень хорошо. Люди приняли нас очень приветливо, мы были в школе, в детском саду и в больнице. Служение наше было принято с глубокой благодарностью, весь поселок пришел нас провожать, нас очень усердно просили люди приезжать снова. Мы договорились, что в воскресенье, 15 июня мы приедем со своей аппаратурой показывать фильм «Иисус» для всего поселка. Это вызвало большой энтузиазм у людей, они сказали, что с радостью будут нас ожидать.

    В то же время наш приезд вызвал ярость у мусульманских религиозных лидеров, под большим влиянием которых находился этот государственный чиновник. Он заявил нам, что категорически запрещает нам приезжать и заниматься какой бы то ни было деятельностью в том регионе, где он является начальником. В то время, когда мы с ним разговаривали, уже началась цепная реакция – в местных мечетях (это была пятница!) уже началась пропаганда против нас, имамы и муллы агитировали пришедших на молитву в мечети устроить демонстрацию протеста против нас, пикетировать тот дом, в котором мы жили, созвать жителей и требовать нашей депортации как христианских миссионеров, которые ведут антимусульманскую деятельность, раздают христианскую литературу и стараются обратить правоверных в христианство, отвращая их от религии предков. Впоследствии начальник местного КГБ конфиденциально сообщил мне, что по его данным, была организована группа из 50 мужчин, которых местные мусульманские лидеры призывали устроить беспорядки, ворваться в дом, где мы жили и напасть на нас. Благодарение Господу, этого не произошло в таком виде, Господь, действительно защитил нас. Большинство местных людей отказалось в этом участвовать, а человек, в доме которого мы жили, имеет хорошую репутацию среди жителей – и никто не захотел участвовать в погроме его дома.

    Под руководством имамов и мулл собралась только группа людей на улице возле нашего дома. С Кораном в руках имамы и муллы произносили какие-то проклятия в наш адрес, однако, кажется, большая часть людей, которые пришли с ними, не очень хорошо понимали, что они делают во время этого пикетирования.

    Нам стало понятно, что нам нужно дорожить каждым часом нашего пребывания на Памире, ибо работы нам еще нужно много сделать, а противники у нас появились серьезные. В следующие два дня мы сосредоточились большей частью на индивидуальной работе с людьми, посещая семьи. От них мы узнали, что муллы ходят по нашим следам по этим семьям, рассказывая о нас разные клеветнические измышления, и стараются настроить людей против нас. Однако общественное мнение было определенно на нашей стороне, ибо люди видели наши добрые дела.

    В понедельник, 16 июня утром я был срочно вызван к местным властям. Это собрание проходило под руководством представителя Президента Таджикистана по этому району Памира. Против меня было 3 имама и 10 мулл, которые в присутствии прокурора, начальника милиции и начальника службы безопасности обвиняли меня в антимусульманской миссионерской деятельности. Они представили письмо, под которым было 113 подписей тех людей, которые якобы требовали нашей депортации. Они также требовали, чтобы местная служба КГБ и полиция депортировали нас немедленно, уже сегодня. Я сказал, что мы не можем уехать сегодня, ибо я отвечаю за груз международной гуманитарной помощи, который мы еще не раздали. Они стали требовать у местных властей конфисковать у нас груз гуманитарной помощи, заявляя, что сами знают, что с ним делать. В моем присутствии они требовали также, чтобы спецслужбы немедленно конфисковали у нас все записи, документы, фотографии, фотокамеры и видеозаписи.

    Представитель Президента Таджикистана, не желая международного скандала, не пошел этим путем, однако выразил свое требование, чтобы мы за три дня закончили свою деятельность и покинули Памир. Я сказал, что это требование не может быть исполнено по объективным причинам – мы должны передать гуманитарную помощь в отдаленные поселки, до которых расстояние 100 – 150 километров по трудным горным дорогам, а это требует гораздо больше времени. Наши прения продолжались до самого обеда. В конце концов, мне удалось убедить местные власти дать нам 6 дней для завершения нашего проекта – до утра понедельника. Они нехотя согласились, однако сказали, что все наше передвижение и все наши встречи с людьми, а также раздачу груза гуманитарной помощи будет контролировать КГБ и милиция. Без их присутствия никакая деятельность не разрешается. На все это дал свою санкцию и прокурор, несмотря на то, что это противоречило законам Таджикистана. На мое замечание, что это противоречит закону, он туманно ответил в том духе, что «он вынужден считаться с мнением людей».

    Понятно, что показывать фильм «Иисус» в общественных местах, как мы планировали ранее, уже не было никакой возможности – все владельцы помещений получили строгое предупреждение от местных властей не предоставлять нам никаких помещений. Если бы мы попытались сделать это на улице, подключив аппаратуру к электричеству при помощи своего собственного генератора, нас непременно бы арестовала милиция (в лучшем случае) или же произошло бы нападение со стороны фундаменталистов ислама.

    В тот же вечер к нам приставили офицера милиции, который повсеместно сопровождал нас, не оставляя ни на минуту – до самого нашего отъезда из Памира. Он даже спал рядом с нами все эти дни, регулярно докладывая своему начальству, что происходит. Постепенно он проникся доверием к нам, а мы – уважением к нему, как к честному и порядочному человеку. Он, естественно, добросовестно исполнял свой долг, но он видел нашу жизнь и относился к нам с пониманием…

    Первоначально мы планировали работать на Памире как минимум до конца июля, но я понимал сейчас, что эти драгоценные для нас еще 6 дней - это максимум, который мы можем в этих условиях иметь. Даже это уже было победой! Однако победа была не окончательной. Все время по этому поводу шли переговоры между управлениями КГБ, милиции и прокуратуры, дело находилось на контроле в столице. В этой напряженной ситуации мы продолжали свое служение. Однажды вечером к нам приехал разъяренный начальник КГБ, который заявил, что у нас есть 2 часа времени, чтобы сложить свои вещи и немедленно уехать с Памира. Я напомнил ему, что я отвечаю за груз, который мы постепенно раздаем, но который еще имеется в наличии. Я сказал ему, что требую создания специальной комиссии, которой я могу передать груз, а без такой официальной передачи я никуда не уеду. Он стал угрожать тем, что сейчас вызовет конвой солдат и пограничников, которые нас силой выдворят из Памира, однако я понимал, что он этого не решиться сделать, а создать комиссию в тот вечер он уже не сможет. Он приказал, чтобы братья приехали к нему на следующее утро.

    Мы понимали, что только молитва может нам помочь, что только Господь может нас защитить…

    Утром наши братья приехали в КГБ. Начальник был совершенно неузнаваем. Он принял их очень вежливо и приветливо. Он сказал, что до понедельника мы можем находиться на Памире, что он полностью изменил свое отношение к нам. Он объяснил причину того, что произошло. Вчера вечером, после очень острого и жесткого разговора со мной он приехал домой и включил телевизор. Невероятным образом он попал на спутниковый христианский канал CNL, по которому как раз в тот вечер транслировалась моя проповедь… Он смотрел на экран с большим удивлением, что увидел меня еще в одном амплуа – в роли телевизионного проповедника. Моя проповедь, в которой я говорил о важности христианской молитвы за разные страны мира, за судьбы народов земли почему-то его глубоко тронула и в корне изменила его отношение к нам. Братья рассказали мне об этом с большой радостью. Я поехал, чтобы встретиться с этим полковником. В его кабинете состоялась еще одна наша долгая беседа – совсем другая беседа в совершенно другом тоне за чашкой кофе…

    Мы оставались там так долго как могли. Мы провели на Памире трудные 24 дня. Мы уехали в последний день, который нам был позволен – в воскресенье, 22 июня.

    Рано утром, в 4 часа утра мы двинулись из Мургаба на север, преодолели самый высокий горный перевал (4.655 метров над уровнем моря) и снова добрались до еще одного поселка в горах на берегу соленого озера Каракуль (в прошлом году директор этой школы-интерната, прослышав про нас, приезжал к нам в Мургаб за 140 километров, чтобы пригласить нас приехать в их поселок). Затем, преодолев участок почти непроходимой дороги в горах, мы снова выехали в Кыргызстан. Удивительно, как быстро там распространяются слухи - таможенники и пограничники в горах уже все знали, что случилось с нами на Памире, и явно относились к нам с сочувствием и симпатией. Один из них с благодарностью пожал нам руку и сказал, что они никогда не забудут того, что мы сделали для народа Памира.

    Покидая Памир, мы остановились на горном перевале и совершили святое служение воспоминания страданий и смерти Господа Иисуса Христа – впервые в истории этой местности. Мы очень сильно чувствовали присутствие Господа в Духе Святом и с полной верой молились, чтобы жертва Иисуса Христа была не напрасна и за народы Памира. Это была наша молитва, чтобы Господь, используя делателей жатвы своей, воздвиг церковь на Памире, на этом недостигнутом Евангелием крае земли.

    Сама по себе экспедиция на Памир благополучно завершилась, но в Кыргызстане нас еще ожидало много важной духовной работы. Прежде всего, в Оше мы сами провели в своей команде очень обстоятельный анализ нашей работы на Памире и обсуждали возможные варианты ее продолжения. Мы также побывали в нескольких городах на юге этой страны, я имел возможность проповедовать и учить в церквах. Состоялось много очень важных встреч - и на юге Кыргызстана и на севере. Мы также снова посетили студентов в Библейском колледже в Токмаке.

    Наши машины выдержали очень трудную работу на Памире, но нуждались в срочном ремонте, проведении сварочных работ и техническом обслуживании. Все это нужно было сделать в Кыргызстане.

    1 июля мы пересекли границу Казахстана, направляясь в обратный путь домой. 5 июля, в субботу поздно ночью, проведя в тот день за рулем 19 часов, преодолев так называемую «Долину смерти» мы достигли Актюбинска, где на миссионерской станции нас ожидала наша сестра, работая все это время вместе с братьями и сестрами в Казахстане. На следующий день мы служили Словом Божьим на воскресном богослужении. После некоторого отдыха и ремонта наших машин, 8 июля мы отправились в путь через Уральск и Атырау, пройдя за один день более 1.000 километров. На следующий день мы пересекли границу России и добрались до Астрахани, где встретились с братьями и сестрами из этой поместной церкви, которые с любовью нас приняли и с большим интересом прослушали наш рассказ о служении на Памире. В период с 10 по 13 июля мы посещали церкви и отдельных христиан в разных местах Калмыкии, в том числе 13 июля мы провели утреннее и вечернее богослужение в Яшалте, а также деловое членское собрание в этой церкви для решения некоторых вопросов практической духовной жизни общины.
    В понедельник, 14 июля мы пересекли государственную границу Украины, вернувшись в родную страну. Для нас было полной неожиданностью и потрясающим сюрпризом то удивительное обстоятельство, что на границе Украины нас ожидала группа ликующих членов нашей церкви с приветственными плакатами. Прямо там, на границе, мы совершили благодарственную молитву Господа, благодаря его за чудесную охрану и Божественное покровительство. Воистину, сам Господь нам помог вернуться домой благополучно!

    Подводя итоги, следует сказать, что результатами данной поездки является следующее:

    1. Дальнейшее формирования чувства личной сопричастности к миссионерскому служению в Средней Азии для некоторых церквей Украины, в том числе - в плане их вовлечения для миссионерского служения на Памире.

    2. Посещение наших миссионеров и созданных ими церквей в Калмыкии и планирование дальнейшего служения, в том числе приезда команды из нашей церкви для помощи в последующие месяцы.

    3. Укрепление связей с евангельскими церквами в России, диалог об их возможном вовлечении в служение для стран Средней Азии.

    4. Укрепление связей с евангельскими церквами и христианскими организациями Казахстана.

    5. Укрепление связей с евангельскими церквами и христианскими организациями Кыргызстана, пасторами и служителями, а также со студентами Теологического Института в Бишкеке и Библейского колледжа в Токмаке (некоторые из них могут быть миссионерами в будущем).

    6. Укрепление связей с церквами Таджикистана, в том ключе и в плане ведения общего и согласованного служения миссии для Памира.

    7. Персональный контакт и общение с братьями и сестрами из Узбекистана и Каракалпакстана в Библейском колледже.

    8. Доставка груза гуманитарной помощи, духовной литературы и компьютерных дисков для народов Памира. Было роздано 3.000 подарков для детей, оказана материальная помощь для 356 семей учителей школ, передано еще 10 электрических генераторов для школ и детских домов, передана денежная помощь для приобретения медикаментов для многих больных людей, оказана продовольственная помощь для нескольких тысяч остро нуждаюшихся семей. Мы раздали людям также много тысяч экземпляров Библий, Новых Заветов, других христианских книг, а также 700 компьютерных дисков на таджикском и кыргызском языках.

    9. Установление и укрепление связей с людьми на Памире, которые стали для нас близкими.

    10. Знакомство с представителями органов местной власти и сотрудниками государственных служб на Памире, формирование их позитивного отношения к христианскому служению церквей и христианским ценностям.

    11. Изучение обстановки на Памире с целью ведения миссионерского служения, определение возможных мест и эффективных способов ведения миссионерской работы.

    12. На территории Кыргызстана и Казахстана также состоялись встречи с нашими сотрудниками из Узбекистана. В результате наших долгих обстоятельных бесед мы могли обсудить много вопросов нашего практического сотрудничества в этой стране, в которой церковь подвергается гонениям и репрессиям.

    13. Даже сам факт нашего изгнания из Памира после тщательного анализа кажется более благоприятным, нежели отрицательным явлением. Дело в том, что такое поведение имамов и мулл только открыло глаза людям на их действительное лицо. Многие люди открыто выражали свое крайнее возмущение по поводу их отношения к нам, называя их лицемерами и лжецами, которые, делая якобы благочестивый вид, совершенно не интересуются реальной жизнью своего собственного народа. Такие их действия совершенно подорвали доверие к ним со стороны людей.

    14. В результате нашего изучения мы продолжали выявлять некоторые особенности этнического и лингвистического характера народов Памира, а также особенности их религиозных верований.

    Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что служение миссий и миссионеров принципиально могло бы быть абсолютной реальностью на Памире в сочетании с официальной их деятельностью как гуманитарных организаций.

    К настоящему времени у нас сложились теплые отношения и хорошие контакты с директорами и преподавателями школ, работниками медицинских учреждений, представителями органов власти и государственных структур в Калайхумбе, Рушане, Хороге, Гарм-Чашме, Ишкашиме, Аличуре, Башгумбезе, Булункуле, Мургабе, Чечекды, Рангкуле, Конакургане, Тохтамыше, Шаймаке, Карасуу, Мадиане, Каракуле, а также со многими отдельными людьми и семьями, с которыми дал нам Господь встретиться и подружиться. Мы продолжаем прилежно молиться за эти поселки.

    В силу реально существующих факторов культурного, лингвистического, религиозного и географического порядка достижение Евангельской вестью народов Памира получило полное подтверждение наше видение, что необходимо вести по двум сходящимся направлениям. Западный Памир с его преимущественно таджикоговорящим населением следует достигать из Душанбе совместно с церквами из Таджикистана, что же касается в основном кыргызоговорящего Восточного Памира его следует достигать из южного Кыргызстана с помощью братьев, которые там проживают, в том числе и братьев-кыргызов и братьев-узбеков. Вторая очень важная причина состоит в большой территориальной отдаленности Восточного Памира от Душанбе и его гораздо более тесных культурных, национальных и хозяйственных связях с югом Кыргызстана. В этом смысле духовная работа на юге Кыргызстана, который является не только миссионерским полем для насаждения церквей, но и перспективной базой для достижения народов Памира, приобретает особо важное стратегическое значение для служения миссионерских организаций разных стран.

    Предлагаемая основная база для такого рода служения – Ош, центральный город этой местности, с которым у жителей Памира сложились особенно близкие связи. Вот почему мы запланировали проведение миссионерской конференции на ноябрь текущего года именно в Оше. Идея состоит в том, чтобы на 3 дня – с вечера пятницы до обеда в воскресенье - собрать в Оше представителей разных церквей юга Кыргызстана. Предварительная договоренность с пасторами церквей уже имеется, они к такой конференции относятся с большим интересом. Мы также уже определили название и тему этой конференции – она будет называться так: «Что такое церковь и для чего она существует?»

    В настоящий момент времени продолжается поиск миссионерских семей для такого служения - но пока нет очевидных результатов ввиду того, что жить и работать на Памире экстремально трудно во всех отношениях, в том числе - и со стороны здоровья. На этом высокогорье мы себя физически чувствовали довольно плохо, сказывался недостаток кислорода в воздухе (кислорода не хватает 25 % в Хороге, а в Мургабе - 50 %), мы часто переживали головокружение и тошноту, было очень трудно дышать, сильно поднималось артериальное давление. Я постоянно переживал боль в сердце. Мы неоднократно чувствовали, что сейчас с минуты на минуту можем потерять сознание. Было трудно и нашим машинам - не говоря про состояние дорог, нужно заметить, что на такой высоте ввиду недостатка кислорода заметно падает мощность двигателя. Дизельные двигатели очень трудно заводятся. Дизельный мотор нашего микроавтобуса каждое утро мы заводили только с буксира – это было невозможно сделать обычным образом при помощи стартера. Там, на Памире к востоку от Хорога нет никаких заправочных станций - ни одной! Мы шли в горы с максимальным запасом бензина и дизельного топлива, а когда он закончился, нам пришлось покупать топливо там, где сможем, у кого сможем, у местных людей: канистрами, трехлитровыми банками и даже бутылками. Конечно, топливо это стоило очень дорого, и было оно очень плохого качества. Тем не менее, по милости Божьей, мы выдержали. И наши машины – тоже, благополучно преодолев очень трудный путь длиной в 15.000 километров.

    Наша экспедиция на Памир взяла в общей сложности 63 дня. Мы знали, что каждый день тысячи христиан, наших братьев и сестер в разных странах мира, молятся за нас. Мы сердечно благодарны всем церквам и отдельным христианам, всем тем, кто совершал это великое молитвенное ходатайство. И каждый день милость Божья, Божья защита и провидение сопровождали нас. Это единственная причина, почему мы благополучно вернулись домой к своим семьям и своим церквам, чтобы продолжать наше служение, слушая, что говорит нам Господь и действуя в соответствии с его святым водительством.


    24 июля 2008 г.
    Мариуполь


  2. Кстати, Владимир Иванович расказчик преинтереснейший. Память энциклопедическая. Его читать лекции по истории пятидесятнического движения приглашают и в страны бывшего СССР и в США и в Канаду и даже в Южную Америку. Отлично владеет также английским языком. Преподает историю в магистреских программах Киева, Москвы, Германии...
    Приглашайте в церкви, не пожалеете. Он пастор церкви в Мариупале, президент миссии и т.д.

Похожие темы

  1. Американская трагедия 2008
    от ametistus в разделе Новости :: Общество
    Ответов: 26
    Последнее сообщение: 27.02.2011, 04:47
  2. Ответов: 655
    Последнее сообщение: 10.08.2008, 17:07
  3. Ответов: 1
    Последнее сообщение: 15.11.2007, 04:24
  4. Ответов: 0
    Последнее сообщение: 21.12.2006, 07:39

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •