-0_13e3_28593372_xl-526x720-jpg
«И если какой человек ест и пьет, и видит доброе во всяком труде своем, то это - дар Божий» - Книга Экклезиаста (3, 13)

Современный мир кажется православным христианам настолько диким и пустым, что довольно часто приводит в уныние и отчаяние. Конечно же, нас не может радовать и веселить соучастие в «безумных делах тьмы», направленных на построение очередной мировой «Вавилонской башни», как бы осторожны и отстраненны мы не были. Душа тяготеет к богоугодным трудам и делам, а не к созиданию противного Богу общества и государства, вклад в формирование которого мы вынужденно привносим своей повседневной профессиональной деятельностью. Есть ли альтернатива, вне монастырских стен, такому противоречивому для христианской души бытию? Если есть, то какова она в наши дни? Рассмотрению данного вопроса в свете идеи преподобного Иосифа Волоцкого об общественном служении Церкви /1/ посвятили мы нашу статью, имея в виду и тот факт, что в ближайшее время сама жизнь заставит решать обозначенную проблему всей полноте Русской Православной Церкви. Ибо государство приступит к передаче Церкви всей ее недвижимости, земли, материальных и нематериальных ценностей согласно принятому Закону /2/.

Итак, что же ставил во главу угла преподобный Иосиф, отличавшийся строгой личной аскезой и такой же требовательностью к житию всех монахов, находящихся в его подчинении? Во-первых, страх Божий, без которого невозможно ни праведное житие, ни спасение, во-вторых, несомненное подчинение власти Царя, кто «убо естеством подобен вышняму Богу», в-третьих, богатство монастырей и Церкви в целом, потому что только
богатая Церковь, по его убеждению, способна приобрести в обществе максимальное влияния. И в то же время, он настаивал, чтобы монастырские богатства направлялись на благотворительность и исполнение других социальных целей. В своем монастыре Иосиф вел широчайшую благотворительную деятельность…


Можно констатировать, что идея социального служения и призвания Церкви как организующего начала человеческого общежития в мировоззрении преподобного играла значительную роль. Главными задачами он видел укрепление духовно-политического значения Церкви, превращение ее в решающую общественную силу для утверждения в обществе церковно-православных идеалов. В отличие от многих монашествующих, и предшественников, и современников, он не "бежал от мира", а, наоборот, активно участвовал в церковно-политической жизни, оказывая огромное влияние не только на церковную, но и на светскую политику
/3/.