Понравилось Понравилось:  0
Благодарности Благодарности:  0
Показано с 1 по 1 из 1

Тема: Светов И. Апокалипсис: как погибла христианская империя

  1. #1 (1429146)

    Светов И. Апокалипсис: как погибла христианская империя

    Мы предлагаем вам совершить небольшое путешествие к руинам гибнущей цивилизации на стыке времен, в год 1453 от Рождества Христова, в столицу империи римлян. Мы приглашаем вас в легендарный Константинополь, над которым сгущаются грозовые тучи, предрекая новые кровавые времена, завидев которые многие ужаснутся, а по земле поползет молва, что начался конец света, описанный в Библии.

    Не будем вдаваться в подробности основания города греками — это было слишком давно, задолго до нашей эры, и имеет к нашей теме весьма посредственное отношение. Стоит лишь упомянуть, что до 330 года нашей эры он назывался Византий. В 326 году обратившийся в христианство римский император Константин заложил на месте древнегреческой колонии Византия новую столицу своей империи, назвав ее Новым Римом.

    Однако, название не прижилось, и 11 мая 330 года он освятил ее под именем Константинополь, противопоставив новый город Риму, который не мог избавиться от своего языческого наследия, чем мешал развитию христианства. Занимая исключительно выгодное географическое положение моста между Востоком и Западом, Константинополь быстро превратился в крупнейший город и важнейший центр экономической, политической и культурной жизни. Император Константин стремился, чтобы новая столица превзошла красотой и великолепием Рим, — повествует stambul.ru. Он предоставил множество льгот переселенцам, выдавал жителям за счет казны хлеб, масло, вино и топливо. По указанию Константина из Рима, Афин, Коринфа, Эфеса, Антиохии и других городов империи были вывезены в Константинополь лучшие скульптуры, ценные рукописи, церковная утварь, мощи святых. Дело Константина продолжили и его потомки. В Константинополь были доставлены мраморные и медные колонны, ранее украшавшие римские храмы и площади.

    Предание гласит, что на постройку города было израсходовано 60 тонн золота. В это же время был построен собор Святой Софии — самый большой в те времена христианский храм в мире, который оставался таковым на протяжении более чем тысячи лет — вплоть до постройки Собора Святого Петра в Риме, — пишет Wikipedia. — Строительство собора поглотило три годовых дохода Византийской империи. «Соломон, я превзошел тебя!» — такие слова произнес, по преданию, Юстиниан, войдя в построенный собор и имея в виду легендарный иерусалимский храм. Город быстро растёт и становится сначала деловым центром тогдашнего мира, а вскоре и самым большим городом мира. Город даже стали называть просто Город. Усиливается миссионерская деятельность, преимущественно среди славян, примером чему служит деятельность Кирилла и Мефодия. В результате разногласий между папой римским и патриархом Константинополя, в 1054 году, происходит разделение христианской церкви, и Константинополь становится православным центром.

    -1-jpg

    НАПАДЕНИЕ КРЕСТОНОСЦЕВ

    Следующая веха в истории Константинополя началась во время четвертого крестового похода. Прибыв на Восток, послы делают крестоносным вождям ошеломляющее и очень заманчивое предложение. Пилигримов просят отправиться к Константинополю и военной силой помочь вернуться на престол императору Исааку или его наследнику Алексею, — пишет Александр Доманин в книге “Крестовые походы. Под сенью креста”. — За это от лица Алексея они обещают выплатить крестоносцам умопомрачительную сумму в двести тысяч марок серебром, снарядить десятитысячную армию для помощи крестоносцам в Святой Земле и, кроме того, содержать на византийские деньги большой отряд из пятисот рыцарей.

    А самое главное, царевич Алексей обещает вернуть Византию в лоно католической церкви, под власть папы римского. Двадцать лет непрерывных смут и переворотов не прошли для империи даром. В момент чрезвычайной опасности великая греческая держава оказалась расколотой и ослабленной, абсолютно неспособной защититься даже от не очень сильного врага, что и доказали последующие события. В течение десяти дней с 7 по 16 июля крестоносцы вели подготовку к штурму города. 17 июля наступил решающий день. С суши константинопольские стены были атакованы французскими крестоносцами, с моря на приступ двинулись венецианцы. Атака французов вскоре захлебнулась, натолкнувшись на ожесточенное сопротивление варягов, но нападение венецианцев оказалось довольно успешным.

    Ведомые бесстрашным слепым стариком, который лично возглавил штурм, итальянские моряки доказали, что умеют воевать не только на море. Им удалось захватить сначала одну башню, а затем еще несколько, и даже ворваться в город. После того, как была отбита атака с суши, Алексей III наконец решился нанести удар по крестоносцам. Он вывел из города почти все свои войска и двинулся на французский лагерь. Французы, однако, были к этому готовы и заняли позицию у укрепленных палисадов. Войска сблизились до расстояния арбалетного выстрела, и... византийцы остановились. Несмотря на свое огромное численное превосходство, греческая армия и ее не уверенный в себе полководец опасались перейти в решительное наступление, зная, что в поле франки очень сильны. Несколько часов оба войска стояли друг против друга.

    Греки надеялись выманить крестоносцев подальше от прочных укреплений лагеря, пилигримы же с ужасом ждали неизбежной, как им казалось, атаки. Ситуация для крестоносцев была по-настоящему критической. Судьба греческой империи решалась здесь, в этом многочасовом молчаливом противостоянии. Нервы дрогнули у Алексея III. Так и не осмелившись идти на приступ, он дал приказ к отступлению в Константинополь. В ту же ночь византийский базилевс бежал из города, прихватив с собой несколько сот килограммов золота и драгоценностей. В Константинополе бегство императора было обнаружено утром следующего дня и вызвало настоящий шок. Город, безусловно, был способен обороняться еще долго, но дезертирство базилевса окончательно сломило решимость византийцев.

    Верх взяли сторонники примирения с франками. Сразу же с сообщением об этом были отправлены послы к крестоносцам. Эта весть вызвала небывалое ликование в войске пилигримов. Неожиданный успех объяснялся не иначе как Господним промыслом — ведь армия, еще вчера стоявшая на краю гибели, сегодня могла праздновать победу. Итак, крестоносцы, по существу, выполнили свою задачу. Законный император водворился на престоле, он во всем был покорен своим благодетелям. Вскоре паломники получают от императора примерно половину оговоренной суммы — около ста тысяч марок. Этого вполне достаточно, чтобы наконец полностью расплатиться с Венецией. И пилигримы вспоминают о настоящей цели похода, ради которой они и принимали крест — освобождении Иерусалима.

    Вновь становится слышен голос простых паломников, рвущихся в Святую Землю. Но небывалый, невероятный успех уже вскружил головы вождям, и они уговаривают нетерпеливых подождать, пока император полностью расплатится по счетам. Жажда наживы оказалась сильнее богоугодных устремлений, и после недолгих споров крестоносцы откладывают поход в Палестину до следующей весны. Император в столице чувствует себя нетвердо, так как население крайне недовольно огромными платежами крестоносцам, ради чего ему приходится конфисковать и расплавить драгоценную церковную утварь. Императорская казна пуста, попытка займа у константинопольских богачей безуспешна: они вовсе не горят желанием поддержать ставленника ненавистных латинян.

    Все изменилось 25 января 1204 года, когда в Константинополе вспыхнуло яростное восстание. Во главе его стояли, главным образом, монахи, для которых была ненавистна заявленная императором идея о подчинении восточной церкви римскому папе. В течение трех дней весь город, за исключением императорских дворцов, находился в руках повстанцев. В этих условиях византийская верхушка, опасаясь уже за собственную жизнь, решилась на государственный переворот — с целью успокоить население.

    -5-jpg

    В ночь на 28 января императорский советник Алексей Дука, по прозвищу Мурзуфл, арестовывает императора и бросает его в тюрьму. На следующий день Мурзуфла коронуют как базилевса ромеев. Через несколько дней по приказу Мурзуфла убивают арестованного императора. Восстание плебса гаснет само собой, а Мурзуфл под именем Алексея V становится единоличным правителем империи. Неожиданный и счастливый для «рыцарей Христа» перелом наступил в феврале. Мурзуфл получил известие, что большой отряд крестоносцев во главе с графом Генрихом, братом Балдуина Фландрского, покинул укрепленный лагерь в поисках продовольствия. Алексей V счел момент удачным для того, чтобы разбить крестоносцев по частям. Он взял наиболее боеспособную часть своего войска и бросился в погоню за французским отрядом.

    Греки сумели довольно незаметно подойти и всей силой обрушились на арьергард крестоносцев. Однако католические рыцари еще раз показали, что в ближнем конном бою им нет равных. Несмотря на огромный численный перевес, греки потерпели сокрушительное поражение. Погибли десятки их знатных воинов, а сам Мурзуфл был ранен и бежал в Константинополь, под защиту крепостных стен. Ужасным ударом для византийцев стала и потеря в этом сражении одной из величайших святынь империи — чудотворного образа Божьей Матери, по преданию, написанного самим евангелистом Лукой. Тяжелое поражение и утрата святынь очень сильно ударили по боевому духу защитников Империи. В свою очередь, крестоносцы воодушевились этой победой и, вдохновляемые фанатично настроенным духовенством, решились на борьбу до победного конца. В марте состоялся совет руководителей похода, на котором было решено штурмовать Константинополь. Мурзуфл, как цареубийца, подлежал казни, а нового императора крестоносцы должны были выбрать из своей среды. 9 апреля, после тщательной подготовки, начался штурм. На этот раз он производился только с кораблей, на которые загодя были установлены осадные орудия и штурмовые мостки и лестницы. Однако византийцы хорошо подготовились к обороне, и подошедшие корабли были встречены греческим огнем и градом огромных камней.

    И хотя крестоносцы проявили немалое мужество, атака вскоре полностью захлебнулась, а изрядно потрепанные корабли вынуждены были отойти к Галате. Тяжелое поражение вызвало сильное смятение в крестоносном воинстве. Пошли слухи, что это сам Бог наказывает за грехи паломников, до сих пор не выполнивших святой обет. И здесь свое веское слово сказала церковь. В воскресенье, 11 апреля, состоялась всеобщая проповедь, на которой многочисленные е пископы и священники разъяснили паломникам, что война со схизматиками — врагами католической веры — дело святое и законное, а подчинение Константинополя апостольскому престолу — великое и благочестивое деяние. Наконец, именем папы римского церковники провозгласили полное отпущение грехов всем, кто на следующий день пойдет на приступ города. Участь Константинополя, однако, еще вовсе не была решена. Его защитники, вдохновленные победой 9 апреля, не собирались сдаваться, а в крестоносном войске ощущалась нехватка осадных машин, потерянных при первом штурме. Судьбу приступа решил случай.

    Один из самых мощных кораблей шальным порывом ветра прибило прямо к башне, и смелый французский рыцарь Андре Д’Юрбуаз смог взобраться на ее верхний ярус и в яростной схватке сумел оттеснить его защитников на нижние этажи. Почти тут же ему на помощь пришло еще несколько человек; корабль был накрепко привязан к башне, и после этого ее захват стал лишь вопросом времени. А взятие этого мощного укрепления позволило высадить под стену большой отряд со штурмовыми лестницами. После кровавого боя этой группе удалось овладеть еще несколькими башнями, а вскоре захватить и ворота. В результате этого исход штурма был предрешен, и к вечеру 12 апреля франки овладели почти четвертой частью Константинополя. Алексей V бежал из города, бросив его защитников на произвол судьбы, но не забыв, между прочим, прихватить казну. Судьба же византийской столицы теперь была, увы, предрешена. Утром 13 апреля крестоносные отряды, не встречая на своем пути никакого сопротивления, расползлись по всему городу, и начался повальный грабеж. Невзирая на призывы вождей соблюдать дисциплину и беречь если не имущество, то хотя бы жизнь и достоинство греков, «солдаты Христа» решили воздать себе за все лишения, перенесенные за время зимней лагерной жизни. Крупнейший город мира был подвергнут небывалому доселе опустошению и разгрому.

    Многочисленные константинопольские церкви были ограблены до основания, алтари были разнесены на куски, а священные сосуды здесь же, на месте, переплавлялись в слитки. Жертвами разбоя стали и дома богатых горожан, и сами их жители, которых пытками и угрозой смерти заставляли отдавать припрятанные сокровища. Не отставали от солдат и католические священники и монахи, которые особенно рьяно охотились за важнейшими христианскими реликвиями, а их в городе за девять веков было собрано немало. Современные историки считают, что общая стоимость добычи, захваченной крестоносцами, превышала ежегодный доход всех стран Западной Европы, вместе взятых!

    Естественно, после такого разгрома Константинополь уже никогда не оправился, а восстановленная только в 1261 году Византийская империя оставалась лишь бледной тенью когда-то великой мировой державы.


    ФИНАЛЬНЫЙ АККОРД

    Впрочем, разорение Константинополя крестоносцами стало лишь небольшим предзнаменованием того, что предстояло пережить Городу. Прошло еще двести лет, и ранним утром 29 мая 1453 года предрассветную тишину над Босфором разорвали барабанный бой и грохот пушек. К середине XV века Византийская империя представляла собой небольшое государство, которое окружали владения Османской империи. Фактически ее дальнейшее существование зависело от поддержки со К середине XV века Византийская империя представляла собой небольшое государство, которое окружали владения Османской империи. Фактически ее дальнейшее существование зависело от поддержки со стороны европейских католических монархий, — пишет hrono.ru. — Готовность же последних помогать одряхлевшей империи была весьма условной: греки должны были признать римского папу главою церкви.

    В связи с этим в 1439 году на соборе православного и католического духовенства во Флоренции была заключена уния обеих церквей. Император и патриарх константинопольские признали все католические догматы и главенство пап, сохранив за собой лишь обряды и богослужение. Однако греки не захотели подчиниться папе. Когда в Царьград приехал римский кардинал и начал служить обедню в Софийском соборе, то народ, услыхав имя папы, разбежался по городу с криком, что святая София поругана. “Лучше достаться туркам, чем латинцам!” — кричали на улицах.

    В феврале 1450 года турецким султаном стал Мехмед II, рожденный от рабыни-христианки. Он был сведущ в науках, особенно в астрономии, любил читать жизнеописания греческих и римских полководцев, превосходно говорил на пяти иностранных языках: греческом, латинском, арабском, персидском и еврейском. Мехмед ласково принял послов от греков, поклялся соблюдать с ними вечную дружбу и даже уплачивать ежегодную дань. Затем он отправился в Азию воевать с Караманом, предводителем сильной монгольской Орды. Во время отсутствия Мехмеда новый император Константин XI, подпав под влияние католиков, сознательно стал обострять отношения с султаном.

    Увидев это и понимая, кто заправляет в Царьграде (именно так называли Константинополь славяне), Мехмед решился на войну с Константином. “Коли не грекам владеть городом, — говорил он, — так лучше я возьму его сам”. Османский султан осторожно и тщательно готовился к предстоящей войне, понимая, что ему придётся иметь дело с мощной крепостью, от которой уже не раз отступали армии других завоевателей. Особое внимание Мехмед уделял артиллерии. Зимой 1451—1452 года Мехмед начал строительство крепости в самом узком месте пролива Босфор, отрезая тем самым Константинополь от Чёрного моря. Византийские послы, направленные Константином узнать цель постройки, были отосланы обратно без ответа; посланные повторно были пленены и обезглавлены. Это было негласным объявлением войны.

    Осада Константинополя началась с 7-ого апреля 1453 года, — пишет hellas.ru. — Приготовления к ней велись уже в январе этого же года: были переброшены пушки, а в марте османское войско подошло к стенам Города. Число осаждающих достигало 150.000 воинов, сопровождаемых различного рода специалистами, рабочими, слугами и прочим людом невоенного сословия. Это было блестяще организованное и обученное войско с фанатичным боевым духом, который распаляли дервиши (мусульманские монахи) наполнявшие военный лагерь. Флот, насчитывающий до 400 боевых кораблей, вошёл в Босфор 12 апреля. Приступ турок начался с пушечного обстрела, пробивавшего бреши в стенах, которые осаждаемые все же успевали заделывать. Турки попытались было прорвать цепь, преграждающую вход в бухту Золотой Рог, но не смогли. При этом 20-ого апреля один византийский и три генуэзских корабля, прорвав оцепление турок, вошли в залив. Двумя днями позже османы соорудили двенадцатикилометровые деревянные рельсы от Босфора до Золотого Рога и переправили по нему 70 кораблей.


    21-ого марта Мехмед потребовал сдачи Константинополя и посулил свободный выход из Города Константину и всем желающим покинуть его. Константин же предложил выплатить дань больше обычного — а он платил 300.000 серебряных монет в год — только чтобы оставить Константинополь в своем владении: “Отдать же тебе Град невозможно ни мне, ни кому другому из живущих в нем. Духом единым все умрем по воле своей и не пощадим живота своего”. Рано утром, без всякого сигнала, турки бросились в ров, потом полезли на стены, — говорится в книге “Сто великий битв”. — Для Царьграда, вековой столицы восточных христиан, настала последняя минута.

    -3-jpg

    СЛОВА ПЕРЕД РЕШАЮЩИМ БОЕМ

    Мехмед:
    “Если кто из нас и будет убит, как это обычно случается в войнах, ибо каждому своя доля, вам хорошо известно из Корана реченное через пророка, что тот, кто умирает на поле брани, переносится целым и невредимым в рай, где станет пить с Магометом и возляжет с детьми, прекрасными женщинами и девами на зелёном лугу, благоухающем цветами, и омоется чистейшими водами, и всё это в том месте у него будет от Бога. Здесь же от меня всё моё войско и вся знать моего двора, если победим, получит жалованье вдвое против того, что получает каждый, и так будет до конца их дней. Если же найдёте и захватите драгоценности золотые или серебряные, или платье, или же пленников, мужчин или женщин, больших или малых, никто не сможет отнять их у вас или причинить вам иное беспокойство”.

    Константин:
    “Вы же, доблестные архонты и славные демархи, воины и храбрые соратники и весь наш верный и честной народ, хорошо знаете, что пришёл час, и враг нашей веры стремится любыми средствами и ухищрениями сокрушить нас мощным натиском с суши и моря всеми своими силами, дабы излить на нас свой яд как змей и пожрать нас как свирепый лев. Поэтому говорю вам и прошу вас стать мужественно и с твёрдым духом, как вы всегда это делали прежде, против врагов нашей веры. Вверяю вам этот славнейший и знаменитейший город, родину нашу и царицу городов земных. Знайте же братья, что есть четыре вещи, за которые нам должно предпочесть умереть, а не жить: прежде всего за нашу веру и благочестие, во-вторых, за нашу родину, в третьих, за царя, помазанного на царствие, и наконец, за родственников и друзей. Итак, братья, за одну из этих четырёх вещей надлежит сражаться не щадя жизни, а наш долг намного больше, ибо, как вы все ясно видите, мы теряем их сразу все”.



    Мехмед послал вперед новобранцев с тем, чтобы они утомили осажденных. Но греки отбили их и даже захватили несколько осадных машин. С рассветом двинулись все силы, со всех батарей и судов открылась стрельба. Приступ продолжался два часа, и, казалось, христиане одерживали верх: уже корабли отодвинулись от берега, уже пехота стала отступать для отдыха. Но сзади стояли янычары. Они силой останавливали беглецов и гнали их снова на приступ. Турки злобно лезли на стены, становились друг другу на плечи, цеплялись за камни — греки не только отбили их, но сделали еще вылазку. Император громко объявил победу. Между тем одна из стрел, пущенных наудачу, ранила военоначальника Джустиниани в ногу. Он ничего не сказал, никому не поручил свой пост и ушел на перевязку. Уход начальника в такую важную минуту смутил подчиненных.

    Янычары тотчас заметили замешательство греков. Один из них, по имени Гассан, поднял над головою щит и, размахивая ятаганом, с тридцатью товарищами бросился к стене. Греки встретили их камнями и стрелами: половину храбрецов истребили, но Гассан все-таки взобрался на стену. Новые толпы янычар закрепили этот успех и успели поднять на башне свое знамя. Вскоре турки овладели стенами, началось кровопролитие на улицах, грабеж имущества, убийства женщин и детей. Население искало спасения в храме святой Софии, но турки, ворвавшись туда, беспрепятственно захватили всех до единого; кто сопротивлялся, того били без всякой пощады. Последний византийский император Константин XI пал на стенах как простой воин.

    Город был взят. Войдя в город и увидев храм Святой Софии, Мехмед остановился, пораженный величием и красотой этого образца византийского зодчества. Собор Святой Софии был превращен в мечеть, купол собора увенчал турецкий полумесяц.

    -2-jpg

    В 1453 году завоевавший Константинополь султан Мехмед II повелел превратить Софию Великую в мечеть, сотворив при этом самолично первую молитву во славу Аллаха. К собору пристроили четыре минарета, и собор превратился в мечеть Айя-София. Поскольку собор был ориентирован по христианской традиции — алтарь на восток, мусульманам пришлось переиначить его “по-правильному”, поместив михраб в юго-восточный угол собора (направление на Мекку). Из-за этой переделки АйяСофия, возможно, единственная мечеть, в которой молящиеся вынуждены располагаться под углом относительно основного объёма здания. В 1935 году, согласно декрету Ататюрка, Айя София стала музеем, но в 2006 году в храме было возобновлено проведение мусульманских религиозных обрядов.


    В последующие дни Мехмед навел порядок после штурма Города, казнив всех видных византийцев, и приказал украсить Константинополь как это подобает столице. В центре он выстроил дворцы и мечети. Эти здания не несут следов влияния византийской архитектуры, напротив, они вобрали в себя в наиболее концентрированном виде элементы архитектуры исламской. Тогда же были построены многочисленные общественные здания. Сфрандизи пишет, что уже после того как закончился штурм и город был взят, тело императора Константина сумели найти и опознать лишь по царским сапогам с орлами, которые тот носил.


    Султан Мехмед, узнав об этом, приказал выставить голову Константина на ипподроме, а тело похоронить с царскими почестями. Это был последний император ромеев. Со смертью Константина XI, Византийская империя прекратила своё существование. Её земли вошли в состав Османского государства. Грекам султан даровал права самоуправляющейся общины внутри империи, во главе общины должен был стоять ее религиозный глава — патриарх, ответственный перед султаном.

    -4-jpg

    ...Эллины, только пошла молва, что Город пал, стали сбегаться в порт к кораблям венецианцев и генуэзцев, и, торопливо и беспорядочно взбираясь на суда в поисках спасения, сами же топили их. И произошло то, что часто случается при подобных обстоятельствах. В сутолоке и суматохе, в шуме множества голосов, каждый лихорадочно искал спасения.... ...Огромная толпа мужчин и женщин, которая прирастала всё новыми ищущими спасения, повернула к самому большому храму Города, к Святой Софии. Там собрались и мужчины, и женщины, и дети. Через некоторое время они были схвачены ворвавшимися турками, которые прямо в храме убили многих мужчин. Некоторые снова разбежались по Городу, не разбирая дороги. Из них кого убили, кого пленили, но всё же многие проявили мужество и погибли сражаясь, чтобы не увидеть своих жён и детей рабами.... ... И по всему Городу только и видно было, что убивающих и убиенных, преследующих и спасающихся.

    Лаоник Халкокондил “Исторические хроники”


    Сам султан, считая себя преемником византийского императора, принял титул Кайзер-и Рум (Цезарь Рима). Данный титул носили турецкие султаны до окончания Первой Мировой войны. Таким образом, после своего падения, Константинополь снова познал эпоху расцвета. Он вновь стал столицей блистательной империи, Османской, но блистал правда уже не в христианском, а в османском мире, распростёршем на целых четыре века. свое владычество на две части света: Европу и Азию. Константинополь был естественным центром этой империи. Османская империя двинулась на Европу.

    ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

    После основания Турецкой республики в 1923 году столица страны была перемещена из Константинополя в Анкару. И только 28 марта 1930 года турецкими властями Константинополь был переименован в Стамбул. Когда-то здесь был центр вселенной. Сейчас это провинциальный город в азиатской стране Турции. Когда-то здесь была империя христианства и миссионерства. Сейчас это оплот мусульманства, который видом мечети Айя-София будет вечно напоминать о победе ислама над христианством. Пока в отдельно взятой стране. А в будущем... а в будущем все зависит от нас.


    In Victory №5 2007
    Миниатюры Миниатюры -1-jpg   -2-jpg   -3-jpg   -4-jpg   -5-jpg  

    Последний раз редактировалось Николай; 26.01.2009 в 13:28.

Похожие темы

  1. Ok, империя
    от Smoker в разделе Статьи и публикации
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 08.09.2008, 08:12
  2. Ответов: 457
    Последнее сообщение: 05.09.2008, 09:09

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •