RSS лента

Rulla

Бумага сгорела (часть 3)

Оценить эту запись
***

Они вышли. Никаких собак не было по-прежнему. Вероятно, собаки уже съели здесь всех крыс и ушли.
Эрик с наслаждением вдохнул свежий обновленный воздух. Солнечные лучи вновь поливали кожу, вырабатывая витамин. После липкой сырости подвала даже ступать по горячему асфальту было приятно.
- Не тяжело? – участливо поинтересовался Гиль.
- Уймись, - просто ответил Эрик. – Отнесу я твою сумку.
- Ага. А вечером заходи ко мне. У меня визор есть. Посмотрим, что нам досталось.

***

Вечером Эрик нашел Гиля в комнатушке столь тесной, душной, сумрачной и заваленной хламом, что все его уважение к мужеству товарища сразу улетучилось. Похоже, на Ферме Гиль должен был чувствовать себя как дома.
- Работают, - похвастался Гильгамеш. – Один уже просмотрел.
- Ну?
- Да, так… - Гиль глумливо заулыбался, отчего его физиономия стала похожа на кукиш окончательно. – Легкое, но задорно, в общем. Сейчас увидишь.
Он вставил диск.
- А, ведь, приборы просили не включать, - напомнил Эрик.
- Плевать, - ответил Гиль. – Только штору задерни.
Эрик задернул.
Заиграла заунывная, совсем не задорная музыка. На экране поплыли угрюмые черные здания, даже более громоздкие и тяжеловесные, чем эта самая Ферма.
- Двадцатый век, - авторитетно пояснил Гиль.
- Вижу, - согласился Эрик. Небо у них там, на экране, было серым и давящим, явно с кислотными дождями. Люди для защиты носили много странной одежды.
- А… ерунда здесь. Разговоры одни, - Гиль потерял терпение и стал прокручивать. – Вот.
Двое в белых рубахах запрыгали по паркету, тыча друг в друга длинными полосками железа.
- Что это они? – поинтересовался Эрик.
- Тот того отца зарезал.
- Зачем?
- Этого я не понял, - признался Гильгамеш. – Просто так, кажется. Он там, вроде как, псих.
Это многое объясняло. Психи-то встречались и теперь. Вот, к примеру, их старый учитель Позитивного Мышления, который однажды впал в депрессию и повесился.
…Оп! Один на экране все-таки ткнул другого до крови.
- А пули где? – проявил общественно-предосудительную осведомленность Эрик. – Если двадцатый век, должны быть пули.
- Ну, так, это, верно, пули и есть. То, чем они тычут, - предположил Гиль.
- Нет, - не согласился Эрик. – Пули другие были.
- Да, всякие они были...
Действие развивалось. Раненый псих немного передохнул, ринулся мстить и скоро ткнул своего противника уже конкретно. Тот упал. Но никто не обратил на это внимания, так как все были заняты важной женщиной, которая напилась вина и умерла. О риске связанном с употреблением алкоголя ее предупреждали. Но ей, видите ли, хотелось
Псих, тем временем, воспользовавшись общим замешательством, проткнул другого. А потом, видно еще не ощущая полного удовлетворения от содеянного, посулил какой-то «умирающий выбор» какому-то Фортинбрасу.
Только этому Фортинбрасу повезло. Не дождавшись его, псих сказал: «Дальше тишина», лег и сам умер.
- Все, - Гиль выключил. – Там еще двоим головы отрубили, но этого все равно не покажут.
- Фу, гадость, - сказал Эрик.
- Да, ну, - обиделся Гиль. – Маленький, что ли? Да, и не показывают же, а говорят только.
- Все равно, гадость. Все гадость. Убийства одни, - Эрик поднялся. – Выкинь ты это…
- Как думаешь, тогда, и правда, так жили? – спросил он.

***

Стемнело. Со стороны площади доносилась музыка. Освещение в городе не включали, но на площади были танцы и ярко горели фонари. Дабы присутствующие имели возможность искать партнеров визуально, а не сразу ощупью.
Эрик прикинул, не пойти ли ему туда, чтобы поискать тоже. Может быть, даже и ощупью… Но настроения не было.
Справа зашевелилось. Там пассивно отдыхал на скамейке старик Евгений. Бывший учитель Позитивного Мышления. Он, ведь, тогда повесился не до конца. В порядке дезиндустриализации, а также общего повышения качества жизни, веревки теперь навивались только вручную. Но, все равно, не всегда действовали удовлетворительно.
- Скажите, пожалуйста, - обратился к старику Эрик. – Вот, до Обновления, люди как жили? Производили горы вещей, от которых был только вред, жгли нефть, вырубали леса, отравляли воду и воздух, отравлялись сами, убивали друг друга почем зря… В общем, делали все, чтобы уничтожить себя.
Лица Евгения было почти невидно, но Эрику показалось, что тот кивнул ему серьезно и поощрительно.
Эрик перевел дух, подыскивая слова. Перед его глазами все еще оседал по серой стене человек из фильма. Человек только что совершивший несколько убийств, смотрящий в глаза собственной гибели и приветствующий ее. Зазубренный на Истории термин «культ смерти» внезапно наполнился для Эрика содержанием. Они, действительно, хотели… Хотели! И действовали (он вспомнил фильм) с высокой производительностью.
- Но, раз уж они так хотели разрушить мир, то почему же у них ничего не вышло? – выпалил он.
Старик долго молчал в темноте.
- А с чего ты взял, что у них ничего не вышло, мальчик? – наконец, произнес он. – По-моему, у них все просто замечательно получилось.
И захихикал.
Эрик обиделся на «мальчика» и ушел спать.
Категории
Без категории

Комментарии

  1. Аватар для ILI
    Одно несоответствие. Если нефть не добывали уже, то асфальта на дорогах быть не могло, потому что битум - продукт нефтепеработки. :-)